Praeclarus Anguis

Слэш
Перевод
R
В процессе
557
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/8551657/chapters/19606612
Размер:
планируется Макси, написано 257 страниц, 31 часть
Описание:
- Скажи мне, Гарри, какое событие бы ты изменил в прошлом, если бы у тебя появилась возможность это сделать?

- Я бы не позволил Тому Реддлу стать Волдемортом.
Примечания переводчика:
некоторые теги от автора: #Гарри понятия не имеет, что его ждёт, #завтрак и знакомство с будущими Пожирателями смерти, #объяснения действия кольца, #сравнения Тома с нюхлером, #Гарри встречает Нагайну, #«случайное» жалящее заклинание, #Том солгал в игре «две правды и одна ложь», #он убивал людей

p.s. прошу, прежде чем написать отзыв, обратите внимание на то, что я переводчица, а не авторка, потому что ошибаются многие, а у меня сил всех исправлять не хватит 😩✋
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
557 Нравится 163 Отзывы 291 В сборник Скачать

Сквозь зимний холод

Настройки текста
- Осторожно, здесь лёд, - предупредил Том и спрыгнул на нижнюю крышу. Чудесным образом черепицы не задребезжали от его приземления. - Давай сюда. Я поймаю тебя, если ты поскользнёшься. - Понял. - Гарри неохотно отпустил водопроводную трубу и прыгнул к Тому. Выяснилось, что тот не врал о льде. Земля выскользнула из-под ног, и без быстрой реакции партнёра, Гарри бы свалился с крыши и, вероятно, сломал бы ногу. - Ты в порядке? - Ага, - Гарри и не заметил, как сам мертвенной хваткой вцепился в державшую его руку. - Напомни, почему мы не могли взять мантию и просто спуститься по лестнице? - Потому что тот аврор со странным глазом всё ещё внизу. Наверняка он умеет видеть сквозь мантию, - беспечно бросил Том. - Пойдём дальше, драгоценный. Ещё один прыжок - и мы окажемся на земле. Мысль о спрыгивании с крыши Гарри не нравилась. Его удача имела особенность заканчиваться в самые неподходящие моменты. - Не волнуйся, здесь не высоко, - Том грациозно спустился на последний ярус крыши. - Сказал тот, кто прыгал с Астрономической башни! Несколько раз! - В точку, - с лёгкостью Том очутился на утоптанном снегу, покрывавшем весь двор. - Хочешь, я тебя поймаю, милый? Я могу. - Отвали! Когда Гарри прекратил держаться за край и рухнул прямо в снег, Тому пришлось собрать все свои силы, чтобы его смех остался не услышанным. - Пошли. Нельзя терять времени. Они могут закончить встречу и выйти сюда в любой момент. Нас не должны застукать. Первым пересёк границу двора и ступил в покрытую инеем высокую траву Том. Некоторое время он шёл молча, пока не остановился и не протянул спутнику руку. - Сейчас никакие обереги или чары не смогут нас почувствовать. Надо аппарировать. - А ты случайно не можешь сказать, в какое место? - Конечно нет! Так ведь совершенно не интересно! Тиски тьмы, вызывающие клаустрофобию, обозначили начало аппарации, обрушившись на пару. Когда Гарри перестали крепко держать, он обнаружил, что стоит в одном из переулков Лондона. Воздух был ещё холоднее, чем в Норе, с неба бесшумно падали и кружили в воздухе пушистые хлопья снега под блеклым сиянием уличных фонарей. На улице было слишком безлюдно, чтобы кто-то заметил двух подростков, выбиравшихся из полузабытого прохода. - Это должно быть... вот здесь, - Том на мгновение остановился, чтобы убедиться в своей правоте, и двинулся вниз по улице. Последовал за ним Гарри молча, ведь не желал прерывать мысли о прошлом, которые выдавало сверкание в тёмно-синих глазах. Мальчики торопливо пересекали улицы, огибали дома и в конце концов остановились перед железными коваными воротами вокруг ветхого строения из дерева. На ржавых прутьях висела табличка, красным на ней было выведено «ПРОКЛЯТ». Надпись перекрывала вырезанные железные буквы.

Сиротский приют

Не проронив ни слова, Том достал из внутреннего кармана новую палочку и навёл её на цепь, где висел замок от ворот. Она разомкнулась, как разворачивает свои кольца змея, и с тихим звоном упала на тротуар. От того, что распахнули ворота, металлические петли протестующе заскрипели. Их, должно быть, много лет не тревожили. Теперь путь был открыт. - Заходи. Нечего долго стоять на таком холоде. Во дворе находилось больше камней и сорняков, чем травы. Даже сморщенную и жёлтую уничтожил жестокий холод. Рыхлый щебень хрустел под ногами, пока по нему пробирались к прогнившему деревянному крыльцу. - Смотри под ноги. Том проверил, насколько ступеньки целы, только после этого поднялся по ним и подошёл к двери. С помощью очередного взмаха палочки бумаги, предупреждавшие о состоянии здания, уничтожились на мелкие частицы. Дверь легко отворилась от прикосновения руки в перчатке, старое дерево давно изжило свой век. В заброшенном приюте стало заметно теплее, он хотя бы укрывал от снега и резких порывов ветра. Том спрятал палочку и закрыл дверь. - Том... - Добро пожаловать в мой дом, Гарри, - голос звучал неестественно спокойно. - Правда, я никогда не называл это место домом, пусть, к сожалению, и родился здесь. А моя мать здесь умерла. Нет, это было заточением на лето. Моим первым настоящим домом стал Хогвартс. На такую судьбу Волдеморт, похоже, обрёк и тебя. - Том вдруг развернулся и шагнул к ступенькам: - нам сюда. Не наступай на центр, он может обвалиться. Второй этаж, третий, разворот, путь по коридору - и вот Том остановился перед ничем непримечательной дверью, толкнул её и открыл комнату. По размерам та не превышала обычный чулан для мётел. Внутри отсутствовала мебель, но Гарри с легкостью представил безвкусный шкаф, маленький письменный стол и металлическую койку с матрасом, слишком тонким и совершенно неудобным. - Моя комната, - говорил Том тихо, но безжизненность в тоне пропала, стоило подойти к крошечному заколоченному окну. - Зайди и прикрой за собой дверь, пожалуйста. Гарри послушно затворил обветшалую дверь и застыл в ожидании того, как с ним заговорят. Дадут объяснение. Том долго молчал. Его захватила в свои сети густая тень, которую разрезала лишь полоска тусклого света, пробивающаяся меж досок на окне. Маленькую комнату наполнял резкий и тошнотворно сладкий запах гниющего дерева и пыли. Когда Том наконец повернулся, выражение его лица стало нечитаемым. - Тебе, наверное, интересно узнать, зачем я решил привести тебя сюда? - Ещё бы. - Слышал об этом месте? Гарри кивнул. - Профессор Дамблдор показал его в воспоминании, перед тем как отправить меня к тебе. Там была ваша первая встреча. Где он сжёг шкаф, а ты сказал ему, что можешь... - Говорить со змеями, - медленно Том качнул головой. - У тебя останутся вопросы, если я скажу, что именно из-за воспоминаний привёл тебя сюда? - Да. - Тогда изложу всё просто. Я потерялся бы без тебя, точно это знаю. Меня бы поглотила тьма, которую, как я считал, я контролировал. Мой двойник из этого мира - тому подтверждение. Ты откровенно посвятил меня в своё прошлое, во всё, через что ты прошёл. Я и не представлял, что у кого-то может быть такой сложный путь. Я человек замкнутый, но чувствую, что должен ответить тебе взаимностью. И я привёл тебя сюда, на место моего рождения, чтобы показать свои воспоминания. Я хочу, чтобы ты знал меня так же, как я знаю тебя. Гарри знал, что на его лице легко прочитать удивление, но пока не спешил это исправить. Его шокировало, что Том был готов открыться ему по собственной воле. - Ты хочешь... Но... нам нужен Омут памяти. - Необязательно. Нам нужен только долгий зрительный контакт. - Том шагнул вперёд, теперь знакомую фигуру в полумраке можно было разглядеть отчётливее. - У меня хорошие навыки легилименции, помнишь? - Я не знал, что легилименцию используют в этих целях. - Обычно и не используют, но это возможно при определённых условиях. - Рука в перчатке приподняла голову Гарри за подбородок. - Сначала будет слегка некомфортно, но не сопротивляйся. Просто расслабься, это продлится всего пару мгновений. Из-за предыдущего ужасного опыта со Снейпом Гарри с лёгкой нерешительностью встретился взглядом с Томом. Последовавшее за этим ощущение стало странной смесью чувств, испытываемых при погружении в Омут памяти и при перемещении с портключом. Сознание выдернули из головы и кувырком отправили в бесконечно глубокую синеву. Приземлился на ноги Гарри в переполненном Большом зале. Потребовалось немного времени, чтобы оценить происходящее. В директорском кресле сидел Диппет. Среди толпы первокурсников стоял Том, слишком низкий для своего возраста. На его плечах висела поношенная мантия. - Реддл, Томас! - Профессор, зачитывавший в тот день имена, не был знаком Гарри. Том с заметной настороженностью двинулся вперёд и уселся на табурет, после чего на его голову поместили Распределяющую шляпу. Обычно Шляпа рассуждала не меньше двадцати секунд перед выдачей ответа, но, к полному шоку, на этот раз она мгновенно выкрикнула «СЛИЗЕРИН!» с такой громкостью, будто её сжигали. Никто за зелёным столом не похлопал и никаким образом не поприветствовал нового студента. Остальные три факультета молча уставились на Тома. Тот аккуратно прошёл к дальнему пустому концу стола. Дальше Гарри стал свидетелем того, как громадный семикурсник, который, судя по телосложению, мог быть загонщиком в квиддиче, поднялся с места, направился к Тому и полностью закрыл своей тенью маленького мальчика. Сложно было не восхититься Томом, ведь тот сумел по-настоящему сердито взглянуть в ответ. - Тебе не рады на слизерине, поганая грязнокровка! Не успел Гарри моргнуть, как воспоминание сменилось. Мир исказился и перевернулся, после чего взору предстал Том. Он сидел в одиночестве среди изогнутых корней одного из деревьев Запретного леса. Его худощавое тело было укутано в слои одежды, спасавшие от прохлады подступающей зимы. На коленях покоился учебник по чарам. Том выглядел повзрослевшим и, кажется, начал лучше питаться. Можно было предположить, что наступил второй год его обучения. - Будь проклята эта погода! Я не ожидала, что она так быстро изменится! У меня не хватило времени на подготовку! - Том и Гарри вздрогнули, когда до них донеслось шипение. Первому мальчику оно на тот момент не было знакомо. Он опустил книгу, огляделся, медленно поднялся на ноги и пошёл в сторону шума. - Выбора нет. Я должна найти способ попасть в замок. Спрячусь там и постараюсь не попадаться на глаза людям, пока не вернётся тепло. Иначе я замёрзну насмерть. И тут показалась хозяйка голоса. Длинное мощное тело ползло, пересекая тени на увядающей траве. - Значит, хочешь попасть в замок? - Змея невнятно прошипела нечто удивлённое, и Том расплылся в довольной улыбке. - Я могу помочь тебе с этим. - Ты говоришь на моём языке? - она развернулась и в приступе любопытства приподнялась, чтобы разглядеть человека. Пусть тот и стал старше, рост особо не изменился, поэтому глаза змеи и Тома оказались на одном уровне. - В замке много лет не было говорящего. Как тебя зовут? - Том. Том Марволо Реддл. А тебя, Змея? - Змеям не нужны имена. Их придумывают только люди, - змея высунула раздвоенный язык, анализируя воздух. - Ты сказал, что поможешь мне пробраться в замок, говорящий? - Да. Я могу это сделать. - Что ты хочешь за эту услугу? Улыбка Тома стала ещё шире. Вероятно, змея ему нравилась всё больше. - Твою компанию. В обмен на постоянную защиту от зимнего холода, ты станешь моей питомицей. В человеческом обществе я нахожусь мало. Я прекрасно отношусь к одиночеству, но иногда оно надоедает, хочется с кем-нибудь поговорить. - Не понимаю, почему у тебя проблемы с людьми, хозяин, - змея взобралась по протянутой руке и устроилась на плечах Тома. - Ты носишь цвета змеиного факультета. Да остальные должны целовать землю, по которой ступает потомок Слизерина. - Потомок Слизерина? - Том невесело фыркнул. - Вот уж вряд ли. Я маглорождённый. - Это невозможно. Парселтангом не могут владеть маглы. Только детёныши, в чьих жилах течёт кровь Слизерина, получают дар говорить на языке змей. - Я изучил свою родословную, Змея. Ни в одной семье магов нет моего отца. - Хозяин, ты ведь знаешь, что женщины тоже владеют магией? - в вопросе слышалось искреннее замешательство. - Моя мать не могла быть волшебницей. Иначе она не была бы слабой настолько, чтобы умереть и оставить меня одного в той адской дыре. - Смерть приходит за всеми, хозяин. И за маглами, и за магами. Том нахмурился и занервничал. Очевидно, даже мысль о смерти так влияла на него. - В любом случае я не могу проверить свою мать, потому что знаю только её имя. - Может, я смогу помочь, хозяин. Змеи знают тех, кто может разговаривать с ними. Последним родом, претендовавшим на кровь Слизерина, стал род Мраксов. Начни поиск с них. - Мракс? - задумчиво повторил Том и нежно провёл пальцами по чешуе. - Если я начну поиски, пройдут месяцы или даже годы, прежде чем я заполучу нужную информацию. - Вот и причина начать их прямо сейчас. - Верно подметила, - Том усмехнулся. - Могу я дать тебе имя? Или ты сама хочешь себя назвать? - Назови меня как пожелаешь, хозяин. Но можем ли мы поскорее попасть внутрь? Здесь холодно. - Конечно. Найду место для чтения, где тебе будет теплее, - перешагнув через спутанные корни, Том направился к замку. - Я назову тебя Нагайна. Локация вновь сменилась. 13-летний Том стоял в библиотеке с открытой книгой перед собой. Нагайна наблюдала за ним с подоконника. Её хозяин с волнением перелистывал страницы, поджимал губы и время от времени поглядывал на настенные часы. - Поторопись, хозяин, а то опоздаешь на поезд! - Я помню об этом, Нагайна. Время поджимает, но я не могу затянуть дело на ещё один год. Не тогда, когда я так близок. - Том закончил с поисками и остановился на нужном генеалогическом древе. - Если мне не поможет эта книга, то всё кончено. И если моя мама принадлежала к роду Мракс, к потомкам Слизерина, она будет... здесь! С видом победителя Том ткнул пальцем в страницу и хищно улыбнулся, как не свойственно улыбаться детям. - Ты была права, Нагайна. Я не маглорождёный, не грязнокровка. Я полукровка! Я наследник Слизерина! - он резко захлопнул книгу. - И я точно знаю, чем займусь в следующем году. Не считая поиска верного окружения. Скоро эти священные залы станут свидетелями восхождения Тёмного лорда, ещё более великого, чем Гриндевальд! Четвёртый год был пропущен. В следующий раз Гарри увидел Тома, когда тот выглядел как в показанных дневником воспоминаниях. Стало ясно, что представляют ему тот же день, но немногим раньше. Том пронёсся по проходу между колоннами в виде змей и приблизился к возвышающейся статуе Салазара Слизерина. На неё он долго смотрел с благоговейным трепетом, а затем протянул руку к мраморной фигуре и прокричал ту же команду, какой дневник натравил Василиска на Гарри. - Говори со мной, Слизерин, величайший из хогвартской четвёрки! С тихим скрежетанием рот статуи открылся, и Василиск, чьё тело равнялось длине тела кита и ширине древа явор, выполз на мозаичный пол. - Так долго спал, - прошипело существо. От одного голоса кровь стыла в жилах. Жёлтые глаза сфокусировались на Томе. Тот старался не встречаться с Василиском взглядом. - Так ты наследник? Выглядишь не так, как мой хозяин, велевший мне спать много лет назад. - Я наследник, Том Марволо Реддл. Скоро буду известен всему миру как лорд Волдеморт. Теперь я твой хозяин, ты должен мне подчиняться, - Том говорил без тени страха, хотя змей мог проглотить его целиком, появись у него желание. - Я хочу, чтобы ты исполнил поручение моего великого предка и очистил благородную школу от грязнокровок. Можешь это сделать? - Могу ли я? Ты вообще знаешь обо мне, детёныш? Один мой взгляд убьёт недостойного. Когда меня заметят, будет поздно кричать. Мои глаза - последнее, что люди видят в своей жизни, - казалось, Василиска оскорбил намёк на то, что он не способен убивать. - Веди меня, наследник моего хозяина. Пусть начнётся чистка. В глаза бросилась жестокость на лице Тома, когда тот повернулся и повёл огромную змею через туннели к выходу из Комнаты. - Обыщи замок. Используй трубы. Прячься в засаде, чтобы... - Уйди! Том раздражённо зарычал, обернулся и заметил Миртл за секунду до того, как Василиск посмотрел в её сторону. Отвернуться Гарри не успел. Ему никогда не приходилось слышать, чтобы Том так ругался. - Чёрт побери! Слишком близко ко входу! Нас раскроют! Этот проклятый дурак Дамблдор точно меня заподозрит! Немедленно возвращайся в Комнату! Я не скоро смогу призвать тебя! Когда змей развернулся и скользнул в проход, ведущий в Комнату, Том подошёл к телу Миртл и осмотрел её труп с врачебным равнодушием. - Она хотя бы была грязнокровкой, её смерть ничего не значит, - он отошёл от неё и собрался выйти из туалета для девочек. - Кажется, мне придётся подчистить всё за собой. Всё потемнело, и Гарри не сразу сообразил, что теперь очутился в незнакомой маленькой комнате. Над ним возвышалась бетонная стена, обклеенная ярко-красными плакатами с изображением британской короны и надписью «Сохраняйте спокойствие и продолжайте в том же духе»¹. Пространство освещала только одна оголённая лампочка, качавшаяся в воздухе. От толпы вокруг становилось душно и жарко. Атмосферу дополняли рыдания и приглушённый вой сирен воздушной тревоги. Время от времени раздавались взрывы. Бомбоубежище. Где Том? Это его воспоминание, он обязан быть здесь. Гарри с прищуром вгляделся в лица окружающих сквозь мигающий свет и пыль с мусором, которые осыпались с потолка. Наконец глаза заприметили мальчика, свернувшегося калачиком в самом тёмном углу убежища. На длинных ресницах блестели слёзы. Красивое лицо покрыла маска растерянности и смертельного испуга. Очередной снаряд приземлился совсем рядом. Оглушительный звук заполнил стены убежища. Том закрыл рот рукой, чтобы заглушить крик. Зубы вгрызлись в плоть. По тонкому запястью стекла капля крови. Бледная кожа окрасилась в алый. Следующее воспоминание принадлежало тому же отрезку времени - рука, изуродованная под действием страха, ещё была перебинтована. Том стоял перед парадной дверью величественного особняка, его лицо не выражало эмоций, в ладони покоилась чужая палочка. Во взгляде отражалась мрачная решимость. Он протянул руку и отворил дверь, шагнул в богато обставленную гостиную и прошёл к лестнице. Поднимался и крался по коридору Том бесшумно, будто был кошкой на охоте. Безупречный слух улавливал голоса, которые доносились из-за закрытой двери. Том распахнул её. Та с грохотом врезалась в стену и предоставила взору трёх маглов, которые словно только что сели за стол. Самый младший из них, поразительно похожий на Тома, вскочил на ноги. Лицо вытянулось в удивлении. В глазах пробежал проблеск понимания. Том заколебался. Желание истребить всё сменилось невольной надеждой. Может, его отец не знал о ребёнке? Может, теперь он не откажется от него? Может, не так важно, что он магл? Может, больше не придётся возвращаться в Лондон и в сиротский приют к взрывам бомб? Может, у него действительно появится семья? Но понимание отца обратилось в открытую ненависть. Зубы обнажились в оскале. - Что ты здесь делаешь, щенок? Ты урод! Как твоя чёртова мать и её мерзкая семейка! Урод! Грязнокровка! Демон! Ярость вернулась вместе с прожигающей всё на пути жаждой отомстить, Том поднял украденную палочку. - Авада кедавра! Гарри ослепило яркой кислотно-зелёной вспышкой. Только он сумел оправиться, как изображение перед ним изменилось. Бледные цвета и расплывчатые границы предметов навели на мысль, что ему показывают не воспоминание, а сон. Том стоял на балконе башни Хогвартса и глядел вниз, на море студентов, заполнявших двор внизу под стражей Пожирателей смерти и поклонявшихся ему. Новое поколение достойных детей - чистокровных и полукровных - поступало в благородную школу с одним единственным факультетом. - Мой повелитель? - с иронией произнёс голос, принадлежавший Гарри. Том с волчьей ухмылкой обернулся на звук. Гость его мечтаний в полном шоке смотрел на самого себя из будущего, какое фантазировал юный Волдеморт. Единственным сходством с реальным Гарри стал сверкавший на груди медальон Слизерина. В чужих мечтах воронёнок был облачён в одежду из драконьей кожи, настолько открытую, что это не давало простора для воображения. На всеобщее обозрение выставлялась татуировка черепа и змеи на руке. Не-Гарри неторопливо направился к Тому, с намёком облизнул губы и обошёл его, оглядывая с ног до головы. - Ты пришёл к власти 700 лет назад. Дни, когда мы жили под Статутом секретности, почти канули в забытье, - он протянул руку и обвёл кончиками пальцев широкие плечи Тома. - Не только Британия, но и Европа и Азия находятся в твоей власти. Скоро к ним присоединится весь мир? - Через несколько десятилетий. Или, может, столетий, - жадным взглядом Том пронаблюдал за тем, как перед ним останавливаются, кладут руки на грудь и дразняще теребят пуговицы, но пока их не расстёгивают. - Почему ты не спустился к остальным, чтобы помочь заселить детей? - Почему я не спустился к остальным? - повторил не-Гарри, опускаясь на колени. - Потому что я самый верный слуга своего повелителя и хозяина. Я чувствую, что могу гораздо лучше его ублажить, если буду находиться здесь. Наконец Том в настоящем времени смущённо разорвал зрительный контакт. С пылающим лицом Гарри отступил на шаг. - Я посчитал, что тебе важно увидеть это. Всё хорошее, плохое, тяжёлое и... сексуальную фантазию, за которую мне теперь только стыдно, - Том криво и виновато улыбнулся. - Можешь быть уверен, больше я о таком не мечтаю. - Тогда о чём ты сейчас мечтаешь? - Гарри не был уверен, что на самом деле хочет знать. - О чём я мечтаю? Состариться рядом с тобой. - Ты... Том кивнул и теперь уже с мягкой улыбкой потянулся рукой к лицу собеседника. - Я не помню, говорил ли тебе это раньше. Если и говорил, то надо было сделать это очевиднее. Теперь я обязан убедиться, что ты меня понял. Я люблю тебя, Гарри Джеймс Поттер. Я безумно в тебя влюблён. Ощущение мягких губ на своих было уже знакомым. Поцелуй переполняла нежность, он не выходил за рамки чистой и невинной привязанности, но какая-то часть Гарри, не посоветовавшись с разумом, побудила его вцепиться в Тома и притянуть его ближе. - А ты нетерпеливый, любовь моя, - Том усмехнулся, и, когда поцеловал спутника снова, его действия разительно отличались. Кончик языка, тёплый и влажный, ласково провёл по нижней губе и скользнул внутрь. Однажды Гарри целовался с Джо, но теперь всё ощущалось по-другому. С его щеки рука переместилась к затылку, чтобы осторожно повернуть голову в поисках наиболее удобного положения. Вторая рука легко сжала бедро и притянула за него ближе. Юркий язык исследовал нёбо, оглаживал внутреннюю сторону щеки, уговаривая сдаться в битве за право вести. Проигрыш стал окончательным. С самого начала Гарри знал, что у него не было и шанса, но его мало беспокоила идея полного подчинения и то, что у Тома теперь имелся беспрепятственный доступ к обследованию открывшейся территории. Гарри всё прижимался к нему, удовлетворённый тем, что тонул в его вкусе и тепле, пока жизненно необходимо не стало отдышаться. Когда они с Томом отстранились друг от друга, между их ртами протянулась тонкая прозрачная нить, дыхание заметно участилось, и у обоих появилась довольно смущающая проблема. Они до сих пор стояли очень близко, и Том прижался лбом ко лбу Гарри. - Мы не обязаны продолжать, Гарри, - Тому пришлось сильно постараться, чтобы произнести это без сожаления. - Я пойму, если ты не хочешь торопиться. Теперь мы можем вернуться в Нору и... - Дырявый котёл. Том отстранился, на лице чётко виднелось замешательство. - Что, прости? - Дырявый котёл. Мы можем снять там дешёвый номер на ночь. Ручаюсь, нам не будут задавать много вопросов. Но лучше бы поговорить с владельцем тебе. Меня легко узнают. - Дырявый котёл так Дырявый котёл. Держись крепче. В очередной раз выбравшись из тисков тьмы, мальчики очутились на холодной улице прямо перед постоялым двором для волшебников. Гарри передал Тому несколько монет, и они вошли в заведение. Том подошёл к хозяину, которого - какое совпадение - тоже так звали, выслушал краткое объяснение, дал нужную сумму и получил ключ. - 24-ый номер, мой дорогой, - в его руке звякнул ключ, когда он с ухмылкой прошёл мимо Гарри. За распахнутой дверью располагалась чистая и ухоженная комната. В камине горел огонь, тёплый воздух был наполнен запахом тыквы и корицы. Механически быстрыми движениями Том снял зимнюю одежду, повесил пальто и шарф на спинку стула и включил свет. То же самое проделал и Гарри и сел на кровать следом. - Знаю, что ты нервничаешь, любимый. В первый раз у всех так. - За 16 лет я встречался лицом к лицу со смертью больше, чем кто бы то ни было в этом мире. Я не позволю себе испугаться сейчас. - Гарри, тебе не нужно ничего доказывать, - постарался успокоить Том. - Если ты не готов, мы не будем спешить. Ничто, кроме войны, не заставляет делать то, чего не хо... - Томас Марволо Реддл, я хочу, чтобы ты заткнулся и поцеловал меня! Том усмехнулся и покачал головой. - Как тебе угодно, любовь моя. Тут же пряди чёрных волос оказались намотаны на длинные пальцы. Поцелуй всё переходил на более страстный. Сталкивались зубы. Сплетались языки. По подбородку потекла струйка слюны, чего не заметил никто. Том, не встретивший ни единого сопротивления, был занят тем, что едва не набрасывался на Гарри, отчего у того перехватывало дыхание и краснело лицо. На этот раз совсем не из-за смущения. Когда от его губ оторвались, то перешли на уголок рта, проложили дорожку поцелуев по изгибу челюсти, провели языком по раковине уха и с силой куснули за шею. Тихий стон вырвался из глотки, Гарри не успел его остановить. Его кожу обдало горячее дыхание от того, что Том засмеялся, и тело покрылось мурашками. Греховно талантливый язык быстро принёс извинения укушенному месту. Не сдержавшись, Гарри склонил голову набок, чтобы открыть губам партнёра больше пространства. Этим Том решил воспользоваться в полной мере и принялся оставлять тёмно-лиловые метки везде, докуда мог дотянуться. На шее, плечах, ключицах. Заявляя о себе таким образом всем остальным. Даже широкий свитер не мог растянуться дальше и преграждал путь. Том с невнятным рыком сорвал его через голову Гарри. Только тот почувствовал холод медальона, упавшего на голую грудь, как Том вобрал в рот один из сосков, пока второй зажал ловкими пальцами. Гарри прогнулся в спине, ещё один далеко не приличный звук безвольно сорвался с губ. Крепкая рука обвила тело, заставив бёдра приподняться над кроватью. В таком положении Том перешёл на живот партнёра, принялся вылизывать его, пробовать кожу на вкус и щедро оставлять любовные отметины вместе с влажной дорожкой, проведённой от пупка к краю джинсов. Вдруг Гарри схватил ворот водолазки Тома и безуспешно постарался стянуть ту через его голову. - На тебе слишком много одежды! Забавляясь ситуацией, Том отстранился, плюхнулся на матрас и поднял руки, чтобы избавиться от ткани, запутавшейся вокруг головы и плеч. - Поэтому ты решил меня ею задушить? - он хихикнул, после чего высвободился из водолазки. Взору предстало раскрасневшееся лицо Гарри и распухшие от поцелуев губы. Стоило отбросить одежду, как тот провёл руками по мышцам и шрамам, покрывающим грудь и живот, словно стараясь запомнить всё. - Твои действия слегка неэффективны, ведь они могут оставить тебя справляться с этим, - Том коснулся выпуклости под тканью джинсов, заставив воронёнка тихо захныкать, - самостоятельно. - Пока что ты тоже не особо с этим помогаешь, Том! - Ты торопишься как типичный гриффиндорец, любовь моя, пока слишком рано. - С натренированной лёгкостью Том расстегнул пуговицу и молнию. - Обещаю, тебе это понравится. Мой рот умеет не только произносить пламенные речи. Резким рывком он стянул чужие джинсы до лодыжек и игриво щёлкнул по коже резинкой боксеров, чем заработал колкий взгляд. - Да ладно тебе, драгоценный. Ни к чему спешить. Опыт становится куда приятнее, если ты... смакуешь его. Ещё один рывок - и, не считая золотого с изумрудами медальона, Гарри оказался совершенно голый. Тёмно-синие глаза пожирали распластавшееся на кровати тело. Он внезапно почувствовал, что сгорает от смущения, и быстро отвёл взгляд. - Не стесняйся, дорогой. Ты прекрасен, - промурлыкал Том между короткими поцелуями и укусами в бледные бёдра. - Совсем скоро ты забудешь о своей скромности. Всеми отметинами, оставленными на фарфоровой коже, он остался доволен и двинулся к конечной цели. Дразнящим движением язык пробежался по низу возбуждённого и покрасневшего члена, проследил синюю вену, закружился у основания. Том нежно пощипывал гладкую чувствительную плоть, упиваясь звуками, которые воронёнок изо всех сил пытался сдерживать. Вот только сдержать их не получилось, когда Том заключил пульсирующий член в тёплую влагу рта, втянул щёки и качнул головой. От его коротких смешков над всхлипываниями и метаниями партнёра по всему телу проходили приятные вибрации. Спустя немного времени Том отстранился, собрал с уголка губ пальцем ту малую часть, что не попала в его рот, и постарался запечатлеть в памяти вид Гарри: весь потный, растрёпанный и несколько распутный, с лихорадочным блеском в зелёных глазах и часто вздымающейся грудью. - Бедняжка, мы ещё не закончили. Ты хорошо себя чувствуешь? - Гарри мог только кивнуть, ведь не настолько пришёл в себя, чтобы составить связное предложение. - Тогда почувствуешь себя ещё лучше через несколько минут. На этот раз придётся быть с тобой бережным. Мы же не хотим, чтобы тебе завтра было трудно ходить, так? - с усмешкой Том погрузил пальцы во влажный приоткрытый рот, и Гарри почувствовал свой вкус на его коже, солёный и горьковатый. Смутно поняв, чего от него ждут, воронёнок обвёл каждый палец языком, обильно покрывая тот слюной. - Хороший мальчик, - Том убрал руку. - Теперь постарайся расслабиться. Сначала ощущения будут немного странными, возможно, будет немного покалывать. Но без подготовки нельзя. Странные ощущения - точное описание. Гарри даже вздрогнул от удивления, когда один из длинных пальцев вошёл в него, прорвавшись сквозь тугое кольцо мышц, и начал попытки ослабить его. - Ш-ш-ш, ляг на спину, любимый. Я знаю, что делаю, - Том подождал, пока его послушают, и возобновил действия. Добавил второй палец. Потом третий. Раздвинул их на манер ножниц, растягивая всё больше. Совершенно неожиданно Гарри пронзила вспышка удовольствия, от которой поджались пальцы ног. - Ага, нашёл, - с ухмылкой Том снова коснулся комка нервов и совершенно безжалостно не отстранялся некоторое время, наблюдая за тем, как Гарри хнычет, поскуливает и извивается, прежде чем наконец отпустил его. Тот откинулся на простыни. - Готов, дорогой? - Том закинул ноги партнёра себе на плечи. - Говори сейчас, если хочешь остановиться. - Я выгляжу как тот, кто хочет остановиться? - Всё ещё можешь говорить разборчиво? - раздалось фырканье. - Кажется, с этим мне нужно поработать. Том прижался к воронёнку, и затем проник в его тело чем-то гораздо большим, чем пальцы, медленно двинулся вперёд и остановился, когда вошёл до самого конца. Одни бёдра удобно расположились между более узкими. Зелёные глаза защипало от слёз, вызванных дискомфортом. Было не безумно больно, но крайне к этому близко. Грудь Гарри мерно вздымалась и опускалась, пока он пытался выровнять дыхание. Локоны Тома касались щеки, а над самым ухом слышалось его дыхание, слегка подрагивающее от того, что он боролся с желанием начать двигаться. - Я не начну, пока ты не скажешь, что готов, - несмотря на близость, голос был почти не слышен. - Я в порядке, - Гарри схватился за широкие плечи, чтобы ещё больше сократить расстояние. - Двигайся, Том. Том почти полностью вышел только для того, чтобы резко двинуть бёдрами вперёд. Боль усилилась. Гарри уткнулся лицом в его шею, желая спрятать свои ощущения и не дать другому повода остановиться. Но слёзы сложно было не почувствовать на голой коже. Нахмурившись, Том изменил угол проникновения и отыскал ту самую чувствительную точку. Перед глазами вспыхнуло нечто белое, Гарри вцепился зубами в плечо Тома, который издал дикое рычание и ускорился, заставляя кусаться сильнее и оставлять ногтями кровоточащие полосы на лопатках и спине. Позвоночник выгнулся дугой, и груди обоих прижались друг к другу, сердца застучали в унисон. Том вновь вернулся к чужому рту и теперь не переставал покусывать алые губы, сцепляться с языком, всё это время крепко держа Гарри, словно в страхе того, что он исчезнет. Слишком поздно в голову пришло, что следовало наложить на комнату заглушающее заклятие, потому что крик Гарри, раздавшийся, когда он выплеснул белую вязкую жидкость на живот, вероятно, разбудил весь этаж. Том недолго продержался, после того как мышцы сжались вокруг его члена, и излился внутрь тела Гарри, прежде чем рухнуть рядом с ним на кровать. Тот, не теряя времени, свернулся калачиком, положил голову на грудь возлюбленного и довольно вздохнул, почувствовав, как его покровительственно приобняли. - Мы поспим здесь пару часов, драгоценный, и отправимся обратно в Нору. Лучше бы никто не узнал, что мы уходили. Но в тот момент у Гарри не было никакого желания думать о реальном мире за пределами комнаты. Счастьем было забыть о войне, охоте на крестражи и Волдеморте и всецело отдаться наслаждению, получаемому от того, что Том пропускал его мокрые от пота волосы сквозь пальцы, от интимного контакта двух тел и совершенно нового чувства завершённости, которое не было связано с сексуальным удовлетворением.
Примечания:
¹ - когда все жители Европы боялись наступления фашизма, Министерство информации Великобритании решило выпустить плакат с надписью «keep calm and carry on». Плакат был издан в количестве 2,5 млн копий, но большого распространения в массах не получил, несмотря на то, что был напечатан с изображением британской короны. Он должен был стать своеобразным двигателем, подталкивающим людей к решительным действиям в 1939 году
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты