Кадмейская Победа | Cadmean Victory Remastered

Гет
Перевод
NC-17
В процессе
387
переводчик
Verruckt_Lenz бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13720575/1/A-Cadmean-Victory-Remastered
Размер:
планируется Макси, написана 331 страница, 37 частей
Описание:
Побег Питера Петтигрю оставил глубокую рану в душе Мальчика-Который-Выжил, сыграв решающую роль на формировании его личности. Наступает новый учебный год, в Хогвартсе проводится Турнир Трёх Волшебников, у Гарри появляется шанс на спокойный четвёртый курс, потраченный на самосовершенствование. Однако, понятия Гарри Поттер и год без приключений несовместимы друг с другом. Уже более взрослый, зрелый и тёмный Гарри, несущий в себе следы одиннадцати лет полного одиночества возвращается в Хогвартс.
Посвящение:
Посвящается здравому смыслу, любителям циничного Гарри, а также некоему Расику.
Примечания переводчика:
Все права соблюдены: https://drive.google.com/file/d/1yh11Dqruke7--MD64aDai-KUlnIp43n1/view?usp=sharing
**Поддержать переводчика:**
MasterCard: 5375414126155547
Не забывайте поддерживать перевод лайками и комментариями.
**Эпиграф:**
От бескорыстного мальчика, вытащившего Философский камень из зеркала Еиналеж, до жестокого, тёмного мага, идущего по головам своих врагов ради своей цели и не оставляющего свидетелей своих преступлений в живых. Здесь нет розовых пони и фей, зато имеется циничный Гарри, сумевший побороть комплекс героя. К курсу так шестому...
**Предупреждения:**
**(!)** Не дамбигад. Не уизлигад.
**(!)** Главы в оригинале выходят каждые 4 дня. Главы на русском будут выходить каждые 3-5 дней.
**(!)** Курсивом веделяются мысли Гарри/Флёр.
**(!)** Жирным шрифтом выделяется парселтанг и формулы заклятий.
**(!)** Флёр материться на французском.
**(!)** Переводчик позволяет себе вольности.
**(!)** Кадмейская победа — победа, доставшаяся слишком дорогой ценой; победа, равносильная поражению.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
387 Нравится 146 Отзывы 159 В сборник Скачать

Глава 15. Магия Крови.

Настройки текста
      Гарри скомкал кусок пергамента, озаглавленный «Книга Будущих Турнирных Испытаний», и сжёг его своей волшебной палочкой.       — Лучше бы никаких улик не было.       — Больше его никто не увидит, он здесь, внизу.       — Фоукс спустился сюда.       Салазар закатил глаза.       — Я объясню, когда ты узнаешь больше о Магии Крови, — он смотал змею и обвил её вокруг своей руки. — Ты догадался, что означает сообщение, которое ты только что сжёг?       — Там были драконы, крошечная модель дракона, которая использовалась для жеребьёвки, укусила меня, и Кэти Белл, одна из моих одноклассниц с Гриффиндора, подошла ко мне после матча.       — Маленький кусается, — хихикнул Салазар. — А почему так двусмысленно?       — Если бы я был предупрежден слишком определённо, у модели не было бы шанса укусить меня, и у меня не было бы мотивации взять её с собой на арену, — Гарри пожал плечами. — Если бы я не говорил себе вообще, то, вероятно, проигнорировал бы её или выкинул, а она оказалась крайне полезной. Всё должно было быть именно так.       — Очень проницательно с твоей стороны. Это объясняет и то, почему ты улыбался, когда писал записку.       — Я никогда раньше не разыгрывал себя из будущего, — сказал Гарри. — Я нахожу эту концепцию весьма занимательной.       — Даже Годрику не пришло в голову разыгрывать самого себя, — проворчал Слизерин. — А что за Кэти? — спросил Салазар. — Ты никогда раньше о ней не упоминал.       — Я думаю, она рассердилась бы на меня, если бы я проигнорировал её, как чуть было не сделал.       — Это важно, не так ли?       Гарри пожал плечами.       — Полагаю, она моя подруга. Вообще-то мы с ней в сборной по квиддичу и она пыталась мне помочь помириться с остальной командой.       — Не хотелось бы, чтобы вы разорвали отношения, — кивнул Салазар. — Может она может быть тебе равной?       Змея повторила это движение, а затем высунула свой язык вдоль внутренней стороны ладони Салазара.       Салазар заёрзал, его ладонь зудела.       — Жалкая рептилия. Жаль, что я не додумался сделать тебя частью дизайна рамы этого портрета, вместо того, чтобы поместить тебя здесь со мной. Ты даже говорить не можешь!       — А почему бы и нет?       — Я хотел, чтобы змея была умной. В то время как я заколдовал картину, чтобы она была своего рода копией меня самого, этот бесполезный чешуйчатый червь — всего лишь рисунок, зачарованный действовать как змея, — Салазар снял её с руки и повесил на плечи. — Возьми эту книгу с полки, которая позади тебя.       Гарри уставился на сотню или около того книг на полке.       — Какую книгу? Ту маленькую? — он покосился на заголовок. — Тысяча Змеиных Каламбуров?       Салазар закашлялся и слегка покраснел.       — Только не её. Мой один. Эликсир жизни.       Гарри провел пальцем по заголовкам.       — Это самая большая книга в библиотеке.       — Вторая по величине, — Салазар ткнул палочкой в дальний угол. — Ровена написала трактат об арифметических принципах в зельеварении, который на десять тысяч слов длиннее.       — Ну, я такого не читаю.       Салазар усмехнулся.       — Я тоже не читал. Ровена знает своё дело, но её писанина всегда была очень скучной.       — Не то, что бестселлер Салазара Слизерина «Тысяча Змеиных Каламбуров». Не думай, что я не видел имени автора, — Гарри уловил несколько отборных слов на парселтанге, когда тащил древний тяжелый том в кожаном переплёте.       — Просто отнеси, вместе с книгами, в кабинет.       Гарри левитировал стопку томов со стола и снял портрет со стены, чтобы отнести Салазара в главный зал.       — Теперь я, наконец, могу рассказать тебе о том, в чём я был исключительным! — палочка Салазара рассыпала серебряные и зелёные искры над головой змеи. — Естественно, как мой наследник, ты тоже будешь в этом исключительным.       — Естественно, — Гарри прислонил портрет к ноге одной из статуй змей и сел на пол перед картиной. — Ну что?       — С чего начать? — пробормотал Салазар, потирая ладони.       — Самое основное? — предположил Гарри.       Лицо Салазара вытянулось.       — Прекрасно, — вздохнул он. — Потребуется много времени, чтобы добраться до захватывающих вещей, но я полагаю, это лучше, чем случайно разрушить комнату… или убить себя.       Гарри застонал.       — Это будет очень сухой, скучный рассказ, не так ли?       — Магия крови — это любая магия, которая использует кровь в качестве средства, но из-за своей мощи и сложности она в основном используется только для жертвенной и ритуальной магии, — сказал Салазар. — Единственное реальное правило для жертвенной магии — то, что ты приносишь в жертву, должно быть равно тому, чего ты пытаешься достичь.       — Всё так просто?       — Конечно, это не так! Жертвенная магия — очень тонкая, деликатная штука. Это требует полного, истинного понимания магии и самого себя. Ты не можешь действительно пожертвовать чем-то, когда не знаешь ценности того, чем жертвуешь, и не можешь достичь результата, который ты полностью не понимаешь.       — Что я могу с этим сделать?       — Все, что угодно, — ответил Салазар. — Парселтанг — это всего лишь пример сложной магии крови, то есть жертвенной магии, в которой кровь используется как средство и якорь магии. Эта комната, возможность управлять змеями и наша магия связаны с кровью, которая текла в моих жилах, а значит, течёт в твоих. Это, пожалуй, мои лучшие творения. Способность говорить с животными была распространена и применялась не только к змеям, но со временем она была утрачена. Последняя ведьма, считавшаяся способной разговаривать с животными, умерла за полвека до моего рождения. Я попытался, сначала с помощью других средств, но в конце концов с помощью магии крови, воссоздать часть того, что было утрачено. Я не был готов пожертвовать чем-то большим, чем я пожертвовал, поэтому моя часть магии реагирует только на змей, поскольку их легко создать.       — Чем тебе пришлось пожертвовать?       — Что-то, что имело для меня равную ценность. Кто-то, если быть точным.       Кто-то?! Гарри почувствовал, как в его жилах застыл лед.       Он уставился на картину.       — Ты принёс в жертву человека?!       — Она уже умирала! Мы пожертвовали тем немногим временем, что у нас осталось, как бы это не было важно для нас, чтобы создать нечто такое, что помогло бы нашим детям и их потомкам хорошо жить.       — Прости. Мне следовало бы знать лучше, чем предполагать.       — Следовало бы, — огрызнулся Салазар. — Ты не понимаешь всей важности этой жертвы. Даже я не знал до тех пор, пока не сделал это. Я и моя дочь много лет искали артефакт, который, по слухам, мог бы обмануть законы смерти и позволить нам снова поговорить с ней. Я так и не нашёл его. Я был вынужден сдаться, когда стал слишком стар, чтобы охотиться за ним, но моя дочь продолжила моё дело после моей смерти. Вполне возможно, что она была более успешной в этом, но я не знаю об этом, в любом случае. Эта жертва определила наши с дочерью жизни, а затем и остальных наших потомков. Если ты хоть что-то понял из этого, то поймёшь, какой эффект может иметь магия крови.       — Как это работает? — спросил Гарри.       — Кровь — это самое мощное магическое средство, субъективное и могущественное. Магия использует кровь в качестве проводника, через который можно совершать всё невозможное.       Что-то невозможное?       Гарри провел пальцем по своему шраму.       — Например, пережить смертельное проклятие?       — Существует очень мало магических средств, способных достичь этого, — Салазар погладил подбородок. — Смертельное проклятие — это не простое заклинание. Это производное одного из немногих других полей, столь же мощных и сложных. Магия крови может быть использована, но это будет стоить жизни заклинателя, или даже больше, что делает защиту неуместной.       — Но ты можешь использовать его, чтобы защитить того, кто разделяет твою кровь?       — Возможно… Это было бы нелегко, но это захватывающая идея. Я думаю, что сделать всю родословную невосприимчивой к такому мощному проклятию будет стоить больше, чем возможно отдать.       — Я выжил, — сказал Гарри. — Когда я был ребенком, Волдеморт пришёл убить меня. Ему удалось убить моих родителей, но их предполагаемая жертва отразила его проклятие обратно в него.       — Это вполне может быть магией крови, — сказал Салазар. Возможно, они лишь обеспечивали тебе такую защиту. Это уменьшило бы жертву до уровня, который можно было бы принести, хотя она всё равно была бы очень дорогой.       — Они действительно умерли.       Салазар нахмурился и погладил голову змеи, обвившеюся вокруг его плеч.       — Я бы предположил, что они использовали, основанную на магии крови, Магию Жертвы, которая вступила в силу, когда они оба умерли, чтобы сохранить тебя в безопасности. Твоя безопасность от этого нападающего была бы целью, и это, безусловно, было бы достаточно дорогой жертвой, чтобы защитить тебя.       — Это продолжалось, по крайней мере, до тех пор, пока мне не исполнилось одиннадцать, — ответил Гарри. — Когда Волдеморт попытался причинить мне вред в первый год моего пребывания здесь, он сгорел от моего прикосновения.       — Возможно, оно действует и сейчас. Твои родители пожертвовали своими жизнями, и каждой минутой своего времени, которое они могли бы провести со своим ребенком.       — Я бы предпочел, чтобы оно мне не понадобилась.       — Ты ничего не сможешь сделать, — сказал Салазар. — Но это огромное преимущество, пока оно есть. Магия будет защищать тебя в любом случае, пока она остаётся в твоей крови. Тем не менее, само собой разумеется, что ты должен избегать смертоносных заклинаний, особенно смертельного проклятия.       — Почему особенно? Мёртвый есть мёртвый.       — Большинство смертоносных заклинаний на самом деле ничем не отличаются от других проклятий в том смысле, что они просто заставляют что-то воздействовать на тебя. В случае большинства смертельных заклинаний эффект — это то, что убийство тебя, а подобные эффекты обычно можно предотвратить множеством способов. Смертельное проклятие происходит от Магии Душ. Это буквально отрывает твою душу от тела. Проклятие убивает тебя сразу, а не вызывает или создает что-то, чтобы сделать это, есть очень мало способов остановить его. По правде говоря, я ничего не могу придумать.       — Магия Душ?       — Это не то, чем я когда-либо занимался больше, чем баловался. В некотором смысле она равна Магии Крови, но гораздо более абстрактна по своей концепции и очень опасна из-за этого. Я знаю лишь несколько способов применения магии души, которые стоят таких жертв. Смертельное проклятие — одно из немногих заклинаний магии души, которое не имеет постоянного эффекта. Использование его приводит к расколу души, но со временем, в правильных условиях, душа может восстановится. Если тебе интересно, в моём кабинете есть очень старая египетская книга. Вряд ли это хорошее руководство, но волшебнику, упомянутый в нём, Сифу, приписывается первое использование убивающего проклятия. Скорее всего, он был его создателем.       — Имя кажется мне знакомым.       — Возможно, ты слышал это в маггловском мире. Магглы Египта дали это имя своему Богу Смерти. Неясно, есть ли здесь какая-то связь.       Учитывая все обстоятельства, это кажется вероятным.       — Ты принёс все остальные книги, которые я тебе рекомендовал? — спросил Салазар.       — Да, — Гарри назвал их одну за другой, спускаясь вниз. — Вот видишь?       — Секреты Наитемнейших Искусств?       Гарри уставился на потрёпанную книгу и стопки пергамента, застрявшие между страницами.       — Наверно, я положил на них другие книги в кабинете.       — Возможно, в них есть что-то полезное. Магия крови — это могущественная магия, а могущественная магия всегда использовалась сомнительными способами. Элемент жертвоприношений нисколько не способствует её репутации.       Гарри изучал аккуратный, плавный почерк на пергаменте, который торчал из его страниц. Почерк Риддла.       — Я прочту эту книгу последней, — сказал он.       — Отнеси их в Выручай-комнату и поспеши на собрание чемпионов, — предложил Салазар. — И главное убедись, что никто не увидит эти книги у тебя. Большинство этих книг были старыми и ценными, когда я их покупал; теперь они будут стоить целое состояние.       Гарри быстро сотворил заклинание, проверяющее время. Надо было правда спешить на собрание. Как он узнаёт время?       — Я больше ничему не смогу тебя научить, пока ты не прочитаешь их и не поймешь два принципа Магии Крови и их применения. Это не такой чистый раздел магии, как Трансфигурация, но её можно использовать для усиления или создания оберегов, чар и многих других подобных штук.       Салазар застонал и скривил лицо.       — Я только что процитировал Годрика. Он часто говорил и говорил о том, что Магия Крови — это не область магии сама по себе. О, держу пари, он сейчас хихикает в загробном мире, как ребёнок-переросток.       Гарри отнес портрет обратно, уменьшил книги и спрятал их в карман, а затем стащил своё золотое яйцо со стола в кабинете.       Ворчание Салазара преследовало его всю дорогу до Туалета Миртл.       Оно, наверное, уже идёт. Гарри поспешил в класс на собрание чемпионов.       — Все наши чемпионы здесь! — Бэгмен свесил ноги с края стола. Его старая, чёрно-жёлтая квиддичная форма туго обтягивала ему живот.       Мистер Крауч нахмурился и постучал пальцем по своим карманным часам.       — Первое испытание завершилось. Каждый из вас получил золотое яйцо, которое охраняли драконы, и получил очки за свои методы его получения.       — Некоторые из них были просто великолепны, — Бэгмен показал Гарри оба больших пальца и ухмыльнулся.       — Яйцо — это ваш ключ к второму заданию, — мистер Крауч не обратил на Бэгмена никакого внимания. — Вам надо разгадать загадку связанную с этим яйцом.       Гарри внимательно осмотрел яйцо, вертя его в руках. Мне придётся попробовать открыть его. Это яйцо, так что логично, что ключ будет внутри.       Седрик вертел в руках яйцо, а Флёр водила по нему кончиком волшебной палочки.       Крам нахмурился и встряхнул его.       — Ну, оно не гремит, так что, по крайней мере, это не больше, чем лак для мётел.       Гарри фыркнул.       — Если у него вырастут крылья и оно улетит, ты можешь позаимствовать мою молнию.       Крам ухмыльнулся и ещё раз оглядел Гарри.       — У тебя есть «Молния»? Ловец, да?       — Ну, если ни у кого из вас нет вопросов, эта встреча окончена, — мистер Крауч убрал свои карманные часы и направился к двери.       — Гарри, — Бэгмен поймал его за руку в дверях. — Если потребуется помощь с яйцом, просто свистни мне, — прошептал он и ушёл, подмигнув ему.       Крауч с суровым выражением лица перехватил его, и они вдвоем затеяли яростный, невнятный спор на другой стороне коридора.       Гарри взял яйцо под мышку и двинулся в сторону Выручай-комнаты.       — Привет, Гарри, — Джинни бочком встала у него на пути.       — Джинни…       Пауза затягивалась.       Э-э-э… Ты меня остановила, — сказал он.       — Я знаю, — она покраснела. — Я хотела извиниться.       — Судя по тому, что я слышал, много народа хочет.       — Многие люди не хотели даже пытаться противостоять Анжелине и всем остальным семикурсникам, — съежилась Джинни. — Извини.       — По-видимому, у Анжелины изменилось мнение.       Глаза Джинни сузились, а челюсть сжалась.       — Это Кэти так сказала, да?       Гарри поднял бровь.       — Она так и сделала.       — Я не поворачивалась к тебе спиной. Я просто не хотела внезапно сближаться с тобой, потому что… ну, потому что боялась, что ты подумаешь, будто я просто пытаюсь сблизиться.       — Ты должна была это сделать. Возможно, я бы заметил, но сейчас мне уже всё равно.       — Уже слишком поздно, не так ли?       — Прости. Если это поможет, я приму твои извинения.       Она улыбнулась.       — Мне бы этого хотелось. Я надеялась в этом году стать кем-то лучше, а не просто младшей сестрой Рона, которая попала в беду и нуждалась в спасении.       — Тебе это удалось, — Гарри улыбнулся ей. — В этом году ты даже не задеваешь постоянно масло локтем.       Джинни густо покраснела и закрыла лицо рукой.       — О нет. Ты это видел.       — Я старался не смеяться, — он позволил улыбке соскользнуть с лица. — Я уже не тот мальчик, который бросился в Тайную комнату за василиском, чтобы спасти тебя, Джинни.       — Я знаю. Я не думаю, что ты тот мальчик, с которым я не могла находится в одной комнате, не прячась. Гермиона сказала, что ты изменился.       — Она права, — в его голосе послышались ледяные нотки.       Джинни поморщилась.       — Щекотливая тема.       — Тебе бы тоже не понравилась ведьма, которая сломала твою палочку. Я слышал, что случилось с Роном.       — Он вел себя как идиот, — нахмурилась Джинни. — Он и сейчас такой.       — И всё же?       Вообще-то я давно его не видел.       Она покачала головой, и её длинный рыжий хвостик закачался позади неё.       — У них с Гермионой есть какая-то нелепая теория, что с тобой что-то случилось на Чемпионате мира. Они думают, что на тебя обрушилось какое-то тёмное проклятие и оно ударило тебе в голову.       Гарри рассмеялся.       — И кто-нибудь действительно в это верит?       — Симус и Дин, но сейчас многие на факультете просто устали от всего этого. Большинство из них просто избегают кого-либо вовлеченного или ждут, чтобы увидеть, кто окажется прав. Невилл всё ещё крутится вокруг Рона и всех остальных, но только потому, что у него не хватает смелости завести себе других друзей.       Гарри улыбнулся. Теперь туфля на другой ноге. Так им и надо.       — Они действительно этого заслуживают.       Большой зал начал заполняться людьми, когда начал приближаться обед, и Гарри начал беспокойно переступать с ноги на ногу.       — Ещё что-нибудь?       Джинни переступила с ноги на ногу.       — Я надеялся, что ты придёшь пообедать с нами.       — Нами? — Гарри нахмурился. — Многие из твоих друзей, возможно, не были бы так заинтересованы в этом.       — Я, близнецы и ещё несколько человек, — губы Джинни сжались в тонкую розовую линию. — Там будет Кэти.       — Я должен подумать над этим, — Гарри постучал пальцем по верхушке своего золотого яйца. Ясный, звенящий звук исходил от его подсказки.       — Понятно, — Джинни наморщила лоб, потом вздохнула. — Ну, я надеюсь, что второе задание пройдет так же хорошо, как и первое.       Он должен быть ещё лучше. Я не собираюсь идти позади Крама или этой французской девчонки.       Гарри проскользнул через Большой зал и поднялся на седьмой этаж, в Выручай-комнату напротив гобелена с танцующими чечётку троллями.       Мне нужно где-то разгадать загадку яйца. Он сосредоточился на своём желании и подождал, пока не появилась дверь.       За ней находилась простая, незамысловатая комната. Резные полурыбьи-получеловеческие фигуры каких-то существ с трезубцами взволнованными косяками плавали над каменной скамьей, рассыпаясь, когда он подходил, чтобы сесть. В центре комнаты возвышался небольшой пузырящийся бассейн.       Не совсем то, что я ожидал. Гарри оглядел комнату и опустил взгляд в прозрачную воду. Очевидно, у этой комнате есть некоторые нюансы, которые я не совсем понял.       Он сел и повертел яйцо в руках, ища защёлку или застёжку. Гарри постучал по нему палочкой, и оно раскрылось.       Пронзительный вопль прорезал воздух.       Гарри с грохотом захлопнул яйцо. Какая-то зацепка есть!       Он глубоко вздохнул.       — Идиотское яйцо. Я ненавижу громкие звуки, особенно неожиданные.       Русалки, сидевшие на скамейке, махали трезубцами ему вслед.       Сначала магия крови. До следующего задания ещё целая вечность. Гарри бросил яйцо на пол и пнул его ногой.       Яйцо покатилось по полу и закачалось на краю бурлящего бассейна. Гарри проигнорировал это и вытащил свою стопку книг.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты