Обувной магазин (Брендон или Бренда)

Смешанная
R
Завершён
12
автор
Размер:
53 страницы, 12 частей
Описание:
История о легкой принудительной феминизации и переодевания в женскую одежду
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 21 Отзывы 6 В сборник Скачать

9.

Настройки текста
Глава 9 Жена взяла меня за руку и ничего не объясняя, потащила вниз. Я ступал за ней на ватных ногах и путался в длинной юбке платья-униформы. Немного овладев собой, я свободной рукой, слегка приподнял платье, ведь мне совсем не хотелось, наступить каблуком на его подол или оторвать от него кружево. Я с ужасом шел за женой в торговый зал и представлял, сколько мне сегодня будет «уделено внимания» со стороны прекрасного пола, сколько сегодня придется перенести насмешек и унижений от продавщиц. Мое появление вызвало восторженный визг девушек. Все столпились вокруг меня и принялись придирчиво с интересом разглядывать и бесцеремонно щупать.  — Девочки у нас появилась новая продавщица! — сказала Лили. — А ему очень идет униформа — сказала Бетти. — Она милашка! — воскликнула Трикси, весело подпрыгивая на одной ноге, словно девочка подросток. Затем она, не удержавшись, хлопнула ладошкой меня по заднице. — Бренд он, каково оно быть в женской униформе продавщицы? Интересно, через какой станок тебя пропускала жена, чтобы втиснуть в это платье? — ехидно хихикая, спросила Элис. — Девочки, какая у него тонкая талия! — звонка смеясь, воскликнула Анжела, а, затем, не обращая внимания на мою жену, крепко обняла меня. — Корсет воистину делает чудеса. Даже мужчину он способен превратить в прелестное существо — заметила Кейти и незаметно, очень больно, ущипнула меня за задницу. Я ойкнул, но как-то по-женски. Все залились хохотом, даже моя жена смеялась. — Девочки он будет самой красивой продавщицей в нашем магазине и полностью нас затмит своей красотой! — не переставая хихикать, сказала Софи. Джейн хихикая, бесцеремонно задрала мне подол платья, почти до средины бедра и молвила: — Госпожа у вашего мужа красивые, стройные ножки. Под юбкой платья он должен носить чулки. — Я тоже согласна, его ножки вполне милые, при условии, конечно, что их будут регулярно брить или каким-то другим образом убирать эту гадкую рыжую поросль — сказала Ева. Девушки снова дружно засмеялись, а я в ожидании новых неприятностей опустил голову и густо покраснел. — Что ж, с размером, пожалуй, все в порядке, а вот что делать с этим? Мальчик будет постоянно путаться в длинном подоле платья. Фасон наших униформ рассчитан на ношение нижних юбок — в задумчивости обратилась миссис Хартли к моей жене. — Благодарю Вас, миссис Хартли за дельный совет, я как-то совсем выпустила это из виду. Он все время носил халат, а под платье-униформу действительно нужны нижние юбки, ведь без них, он в этом наряде долго не походит. Бренд он, нижние юбки ты купишь сам или попросишь кого-нибудь для первого раза? Несмотря на то, что фраза была произнесена сухим, без эмоций тоном, последние слова Эммы утонули в хохоте собравшихся. — Госпожа, если позволите, пусть он лучше сейчас побреет ноги и оденет пояс для чулок, а нижние юбки под униформу я ему могу одолжить. У меня как раз имеется один запасной комплект нижних юбок, я их ни разу не одевала. После обеда пусть Джейн и Бетти съездят на моей машине и купят мальчику нижние юбки к его униформе, лучше сразу купить парочку комплектов. Пусть берут те, что по 124 фунта, из более тонкой и нежной ткани, хоть у них больше слоев, но ходить в них намного удобнее, чем в жестких, дешевых, китайских юбках. Джейн и Бетти умные девочки, я уверенна, что они полностью справятся с поставленной задачей — сказала миссис Хартли. — Девочки выручите моего непутевого муженька? — обратилась моя супруга к одной из молоденьких продавщиц под хохот сотрясавший магазин. — А вас Таня и Анна, я попрошу проследить за тем, чтобы с непривычки мой неумеха не обрил себе чего-нибудь лишнего. Берите его под руки и ведите в ванную. Там вы найдете все необходимое. Все девушки, по местам, перерыв закончен! Когда под пристальным взглядом охранниц, я гладко выбрил ноги, в ванну вошла миссис Хартли, предварительно постучав в двери. Она принесла ворох белой, шуршащей, кружевной массы, которой оказалось нижние юбки к моему платью-униформе, а еще пару длинных шелковых, полупрозрачных белых чулок. Она сняла мне платье, показала, как правильно пристегивать чулки к бретелькам, свисающим снизу корсета, затем немного ослабила корсет, надела мне нижние юбки, и наконец, само платье, а затем повязала передник. Пожилая женщина сказала, что ношение колготок, под таким нарядом, который сейчас на мне, есть вершиной неприличия и безвкусицы. Поэтому под подобные платья следует надевать только чулки. А еще добрая леди сказала, что сегодня она не отдаст меня на растерзание этим паршивкам. Сегодня я буду возле нее целый день, оказывать посильную помощь, а она взамен, будет меня учить, как обслуживать покупателей. Еще она пообещала, что с меня сделает продавщицу самого высокого класса. С нижними юбками платье-униформа стала заметно короче и в несколько раз пышнее. Нижние юбки приятно шуршали при каждом движении. Двигаться в таком наряде стало намного удобнее, не было необходимости придерживать подол платья, даже когда я подымался лестницей на второй этаж. Поначалу мои ноги немного путались в пышных нижних юбках, но это намного лучше, чем постоянно наступать каблуком на длинный подол платья, если не приподнимать его при движении. Вскоре я привык к нижним юбкам униформы и совсем их не ощущал. Мой наряд продавщицы теперь мне очень нравился, хоть я боялся в этом себе, признаться. Он не только был красив, но и очень удобен… Под руководством миссис Хартли прошла первая половина дня, в моей новой роли продавщицы. Я даже обслужил несколько покупательниц. Старшая продавщица осталась мною очень довольная и удивлялась, что я мужчина и так хорошо разбираюсь в женской обуви. Одна леди средних лет со своей дочерью даже оставила положительный отзыв в книге покупателей, правда на чужом языке. Они купили свадебное платье, и нужно было подобрать им к нему туфли. Дама плохо говорила по-английски, ее родной язык был немецкий. Из продавщиц, работающих в нашем магазине, никто толком не знал немецкого. Для меня же немецкий, не вызывал никаких затруднений. Я пообщался с молоденькой немкой, быстро выяснил, что от меня хотят, какие она хочет видеть туфли к своему свадебному платью. Ко всему прочему выяснилось, что у нее свадебное платье было с собой, в машине, на стоянке. Я предложил ей его одеть, чтобы как можно лучше подобрать к нему туфли. Когда девушка появилась с двумя огромными пакетами, я отвел ее в одну из комнат на втором этаже, оформленной в викторианском стиле с большим зеркалом. Когда ее мама и миссис Хартли помогли ей облачиться в дорогущее свадебное платье от «Диор», я без особого труда подобрал к нему туфли соответствующей ценовой категории и качества. Цена с тремя нулями совсем не смутила покупательницу. В качестве бонуса я предложил ей выбрать свадебное белье. Изящный белый атласный гарнитур с кружевной отделкой, состоящий: из белых чулок с кружевным верхом, пояса к ним, миленького корсетика, совмещенного с лифчиком и удобных трусиков, достался ей совершенно бесплатно. Очень довольная покупкой молоденькая немка, не удержалась и поцеловала меня в щечку. А ее мать воскликнула: «Вот это настоящее английское обслуживание!». Она поинтересовалась у меня, как меня зовут, и я впервые не знал, что мне ответить. Не мог же я назвать свое мужское имя, и потупив взор, густо покраснел и засмущался. За меня ответила миссис Хартли, сказав, что молодую леди зовут Бренда, она очень застенчивая и работает у нас совсем недавно. Немка посетовала, что они обошли с дочерью пол Лондона, пока не нашли свадебное платье для ее дочери. В больших супермаркетах и домах одежды все было однообразно и неинтересно. Подходящее платье нашлось в небольшом магазине вечерней и свадебной моды под названием «Грезы Натали», который, находится, возле большого дома одежды «Грейс». В том магазине проходит большая распродажа и ликвидация товара. Он скоро закроется из-за нерентабельности. Поэтому, это прекрасное коллекционное платье им досталось за полцены. А подходящие, эксклюзивные туфельки к нему, нашлись только в нашем магазине. Честно говоря, это было так удивительно и приятно, что меня приняли за девушку. Миссис Хартли сказала, что в этом нет ничего удивительного, ведь у меня смазливая «мордашка» с мягкими и нежными чертами, а немки встречаются красивыми редко. Остальные девушки видевшие, как я продал туфли, умирали от зависти, ведь я продал из имеющихся у нас, одни из самых дорогих, модельных, свадебных туфель, известного мастера. Я думал, что остальная часть дня пройдет так же спокойно под теплым крылышком миссис Хартли, как и первая. Но не тут-то было… «Вторая часть марлезонского балета» (первая была с утра) началась через пару часов после обеда, когда вернулись Джейн и Бетти, нагруженные большими полиэтиленовыми кульками и картонными сумками. За ними грузчики внесли и поставили в торговый зал два предмета, старательно запакованные в бумагу и полиэтилен, высотой в человеческий рост. Эмма недоуменно посмотрела на запыхавшихся девушек и спросила: — Что это, еще за штуковины, вы сюда притащили? — О, госпожа, это новая креативная идея по оформлению нашего заведения. Помнится, мне, вы говорили, что витрина, которая возле центрального входа нашего магазина смотрится как-то убого. Эти два предмета и есть идеальным решением этого вопроса — сказала Джейн и принялась вместе с Бетти сдирать бумагу и полиэтилен с высоких предметов, которые оказались очень реалистичными витринными манекенами. Какая прелесть! Где вы их купили? Они же стоят целое состояние! Вы, наверное, истратили все деньги на карточке и еще взяли кредит. — Госпожа успокойтесь, у нас еще осталось около 500 фунтов — сказала Джейн. — А нижние юбки для униформы Брендона вы купили? — Купили, конечно! Купили для униформы Брендона два комплекта, для новых платьев по одному комплекту и себе еще по одному запасному комплекту нижних юбок. Кроме этого купили еще три красивых платья для реализации нашей идеи — сказала Бетти — Вы, наверное, купили самые дешевые нижние юбки? — Обижаете госпожа, самые лучшие, такие которые рекомендовала нам миссис Хартли! — Но как вы столько смогли купить, если я вам дала карточку, на которой было всего несколько тысяч? — Вы купили за свои деньги? — Нет. — Вы шутите? — Нет. — Тогда как? — Госпожа очень просто. Нам очень повезло. В магазине «Грезы Натали» свадебной и вечерней моды, который, напротив большого дома одежды «Грейс», сегодня начата большая распродажа, в связи с его ликвидацией. Он закрывается из-за нерентабельности. Эти два очаровательных изделия японской индустрии из пластика и силикона нам обошлись в две с половиной тысячи. Нижние юбки к платьям вообще около 30 фунтов за комплект. Представляете, в пять раз дешевле! Платья нам обошлись вместе с кринолинами и нижними юбками около половины тысячи за штуку, но реальная их цена, раза в четыре больше — сказала Джейн. — Боже мой, «Грезы Натали», закрывается! Это один из самых старых магазинов в городе. Ах, бедная Джессика! Ах, бедная Натали! Бедные девочки, им придется закрываться… они так и не смогли удержаться на плаву — сказала Эмма, трагически закатив глаза и всплеснув руками. — Черт возьми, если бы бог, мне не послал Эмму, семейный бизнес моих покойных родителей, наверное, давно накрылся бы медным тазом. Если прожженные торгаши из «Грез Натали» не смогли удержаться на плаву, то, что можно сказать вообще обо мне, как о предпринимателе — подумалось тогда мне. Девушки тем временем распечатали три больших полиэтиленовых кулька, в них оказали три платья из слепящего яркого атласа, которые казалось, залили своим блеском весь магазин. Платья были пышными с огромной юбкой, под старину, на кринолине с нижними юбками, с пышными рукавами — буфами, с красивым декольте, изящно подчеркивающим плечи и шею. На спине имелась кружевная вышивка, лиф платьев расшит причудливым узором из множества сверкающих бусинок. Сзади, на талии, каждое платье было украшено большим бантом. Эти вычурные платья, больше напоминали наряды принцесс для бала, чем вечерние платья. Но удивляло меня не это, а то, что все три платья были совершенно одинаковые, как по фасону, так и по оформлению. Отличались они, лишь цветом одно, было зеленое, другое розовое, а третье голубое. Последнее мне больше всего по цвету понравилось, так как оно подходит по цвету к моим глазам, и я очень люблю голубой цвет, цвет ясного неба. Я поймал себя на мысли, что мне очень хочется примерить, это красивое платье. Моя мужская сущность сразу прогнала эту извращенную мысль прочь. Женщине, жившей во мне было интересно, почему все три платья одинаковые, но разные по цвету и кому они вообще были предназначены, и кто их теперь наденет. Ответ нашелся очень быстро… Тем временем Джейн и Бетти начали рассказывать о своей идее, которая родилась в их милых взбалмошных головках. По их замыслу, вместо унылой полки с несколькими парами туфелек, в почти пустой витрине, возле центрального входа, будут стоять пластиковые девушки в бальных, пышных платьях. Они будут в вытянутых руках держать открытые коробки с обувью из последней модной коллекции. Реалистичный манекен, рыженькой девушки с зелеными глазами будет одет в зеленое атласное платье, черненькая с черными глазами будет одета в розовое платье. Когда Эмма поинтересовалась, а где третья кукла, ведь платья три? Джейн, состроив хитренькое выражение личика, сказала, что третья кукла уже давно здесь. Она выполнена не в пластике, а из плоти и крови и будет ходить по магазину, привлекая покупателей, при необходимости, ее можно тоже легко запихнуть в витрину. Когда моя жена снова спросила, где все-таки эта третья кукла, эти паршивки Джейн и Бетти, ехидно хихикая, выразительно посмотрели в мою сторону. Я похолодел от ужаса. А сама идея, очень понравилась моей жене, она даже вынула чековую книжку и выписала щедрое вознаграждение девушкам за креативность. Продавщицы побросали свои рабочие места и собрались тесным кольцом, предвкушая большую потеху. Никакие окрики моей жены и угрозы штрафных санкций не возымели действий. Она махнула рукой и разрешила сделать небольшой перерыв, тем более что покупателей в магазине не было. Меня остолбеневшего и красного от стыда, как рака, женщины потащили в подсобку, где обычно персонал обедал и отдыхал. Эмма разрешила им делать со мной, все, что сочтут нужным (конечно в пределах разумного), а сама отправилась в кабинет по каким-то делам. С меня стащили чепчик продавщицы, передник и платье- униформу. Громкий хохот наполнил помещение, когда я оказался в одном корсете и в атласных трусиках, с кружевными оборками. Я умирал от стыда и унижения, мое сердце забилось как в перепуганного до смерти котенка. Я очень боялся, что, если снимут с меня трусики, я умру от разрыва сердца, когда все увидят мой корсет для пениса. Кто-то попытался с меня сорвать трусики, но резкий окрик пожилой женщины, доброй миссис Хартли, остановил нахалку. После того, как смотрины были окончены, девушки, чуть ли не всерьез поругались за право принять участие в моем наряжании. Миссис Хартли быстро навела порядок и разрешила это сделать Джейн и Бетти, при активном участии Лили. С меня сняли белый атласный корсет и поменяли его на более тугой, голубого цвета, с пластиковыми косточками. К нему пристегнули пару коротких голубых чулок, из нежного нейлона, а затем надели поверх трусиков, голубые длинные, до самых щиколоток атласные панталончики, отделанные внизу тройными оборками из кружев. На попе панталончики, как и мои трусики под ними, были украшены тремя оборками из белоснежных кружев. Вскоре меня втиснули в упругий легкий кринолин, и я начал покрываться от талии донизу белой, пеной, шуршащей, нежной, многослойной кружевной массой нижних юбок. И наконец, на меня, словно упало небо — пышное голубое платье, которое полностью ослепило, меня своим ярким, атласным блеском, когда я в него облачился. В довершение я получил лакированные, голубые туфельки Мэри-Джейн, на каблучке в три дюйма. Я потерял чувство реальности, а моя голова закружилась. Кроме страха, стыда, унижения, я начал чувствовать сексуальное возбуждение. У меня совершенно не было сил сопротивляться, почувствовавшим свою власть надо мною женщинам. Где-то через полчаса я предстал пред ясные очи своей жены. Она была очень довольная, моими преобразованиями и охотно включилась в общее веселье. Вскоре под общий хохот и шутки продавщиц я оказался в торговом зале, где потеха надо мною продолжилась. Девушки вертели меня в разные стороны, тянули куда-то за руки, заставляли пройтись, как по подиуму, поворачиваться в разные стороны и кругом, брали под руку, как будто прогуливались с подружкой, щипали и даже целовали в щеку. Я покорно выполнял все их команды и просьбы, надеясь, что скоро фантазия моих мучительниц иссякнет, или, наконец, моя Эмма разгонит эту банду нахалок и заставит их заняться делом, но моя жена не спешила это делать, продолжая веселиться вместе со всеми. Несколько посетителей появившихся в магазине охотно наблюдали за происходящим, и никто не требовал прервать захватывающее шоу. Через какое-то время с лукавым блеском в глазах Джейн подошла вплотную к Эмме и стараясь говорить так, чтобы в стоявшем гвалте ее услышали все, предложила: — Госпожа, не кажется ли вам, что вашему мужу было бы неплохо сделать к этому великолепному платью прическу и макияж? Я знаю один косметический салон, в котором нам не будут задавать лишних вопросов. Мы с Бетти могли бы его отвезти туда! — Хорошая мысль, Джейн! Не сочтите за труд, проводите Брендона, он очень хочет привести свои волосы и лицо в соответствующий к этому наряду вид. Он у меня такой застенчивый и просто стесняется попросить вас о помощи, не правда ли дорогой? Девочки берите эту кредитку и тратьте сколько нужно, не жалейте, красота того стоит. Пусть сделают полный комплекс услуг и конечно же не забудьте о себе. Вы тоже должны выглядеть безупречно. Да, чуть не забыла, пусть еще проколют ему уши, я давно собиралась ему это сделать. Серьги к этому платью я вам сейчас принесу. Здесь на этой карточке около тысячу фунтов, думаю, этого вполне хватит. — Госпожа нам хватит и сотни фунтов. — Брендон поезжай вместе с Джейн и Бетти, там о тебе позаботятся профессионалы. Ты внимательно за ними следи и спрашивай, если что будет не понятно, ведь каждый день ходить в косметический салон ты не будешь — это слишком накладно, но сегодня особенный день и это мы можем себе позволить — сказала моя жена, а затем обратилась ко всем: — Девочки сегодня рабочий день на час сокращен. Сегодня день города, кто будет участвовать в мероприятии, о котором мы договорились вчера, может уйти через час, чтобы переодеться и подготовиться. В семь часов всем собраться здесь! А теперь всем по рабочим местам! В салоне красоты нас встретило два существа непонятного пола, хрупкого телосложения. Хоть они были с длинными ухоженными волосами, безупречным макияжем на лице, в женской одежде, но что-то выдавало в них мужское начало. Быть может, чуть ниже по тембру голос или форма кистей ухоженных рук, а может взгляд не свойственный женщине. Мастера действительно не задавали лишних вопросов и четкими, слаженными, профессиональными движения начали мое преобразование. Вскоре мои волосы были распрямлены, окрасились в белый цвет и приобрели мелкую волнистость. Потом мне начали делать настоящую свадебную прическу, из множества завитков и локонов. Волосы обрели еще больше пышности и объема. В них было заколото добрую пригоршню заколок, булавок и фиксаторов, на мою голову вылито несколько флаконов лака, от запаха которого у меня кружилась голова и я чихал. Мои, широкие, мужские брови, полностью преобразились, обретя безупречную женскую линию. Губы стали пухлыми и обрели сексуальную форму. Тени на веках еще больше подчеркнули мои голубые глаза и сделали их еще больше, тушь сделала ресницы еще длиннее и гуще. На щеках появился легкий румянец, маленькие ямочки на моих щеках были подчеркнуты мастером макияжа, что придало еще больше миловидности моему лицу. Вскоре мои уши были проколоты. В них были, продеты золотые, массивные, продолговатые серьги, с яркими синими камнями. После всего этого мастера занялись моими руками, нарастили ногти и покрыли их причудливым узором. Когда вся эта феерия преобразования закончилась, я не смог себя узнать. Из зеркала на меня смотрела и повторяла все мои движения, миловидная, молодая леди с кукольной внешностью, без какого-либо намека на пошлость или вульгарность. Я оглянулся по сторонам и увидел, что Джейн и Бетти тоже преобразились, у них тоже были такие же прически, как у меня и яркая, но без излишеств внешность. Оставалось только удивляться, когда очень быстрые мастерицы их изменили. Одна (или один) из мастеров, совсем не церемонясь, сунула мне в лиф платья визитную карточку, и девушки, взяв меня под руки, повели на улицу. Я ступал за ними как во сне. Мастера не взяли за работу ни фунта. Они сказали Джейн, что очень хорошо знают Эмму, хозяйку обувного магазина, который на Уолт стрит — 216, и что они будут ей благодарны до гробовой доски за то, что она несколько лет назад, помогла им спастись от разорения. А навести красоту для ее мужа и его подружек, это наименьшее что они могут для нее сделать. Пусть она и ее муж не стесняются и чаще к ним наведываются. Девушки и я были крайне удивлены такого повороту событий. Мастерицы не сказали ни одного лишнего слова, не задали ни одного лишнего вопроса, хоть прекрасно знали, кто к ним пришел в качестве клиента. Когда я посмотрел на визитку, на ней было выведено вычурными розовыми письменами с блестками: «Вы достойны, быть прекрасными! Пусть окружает вас красота и нежность даже если вы мужчина», а немного в низу, чуть меньшими буквами: «Салон красоты у Дена и Билла», дальше шла контактная информация. Я был не только удивлен, но и поражен до глубины души. Эти очень, миловидные и женственные, такие внимательные и предупредительные существа, оказались мужчинами, а я до самого последнего момента верил, что это были женщины.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты