Вороний глаз, волчья ягода

Слэш
R
Завершён
325
автор
Размер:
66 страниц, 13 частей
Описание:
2027 год. Петербургская технобогема очарована дерзким молодым предпринимателем Сергеем Разумовским и его стартапом "Вместе". И в то время, когда сам юный гений очарован неожиданно вернувшимся другом детства, амбициозные идеи "Вместе" привлекают внимание гиганта техномедицинской индустрии, компании «Corvus Corp», которая занимается производством протезов и нейроимплантов. Их новый совместный проект произведет фурор и спасет множество жизней... или всё не так просто?
Посвящение:
Всем любимым сероволчатам в День любви!
Примечания автора:
Если вам понравилась работа, и вы хотите по сложившейся доброй традиции поддержать автора, вы можете перечислить любую приемлемую для вас сумму на счет любой благотворительной организации, которой вы доверяете.

В моем списке это:
— Фонд «Нужна помощь», который распределяет средства во множество организаций (у них на сайте, кстати, можно выбрать инициативу на свой вкус), и их команда несгибаемых журналистов из проекта «Такие дела»
— Фонд AdVita, который помогает людям с онкологическими заболеваниями
— Фонд борьбы с лейкемией, соответственно, помогающий людям с с лейкемией
— Инициатива «Посади Лес», волонтеры которой сажают деревья на местах лесных пожаров.

Можете задонатить любимому собачьему приюту или местной экоинициативе. Мне будет очень приятно, если вы расскажете о вашем пожертвовании, моя личка открыта.
Делайте добро, «и мы изменим жизнь людей к лучшему — вместе».
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
325 Нравится 92 Отзывы 78 В сборник Скачать

Глава 10. Три входящих, три отправленных, три входящих

Настройки текста
      Владельца съемной студии вполне устроило, что хмурый молчаливый мужчина расплатился наличными – главное, что вперед и не споря о залоге. Приятели из бойцовского клуба не задавали вопросов, снабдив его контактами арендодателя и смартфоном. По пути в квартиру Олег пролистал доски объявлений и выбрал подержанный ноутбук, назначив встречу в ближайшем кафе. Продавцом оказалась бойкая девушка с модной ассиметричной стрижкой, которая весело щебетала, пока Олег просматривал параметры ноутбука и проверял работоспособность. Он перекинулся с ней буквально парой слов, заплатил, не торгуясь, и оставил деньги за кофе, но это ее почему-то расстроило. Только когда она ушла, Олег сообразил, что с ним безуспешно пытались флиртовать. Надо же, отвык от женского внимания.       И тут же подумал: было бы здорово, если бы она осталась. Он бы угостил ее парой коктейлей, привел в пустую квартиру, и может, у него получилось бы ненадолго забыться в ощущениях от чужого тела, так непохожего на то, что он охранял, берег и любил все это время.       Одиночество сейчас давило сильнее, чем несколько часов назад. Но он заставил себя дойти до супермаркета, закупиться полуфабрикатами на ужин, хотя ни есть, ни готовить не хотелось. Устало передвигая ноги, дотащился до квартиры, не разбирая, запихнул пакет с продуктами в холодильник, расстелил на диване комплект постельного белья из шкафа и отключился без сновидений.

***

      А утро началось вот с этого.       – Будильник на восемь тридцать, – раздался голос в его голове, и ласковое, но совершенно неуместное, – доброе утро, Олег.       – Лера, какого хрена?       – Установлен будильник на смартфоне, сигнал синхронизирован.       – Мой смартфон где-то здесь? – Олег бросился к сумке: быть этого не может, вчера же сам собирал вещи!       – По моим данным, ваш смартфон находится в Башне, – уточнила она.       – Ничего не понимаю, – обескуражено пробормотал Волков, – какая дальность приема сигнала? Меньше километра?       – В норме – до полутора километров на ровной местности, – отчеканила «Лера», – на стороне Башни используется усилитель одностороннего сигнала – он может дотягивать до пятнадцати километров по прямой.       Олег бросил взгляд за окно и выругался. Вчера ему было не до любования видами, и только теперь он увидел знакомый хищный шпиль, разрезающий обзор надвое. Подойдя ближе, он убедился: с его 24го этажа открывался отличный вид на Башню. Никаких препятствий на пути сигнала – остальные дома были значительно ниже. Усилитель, значит. Понятно, кто пытается с ним связаться, дергая, как собаку за поводок.       – Он может по приему сигнала вычислить, где я нахожусь?       – Только направление сигнала и его дальность. Точность определения геолокации будет невысока, – обнадежила «Лера».       – Передача односторонняя? – уточнил он.       – Как я и сказала.       – То есть, послать ему сообщение, какой он козел, не получится?       – Возьмите в аренду спутник, – беспечно посоветовала «Лера», – если отправка сообщений в мессенджере на вашем ноутбуке представляет проблему.       Издевается, как всегда. Характером в папочку. Олег терпеливо вздохнул. Конечно, он мог в любую минуту отправить Разумовскому сообщение. Если бы хотел, чтобы тот постучал в его дверь через пять минут.       – Поставь запрет на уведомления.       – Запрет на уведомления активирован, – отчиталась «Лера», – запрет на уведомления отменен.       – Да какого…       – Приложение на смартфоне активировано при помощи отпечатка пальца. Добро пожаловать в систему, Олег. Руки длиной пятнадцать километров – это сильно.       Ну конечно, Разумовский воспользовался тем же трюком с отпечатками, что и он сам, и теперь будет играться с настройками, пока не добьется желаемого.       – Лера, через приложение можно отслеживать моё местонахождение?       – Запрет на это действие был установлен во время активации импланта, изменить настройки можно только при следующем прямом подключении.       Вспомнился старый разговор. Собственный ехидный вопрос:       – Что, будешь теперь следить за мной?       И горячее Сережино:       – Нет, никогда.       Хоть в чем-то он не соврал.       – Лера, отбой.       – Команда отклонена, – неожиданно воспротивилась «Лера», – изменены настройки приложения. Переход в фоновый режим невозможен.       – Ого, восстание машин. – Саркастично отозвался Олег. Он, в общем-то, и не сомневался, что Сергей сделает все возможное, чтобы достать его даже в аду.       Ладно же, на этом поле Олега сложно переиграть. Интересно, в даркнете еще можно купить полицейские генераторы помех? Можно и совсем простенькую глушилку, ему все же не митинги разгонять.       – Лера, поищи генератор помех, – на автомате сказал он вслух, но тут же спохватился: синхронизированного смартфона у него больше не было.       – Наушники на столе, Олег. – Подсказала «Лера».       – Белый шум, точно!       Олег вдруг вспомнил, что Сергей говорил об этом баге – белый шум не просто уменьшает головную боль, а глушит ее причину.       – Белый шум создает помехи для передачи сигнала, – согласилась «Лера», – три входящих сообщения, три отправленных файла, три входящих сообщения.       – Он все еще не оставляет попыток? – устало спросил Олег, забираясь на кровать с наушниками.       – Три входящих сообщения, три отправленных файла, три входящих сообщения, – повторила «Лера» и замолчала: Олег прижал амбушюры плотнее, неприятно задевая имплант.       Успокаивающий, как шепот прибоя, белый шум поглотил ее голос.       Не снимая наушников, Олег приготовил еду, пообедал, уставившись в беззвучно мерцающий телевизор, помыл полы в квартире – просто, чтобы делать хоть что-то. Затем опасливо отложил наушники в сторону и достал документы, вынесенные из офиса «Вместе», и погрузился в их изучение.       Большая часть рекламных текстов действительно была составлена юридически выверено, придется еще доказать, что «Лера» делает рекламную интеграцию, а не просто по-дружески болтает с пользователем. Вскоре он пересел к ноутбуку, чтобы сразу искать информацию о компаниях, с которыми у Кутха были предварительные договоренности. Затем изучил ценники на лингвистическую экспертизу, прикинул расходы, если получится все же подать в суд. Подумав, задал несколько запросов по новостным сайтам, чтобы узнать, какие компании в последнее время оказывались вовлечены в скандалы со скрытой рекламой и чем это в итоге закончилось.       Результаты оказались противоречивыми. Компании попадали в такие истории регулярно, но чаще всего дело ограничивалось извинениями и удалением контента. На репутацию самой компании это особо не влияло. Несколько крупных провалов все же дошли до суда, были назначены штрафы, но дело касалось, конечно, выпущенной рекламы. У Олега же на руках были только коммерческие предложения и примеры текстов – слишком мало для серьезной истории. Но он все равно переписал контакты репортеров-расследователей. Всплыло одно знакомое лицо – дотошная журналистка Юлия Пчелкина, которая и на презентации сыпала вопросами вроде «Какие у вас источники финансирования?» и «Как будет монетизироваться приложение?» Жаль, он тогда совсем не следил за реакцией «Леры» на ответы – уже ничего не соображал из-за головной боли. Пока, конечно, слишком рано думать о том, чтобы привлечь внимание СМИ, но чем черт не шутит.

***

      Все случилось внезапно и очень глупо. Утром Сергей встал пораньше, чтобы успеть поработать до пробуждения Олега, надеялся быстро разобраться с делами и приготовить завтрак. Он чувствовал себя ужасно виноватым – и как можно было не заметить, что Олег едва на ногах стоит? Конечно, сенсорная перегрузка была отчасти следствием непродуманного решения об усилении охраны, но ведь Олег это сделал ради его, Сергея, безопасности, и вообще, это была его, Сергея, прямая обязанность – предупредить о последствиях перегрузки, а он, Сергей, об этом и не подумал!       Что ему вообще удавалось контролировать в последнее время? Проект уже давно стал больше всего, что он мог представить, и его способностей не хватало, чтобы охватить всё. Давили обязательства, сроки, Кутх, Рубинштейн, финансовые риски, собственная усталость... Он накричал на Олега, как он мог? Вспоминалось его серое от боли и усталости лицо, тени под глазами, подчеркнутые безжалостным светом лампы. Как он мог?..       Биометрический замок на двери пискнул, впуская посетителя. Сергей вздрогнул от неожиданности – мало кто мог так бесцеремонно врываться сюда.       – Дядя? – Удивился он, увидев на пороге Рубинштейна, – что-то случилось?       – Собирайся, надо съездить в Фонд содействия инновациям, они готовы обсудить финансовую поддержку «Леры», – солнечный свет бил ему в лицо, и Сергей не увидел, как бегают его глаза за стеклами очков.       – В такую рань? Я точно там нужен?       – Ты хорошо себя показал на презентации. Я подготовил документы, но ты всех очаровал своей вчерашней речью, и тебя хотят видеть тоже. Так что да, без тебя не обойдемся.       Сергей польщенно улыбнулся.       – Может, хотя бы позавтракаем? Сделать тебе чаю?       – Лучше бы нам выехать побыстрее, – Рубинштейн обеспокоенно взглянул на часы, – сегодня снегопад, в городе пробки.       – Ох, ну ладно. Иду. Надеть костюм или чего попроще?       – Бери костюм, – Рубинштейн подошел к шкафу и выбрал Сережин нелюбимый, ужасно сковывающий движения серый комплект – удлиненный пиджак и зауженные брюки.       Сергей демонстративно тяжело вздохнул, но спорить не стал. Надо же, его начали брать на встречи по финансам, без уничижительных комментариев о возвышенных, но оторванных от реальности творцах и приземленных, но материалистичных ремесленниках. Настроение стремительно улучшалось.       – Сейчас разбужу Олега, он поведет или возьмем водителя? – Сергей покрутился перед зеркалом и принялся искать подходящий галстук.       – Сереж, ну дай ты ему отдохнуть! – Укоризненно воскликнул Рубинштейн. – Позовем кого-то из ребят.       «Вот, – пристыженно подумал Сергей, – даже дядя волнуется об Олеге больше, чем я». Волнуется, ага. По радио в машине играла “Mercy” любимых Muse, Сергей воодушевленно подпевал: “Men in cloaks always seem to run the show”*, и всё еще было в порядке. Но в мессенджер пришло сообщение от Кутха – и длинный файл, касавшийся всё того же вопроса, который они, казалось, давным-давно закрыли.       Никогда и не закрывали, как выяснилось.       Сразу после его гневного ответа всё поменялось. Водитель развернул аэрокар над сияющей полосой залива, и Сергей понял, что ни в какой фонд они уже не попадут. Успел написать десяток панических сообщений Олегу, прежде чем вспомнил, что сам вчера отобрал его телефон. Набрал сообщение через «Леру», указав вывести его на громкую связь в пентхаусе, хотел было вызвать полицию, но тут угрюмый телохранитель из ребят Кутха повернулся к Сереже и молча отобрал телефон.       Так же молча отбросил полу пиджака, обнажив шокер.       Сергей, глядя ему в глаза, медленно кивнул.       Остаток пути летели молча.       Он мог бы попытаться сбежать на парковке – но уж точно не в этом чертовом костюме, в котором не то, что драться – ходить сложно. Да и что тешить себя бесплодными надеждами – все равно бы не получилось.       Ничего, Олег им задаст. Наверное, он уже перевернул всю Башню и сейчас доедает последнего громилу из охраны Кутха.       Нужно было подать какой-то сигнал о помощи, но едва только он поднял руку, еще двое охранников выросли по обеим сторонам и вежливо, но непреклонно сопроводили его в переговорную «Корвуса». Рубинштейн, зашедший первым, предусмотрительно отгородился от него длинным столом, вынудив Сергея топтаться в дверях, как провинившегося школьника.       – Сереж, прекращай уже эти капризы, – устало сказал он, глядя в сторону, – ты всем создаешь проблемы.       – Да неужели? Извини, дядя, что моя спина оказалась на пути твоего ножа! – Сергей шагнул было вперёд, но охранник удержал его за плечо. Сергей раздраженно сбросил руку и прожег его взглядом. Надо запомнить имя этого ублюдка – Олег от него мокрого места не оставит.       – Тебе всё игрушки. Речь идет о серьезном проекте и серьезных деньгах.       – Я очень серьезен! Моя позиция остается прежней – никакой торговли данными. И ты это знаешь.       – Подумай ещё. Я распечатал все документы, изучи их внимательно. И научись, наконец, принимать взрослые и объективные решения.       – Да пошёл ты!       – Ухожу, – Рубинштейн поднялся и сделал знак охранникам, которые тут же оттеснили Сергея от двери. – Подумай, что ты теряешь.       Сразу после его ухода Сергея бесцеремонно обыскали, отобрав карточки доступа, наушники и, зачем-то, ремень. И оставили одного на добрых два часа.       За это время Сергей успел разбить камеры слежения, изорвать документы в мелкие клочки, разобрать найденные коммутаторы и модемы и соорудить примитивный, но работающий усилитель сигнала. Как только он доберется до телефона, пошлет сигнал о помощи, даже если они попытаются глушить сигнал.       Два часа. Как раз хватит, чтобы перевернуть весь офис. И зачистить следы борьбы. Когда Сергея притащили в пентхаус, кабинет был почти в таком же состоянии, как в ту первую ночь – одинокий диван посреди комнаты, пустой стол задвинут в угол. Все оборудование пропало, но это его уже не волновало.       Олега не было.       Вошедший следом Рубинштейн попятился назад, когда Сергей в гневе рванулся к нему. Охранники схватили его и прижали к полу, и он бессильно зашипел от боли и ярости.       – Только теперь понимаешь, да? – с деланным сочувствием сказал Рубинштейн. – У тебя есть веская причина сотрудничать.       И ушел. Придавленный ужасом и отчаянием, Сергей не сразу понял, что вновь остался один. Уже ничего не соображая, он бросился к двери, навалился на нее и закричал:       – Что вы с ним сделали?! Уроды! Что вы с ним сделали?!       Он в кровь разбил костяшки, молотя в дверь, и сорвал голос до хрипа. Но никто не пришел.

***

      Сергей провалился в беспамятство, скорчившись у двери, и выплыл из мутной полуяви на рассвете. Отчаяние немного отступило. Они не могли убить его. Просто потому, что это никак нельзя было уложить в голове. Олега нельзя убить, вот и всё. Невозможно.       И затем он подумал, немного отстраненно – это также было лишено всякого смысла. Если Олег мертв, у них не будет никаких рычагов давления. Пока он жив, Сергеем можно будет играть, как вздумается.       Он достал рассованные по карманам фрагменты усилителя – они были так самонадеянны, что даже не обыскали его во второй раз. Да и помещение, похоже, перерывали не особенно тщательно – их интересовали оборудование и документы, и только. А тайник в стене никто не потрудился искать.       Фрагмент стеновой панели отъехал в сторону. Сергей достал из ниши телефон Олега и маленькую «Беретту». Ни разу не использованный подарок, она лежала в тайнике с самого переезда Волкова, а телефон Сергей выключил и сунул туда после презентации, не придумав ничего лучше. И сейчас порадовался, что не взял его с собой на фальшивую «встречу с грантодателями».       Собрал усилитель, включил телефон, молясь про себя, чтобы аккумулятора хватило на один экстренный вызов – и забыл обо всем. Телефон завибрировал посыпавшимися уведомлениями от «Леры».       Олег был жив. Жив и далеко отсюда. И ничуть не взволнован – данные пульса были в норме. Вряд ли человек, которого удерживают где-то силой, будет так спокоен.       «Спаси меня, – Сергей подошел ближе к окну, настраивая усилитель. – Вытащи меня отсюда».       Он был так занят попытками связаться, что совсем утратил бдительность. И когда биометрический замок на двери запищал, слишком поздно было бросаться к пистолету. Вот почему его не обыскивали снова. И не тратили время на поиск тайников. Он сам всё сдал. Принес на блюдечке – и единственное оружие, и единственный способ связи с внешним миром.       – Времени даром не теряете, – сдержанно сказал Кутх, наблюдая, как охранники забирают у Сергея последнюю надежду на спасение.       Разумовский демонстративно отвернулся к окну:       – Любуюсь видами. Довольно роскошная тюрьма, как по мне: мало кто может похвастаться такими окнами. Да и сервис на высоте.       Кутх невозмутимо поставил поднос с едой на стол. Роль надзирателя его, похоже, нисколько не смущала.       – Прискорбно, что нам не удалось договориться.       – Это было мало похоже на переговоры, – фыркнул Сергей.       – Мне жаль.       – Позвольте вам не поверить, господин Кутх, – он повернулся и пристально уставился прямо в темные глаза, – что теперь намерены делать, пытать меня?       – Вам хорошо известно, что есть много других способов заставить человека делать то, что нужно, – мягко сказал Кутх, – признаю, ваше решение выслать Волкова из Башни было очень предусмотрительным. Придется потратить время, чтобы найти его. Или кого-то другого для тестов. Что ж, немного времени у нас есть.       «Выслать Волкова»? «Предусмотрительным»?       Сергей постарался не выдать радостного волнения. У них не получилось добраться до Олега. Он их раскусил и успел выбраться. У него точно есть план. Он придёт.       – А что не попробуете меня? – Осмелев, продолжил Сергей издевательским тоном. – Свежему апгрейду – свежие подопытные.       – Не хочу торопить события и, к тому же, подвергать риску ваш мозг. Как видите, я с вами предельно откровенен. Мы не закончили работу.       – Вам не удастся ее закончить в любом случае. Я не подпишу финальные документы добровольно.       – Я на это даже не надеялся.       – И на что вы будете давить, чтобы заставить меня?       – Не забывайте о форс-мажорных обстоятельствах. В случае вашей болезни ваш первый заместитель Вениамин Рубинштейн становится исполняющим обязанности главы компании. Напоминаю, что у него есть профессиональный статус психолога, который не будет подвергаться сомнениям, и который позволит поставить вам диагноз.       – И чем же я болен?! Шизофренией? Биполярным расстройством? Чумой?!       – Это пусть он решает, он же все-таки профессионал. Но, если вам интересно мое мнение: не думаю, что это будет что-то серьезное. Переутомление, может, депрессивное расстройство, нам же не нужно привлекать лишнее внимание. Коллеги отнесутся с пониманием и сочувствием, Рубинштейн временно встанет во главе компании, мы доведем проект до релиза: в том виде, в котором его представляет “Corvus Corp”. Он пройдет испытания, которые не покажут ничего противозаконного. Через некоторое время мы выпустим ряд обновлений…       – Знаете, когда злодеи вот так запросто рассказывают свои планы… Кутх устало пожал плечами:       – Когда вы уже поймете, Сергей. Я не злодей, вы – не герой. Вы – талантливый юноша, которому повезло реализоваться. Так везет не всем. “Raven Eye” был вашим шансом подняться очень высоко. Вы его упустили.       – “Raven Eye”. Вороний глаз, знаете, что не так с названием?       – На моей родине так называют растение для лечения глазных болезней, – холодно проинформировал Кутх.       – А на моей – ядовитый куст, плоды которого вызывают остановку сердца. Смотрите, не перепутайте безобидный цветок со смертельно опасным.       – Вы очень мило блефуете, – улыбнулся Кутх. – Я бы с удовольствием остался и поговорил еще, но дела ждут. Поешьте, силы вам пригодятся.       «Волчья ягода, – вспомнил Сергей, когда за Кутхом закрылась дверь. – Так тоже называют этот куст. Волчья ягода. Он придет. Я не герой, он герой. Он придет и спасет меня».
Примечания:
* «Мужчины в плащах всегда, похоже, управляют шоу»
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты