Держи меня, я без тебя не справлюсь

Гет
NC-17
В процессе
27
Размер:
планируется Макси, написано 111 страниц, 12 частей
Описание:
Ему было жаль. Безумно жаль ее, и себя, и их обреченные на вечные муки души… Сердце Сириуса разрывалось на части, и он прижимал ее к себе, как единственное сокровище, как хрупкий сосуд. Каким она, по сути, и являлась. Хрупкая, балансирующая на грани. Одно неверное движение, слово, взгляд – и она пойдет трещинами, рассыплется на мелкие осколки. И нельзя будет больше починить и собрать воедино Беллатрису Лестрейндж.
Примечания автора:
Нестандартный романтический пэйринг, идея которого пришла ко мне очень давно. Ну прямо давно, когда только вышел пятый фильм. Откровенно говоря, тогда я не приняла во внимание их родственные связи. Просто не заметила. И они как пара запали мне в душу. А теперь что есть, то есть.
В тексте присутствует изменение канона.
Сириус и Белла одного возраста.

Автор обложки - невероятная Tina Trainor)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
27 Нравится 133 Отзывы 8 В сборник Скачать

Глава IV: «Тени прошлого»

Настройки текста

Действительность

      — Здравствуй, милый, — эхом разносилось по всей черепной коробке. Тихие и знакомые слова пульсировали в голове, болью отдавая в висках. Сириус никак не мог заставить себя обернуться. Он ждал её, и теперь она была здесь. Но что дальше?       Никакое ожидание не могло подготовить его к этой встрече. Он нервно провёл по растрепавшимся волосам рукой и оторвал наконец взгляд от тени на стене.       — Здравствуй, Белла, — медленно, как во сне, он обернулся к дверному проему. Попутно пытаясь собрать себя, взять в руки и успокоить беспорядочно грохотавшее сердце. Ну уж нет, такого удовольствия он ей не доставит. Спустя столько мучительных лет он не покажет ей, как волнует его её присутствие.       Когда взгляд его, наконец, остановился на ней, Сириусу показалось сначала, что она не настоящая. Эфемерная фея, воспоминание, галлюцинация, тень из прошлого… Настолько она не изменилась. И лишь при внимательном рассмотрении можно было разглядеть некоторые поправки, что внесло в неё время.       Беллатриса стояла в проеме двери, опершись плечом на косяк. Её распущенные волосы змеями струились по плечам и спине. Пожалуй, они стали длиннее. Тонкая фигура никак не изменила формы, всё такая же стройная и изящная, как тогда, много лет назад. Чёрное платье плотно облегало её, словно вторая кожа. Длинные рукава прикрывали кисти до самых пальцев, подол лохмотьями болтался поверх сапог. Её светлая кожа была, пожалуй, слишком бледной. Вот и вся разница. Лицо, что давно не видело солнечного света, отдавало синюшной белизной. Резко очерченные скулы, впалые глаза, тени, что залегли под ними… Но Сириус по-прежнему не мог налюбоваться ею.       Ей, казалось, всё было к лицу.       Тёмные, огромные глаза ярко выделялись и сверлили Сириуса внимательным взглядом. Голова была чуть наклонена набок, будто тяжёлые локоны тянули её к земле. Губы сомкнуты, на лице застыла маска отрешённого интереса. Беллатриса была здесь и одновременно где-то далеко. Её взгляд был будто отрезан стеклянной завесой. Но там, за ней, что-то плескалось. Что-то происходило в глубине её души, но то была тоска или ярость, понять было совершенно невозможно.       Сириус не двигался. Он совершенно не знал, что делать, что говорить и как себя вести с Беллатрисой. Она тоже не подавала признаков интереса, но ведь зачем-то она пришла, так?       — Может, присядешь? — как бы невзначай бросил он, чтобы сказать хоть что-нибудь. Эта скверная тишина начинала раздражать. — Кикимер, притащи мне бутылку! — рявкнул Сириус, не дожидаясь ответа. Выпить сейчас будет очень даже кстати.       Она повернула голову на другой бок, и лёгкая улыбка тронула её губы. Белла оттолкнулась и сделала шаг навстречу.       — Присяду, чего уж, — пара шагов сильно сократила расстояние между ними, и Беллатриса величественно опустилась на диван, гордо вскинув голову. Взгляд её снова устремился на него. И снова эта улыбка, пробирающая до дрожи. — Как жизнь? Выглядишь прискорбно, — нараспев произнесла она, оглядывая Сириуса с ног до головы.       — Уж не хуже тебя, дорогая, — парировал он, напуская на себя несуществующее в природе безразличие. — Ты пришла вести светские беседы? Пока выходит не очень живо, — он усмехнулся, выхватывая бутылку у домовика.       Кикимер презрительно скривился и засеменил к выходу. Сириус откупорил её и налил себе в стакан.       — Не желаешь угоститься, дорогая? — он растянул губы в приторной улыбке, слегка поклонившись ей.       — Может, и желаю.       — А вот и перебьёшься. Прости, у меня всего один стакан, — он опрокинул порцию огневиски в себя, не моргнув глазом, а затем устроился у стола, облокотившись на него. Так он оказался прямо напротив Беллы. — Ну так что, обсудим погоду? Метель сегодня просто невероятная! Не находишь? — тепло внутри начало разливаться и подзадоривать его язвительность.       — Не паясничай, милый. Тебе не к лицу. Ведёшь себя, как круглый идиот, — она была спокойна, сидела с прямой спиной высоко поднятой головой, перекрестив лодыжки.       — Ох, прости, — Сирис изобразил притворное раскаяние и вскинул руки в знак поражения. А затем наклонился к ней ближе. — И всё-таки… Зачем ты здесь? Неужто соскучилась? — он прищурился, разглядывая её лицо.       — Не неси чепухи, тебе совсем остатки разума расплющило в Азкабане! — глаза её недобро сверкнули.       — Могу то же сказать о тебе, — Беллатриса вскочила на ноги, взмахнув потрёпанными юбками. Сделала несколько вдохов-выдохов, затем снова опустилась на диван. Презрительное выражение оставило свой след на её красивом лице.       — Что ж, раз обмен любезностями подошёл к концу, правила этикета требуют перейти к сути вопроса! — Сириус подавил глупый смешок. Довольный собой и тем, что смог вывести её из себя. «Правда, она всегда глаза колит, да, милая?»       — Я что же, не могу навестить милого братца после столь долгой разлуки? — невинно произнесла она, кокетливо хлопнув ресницами.       «Да ты издеваешься…»       — Туше, дорогая. Ты меня уделала, — он посерьёзнел и снова сделал глоток.       — Я хотела кое-что обсудить с тобой, — её тихий голос заглушал порывы ветра за окном. На секунду Сириус бросил взгляд туда и снова устремился к Белле. — Как поживает твой крестник? Мальчик, наверное, совсем уже взрослый.       — К чему ты клонишь? Давай ближе к делу.       — Отдай мне мальчишку, и никто больше не пострадает.       Да уж, ближе некуда.       — Ты серьёзно сейчас? — Сириуса одолевало возмущение.       — Да, вполне серьёзно, — она поднялась на ноги снова и сделала шаг по направлению к нему. — Ты же знаешь, что грядёт. И ты знаешь, что это неизбежно. Ты что же, хочешь, чтобы погибли все твои друзья? Сохраняя жизнь одного мальчишки?       — Кто погибнет, это ещё вопрос времени. Нет, ну ты меня удивила. Ты на полном серьёзе хочешь, чтобы я отдал тебе крестника… Он мне как сын! И его я буду защищать ценой своей жизни, если потребуется! — Сириус рассердился. Прийти с такой заведомо провальной просьбой… — Ты совсем меня позабыла, дорогая, раз всерьёз решила вот так об этом заявить.       Беллатриса стояла рядом, невозмутимо буравя его взглядом.       Он же начинал вскипать:       — Или ты совсем идиотка.       — Фи, Сириус, как грубо, — она надула губы и бросила на него обиженный взгляд. Помедлила немного и продолжила как ни в чём не бывало: — Тёмный Лорд набирает силы. Он получит своё. Я же хотела пойти по пути меньшего сопротивления, — Белла так невинно сложила руки за спиной и хлопала ресницами, ну точно издевалась. — Ты же помнишь пророчество…       — О да, я помню пророчество, — Сириус зло посмотрел на неё, встретив такую же резкую перемену в её лице. — Отлично помню, как ты скрыла от меня такую мелочь.       — Я бы не стала этого скрывать, не будь ты таким идиотом! — взвизгнула она и метнулась в сторону.       — Да кто ещё идиот, Белла! Предлога глупее ты придумать не смогла, чтобы явиться сюда?       — Предлог отличный, а ты, — она ткнула в его сторону указательным пальцем, — никогда не умел жертвовать малым для великой цели! — Белла резко обернулась и бросила на него взгляд, полный ненависти.       — А для тебя человеческие жизни всегда были чем-то несущественным? — спросил он и тут же добавил: — Хотя нет, не всегда! Я отлично помню времена, когда убийство повергало тебя в ужас!       — Да, было время, — она остановилась. Помолчала немного, и голос её стал тихим и упавшим: — Пока ты не предал меня.       — Я не предавал тебя. Ты бредишь, милая. У нас как раз разошлись взгляды, что есть малая жертва, а что — великая цель, — Сириус серьёзно на неё посмотрел, но Беллатриса будто уже не слушала.       — У всего есть своя цена, Сириус. И сейчас я это понимаю. Одна жизнь может стоить тысячи других. Из-за твоего мальца сложат головы многие сотни, попомни моё слово!       — Он хороший человек, и его жизнь будет стоить сколько угодно жертв, добровольных и искренних! — горячо произнёс он, активно жестикулируя. — И не всё окрашено в чёрный и белый, милая. Жертв всегда можно попытаться избежать, — Сириус не мог поверить, что именно Гарри они обсуждают сейчас в его гостиной.       Беллатриса вышагивала взад-вперед, шурша подолом. Она обогнула диван и теперь носилась позади него, будто щитом оградилась.       — Что?.. Что я слышу? — Беллатриса, казалось, осознала что-то невероятное. — Это говоришь ты? Ты, Сириус, до сих пор считаешь, что жертв можно избежать? — нервный смешок вырвался из её груди, и она прикрыла ладонью рот. — Наше совместное прошлое ничему тебя не научило?       — При чём здесь это! — рявкнул он, всё ещё не понимая, к чему она ведёт. — Ты сама себя сделала жертвой, дорогая!       — Это ты во всем виноват! — вдруг выкрикнула она, крутанувшись на каблуках и разразившись злобным хохотом. — Да, милый… Такой ты смешной! — бросила Белла, подавив смешки. Её аж пополам согнуло то ли от смеха, то ли от злости.       — Да и в чём же это я виноват?       — Тебе что же, напомнить, как ты меня бросил? Как отказался от меня в угоду своим дружкам? Это ли не пример жертвенности, дорогой? — она выпрямилась и произносила слова на редкость спокойно и тихо, будто и не била её истерика секунду назад. До него начинало доходить, что за чертовщина здесь творится.       — Чёрт бы тебя побрал, Белла. Ты… Что ты несешь вообще? Я от тебя никогда бы не отказался, если бы ты была честна со мной! Если бы ты выбрала меня, а не Пожирателей и безумца в их главе! — Сириус не знал себя от злости.       Что эта сумасшедшая женщина вообще несёт?! Всё здесь происходящее, её резкие перепады настроения и дебри, в которые их завёл этот разговор, просто бесили и одновременно связывали его по рукам. Сириус прекрасно помнил, при каких обстоятельствах они расстались. И он понимал, что никакие разумные доводы, крики или увещевания её не убедят. Не убедили уже тогда. Эта бессмыслица ничем хорошим не кончится…       И пока его раздирала ярость и безысходность, она напротив становилась всё тише и увереннее.       — Сириус, я всего лишь хотела счастья. Капельку тепла и понимания, — Белла стояла, провожая взглядом Сириуса. Теперь пришла его очередь мерить шагами комнату. Она наблюдала за ним и говорила медленно, растягивая слова.       — Я давал тебе всё, что мог, — бросил он, махнув рукой в её сторону.       — Я единственный раз попросила тебя о помощи…       — Я был рядом и помогал тебе всегда, всегда! — он выдохнул раздосадованно, понимая, что она ни черта его не слушает.       — А ты не стал даже слушать… Ты был со мной, но не за меня… Так было всегда, — Белла всё больше погружалась в себя, не замечая ничего вокруг.       — Белла! — крикнул Сириус, силясь до неё достучаться. — Белла! — он подлетел к ней и встряхнул, удерживая за плечи. Она мотнула головой и сфокусировала взгляд на нём. Затем медленно брови её поползли к переносице, выражая недовольство. — Белла, послушай себя, что ты несёшь! Ты сама-то хоть веришь в то, что говоришь?..       — Я знаю, что я говорю! — она снова начинала злиться. — Ты…       — Что? Что я? Я выхаживал тебя, ждал, был рядом всегда, когда ты в этом нуждалась!       — Нет… Ты не стал помогать мне…       — Очнись, Белла! Я не стал помогать тебе, когда ты покинула меня! Когда ты захотела быть Пожирателем, а не числиться им!       — Что ты несёшь, я была с тобой! Я хотела быть только с тобой! — Беллатриса снова начала повышать голос, но он всё ещё удерживал её за плечи, так что начать выхаживать не получилось.       — Ты хотела, чтобы я убивал людей, — Сириус заглядывал ей в глаза, силясь донести свою мысль.       — Людей, которые причиняли мне зло! А ты не защитил меня от них! — она использовала запрещённый приём, хотя и знала, что не права сейчас. К чёрту.       — Белла… Я не убийца. Ты знаешь это. И ты знала это тогда.       — Я надеялась, что ради меня…       — Что? Что я продам душу Дьяволу?       — Да! — она свирепо посмотрела на него. — Ты мог бы! Мог бы защитить меня, но нет! — продолжала гнуть свою линию Белла. — Тебе было плевать, что они били и унижали меня, — она с отвращением выплёвывала эти фразы, глядя прямо на него. Она попыталась вырваться, но не вышло. Он держал крепко.       — Мне никогда не было плевать! — Сириус со злости сжал её плечи ещё сильнее, встряхнув. — И я бы мог, да. Я убил бы ради тебя кого угодно и пошёл бы за тобой куда угодно, если бы ты захотела…       — Я хотела!!!       — Если бы ты захотела меня! Нас!!! А не… его.       Повисла тишина. Сириус отпустил Беллу, оттолкнув от себя. Она пошатнулась, но осталась стоять как вкопанная. Отбросила с лица волосы и потёрла плечо с отвращением. Он же на шаг отступил, но зрительного контакта не прервал.       — Сириус, ты просто трус. Никчемный, жалкий трус, тебя не волнует ничего, кроме…       — Заткнись.       — …тебя самого, только для себя ты стараешься…       — Заткнись, Белла!       И она замолчала. Непонимающе уставилась на него. Куда бы ни заводили их перепалки, так груб он ещё с ней не был.       — Напомню, милая, — Сириус произнёс это с таким презрением, будто от этого слова одолевала горечь во рту, — твою просьбу целиком, — Белла оторопело смотрела на него, тяжело дыша. — Ты просила меня примкнуть к нему. Стать Пожирателем. Стать убийцей, лжецом и предателем. Всё это противно мне, дорогая. Как и ты, — эту фразу он бросил ей прямо в лицо, подойдя ближе. — Я бы убил. Снёс бы всех и вся с твоего пути, если бы ты хотела быть со мной. А не с той тьмой, что пожирает тебя. Я устал вытаскивать тебя оттуда, но продолжал бы хоть до самой своей смерти, если бы ты этого хотела, — Сириус снова отступил на шаг и отвернулся, проведя рукой по волосам.       А Беллатриса всё молчала, выслушивая его хлесткие слова. Пытаясь их переварить, будто слышала впервые. От удивления глаза её округлились, брови полезли на лоб. Ртом она хватала воздух, как рыба, брошенная на берег. Всё тело вытянулось, как струна, волосы снова упали на лицо, но этого она не замечала.       — Но продаваться во имя Тёмного Лорда я бы не стал никогда. И Гарри я не отдам никогда и ни за что. Ты должна бы получше меня знать. Милая, — он снова обернулся к ней. С болью и ненавистью во взгляде. «Чего ты ожидал, глупец? Её больше нет. Она умерла много лет назад. Но в одном она права: ты не смог её спасти…»       Белла совладала с собой. Снова надменное выражение расползлось по её лицу с презрительной усмешкой. Она повернулась к нему полубоком, отбросив прядь с лица.       — Знаешь, милый, как бы тебе не хотелось это признавать, предателем ты всё-таки стал. Нельзя было остаться для всех хорошим, да? От кого-то нужно было отвернуться…       — Белла…       — Оглохни! — бросила она, выхватив волшебную палочку из-под длинного рукава.       Сириус охнул и отлетел, с силой врезавшись в противоположную стену. Он сполз по ней и на пару секунд от неожиданности расфокусировался. Но быстро взял себя в руки, доставая палочку из-за пояса. Что ж, значит, война.       Полетели искры и молнии, в заряженном воздухе гостиной только и слышались окрики и грохот разбрасываемых предметов. Все ещё оглушённый Сириус пытался обезоружить Беллатрису, но никак не мог поймать фокус: у неё было явное преимущество атакующей, а ему звон в ушах мешал сосредоточиться. Но, тем не менее, попасть в него ей больше не удавалось. Диван попал под линию огня, аларте аскендаре подбросило его в воздух и тот с треском приземлился рядом с Сириусом, поднимая клубы вековой пыли. Пружины показались из покорёженного каркаса, прорывая обивку с характерным звуком.       В ограниченном пространстве сыпалась штукатурка и отлетали от стен яростные проклятия, оставляя следы и посыпая головы пылью. Белла заправски нападала, со злобой, яростно и беспощадно. Её охватила обида и жажда мести, сознание заволокло чёрной дымкой, и лишь безумный блеск в глазах прояснял хаотично мечущиеся мысли. Она не давала Сириусу ни секунды передышки, он только и успевал что отражать её выпады, обороняясь и силясь не споткнуться об крушимую мебель.       Он отскочил, чертыхаясь и прикрывая голову руками. Быстрого взгляда на Беллатрису было достаточно, чтобы понять её намерения. Она не отступит. И пойдёт до конца. Белла, причудливо закручивая палочку, выкрикнула инсендио, воспламеняя стол перед Сириусом. Тот только и делал, что останавливал её контрзаклятьями. Агуаменти — стол потух, заливая потоками обуглившийся ковёр. Он не хотел её ранить, только обезвредить, а потому приходилось лишь защищаться. Да и позиция защиты давала слабину — она-то явно была настроена решительно. Её лицо искажала ярость, а при метком попадании довольная, безумная улыбка касалась её губ.       Сириус перекатился в другой конец комнаты, прикрывшись от неё комодом. Перевёл дыхание и, собрав последние силы, снова ринулся в бой. Попутно проклиная себя на чём свет стоит. И её заодно.       — Экспеллиармус! — в этот раз он попал, и её палочка вылетела из рук. Белла взвизгнула и бросилась к нему, но остановилась на полпути, когда он направил палочку на неё. Она тяжело дышала, стоя среди завалов и хаоса, что здесь учинила. Злобно сверлила его взглядом исподлобья, силясь отдышаться.       — Я убью тебя, Сириус, сегодня или через год, неважно. Но я сделаю это.       — Не сегодня уж точно, — он всё ещё держал её на прицеле, тоже восстанавливая сбившееся дыхание. — Пока что моя взяла.       — Тебе повезло, милый. Но я вернусь и прикончу тебя.       — Ты пока никуда не ушла. С чего ты взяла, что вообще выберешься отсюда?       — А ты что, угрожаешь мне? Брось, Сириус. Сам же сказал, ты не убийца, — Белла заметно расслабилась и улыбнулась в попытке заговорить ему зубы. Сделала шаг навстречу, глядя на него искоса.       — Стой где стоишь, Белла, чёрт бы тебя подрал! — и снова Сириус стал злиться, а она обретала уверенность и спокойствие. Им всегда было легко манипулировать, лишь выводя на сильные эмоции.       — Ладно, ладно, — она подняла вверх ладони и перекатилась с каблуков на носки, задерживаясь на месте.       Сириус лихорадочно соображал. Ну и что же с ней теперь делать? Нельзя же её просто отпустить, а прикончить рука не поднимается. Он злился в большей степени на себя сейчас, ведь исход действительно один. Вопрос лишь в том, у кого духу хватит всё это прекратить. Связать её? Вызвать орден? Или Министерство? И что дальше? Как объяснить, какого чёрта здесь произошло?..       Пока он размышлял, на долю секунды переключив внимание с неё вглубь себя, Белла довольно улыбнулась. И этого мгновения ей хватило, чтобы напасть. Серебряное лезвие, взявшееся не пойми откуда, полоснуло воздух. Сириус широко раскрыл глаза, обнаружив, что кинжал летит прямо ему в лицо, отшатнулся и потерял равновесие. Острие скользнуло по щеке, оставив едва заметную царапину, Сириус упал на спину и потерял противницу из виду. Ей хватило этого времени: пока он уворачивался, она метнулась с места, и к моменту падения уже выхватила свою палочку из его пальцев. Сириус растянулся на полу, сбитый с толку таким резким выпадом, а она уже тёмной тенью нависла над ним в боевой стойке и с довольной ухмылкой, блуждающей по губам.       Секунды тянулись мучительно медленно. Белла не шелохнулась, улыбка застыла, будто восковая маска. Из пореза сочилась кровь, но Сириус не обращал на это никакого внимания. Он смотрел на неё, приподнявшись на локтях. Неужели вот так всё и кончится? Он снова упустил возможность, не поднялась его рука. Он не смог даже сформировать эту мысль — что может убить её. Но почему она медлила?       — Белла, — позвал он тихо, и она встрепенулась, словно и не здесь сейчас блуждали её мысли. Он бы многое отдал, чтобы знать, что творится в её голове…       Беллатриса посмотрела на него и снова занесла руку с палочкой, поджав губы. Довольное выражение сползло, уступая место растерянности. Глаза округлились, словно она испугалась, а затем нервная дрожь пробежала по её телу. Она закусила губу, и взгляд её метнулся куда-то в сторону и быстро вернулся к нему. Сириуса настигло подозрение, что она так же мечется, как и он минуту назад. Он медленно приподнялся на руках, не разрывая зрительного контакта, и сел, нащупывая свою палочку.       Это движение не ускользнуло от неё.       — Экспеллиармус! — нервно произнесла Белла и отбросила его палочку прочь. — Сидеть, пёс, — её начинало колотить, но проклятье она так и не произнесла.       — Белла, прошу, — Сириус снова позвал, наблюдая, как она меняется в лице. Он отчаянно цеплялся за её внимание и рассчитывал им всё-таки завладеть.       — Заткнись, Сириус! — рявкнула Белла, дрогнувшей рукой направив палочку ему на грудь. Но в ту же секунду он резко скользнул вниз, задевая её ноги. Она потеряла опору и, взвизгнув, полетела на пол. Зелёная молния вырвалась из палочки и ударила в потолок, отчего несчастная штукатурка разлетелась белым снегом по комнате. Сириус поймал Беллу и подмял под себя.       Без борьбы не обошлось, но отбивалась она недолго, приняв поражение. Широко распахнутыми глазами уставилась она на его лицо, что так близко сейчас нависало над ней. Настолько близко, что она чувствовала его тёплое, хмельное дыхание. И стук его сердца, что норовило пробить рёбра и вырваться наружу. Такое сильное… Ей вдруг стало так тепло. На миг, короткий миг Беллу отбросило назад. В то время, когда тиски его объятий дарили покой и умиротворение…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты