Обувной магазин (Брендон или Бренда)

Смешанная
R
Завершён
12
автор
Размер:
53 страницы, 12 частей
Описание:
История о легкой принудительной феминизации и переодевания в женскую одежду
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 21 Отзывы 6 В сборник Скачать

10.

Настройки текста
Глава 10. Мы сели в машину и уже через полчаса были дома. В белокурой женщине, в роскошном бальном платье, которой я стал, абсолютно невозможно было узнать мужчину. Прическа из причудливых завитков и локонов, а также безупречный макияж на лице, не оставили даже намека на мужскую сущность. Я стал совершенно другим человеком, выглядел почти как невеста готовая идти под венец — не хватало на голове лишь длинной фаты. Я был словно Золушка готовая отправиться на бал, как позднее выяснится, так оно и будет, но пока я этого не знал. Войдя в торговый зал, я заметил, что девушки все тоже одеты в пышные бальные платья. Их кринолины платьев мерно покачивались, атласная ткань ярко поблескивала, при свете зажженных люстр, и на душе появилось волнующее ощущение таинственного праздника. Даже миссис Хартли была одета в платье на кринолине из черного искристого атласа. Я ничего не мог понять, что все это значит… Десять пар женских глаз смотрели на меня с изумлением и восторгом не силах проронить ни слова. В зале повисла тишина, вскоре я понял, в чем причина — меня вначале, просто не признали. И если бы, не было по бокам от меня Джейн и Бетти, меня бы точно приняли за спешащую на торжество покупательницу, у которой сломался каблук, и которая сюда забежала, чтобы срочно купить пару туфель. Моего испуганное и почти отсутствующее выражение лица, диссонирующее с яркой внешностью, полностью раскрыло меня. Громкие вопли восторга ознаменовали раскрытие инкогнито, меня обступили тесным кольцом, и каждая из девушек не переставая восхищаться, старалась коснуться моего лица и прически, но миссис Хартли быстро прекратила этот балаган, приказала не прикасаться ко мне, поскольку этим они могут испортить мне макияж. Джейн и Бетти куда-то исчезли. Вскоре они вернулись в сопровождении моей жены. На моей жене было ярко красное платье из тускло поблескивающего шелка, но ткань платья вспыхивала очень яркими бликами, как только, она выходила на ярко освещенную часть зала. Рыженькая Бетти с зелеными глазами облачилась в зеленое пышное платье, точно такое же по крою и оформлению, как у меня. Джейн была одета в ярко розовое, блестящее атласное платье, точно такое же по фасону, как у меня и у Бетти. Девушки сказали, что грех не одеть, эти прекрасные платья на бал и основательно их не проветрить, прежде чем они осядут надолго в витрине на манекенах. Я, Бетти и Джейн были в совершенно одинаковых платьях, но разных по цвету. Мы теперь выглядели, словно куклы, вынутые из одной коробки, из одного набора или же словно подружки куклы Барби из какого-то диснеевского жутко ванильного мультика. Подойдя как можно ближе к своей жене, я отвел ее в сторону и восхищенно похвалил ее наряд. Она, поблагодарив меня, поинтересовалась, как я себя чувствую, нравится ли мне мое платье и прическа. Я сказал, что как мужчина я себя чувствую отвратительно, хуже некуда, но как женщина, я очень счастлив и почти на вершине блаженства. Мне как женщине очень нравится это прелестное платье, эти туфли, эта прическа, этот макияж. Мужчина, живущий во мне, страдает, готов, чтобы его жестоко высекли, за то, что позволил с собою это сделать, чтобы все это, как можно скорее прекратилось. В тоже время, моя женская половинка сущности, более смелая, сильная и извращенная жаждет, чтобы этот праздник нежности и красоты не прекращался никогда. — Эмма что мне делать, я совсем запутался! — прошептал я. — Милый не терзай себя сомнениями. Просто наслаждайся каждым прекрасным мигом своей жизни, ведь они не повторятся… — Эмма, дорогая, куда все девушки собрались? Почему они все так нарядно одеты. — Брендон, все они состоят в одном кружке по интересам, если так можно выразиться и, сейчас отправляются на бал, который дает сегодня миссис Кроуфорд, глава прогрессивных феминисток. — А как же я? Кто меня разденет?  — Брендон, а тебя и не нужно раздевать! — Как?!  — Ты тоже едешь вместе с нами на бал, в качестве леди Инкогнито. Я знаю, ты очень хорошо танцуешь вальс, мазурку и другие старинные танцы, поэтому ты составишь компанию мне и девушкам. Кроме того, никто из нас не умеет так прелестно танцевать, как ты. — Но я!.. я… я же, мужчина! — Никаких, но! И вообще, где ты видишь мужчину?! Я вижу здесь только миловидную леди. Брендон, посмотри на себя в зеркало, покажи мне пальцем, где ты видишь здесь мужчину? Ага! Не можешь! Значит, его здесь нет…. — Эмма, пожалуйста, не надо! Я лучше останусь дома, накопилось много грязного белья и мне срочно нужно заняться уборкой. — Милый, я не могу позволить тебе заниматься уборкой и стиркой, когда ты так прекрасно выглядишь. — Да, Брендон, не делай того, о чем будешь, жалеть, всю оставшуюся жизнь. Я имею в виду твою женскую сущность. Не будь таким эгоистом, подумай немножко о ней, отпусти ее, пусть она побудет в этот вечер счастливой и порадуется тем прекрасным мгновениям, которые не часто встречаются среди серых будней. Ведь тебе не скоро представится возможность поехать на настоящий бал, как настоящая красивая женщина, которой ты сейчас и являешься — сказала миссис Хартли. — Да, но… — Я же сказала, никаких, но! Пусть твоя мужская, глупая и невежественная сущность остается дома и сидит взаперти. Так и быть, я разрешаю ей абсолютно ничего не делать! А женщина, которая живет в тебе, поедет вместе с нами на бал. Она будет веселиться, а упертый как осел мужчина, будет страдать от одиночества! — Эмма, ты не представляешь, как мне хочется поехать на бал, но, я ведь могу опозориться, что-то сделать не так или выдать себя. — Не бойся мисс Хартли, будет всегда возле тебя, и я тоже за тобой буду присматривать — громко сказала моя жена. — Я никому не дам нашего мальчика в обиду — отозвалась пожилая леди. — Мы тоже не дадим нашу Золушку, нашего Брендона в обиду, и тоже за ним будем присматривать — отозвались хором девушки. После всех заверений дам и моей жены мне ничего не оставалось, как согласиться. Это было такое сладостное, томительное и волнующее желание побыть целый вечер настоящей леди, что моя мужская сущность не выдержала и полностью сдалась, женская же торжествовала в предвкушении новых необычных приключений, которых никогда не испытать, мужской сущности. Попросив тишины, миссис Хартли принялась всех инструктировать, как вести себя на балу. Меня же теперь все должны называть не Брендон, а Бренда или леди Инкогнито. Обращаться ко мне только в женском роде. Я же не только не смею о себе говорить в мужском роде, но даже и думать. Я теперь женщина от высоких каблучков моих туфелек до последнего локона в моей прическе. Когда подъехал заказанный, большой, комфортабельный автобус, мы в него вошли, и он отправился к большому загородному дому, где и должен быть бал. Девушки, видя смесь противоречивых чувств на моем лице, надо мною больше не насмехались, а наоборот старались приободрить и развеселить меня, словно свою хорошую подругу. Дом оказался очень большой с богатым убранством под викторианскую эпоху. В одном из больших залов, были накрыты столы на две сотни персон. Меня посадили вместе с Бетти и Джейн, а напротив, через стол миссис Хартли. Я был совершенно спокоен, поскольку леди могла кивком или взглядом, мне подсказать, все ли я правильно делаю. Остальных наших девушек рассадили между остальными гостями. Мужчин было немного, человек двадцать не более. Основной костяк разношерстной публики были представительницы прекрасного пола. Леди Кроуфорд забрала сразу мою жену и усадила возле себя с правой стороны во главе длинного стола. Вскоре она попросила тишину и начала свою пламенную речь, главы прогрессивных феминисток. Я не вслушивался особо в ее речь. Там в основном говорилось, о том, что мужчины, бескультурные, властные, агрессивные, дикие существа. Их нужно поставить на место и мир снова должен принадлежать женщине. Только матриархат спасет мир … и так далее и в том же духе. Все внимательно слушали старушенцию или старательно делали вид, что слушают. Я же украдкой разглядывал, богатые наряды дам. Моя женская сущность и здесь не смогла себя вести спокойно. Я мысленно прикидывал, какая обувь могла пойти к их нарядам. Мужская сущность скулила побитой собакой: «Боже мой, я мужчина, черт бы меня подрал, что я здесь делаю, на этом странном сборище, в этом роскошном платье! Нет, этого не может быть. Этого сон!». «Хм, платье, какой интересный узор, на лифе платья в третьей дамы справа от леди Хартли. А вон у той, четвертой, что справа, манто из натуральных мехов… как вульгарно… Это «полный песец!» Защитники животных, наверное, удавили бы ее.» — отозвалась снова моя женская сущность. Пожилая леди, произносившая речь, держалась довольно уверенно, для своих лет, имела сильный зажигательный голос, и казалось, могла перекричать микрофон. Джейн послушав немного словоизлияние леди Кроуфорд, сделала заключение вполголоса: «Фюрер в юбке!». «Вот он пиздофашизм во всей красе!» — подтвердила Бетти. Кто-то из посетителей, сидящих рядом, не удержался и хихикнул. Отчетливый тычок ногой под столом от леди Хартли заставил девушку сразу умолкнуть. Всегда добрая и рассудительная пожилая леди, очень строго посмотрела на девушек и подала короткий, но понятный знак, что если подобное повторится, им не поздоровится… Дальше несколько разных женщин произносили речь, даже моя жена толкнула короткую речь. Потом был ужин. Благодаря хорошо усвоенным урокам, полученным от миссис Хартли, я совсем не путался в обилии положенных возле тарелок столовых приборов, а вот у Джейн и Бетти возникли с этим сложности. Я им деликатно и незаметно от остальных показал, что каким ножом резать и что каким столовым прибором брать. Миссис Хартли увидев это, очень порадовалась за меня и одобрительно закивала мне. Ну что ж, первый мой экзамен был сдан… Потом были танцы. Это была моя стихия. Родители, пусть им земля будет пухом, еще с раннего детства отдали меня не на бокс, а на бальные танцы, что бы я хорошо владел своим телом. На бокс, правда, я тоже ходил, но не долго. А вот бальные танцы я полюбил. После выпитого шампанского, мой страх, что меня раскроют, немного отодвинулся назад. Я очень любил танцевать вальс и с большим удовольствием вальсировал со всеми девушками, чем вызвал большое удивление у своих коллег по магазину. Особенно это вызвало восторг у Бетти, романтичной Софи и конечно же у леди Хартли. Увидев, как я танцую с миссис Хартли, глава феминисток леди Кроуфорд, тоже захотела, чтобы я с ней потанцевала. Мужчин было мало, поэтому большинство женщин приглашали женщин. Как мне показалось в этом «кружке по интересам», это было вполне нормальное явление. Леди Кроуфорд поблагодарила меня за танец и попросила назваться. — Я, склонив голову, сделав изящный реверанс и изобразив почтение, молвил: — Миссис Бренда Инкогнито к вашим услугам мэм… — Так значит миссис Инкогнито… Дитя, ты прекрасно танцуешь. Ты с кем прибыла сюда на бал? — Это моя воспитанница — сказала моя жена, сделав реверанс. — Эмма, как вы могли прятать у себя такую жемчужину. — Леди Кроуфорд, простите меня великодушно, но эта девушка у меня в салоне совсем недавно. — Я вижу у нее скромный нрав и аристократические манеры. Ее немедленно нужно ввести в наш круг и познакомить с Эдвардом, как только он вернется с Америки. На глазах Эммы отразился неподдельный испуг, и она робко молвила: — Но мэм, она замужем! — В том мире, в котором, я прожила большую часть жизни, это не имело особого значения, а в современном тем более. — Но ее родители верующие! Их вера идет в ногу со временем, но не допускает вольностей и в первую очередь внебрачных связей. — Бросьте Эмма мы же с вами взрослые люди, церковь — это часть системы, попы такие же люди, как и все чиновники, погрязшие в коррупции и разврате. — А если Бренда окажется мужчиной? — Это, не совсем удачная шутка, Эмма. Вы же знаете, что Эдвард ненавидит геев и трансвеститов. Не хотите встречаться с моим младшим братом, так дайте же с ним встретится другим девушкам. Думаю, Бренда ему очень понравится. Я редко ошибаюсь. — Думаю мэм, что вы, в этот раз обязательно ошибетесь. Я встречусь с вашим братом, но только на моих условиях… — А вот этого Эмма, как раз, не нужно делать… Ко мне подошел стройный высокий мужчина в парадной форме морского офицера. Он поклонился и пригласил меня на вальс. Дальше разговор между «старой черепахой» и моей женой я не слышал. Молодой человек оказался интересным собеседником, мы вышли в сад и проговорили с ним около часа. В своих тридцать лет он был уже капитаном дальнего плавания на большом торговом судне. Он увлеченно рассказывал о далеких странах, об их аборигенах, странных традициях и обрядах, которые он видел, и в которых даже приходилось принимать участие. Мужчина тешил меня байками о чудищах, которые живут в морских глубинах. Парня звали Тедом, и он очень понравился как моей женской, так мужской сущности. Мужчина взял мою руку в свои и поднеся ее к своим губам, нежно поцеловал. Странно, но моей женской сущности это очень понравилось, мужская же оцепенела от такого поворота событий. Мужчина, поддавшись безудержному порыву, принялся покрывать поцелуями мою руку, подымаясь все выше и выше. Но приблизиться ко мне настолько близко, чтобы поцеловать мои плечи, шею и губы он не мог, поскольку этому мешала огромная юбка пышного платья на тугом, упругом кринолине. Она спасала меня и держала мужчину на расстоянии от меня. Женщина, живущая во мне, засмущалась, а мужская сущность завопила от ужаса. Я осторожно отстранился от мужчины, и он больше не делал попытки меня поцеловать. Чтобы разрядить обстановку, Тед рассказал несколько очень смешных анекдотов, на морскую тематику. Я плохо запоминаю анекдоты, но это было что-то про находчивого матроса и старпома с одной извилиной в мозгу. Анекдоты очень потешили мою мужскую сущность, но еще больше тешило мою женскую сущность, что при общении с Тедом, он видел во мне не вагину, а прелестную девушку. Мы бы проболтали неизвестно сколько в саду, пока нас не нашли Лили, Джейн и Бетти. Лили, сразу похитила молодого человека у меня и больше не отпускала его от себя (через несколько месяцев они поженились). Джейн и Бетти потащили меня в дом к накрытому шведскому столу, где было много сладких вкусняшек. Я ненавидел крепкий алкоголь, но очень любил сладкое. Возле стола со сладостями не было других посетителей, кроме как девушек с нашего магазина. Каждая старалась услужливо запихнуть мне в рот ту или иную сладость, чтобы я ее попробовал, при этом, весело споря между собой, кто будет танцевать очередной танец со мною. Этот беспредел покончила вошедшая миссис Хартли, которая воскликнула: — Девочки, как вам не стыдно, вы опустошили половины стола со сладостями! Хватит напихать Бренду пирожными, она скоро лопнет! А ты Китти прекрати лопать конфеты и запивать их шампанским, а не то совсем окосеешь. — Миссис Хартли вы ошибаетесь это не шампанское, а всего лишь виноградный сок. От шампанского у меня кружится голова, меня всю пучит, и я громко пукаю! Все рассмеялись. — Тогда сок, быть может, немного испортился, чуточку забродив, иначе тебя бы так не пошатывало бы. Дорогуша, надень темные очки чтобы меньше было видно твои пьяненькие глазенки. Все снова весело захихикали. — Линда хватит громко чавкать, как розовое существо, которое роет землю — обратилась пожилая леди к пухленькой девушке с набитым ртом. — Простите миссис Хартли, но я не могу удержаться, здесь столько вкусностей, когда я их, еще попробую в таком количестве… — Линда, девочка ты меня удивляешь! А как же твоя диета? — Она у нее, на сегодня померла, вместе с мармеладными пирожными — ответила за Линду Бетти, и все снова захихикали. Потом заиграл оркестр, и все пошли танцевать. Я снова танцевал по очереди с девушками и своей женой. Потом выбирали королеву бала. Я совсем не ожидал, что выберут именно меня. Когда я выходил на сцену, для получения призов, где играл оркестр, я жутко смущался, мое сердце бешено колотилось, а ноги подкашивались. Я с большим трудом это пережил. В качестве приза получил огромную, тяжелую, бутылку шампанского, в которой было его, литров десять не меньше, и огромную шоколадную плитку размером со столешницу журнального столика. Мы потом ее ели, почти месяц, всем коллективом. А еще леди Кроуфорд одела мне на шею в качестве приза изящное колье, украшенное искристыми яркими синими камнями. Оно очень мне понравилось и хорошо гармонировало вместе с моими серьгами. Домой с бала я вернулся поздно, жутко уставший и совершенно счастливый. Меня полусонного переодела Эмма ко сну, и я мгновенно провалился в объятия Морфея.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты