Родная дочь Харгривз

Гет
NC-17
Завершён
34
автор
Мисьё_Заяц соавтор
Размер:
44 страницы, 6 частей
Описание:
Кто бы мог подумать, что у сэра Харгривза помимо семерых приемных детей окажется одна родная дочь?
Посвящение:
Зайцу, которая нарисовала обложку
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
34 Нравится 16 Отзывы 10 В сборник Скачать

Окончание войны

Настройки текста
       Даниэль окончательно проснулась через два часа после того, как последний раз уснула. В постели было удивительно уютно, до тех пор, пока она не попыталась встать. Трусы снова отсутствовали. Мышцы ног неприятно заныли — видимо сказалась позиция ночью во время их первого раза с Квентином. Первый раз. Первый раз с Квентином. Номером Пять. Это звучало как полный абсурд, а на практике было еще и до жути странно. Они знали друг друга меньше двух месяцев и уже переспали. Даниэль даже не знала, что точно к нему чувствует и буквально пару дней назад планировала его случайное убийство. Изменилось ли что-то теперь? Девушка прислушалась к своим ощущениям пока принимала душ. Пока одевалась и спускалась на завтрак, после которого отец планировал покинуть их на некоторое время. Но ответ так и не приходил. Это несколько омрачало сегодняшнее утро. Спустившись вниз, она привычно заняла место рядом с Клаусом и пожелала всем доброго утра. Эллисон при этом странно на нее посмотрела, так же странно она смотрела на Квентина. А тот в свою очередь был невозмутимым. Столкнувшись взглядами с Даниэль, он едва заметно улыбнулся ей, от чего она почувствовала, как к щекам приливает жар. «Краснею, как школьница. Черт, и что вообще на меня находит. Ну, он мне нравится, но не настолько же», — подумала она, отворачиваясь от него и устремляя свой взгляд в свою тарелку, которая пока пустовала. Через несколько минут начался завтрак, но есть совсем не хотелось. Даниэль немного поковыряла глазунью вилкой, затем отложила ее и выпив чуть меньше, чем половину стакана с соком, начала наблюдение за завтракающей родней. Почти все делали вид, что они просто завтракали, изредка перебрасываясь парой фраз и только Клаус и Бен о чем-то активно болтали, как поняла Даниэль, на языке жестов. Это было не заметно, если не приглядываться. «Интересно, а если отрубить глухонемому пальцы, он будет говорить?», — почему-то пронеслось в голове Даниэль, но ответа на этот вопрос она либо не нашла, либо посчитала его слишком очевидным, что бы озвучить его даже самой себе. — Что ж, завтрак окончен, — через двадцать минут после начала завтрака сэр Реджинальд поднялся. — И я вынужден сообщить, что мне пора. Я надеюсь на ваше благоразумие и на то, что вы не станете разносить дом или еще что-либо. Провожать меня не нужно.        Дети молча проводили отца взглядом, затем Диего посмотрел на каждого из сидевших за столом, а затем поднялся: объявляю свободные от контроля дни открытыми, дамы и господа. Не знаю, кто чем займется, а я пока отправлюсь к себе. И он ушел, первым покинув столовую. Через секунду вслед за ним поднялись Лютер и Эллисон. Они вышли немного подождав друг за другом и Даниэль внезапно пришла мысль о том, что ей изрядно интересно, когда эти двое стали так близки, но это был вопрос на потом, сейчас она хотела пойти почитать немного, а после может закончить работу над картиной. Она еще не знала, хочет ли она вообще заканчивать этот недопортрет номера Пять. Поднявшись из-за стола, она заметила, что Пятого уже нет в столовой и немного расстроилась. — Не хочешь пойти с нами в город? — Клаус прервал ее раздумья. — Нет, сегодня должны привезти пианино, хочу больше попрактиковаться в игре. — Как знаешь. — он пожал плечами, вставая и кивая Бену и Ване, что бы не шли за ним, но Ваня остановилась. — Знаешь, я играю на скрипке и мы можем сыграть вместе сегодня. Думаю, многие будут рады послушать музыку.        Даниэль кивнула, соглашаясь с этим предложением, а затем направилась к двери. Было какое-то странное предчувствие чего-то нехорошего, что сосало под ложечкой и повышало тревожность, но она пока решила не обращать на это внимание. Может быть, это все стрессы, или метеорология, или луна так влияет на организм, что бы это не значило. В любом случае, она не хотела сейчас тратить время на разбирательство с этой проблемой, которую она не видела особо проблематичной. Покинув столовую, она решительным шагом направилась в библиотеку. Миновав несколько ступеней, она вдруг почувствовала головокружение. Где-то в мозгах отчётливо пронеслось: пусть все сгорит, все должно гореть. Но девушка быстро вернула контроль над собой, схватившись за лестницу и вздохнув воздух так глубоко в легкие, как могла и начала выдыхать, считая от ста. Девяносто девять. Голос становится громче, требуя поджога. Девяносто восемь. Очертания лестницы пропадают, погружаясь в дымку. Девяносто семь. Девушка оседает на ступеньки, сжимая руки. Девяносто шесть. Голос становится тише. Девяносто пять. Разум проясняется, давая видимость. Девяносто четыре. Голос затихает, а стены перестают двигаться. Снова вдыхая воздух, она поднимает голову, закрывая глаза и чувствуя слабость после этого приступа. Такое случилось второй раз в ее жизни. Первый был незадолго до последнего испытания отца и она также не обратила внимание, как на свою тревожность. «Это просто паническая атака. Не более. Никто все равно не станет с тобой возиться сейчас», с усилием она встала, снова начиная подниматься по лестнице, но уже медленнее и осторожнее. Она решила пойти в свою комнату, а не в библиотеку и немного отлежаться там.

***

       Думая немного полежать Даниэль проспала почти весь день. Сама не зная, почему она это сделала, девушка списала на приступ. Решив, что было бы неплохо все же поработать с картиной, она прошла к мольберту, на котором должен был быть рисунок и замерла, так как на месте его не оказалось. Непонимающе уставившись на пустое место, Даня огляделась, решив, что он может быть где-то рядом, но его явно не было в комнате. «Его кто-то украл… Но кто?», — мелькнула догадка, но этим заниматься не хотелось, к тому же она вспомнила, что сегодня должны были днем доставить пианино, а значит, оно уже было внизу. Вспомнив об этом, она направилась вон из комнаты, надеясь, что в гостиной никого не будет и она сможет спокойно помузицировать. Преодолев расстояние до гостиной, она выглянула из-за дверного проема и медленно оглядела комнату. Внутри никого не было, поэтому она без неприятностей дошла до пианино и с восхищением провела по крышке пальцами. Поверхность была гладкая и холодная, от чего по коже пробежали мурашки. Улыбнувшись, Даниэль села на небольшой стул перед ним и открыла клавиши, которые блеснули в неярком свете искусственного освещения. Пробежав по клавишам и выудив необходимые звуки, Даня немного размяла пальцы и начала наигрывать что-то легкое, почти воздушное, чтобы не особо напрягаться. Девушка играла самозабвенно, постепенно переходя к чему-то более серьезному, когда ей начал кто-то подыгрывать. Звуки скрипки вклинились в стройный ряд звука пианино, делая его куда более сложным. Отведя взгляд ненадолго от клавиш, Даниэль заметила рядом Ваню, что сосредоточенно аккомпанировала ей на скрипке. Видимо, услышала пианино и решила, что было бы неплохо сыграть вместе. Даниэль немного подстроилась под скрипачку. «Целый концерт получается… Может нам свою группу заделать? Было бы круто, но не думаю, что мы были бы популярны», — подумала Даниэль, проигрывая окончание и отнимая руки от белоснежно-черных клавиш. Справа послышались жалкие аплодисменты. Повернув голову в их сторону, она заметила, как Клаус показывает ей поднятый вверх большой палец, одобряя затею девушек. Ваня так же закончила свою игру. — Спасибо, было приятно поиграть с тобой. — Да, и мне, — Даниэль кивнула. — Что ж, после недурной музыки, пора бы и поужинать. Молодцы, девочки. — Эллисон посмотрела на часы, слегка хмурясь, а затем чуть покачиваясь направилась в столовую.        Вслед за ней пошли и остальные слушатели: Бен, хвалящий игру Вани и Дани; и Клаус, который был занят какими-то своими мыслями и не хотел участвовать во хвальбе. Остальные уже были в столовой. Они явно слышали музыку, но были не так заинтересованы в том, откуда она. Рассевшись по местам, они через несколько секунд приступили к поглощению пищи. Даниэль, сидя на своем месте, посмотрела на пустующий стул отца и глубоко вздохнула, надеясь, что у них все будет в порядке и что ничего страшного за это время не случится. — Ты точно не хочешь с нами? — Клаус прервал ее мысли, дотронувшись до ее руки. — М? — она повернулась, сначала вовсе не поняв, о чем он — Нет, я предпочту провести это время дома. Но спасибо, что спросил еще раз. — Ладно. Но не думаю, что у нас еще будет такая возможность. — Наверное, — Даня пожала плечами, приступая к своему цыплёнку на тарелке. И может, она зря отказывает, но она маловероятно будет жалеть об этом.        После ужина все разбрелись по своим делам: кто-то просто ушел в комнату, кто-то направился подышать свежим воздухом, а кто-то просто шатался без дела. Даниэль решила выйти на улицу, чтобы немного проветриться перед тем, как найти Квентина и потребовать картину назад. Она уже догадалась, что это мог быть он, ведь на холсте было почти его лицо. Но он сам нашел ее. Присев на скамейку под деревом, Даниэль откинулась на спинку, закрывая глаза и ни о чем не думая. А Квентин в этот момент оказался за скамейкой и наклонившись, поцеловал девушку, но прежде, чем она успела что-либо сделать, уже выпрямился и занял место рядом с ней. — Думал, что ты уже в комнате, но увидел тебя из окна. Ты в порядке? Выглядишь устало. — Да, я в порядке. Просто, наверное, слишком много спала, от того и вид такой. Не о чем беспокоится, кроме того, что ты украл мои трусы и картину. — Трусы это мой трофей после встреч с тобой, а картина, она получилась довольно милой. — Но она испорчена. — И что? Это твои чувства ко мне, — он самоуверенно вскинул голову — хоть ты меня почти и сожгла. — Я ненавижу тебя. — честно призналась Даниэль. — Правда? То есть если я попрошу тебя сказать мне это в глаза, ты скажешь и даже не моргнешь? — Да иди ты, тоже мне, — она повернулась в сторону от него, но только дала ему повод обнять себя. — Я так и думал. Хочешь, нарисуем круги на полях? — Нет, это слишком глупо, а портить прекрасное поле недалеко отсюда я не хочу, спасибо. Лучше пойдем в дом.        Он выпустил ее из объятий и вместе они отправились внутрь, ведь у них, как оказалось, было еще много дел.

***

       Без сэра Харгривза дети особо не соблюдали распорядок дня, а Пого был слишком лоялен к детям, поэтому особо их не напрягал. Поэтому следующим днем Клаус в сопровождении Бена и Вани покинул дом. Они решили посетить несколько культурных и не особо мест, где порой бывали только мельком на заданиях, ведь особо их из академии не выпускали и то, только в сопровождении. И сначала было даже весело. Они прошли по нескольким картинным галереям, потом забрели в какое-то кафе, где увидели милейшую официантку. У нее были почти белые волосы и ярко-зеленые глаза. Она и сама ими заинтересовалась, ласково обхаживая и интересуясь, нужно ли им что-то еще почти каждые пять минут. После кафе они отправились в парк и там покатались на аттракционах в тематическом парке рядом с обычным. Поели мороженого и Бен и Ваня потом еще долго не могли уговорить Клауса пойти в дом страха. И так не уговорив, остановились отдохнуть под большим раскидистым деревом. — Знаете, отличный денек. — Бен растянулся на траве, глядя на закатное небо, которое были сине-розовым сейчас. — Да, это точно. — Клаус же прижался спиной к стволу дерева, чувствуя через ткань футболки его кору.        Мимо проехала девушка на велосипеде, но через несколько секунд вернулась обратно. Это была та милая официантка: О, вижу вас второй раз за день, это к удаче. — Она улыбнулась, слезая с велосипеда и облокачиваясь немного на него, явно переводя дух. — Дааа, ты ведь Рейчел, верно? — Запомнил мое имя на бейджике? Похвально. Да, решила тут покататься после работы. Не думала, что в таком большом городе выберу именно тот парк, где будете вы.        Клаус смотрел со стороны на общение Бена и Рейчел и ему эта девушка сейчас показалась странной. Она за время разговора ни разу не моргнула. Да и сейчас, ее глаза оставались широко открытыми и это пугало его, в то время как ни Бена, ни Ваню это не смутило. — Ладно, удачи вам, — пожелала девушка, перекидывая ногу через велосипед и переводя взгляд на Клауса и тот был уверен, что у нее сейчас глаза немного засветились.        «Нет, это бред какой-то. Просто показалось», — подумал он, вставая и провожая девушку на велосипеде взглядом. Она исчезла из виду так же быстро, как и появилась. Решив, что и им пора, он собрал свою маленькую компанию и они отправились на автобус, ибо благополучно забрали как можно дальше от дома.

***

       Без всех в доме было еще скучнее. Академия разбрелась кто куда и Даниэль даже показалось, что они больше не вернутся. Эта мысль пугала ее, ведь не хотелось бы вступить в команду, которая распалась через месяц, после ее прихода. Решив, что для игры настроение в самый раз, она тихонько пробралась в гостиную и села за пианино, когда услышала звук, с которым появится мог только номер Пять. Тихий треск и он уже сидит рядом на стуле и задумчиво смотрит на нее. — Сыграю с тобой? — Если ты умеешь. — Вполне.        Он проиграл что-то по клавишам и выжидающе посмотрел на девушку. Та в свою очередь сделала тоже самое, но на своей половине. Квентин присоединился и вот они уже играли в четыре руки, понемногу отвоевывая себе пространство. Они даже это умудрились сделать неким поединком. В конце концов победила ничья, так как оба отняли руки от клавиш одновременно. Даниэль хотела что-то сказать на счет этого, поворачиваясь к Квентину, но тут же забыла о том, что хотела. Номер Пять смотрел на нее так пристально, что захотелось его поцеловать, что она и сделала. Приблизившись, она прижалась губами к его, но вспомнив, где они находятся, отстранилась. Квентин коротко вздохнул, поджимая губы, так как это все его немного бесило. В целом ему было наплевать на дурацкие правила, поэтому он притянул девушку обратно, сам целуя ее и не давая путей к отступлению. Когда поцелуй закончился, Квентин встал, помогая девушке выйти из-за пианино. — Не против провести со мной вечер? Я нашел сносный кофе и готов поделиться с тобой. — Только если ты туда ничего не добавил. — глаза Даниэль сощурились, выдавая ее подозрения. — Нет. Мне не приходится этого делать, ты уже моя. — Квентин усмехнулся — То есть… — Тссс. — он приложил палец к губам и направился в сторону кухни, явно не желая продолжать эту тему, а озадаченная Даниэль направилась за ним и ей уже не было так весело.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты