Объятия голубых пучин

Гет
NC-17
В процессе
405
автор
Размер:
планируется Макси, написано 11 страниц, 2 части
Описание:
Группа учёных-атлантологов решается на рискованный проект. Отыскав предполагаемое место затопления легендарной Атлантиды, они готовятся к предстоящему погружению и последующей мировой славе или же самому горькому разочарованию.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
405 Нравится 20 Отзывы 12 В сборник Скачать

II

Настройки текста
      На улицах стремительно темнело. Еще утром Майк надеялся на то, что безобидная вечеринка по случаю его дня рождения плавно перетечет в нечто большее, сделает их с Арьей чуточку ближе, благодаря чему они наконец переступят эту черту, когда ему больше не придется произносить болезненное слово "подруга". Но вот он вынужден отсиживать пятую точку в своем седане в попытке добраться до лаборатории к половине девятого без какого-либо намека на романтику. Парень злобно нахмурил брови, но осознав, что между ними залегла складка, поспешил придать лицу умиротворенное выражение. Ему крайне не хотелось, чтобы Арья видела, как он сердится. Он незаметно окинул ее взглядом, и этого было достаточно, чтобы принять напрасность своих опасений: девушка напряженно следила за дорогой, будто и вовсе позабыв о нем, сидящем всего в нескольких сантиметрах от нее. И Майк был бы рад скрыть свое скверное настроение, но теперь оно стало еще хуже, ведь та самая даже не собиралась смотреть в его сторону.       Арья выглядела крайне сосредоточенной, устремив твердый взгляд прямо перед собой, но на деле не замечала ни мимо проезжающих машин, ни собственных нервных пальцев, что оставляли на ее ладонях следы от коротких ногтей. Понимая, что от предстоящих переговоров зависит не только будущее научной группы, но и, возможно, всего земного шара, девушка лихорадочно отыскивала в себе неведанный ранее источник уверенности. Сегодня она не имела права сомневаться, а потому груз ответственности с каждым мгновением становился все более осязаемым. Арья ощущала его непосильный вес на своих плечах, позволяя страху заполонить каждую клеточку тела. Было бы глупо убеждать себя в собственном бесстрашии, когда на кону стоит все, чем ты когда-либо обладал – вся твоя жизнь. Но если принять свою слабость, полностью отдаться ей и смириться с этим человеческим проявлением, страх уйдет. Она знала.       Уже подъезжая к университетскому корпусу, в котором располагалась лаборатория, Арья беззвучно выдохнула, и вместе с воздухом из ее легких выходила душная нервозность, оставляя место для более нужных эмоций. – Волнуешься? – участливо спросил Майк, поворачиваясь к подруге лицом, но там, где только что находилась молчаливая Арья, теперь восседала абсолютно спокойная, уверенная в себе девушка.       Ее лицо все еще отдавало бледностью, но она твердо покачала головой и поспешила выбраться из машины, заставляя Майка последовать ее примеру: – Пойдем.       Как и было обещано, Арья и Майк прибыли в лабораторию через двадцать минут, однако встречавший их на входе мужчина выглядел так, словно перед ним не двое серьезных сотрудников, а пара нашкодивших непосед. Его грубые черты лица удивительным образом сочетались, являя собой истинную внешность лидера, притягательную, но не располагающую. Он выглядел отчасти надменно, даже властно, что некоторые оправдывали внушительным опытом преподавания на кафедре археологии и истории древнего мира. Или же дело было в его русских корнях и сложном характере. Александр – так его звали представители научной группы, которую он возглавлял уже на протяжении нескольких лет, смерил испытывающим взглядом сначала Майка, а затем и Арью, но та лишь спокойно поприветствовала босса, в отличие от своего друга, что, казалось, вот-вот научится отращивать панцирь, лишь бы скрыться от двух светлых, прозрачно-серых глаз. – Его зовут Орест Адамидис, – сразу переходя к делу, сообщил Александр, обратившись преимущественно к девушке. Услышав это имя, она взволнованно взглянула на главу, но тут же опустила глаза, делая вид, что просто пытается сосредоточиться. – Кто он и чем занимается, сказать сложно – мои поиски, касаемо данной личности, нельзя назвать успешными. Если бы не его тугой кошелек, решить вопрос о сотрудничестве было бы в разы проще. Однако на сегодняшний день он – наш единственный шанс.       Мужчина сделал паузу, сурово глянув на подопечных, словно желая убедиться в том, что следующие его слова будут четко усвоены: – В наших интересах убедить его в необходимости этого партнерства. И все же, будьте начеку.       Майк и Арья синхронно кивнули. Александр же безмолвно двинулся в сторону западной части лаборатории, где по обыкновению собирались все члены группы вне своей рабочей деятельности – зоне отдыха. Внутри, сидя за круглым столом, их уже ожидали океанограф София, тектонический картограф Уилл и Аарон – главный научный сотрудник, специализирующийся на мифологии древнего мира, который в настоящее время занимал беседой представительного господина в дорогом светло-голубом костюме. Завидев новоприбывшую компанию, коллеги сдержано поздоровались, и незнакомцу пришлось прервать разговор. Появление новых лиц неизбежно привлекло его внимание. После секундной заминки, во время которой он, вероятно, занимался анализом заинтересовавших его людей, незнакомец тактично поднялся на ноги и, представившись, протянул руку для пожатия. Майк попытался благородно принять удар на себя, пряча подругу за спиной, но избежать приветственного жеста ей все же не удалось. – Добрый вечер, господин Адамидис, – учтиво обратилась она, с облегчением отметив про себя сносность собственной ледяной ладони. – Благодарим вас за проявленный интерес. – Думаю, самое время убедиться в том, что он небезоснователен, – мужчина улыбнулся исключительно уголками губ, и его внимательные глаза задержались на лице девушки чуть дольше положенного. В них не было вызова, насмешки или угрозы. Тело господина Адамидиса выглядело расслабленным, а поза выражала готовность идти на контакт. Но от его взгляда по спине Арьи прошел холодок, как случается при просмотре ужасов, основанных на мистицизме. – Я нашел о вас интересные сведения. Похоже, вы действительно полагаете, что способны отыскать затерянный остров.       Арья смело взглянула на мужчину, стараясь не замечать тревожный звоночек, забрезживший в ее тяжелой голове уже во второй раз с момента появления в лаборатории. Она молча придвинула стул, отмечая раскованность своих движений, и расположилась прямо напротив потенциального спонсора. Ее руки были сцеплены в непринужденный замок, покоясь на холодной поверхности стола, когда она заговорила вновь: – В настоящее время нет ни единого доказательства существования Атлантиды. Научное сообщество все чаще приходит к тому, что Платон создал призрачный образ идеального государства. Это не более чем фантазия – античный роман, которую он так изящно похоронил, оставив слишком размытые ориентиры для поисков. Однако нам удалось связать их воедино и то, что мы обнаружили, имеет достаточно оснований полагать, что легенды об Атлантиде не вымысел.       Несмотря на свою уверенность, Арья вдруг почувствовала стремительно образовывающийся воздушный ком в области гортани. Во рту пересохло, где-то глубоко внутри снова проклевывалось волнение. Девушка обвела глазами присутствующих, встречаясь с серьезными лицами коллег и их пристальными взглядами – выжидающим Александра и заинтересованным, наполненным непоколебимой верой – Майка. Только главный научный сотрудник, сложив на груди руки, с каким-то излишне скучающим выражением изучал собственные ботинки. От этого вида ей резко захотелось как можно скорее разделаться с переговорами и сделать это успешно, лишь бы заглушить тихий голос зарождающейся обиды на Аарона. Ее же голос звучал на порядок тверже, когда Арья вернулась к требовательным темным глазам Ореста Адамидиса. Никто не заметил ее внутренней борьбы. – Согласно Платону, накануне исчезновения Атлантида вступила в войну с Афинами. В те времена судоходство находилось на одном из самых ранних этапов развития. Если бы эти два государства не являлись соседними, вероятность войны между ними стремилась бы к нолю. За неимением соответствующего водного транспорта они просто не смогли бы с армией добраться друг до друга. Отталкиваясь от этого, мы решили, что предполагаемое местоположение Атлантиды стоит искать ближе к Греции – в Средиземном море. – А как же Атлантический океан? – легкая тень ухмылки опустилась на губы Ореста Адамидиса.       В какой-то момент Арье даже почудилось, что это вовсе не сомнение, а научный интерес. Мужчина слегка наклонил голову, искренне пытаясь понять их логику. Он терпеливо ожидал ответа, все еще не сводя глаз с девушки, однако ответил ему совсем другой, глубокий мужской голос: – Это ошибка. Атлантический океан получил свое название много позже исчезновения Атлантиды. Из-за ее неверной привязки к Гибралтарским столпам.       Господин Адамидис охотно перевел внимание на главного научного сотрудника, все еще увлеченного обувью. Не то, чтобы его так интересовал свой внешний вид. Аарон в целом производил впечатление человека равнодушного, эгоцентричного, одним словом – сложного. Быстрым, но плавным движением он приподнял голову, слегка задирая подбородок, и стойко выдержал пристальный взгляд Ореста Адамидиса. – Девять тысяч лет тому назад была война между теми народами, которые обитали по ту сторону Геракловых столпов, и всеми, кто жил по сю строну, – процитировав Платона, вкрадчиво объяснял Аарон. – Понятие «Геракловы столпы» берет свое начало из древнегреческой мифологии и означает пролив. Вернее, скалы, между которыми он образован. В описании десятого подвига говорится о том, что, когда на пути Геракла возникли высокие гранитные горы, он пробил себе путь насквозь, проложив Гибралтарский пролив. Именно этот пролив подразумевают под Геракловыми столпами при толковании трудов Платона. Но надо понимать, что во время предполагаемого существования Атлантиды он был не единственным в данной локации. Босфорский и Керченский проливы, Устье Нила, Дарданеллы...       Покончив с этим, Аарон перевел дыхание, готовясь к более подробному рассказу, но его оппонент, казалось, находил услышанное весьма связным объяснением. Вместо новых вопросов господин Адамидис мягко уточнил: – Вы хотите сказать, что теоретически Атлантида могла находиться за любым из этих проливов? – Теоретически, – в подтверждении слов Аарон кивнул. – Геродот называл «море со столпами Геракла» – Атлантисом. Если вы откроете Википедию, то прочтете, что это первое название Атлантического океана. Но что, если речь все же идет о море? Средиземным его стали называть только в четвертом веке до нашей эры. Ранее же оно омывало Атлантиду и носило созвучное название, которое с ее исчезновением плавно перетекло за пролив в океан, известный в наше время как Атлантический.       Губы Ореста Адамидиса слегка приоткрылись. На первый взгляд могло показаться, что он желает немного подискутировать, продолжая внимать Аарону, но в лаборатории по прежнему сохранялась нерушимая тишина. Лишь в дальнем углу зоны отдыха самодовольно хмыкнул наблюдающий со стороны Александр. – Если ваши предположения верны, и Атлантида действительно располагалась в Средиземном море, масштабы поисков значительно сужаются, – заключил Адамидис. Все это время его мозг напряженно работал, пытаясь найти уязвимые места в озвученной теории и предугадать новые факты, которые только предстоит услышать. Внутренний скептик предупреждал, что складная концепция все еще может разрушиться. Но как же ему хотелось верить в то, что это не произойдет. – И все же два миллиона квадратных километров… Где именно вы собираетесь искать Атлантиду? – Два с половиной миллиона, – автоматически поправила София и тут же густо покраснела, осознав свое внеплановое участие в дискуссии.       Она хотела что-то добавить, переключить внимание с этой ремарки, не имеющей особого значения, но спешащая на выручку Арья опередила ее: – Как было замечено ранее, наш ориентир – Греция. Но давайте вернемся к Платону. Его «Критий» содержит довольно любопытную цитату: «Ныне же остров провалился и превратился в непроходимый ил, заграждающий путь мореходам, которые пытались бы плыть от нас в открытое море…» По сюжету данная информация исходит из древних записей египетских жрецов, поэтому логично предположить, что «от нас» – значит, из устья Нила. Из устья Нила в открытое море – Средиземное! – К слову, устье Нила также подходит под определение Геракловых столпов, – безучастно заметил Аарон. – Именно! И зная, что Атлантида превышала по величине Ливию и Азию, «являла собой ровную гладь, в длину три тысячи стадиев, а в направлении от моря к середине – две тысячи», что в переводе на современные мерки составляет примерно пятьсот восемьдесят и триста девяноста километров соответственно, мы можем вписать данную площадь в треугольник, вершинами которого являются Крит, Кипр и устье Нила. А теперь взгляните сюда.       Арья протянула руку к Уиллу, который немедленно достал из толстой кожаной папки пару плотных листов. Прежде чем девушка успела положить их прямо перед носом Ореста Адамидиса, тот, неотрывно следивший за ее движениями, и без лишних объяснений понял, что плотные листы – не что иное как снимки, на обратной стороне которых, вероятнее всего, была изображена земная поверхность. – Мы получили их четыре дня назад, – сообщила Арья, опуская палец на изображение водной глади и подтверждая мысли Адамидиса. – Этот провал идеально подходит под размеры Атлантиды. Взгляните на его границы. Четко видно сползание осадочных пород к центру, а образующаяся впадина является бездной без какого-либо намека на твердь.       В какой-то момент мужчина резко изменился в лице так, что всем стало ясно – он обескуражен. Неловкой рукой господин Адамидис сначала невесомо коснулся снимка, притягивая его чуть ближе, а после и вовсе поднес к глазам. Тишина в лаборатории в эти минуты была абсолютной. Наблюдающая за ним со стороны Арья буквально считывала каждую эмоцию мужчины, заново проживая чувства, которые и сама ощутила несколькими днями ранее при первом просмотре снимков. И так же, как и она, Орест Адамидис не смог сразу же поверить в то, что увидел. – Больше всего на свете я хочу, чтобы это оказалось правдой, – он поднял на девушку полные надежды и азарта глаза. – Но есть один момент, который заставляет меня сомневаться. – «Всего один», – мысленно улыбнувшись, подумала Арья. – Что-то не сходится. Если устье Нила и есть те самые Геракловы столпы, то, как вы сказали?.. Война между теми, кто был по одну сторону и теми, кто по другую? Но Афины и эта впадина, – он указал на снимок, все еще находящийся в его руках, – … не разделены устьем. Они находятся по одну сторону столпов.       У подопечных Александра, затаивших дыхание в ожидании последнего и самого важного вопроса, массово отлегло. – Все верно, – даже вечно хмурое лицо Аарона, отважившегося взять на себя обязанность прояснения спорного момента, словно стало чуточку светлее. – Только в данном контексте подразумевалась война не с Афинами, а между Атлантидой и всеми, кто был по другую сторону устья. Атланты успешно завоевывали земли и захватили Ливию вплоть до Египта и Европу вплоть до западного побережья нынешней Италии. Афины же вступили в войну с Атлантидой и одержали победу, освободив всех, кто обитал по другую сторону столпов.       Сложно было с уверенностью сказать, понравился ли такой ответ господину Адамидису или нет. Покусывая нижнюю губу с внутренней стороны, он сосредоточенно размышлял. Одна за другой минуты таяли в вопросительном молчании, но мужчина не торопился продолжать разговор. Наконец он обаятельно улыбнулся своим мыслям, будто никто на него не смотрит, и, не отрывая взгляда от снимка, спрашивая словно у самой бездны, изображенной на нем, произнес: – Складно. Почему же ее до сих пор не нашли? – На самом деле теория, подобная нашей, уже возникала в научных кругах, – впервые за все время в лаборатории прозвучал голос Майка, и несколько напряженных взглядов тут же обратились в его сторону. Парень и без того чувствовал себя неуютно, но темные глаза Ореста Адамидиса, нашедшие лицо говорящего, размозжили всякую его выдержку, отчего лоб Ширана покрылся испариной. Он и сам не мог объяснить, почему так стушевался перед этим мужчиной, который, если и был старше Майка, то не более чем на пару лет. – Сложность в том, что исследование на такой глубине довольно проблематично. Современное оборудование не соответствует задаваемым требованиям. – Именно поэтому у нас есть козырь, – осознав, каких усилий стоит другу каждое произнесенное слово, Арья переняла эстафету. – Наш сотрудник Майк очень силен в технике. Ему удалось усовершенствовать погружные камеры так, что они способны функционировать на куда большей глубине, чем все остальные, представленные на международном рынке.       Мужчина, сидящий напротив Арьи, задумчиво свел брови, а ее друг пару раз ущипнул себя за подбородок, едва ли отдавая отчет этим действиям. Напряжение звенело в каждом из присутствующих, вторящим эхом отдавалось в висках. Все, что удалось выяснить команде Александра, больше не было тайной для господина в голубом костюме. Арья не желала слышать отказ и наблюдать за эмоциями сомнения, проявляющимися на мужском лице. Она расправила плечи и слегка опустила голову, пытаясь сосредоточиться на собственных руках, но они тут же стали влажными, и девушка поспешила скрыть их под столом. В это же мгновение Орест Адамидис резко поднялся с места, уверенной походкой направляясь в сторону Александра. – В случае заключения договора я оставляю за собой право самостоятельно изучить все полученные материалы до обнародования результатов, участвовать в ходе исследований и иметь право голоса при возникновении разногласий, – твердо заявил он, не предлагая – требуя от главы научной группы названных привилегий. – В случае заключения договора вы обязуетесь оказывать посильное содействие, а не мешать специалистам, разбирающимся в данной отрасли лучше, нежели вы, – выдвинул встречные требования Александр.       С губ Софии сорвалось едва уловимое, наполненное истинным ужасом "ах", и она торопливо прикрыла их ставшими совсем ледяными пальчиками. Резкость Александра застыла на грани дозволенного, вызывая у собравшихся здесь ученых опасения срыва переговоров. В ответ на нее Орест Адамидис, не скрывая дерзкой полуулыбки, отчетливо поводил головой из стороны в сторону, посему не готовый идти на уступки. – Я не претендую на славу команды в случае обнаружения Атлантиды, – сдержанно произнес он, оставаясь самым спокойным человеком в своем нынешнем обществе. – Более того, мне не нужна огласка и имидж добродетеля. Но если мы собираемся сотрудничать, мое слово не будет последним звуком для ваших коллег.       Между мужчинами образовался плотный визуальный контакт, словно тот, кто первый отведет взгляд, потеряет свой авторитет в глазах присутствующих. Александр по натуре своей всегда был человеком упрямым, но сейчас этот оттенок его характера грозил тупиковой ситуацией: господин Адамидис поставил вопрос ребром, отказываясь сотрудничать на чужих условиях. Твердая ладонь молодого мужчины, выдвинувшего свои требования, зависла в воздухе, пока профессор боролся с внутренними противоречиями. И наконец, звук крепкого партнерского рукопожатия громом раздался в разом ожившей лаборатории. – Добро, – уверенным голосом подытожил Александр, и желудок Арьи совершил крутое сальто.       Но она не была уверена – от радости или дурного предчувствия...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты