Осколки прошлого

Гет
R
Завершён
62
автор
Гнучая бета
Размер:
315 страниц, 15 частей
Описание:
- Этот мир по-прежнему гниет, Грейнджер, - он заглянул мне в глаза, - Волан-де-Морта больше нет, но зло, созданное им, все еще здесь, не так ли? Они здесь, и их нельзя убить. Он умер, оставив миру их. Он смотрел на меня. Его глаза. Знакомые мне еще со школы. Серые глаза. Но в них было кое-что новое. Это были глаза зверя.
Примечания автора:
Эта работа была написала мною еще в школе, в 2012-2013 годах, она была размещена на многих сайтах, но со временем была удалена. За то, что я решила выложить ее вновь, отдельное спасибо моей бете. На момент публикации она не бечена, поэтому заранее за все извиняюсь.
Идея частично взята из книг «Волки из Мерси-Фоллз».
Я абсолютно не удивлюсь, что в настоящее время написано что-то похоже, но раньше идея казалась мне оригинальной.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
62 Нравится 10 Отзывы 34 В сборник Скачать

Глава 12. Драко. Часть 1

Настройки текста
Я никогда не забуду это лицо. Ее лицо. Я еще никогда не видел его таким. Это был последний раз, когда я видел ее лицо. Оно перекосилось от боли. Боли, которую я причинил ей. Намерено. Именно за этим я пришел в ее дом, чтобы увидеть это лицо, которое я никогда не забуду. — Хватит! — закричала она. — Ты пришел попрощаться? Так вот теперь уходи. И больше ни слова. Я прошу тебя, сделай это ради меня. Я развернулся, пока еще не стало поздно. Пока я не передумал. Пока не упал перед ней на колени, умоляя простить меня за то, что я только что сказал и принять обратно. Я развернулся и ушел, как она и просила. Моего внешнего спокойствия хватило лишь на то, чтобы выйти на улицу. Захлопнув дверь, я кинулся в лес. Я мечтал сейчас только об одном — стать волком. Но я больше не мог это контролировать. Я продолжал бежать. Ну же давай. Не думай. Не сожалей. Не чувствуй. А потом я услышал его. Крик. Ее крик. Он резал мне уши, хотя я был уже далеко от дома. Он эхом отдавался в моей голове. Это был самый жуткий крик, который я когда-либо слышал. Он был пропитан такой болью, что мои колени подогнулись, и я рухнул на землю. Все внутри словно горело. Боль? Откуда такая боль? Я даже не знал, что способен чувствовать так… Это не было превращением моего тела, это было сожжение моей души. Я поступал ужасно. Но я не мог по-другому. Крик все еще стоял у меня в ушах. Я зажал их, стараясь не слышать его. Но он продолжался в моей голове. Я заставил себя встать и продолжить путь в никуда. Мне пришлось заставить себя идти вперед, иначе бы я повернул назад. Слеза покатилась по моей щеке, я не успел ее остановить. А я и не знал, что Драко Малфой все еще умеет плакать. Она была самым прекрасным, что случилось в моей жизни. Она была чем-то, чего я не был достоин. Я любил ее даже больше, чем ненавидел самого себя. Я любил ее настолько, что мой эгоизм отошел на второй план. Я так сильно любил ее, что смог отпустить. Я избавил ее от себя, заставив ненавидеть. Я надеялся, что после этого она будет ненавидеть меня. Но крик боли все еще звучал в моей голове, словно песня, сводившая с ума. Ну же, давай. Чего ты ждешь? А потом это случилось. Я стал волком. Я побежал быстрее. Но это не спасло. В сознании зверя этот крик звучал даже четче. Я остановился и завыл — единственное проявление чувств, на которое я был сейчас способен. Я был уже далеко, чтобы она смогла услышать меня, и это замечательно. Умеют ли волки плакать? Я думал, что нет. Я ошибался.

***

Я был зверем. И все — таки не был им. Я не знал, кем я был сейчас. Ведь я терял свой разум несколько дней назад, а сейчас, когда я ушел, сознание человека не покидало меня, заставляя страдать. Это была расплата. Которую я заслужил. Я упивался собственной болью, но все — таки хотел, чтобы она прекратилась. Я бежал все дальше, не чувствуя усталости и не разбирая дороги. В какой-то момент я выскочил на шоссе, но понял это слишком поздно. В глаза ударил ослепительный свет, а потом был гудок. Что-то большое и железное врезалось в меня, отбросив на пару метров вперед. Это не было больно, не так, как больно внутри. Грузовик перевернулся и откатился на другую сторону шоссе, столкнувшись со мной. Я поднялся. Я не чувствовал свою левую переднюю лапу. Кровь. У меня шла кровь. Мне нужно двигаться дальше. Грузовик. Там ведь был человек. Я подавил человеческий голос в голове, и в один прыжок добрался до противоположной стороны леса. Я постарался убраться как можно дальше от шоссе. Но силы были на исходе. Я не мог определить, как сильно пострадал от столкновения. Мне было плевать. Я хотел умереть. Я мечтал умереть сейчас. Я не мог больше терпеть эту щемящую боль в груди. А потом я упал на землю и потерял создание… Я с трудом открыл глаза. Я был в лесу. Живой. Невредимый. И голый. Мне не хотелось подниматься, я перевернулся на спину и уставился на небо, которое было затянуто темными тучами. — Черт, — вырвалось у меня. Сколько сейчас времени? Хотя, время больше не имело значение для меня. Только не теперь, когда мне некуда было идти. Я нащупал мешочек, лежащий на моей груди. Я заколдовал его, чтобы даже когда я был волком, он висел на моей шее. Внутри было всего несколько вещей. В том числе штаны и палочка. Почему я не умер? Разве это не было бы милосердно? Очевидно, я не заслуживаю такого. Я вздохнул и заставил себя сесть. Еще рано превращаться в зверя навсегда — хотя в этом и был мой план. Просто до этого я должен сделать кое-что. Сдержать одно обещание. Вернуть долг. Хотя бы его часть. Думать о ней было одновременно больно и прекрасно. Она так быстро стала частью моей жизни… По правде сказать, она стала моей жизнью. Смыслом моего существования. Но ничего не может длиться вечно. И за все нужно платить. Но на этот раз плата была слишком уж высока. Я надеялся лишь на то, что платить буду я один. А она забудет обо мне и продолжит жить дальше. А я? Я заслужил это после всего, что с ней сделал. Втянул ее в эту ужасную историю. А потом еще и влюбился в нее. И я не знаю, что было ужасней для нее. Итак, каков мой план? Ну с учетом того, что я не знаю, где нахожусь… Я достал палочку. Хорошо, что она есть у меня. Хотя, скоро она будет мне уже и не нужна. Когда я уйду. Потом я вытащил карту. На ней были отмечены места, где в последнее время видели стаю черных оборотней. Я был уверен, что именно эта стая мне и нужна. Я уже очень давно искал Уизли. Но все время промахивался. Я нашел несколько стай недалеко отсюда, но в них Уизли не было. Это последняя. Я точно знал, что он среди них. На самом деле волки из разных стай могут взаимодействовать друг с другом. Можно назвать это волчьей солидарностью. При любом раскладе мы все одной крови. Создания одного человека. И многие из нас прошли через Ад в Шотландии, этого мы никогда не забудем. И не простим. По крайней мере примерно так надо размышлять, если хочешь, чтобы черные оборотни ответили на твои вопросы и вообще хотя бы заговорили с тобой. Поэтому я шел по следам Уизли. Но раньше мое время было ограничено, потому что мне нужно было вернуться домой. Теперь дома у меня не было. Итак, от Алика я узнал, что здесь есть еще одна стая черных оборотней. — Возможно там тот, кого ты ищешь, — он улыбнулся мне тогда своей жуткой улыбкой. Но я не боялся его, хотя знал, сколько людей он убил. Я знал, как сильно он любит человеческую кровь. Но мы с ним какое-то время сотрудничали в Шотландии, и я даже спас его черную задницу, поэтому он был мне должен, — не ввязывайся в неприятности. Не знаю уж какое ему было дело. Это было, когда я вернулся из самого прекрасного отдыха в своей жизни. И по правде сказать, тогда все было не так уж и плохо. Это сейчас я был по уши в дерьме. Я позволил себе еще пару минут самобичевания, а потом пришлось встать и направиться… просто направиться куда-нибудь. Пока не дойду до какого нибудь места, которое узнаю. Пришлось одеться. Не хватало еще разгуливать голым. Это было бы слишком даже для меня.

***

В какой-то момент я вновь оказался сломленным. Я развернулся и пошел в обратном направлении. Уизли может подождать. Или нет. Но сейчас я не в том состоянии, чтобы кого-то искать. Нужно, чтобы кто-то забрал все эти губительные мысли из моей головы. Я был готов рвать на себе волосы. Я словно разрывался на части, разбивался на осколки. Мне было так больно и так плохо, что было трудно дышать. Трудно открывать глаза. Я все еще любил ее. Хотя на что я рассчитывал, что просто уйду и забуду? А как я могу забыть ее взгляд? Ее крик? Я оставил ее, решение было принято. И оно было верным. Но легче от этого не становилось. Я все еще был чертовым эгоистом, я хотел вернуться к ней, и мне было плевать, что я могу навредить ей. Во мне боролись две мои стороны, и это при том, что где-то еще был зверь, который пока никакую из сторон не принял. Ее прекрасное лицо было искажено от боли, и неужели это был последний раз, когда я его видел? Я не хотел запомнить ее такой. Я помнил ее и другой. Счастливой. Веселой. А теперь я оставил ее. Как было бы прекрасно, если бы я мог винить в этом кого-нибудь. Если бы она бросила меня, я бы страдал — да, но я бы винил во всем ее. А теперь она может винить меня, ненавидеть меня. Мне некого было винить. Только самого себя. Неужели после всего, через что я прошел, я не заслужил счастья? Что я такого сделал в своей жизни? Я делал ужасные вещи, слушая отца, Волан-де-Морта и Мерлин знает кого еще. Видимо, я слишком долго был безвольным. Я не мог искупить свои грехи. Мерлин, о чем я думаю? Я просто схожу с ума. На самом деле мне было больно, мысли метались в моей голове. Грудную клетку словно кто-то пытался распилить изнутри, я вообще такого никогда не испытывал. Так сложно терять людей. Особенно тех, которых ты любишь больше, чем свою жалкую жизнь. Я становился зверем, и мысли человека постепенно отступали на задний план, заменялись инстинктами. Я бежал, охотился и снова бежал. Бежал от самого себя так далеко, как мог. Но становясь человеком, я все еще любил ее. Мои мысли все еще крутились вокруг нее. Я представлял ее улыбку, ее смех, ее глаза, ее голос. Я почти мог слышать ее голос в темноте леса. А рядом с ней был Поттер. Она смеялась над его шутками, она улыбалась ему, она говорила с ним. Чертов Поттер остался в ее жизни, а Драко Малфой исчез как неприятное воспоминание. Дни шли друг за другом. Когда и был волком, или когда был человеком. Мне было плевать. Мне было слишком больно, чтобы думать еще о чем-то еще. Я хотел думать о ней, хоть это оставалось у меня. Но я ненавидел думать о ней. Это разрывало меня снова и снова. Я лежал на холодной земле и смотрел на небо. Пора начать снова — решил я для себя. Я поднялся. Нельзя продолжать так вечно, по крайней мере, не сейчас. Я должен был выполнить свою часть сделки. Сделки, полностью изменившей мою жизнь. Найти Уизли сейчас будет уже сложнее. Сколько прошло времени? Несколько месяцев? Сейчас я уже ругал себя за то, что позволил себе окунуться в свои страдания. Что теперь? Мыслить было трудно — я слишком долго притворялся волком. А стоять на ногах — это было вообще непостижимо. Для начала следует одеться. Так я и сделал. Было странно вновь надевать одежду. Про обувь я даже не думал. Я не брал ее с собой, когда убегал. Идти сквозь лес, когда ты человек, было не слишком-то удобно. Я плохо ориентировался. И зрение у меня было не такое острое. И шел я слишком медленно. И быстро уставал. Но я продолжал двигаться вперед. Я вышел на шоссе. Итак, если поймать машину, передвигаться будет легче. Мне нужно в Глостер. Там последний раз видели Уизли. Ну не там, а в лесах рядом с городом. Уж не знаю, что он там забыл, леса в Глостере не совсем подходили для того, чтобы прятаться в них. Меня до города подвез какой-то фермер. Он не задавал вопросов, да вообще не смотрел на меня. Ну все это объяснялось тем, что я применил магию. А для чего еще мне палочка? Разгуливать по городу в одних штанах было не такой хорошей идеей, все смотрели на меня. Но мне было плевать, мне нужно было всего лишь поесть. Я уже настолько отвык от человеческой пищи, что не был уверен, что смогу что-нибудь съесть. Но мои силы были на исходе. Последний раз я охотился два дня назад. Вроде бы. На стене в закусочной, где я сидел, висел календарь. Двадцать шестое октября. Я даже не знаю, что именно испытывал, когда смотрел на него. Я ушел второго сентября. Почти два месяца. Два месяца моей жизни. Я с трудом мог вспомнить, что делал три дня назад, что уж говорить о двух месяцах. Денег у меня с собой, разумеется, не было. Поэтому, когда официантка принесла счет, я вновь достал палочку. Я ничего не испытывал в тот момент, никакого сожаления, что приходится использовать магию на людях. У меня просто не было выбора. Следующим пунктом была больница. Все, что мне нужно — это несколько упаковок транквилизаторов и анестетиков. Я не был силен в маггловской медицине — и это плохо. Потому что только такие вещи, как я предполагал, могут подействовать на черного оборотня. Хотя я не был в этом полностью уверен, других идей у меня просто не было. На самом деле найти Уизли было не так уж сложно. Он был один. Не хотел быть со своей стаей. Я уверен, все они ему противны. Оборотень или нет, Уизли все еще оставался Уизли. Он жил в какой-то пещере. По крайней мере, когда был человеком. Я следил за ним несколько дней. У меня еще не было сформированного плана, чтобы начать действовать. Контролировать свои превращения я больше не мог. Но даже будучи волком я продолжал следить за ним. У меня была цель. Сам Уизли за эти несколько дней превращался всего дважды. И каждый раз возвращался в свою пещеру уже человеком. Когда он вновь покинул свою пещеру, я решил, что пришло время действовать. Я планировал дождаться его в пещере и напасть. Все это было слишком глупо, учитывая, кем он был. Ну очевидно я надеялся на чудо. С помощью палочки мне удалось сплести железную сеть. Я надеялся, что это поможет. Хотя разве могло что-нибудь мне помочь? Я собирался поймать черного оборотня в одиночку. У меня вообще не было шансов. Хотя кто знает. Когда Уизли вернулся, вечер уже наступил. Я надеялся, что он не сразу почувствует меня. Это бы дало мне несколько секунд. Уизли был измотан и выглядел не самым счастливым человеком, но времени разглядывать его у меня не было. Я кинулся на него и даже умудрился сбить с ног. Не дав ему возможности опомниться, я вколол ему один из заготовленных препаратов. — Что…? — он даже не успел договорить, а я уже накинул на него сеть. — Ай! Я не слушал его завывания, хватая еще один шприц. Кто знает, сколько еще у меня было времени. И вот это началось. Его затрясло. У меня было всего несколько секунд. Я вколол третий препарат уже в зверя. Он лежал у моих ног и тяжело дышал. Он попытался встать, но железо стало жечь его кожу. Именно так оно действовало на нас. Я стал ждать. Лекарства подействовали в какой-то степени. Он был слишком вялым, чтобы иметь реальную возможность выбраться. — Черт, Уизли, я победил! — я сам не мог поверить, что это сработало. Это придало мне сил. Зверь смотрел на меня. Его взгляд обещал убить меня. Но потом его веки опустились, и он отключился. — И что дальше? — спросил я самого себя, садясь у стены. Допустим, я его отключил. Оставалось непонятным как именно я собираюсь доставить его к ней. Даже если бы я собирался вернуться и лично его передать, все еще оставалась проблема самого пути до ее дома. А встречаться с ней я точно не собирался. Мне нужен был телефон. Но оставить здесь Уизли одного было бы слишком глупо. Пока я раздумывал, Уизли вновь принял человеческий облик. Смотреть на голого Уизли было сомнительным удовольствием, поэтому я наколдовал плед и прикрыл его им. Я сидел возле него несколько часов, до самого рассвета, каждый час вкалывая ему очередную дозу. Я не знал, на сколько хватит действия препаратов. Утром я все-таки решил, что придется двигаться дальше. Чисто теоретически я мог левитировать Уизли, двигаясь через лес. Оставалось нерешенным одно — что будет, когда я сам стану волком. В любом случае оставаться в этой пещере не было смысла. Где-то на шоссе должна быть заправка — там я раздобуду телефон. Я левитировал тело Уизли, собрал все оставшиеся препараты, которых было не так уж и много, и отправился в путь. Не скажу, что был в восторге от того, что за мной тащится тело Уизли, к которому я не питал теплых чувств. К тому же это оказалось сложнее, чем я думал. Я слишком давно не использовал подобного рода магию. Или просто Уизли был слишком тяжелый и не предназначенный для левитации. В любом случае несколько раз он уже едва не падал на землю, мне приходилось прикладывать немало усилий, чтобы удержать его. Про скорость наших передвижений я вообще молчу. Не думаю, что прошел хотя бы милю за этот час. Я устроил себе передышку. Я сел у ближайшего дерева. Ноги больше не слушались меня. Что я делал? Выполнял свое обещание? Очевидно, да. По-другому я не мог. Я должен был доставить ей Уизли. Хотя зачем он ей? Если подумать, он был гораздо опаснее меня. Он мог убить ее в тот же момент, когда он ее увидит. Может, пока не поздно, отказаться от этой идеи? Именно в этот момент Уизли очнулся. Это не было медленным пробуждением. Он просто распахнул глаза. Несколько секунд он оценивал обстановку своим суровым взглядом. Что он видел перед собой? Лес и меня. — Малфой? — его лицо выражало крайнюю степень удивления. Он не был тем Уизли, которого я помнил со школы. Этот Уизли скорее смахивал на Уизли маньяка с темными глазами и жесткими чертами лица. Я решил, что если буду его игнорировать, он, возможно, перестанет открывать свой рот. — Что все это значит? — потребовал он ответа, извиваясь под сетью. Когда он был в человеческом обличии, железо не причиняло ему вред. Но выбраться он все еще не мог. Я решил, что пришло время для очередной дозы препаратов. Уизли нравился мне гораздо больше, когда не находился в сознании. Но, по правде сказать, их было слишком мало, а пока что Уизли не показывал агрессии, которая могла закончиться моей смертью. — Малфой, сейчас же освободи меня. Ты что, оглох? Я разорву тебя на части, когда… — Угрозы? — спросил я без выражения. — Вот каким ты стал? — Каким я стал? Малфой, а ты сам что, сбежал из Мунго? Ты видел себя в зеркале? Ты выглядишь жалко. Больше, чем обычно. Мне на самом деле было плевать на его слова. И мне было плевать, как я выгляжу. Хотя, конечно же, я выглядел плохо. — Малфой, это похищение! — его вновь затрясло. Я достал шприц. — Не надо, я не превращаюсь, — проговорил он, делая несколько глубоких вдохов. Я ждал, когда он успокоится, не убирая шприц. Это было слишком опасно. — Ты не станешь объяснять мне, что происходит? — удивительно, но теперь в Уизли сочеталось безграничное терпение и спокойствие со злостью и несдержанностью. Даже в глазах у него было что-то такое, что заставляло меня думать, что он старше меня как минимум на десять лет. Да что там на десять, у Уизли был взгляд старика. Злого маньяка-старика. Я проигнорировал его. Что я должен был сказать ему? Правду? Я собираюсь отослать тебя к Поттеру и Грейнджер? Не нужно быть гением, чтобы понимать, что если бы Уизли хотел вернуться к ним, он бы уже давно сделал это. Но он же чертов Гриффиндорец. Разве может он подвергать их такой опасности? Хотя как по мне, так то, что они так и не знают до конца, мертв он или все-таки нет — это еще хуже. — Малфой, жизнь изрядно потрепала тебя, да? — спросил он через какое-то время. — Ну в этом мы с тобой похожи. — Что с тобой все-таки случилось? Выглядишь даже хуже, чем я. Хотя до недавнего времени я думал, что это невозможно. — Уизли, просто заткнись, хорошо? — Ты похитил меня, ты понимаешь это? — Никому нет до тебя дела, Уизли. Никто не знает, что ты жив, — напомнил ему я. Мы оба с ним были лишь тенями прошлого, люди давно забыли о нашем существовании. Этого было достаточно. Я не мог больше выносить присутствия Уизли. Я не мог больше выносить себя самого. Нужно покончить с этим, пока не стало слишком поздно. Я поднял палочку. Уизли что-то говорил мне, но я не слушал его. Какое мне до него дело? Я продолжил свой путь, Уизли летел за мной. Не скажу, что он был доволен. Но и не скажу, что меня это волновало. У меня было мало времени. Когда я сам превращусь в следующий раз? Когда Уизли станет волком? Ничего здесь от меня не зависит. Но я надеялся оставаться человеком до тех пор, пока не передам Уизли. Я уже слышал машины. Уизли тоже. — Где мы? — спросил он, когда я опустил его на землю. — Что ты делаешь, Малфой? Я продолжал игнорировать его. Я достал шприц и воткнул его в руку Уизли. — Да какого… — я не дал ему договорить, вкалывая вторую дозу. Я не знал, как долго я буду ходить, но мне совершенно точно не нужно, чтобы он все это время прибывал в сознании. Я истратил на него все запасы лекарства, других вариантов у меня не было. Он отключился через пару минут, и я понял, что тянуть больше нельзя. Я побежал, боясь, что не успею вернуться до того, как он придет в себя. Я выбежал из леса, перебежал через дорогу. У заправки стояли две машины. Игнорирую удивленные взгляды, я зашел в супермаркет. Лекарств, которые мне нужны, здесь явно нет. Но есть телефон. У одной из витрин стояла женщина, я направил на нее палочку. — Спасибо, — на автомате сказал я ей, когда она протянула мне телефон. Хотя сейчас она бы сделала для меня все что угодно. Номер Джона я знал наизусть. Вообще-то это единственный номер, который я знал. — Алло? — послышался знакомый голос. — Джон, мне нужна помощь. — Драко? — я не хотел слышать все эти эмоции в его голосе. Я зажмурился. — Да, это я. Ты поможешь мне? — Да, конечно, — тут же ответил он. Он не был бы Джоном, если бы не помог мне. И тут я понял, что мне просто повезло. Ведь именно в этот момент Джон мог быть волком и мотаться по лесу. Я бил вслепую. И попал. — Мне нужно, чтобы ты сделал кое-что для меня. Ты должен доставить черного оборотня к Гермионе. — Что…? — Джон, помнишь, что ты обещал мне? — спросил я. Это было нечестно с моей стороны — напоминать ему. И еще более нечестно было просить его о том, чего он вообще не понимал. Прощание с Джоном было самым трудным. Ведь он единственный знал большую часть правды обо мне. Адам тоже знал, но та правда была мной лично изменена. Конечно, он не хотел отпускать меня, особенно после того, как узнал, что я могу контролировать себя. Мог. Но я сказал ему, что это прошло. Я сказал ему больше, чем было на самом деле. Я сказал, что думаю, что превращаюсь в черного. Я сказал, что все время думаю о крови. О человеческом мясе. Но даже это не до конца убедило его. И тогда я сказал то единственное, что могло повлиять на его решение. Я напомнил, что знаю, где они с Пэнси живут. Сказал, что когда я превращаюсь, меня тянет туда. Он поверил мне так легко лишь потому, что испугался. Я понимал его. Я слишком хорошо его понимал. — Ты обещал помогать ей. — Но я не думал, что это означает, что я должен преподнести ей оборотня, Драко, — я услышал его усталый вздох. — Сделай это для меня. Пожалуйста. Он молчал. У меня было мало времени. — Джон! — напомнил я о себе. — Драко, я видел ее недавно… Она… — Я не хочу это слышать, — быстро перебил его я, удивляясь, как сильно все внутри заболело. — Хорошо. Куда ехать? Я продиктовал ему координаты и сказал, где именно Уизли будет ждать его. Еще я сказал ему захватить с собой транквилизаторы, и побольше. Он попытался что-то сказать, но я отключился. Я вернул женщине телефон и вышел на улицу. Мне было так больно, я думал, что задыхаюсь. Что я сделал с собой? Я вернулся к Уизли. Он продолжал пребывать без сознания. Это радовало меня как никогда. Если Джон сильно поторопится, он будет здесь через два часа. Я сел у ближайшего дерева и закрыл глаза. Это было слишком для меня. Моя жизнь так стремительно менялась. Она заканчивалась и начиналась снова и снова. Я мечтал избавиться от Уизли и стать волком. Навсегда. Удивительное это словно — навсегда. И страшное. Хотел ли я стать волком на всю оставшуюся жизнь? Ответ был очевиден — нет. Потому что какая-то часть меня все — еще надеялась вернуться к ней. Но я уже принял решение. И слишком поздно его менять. Тем более я не могу контролировать себя рядом с ней. Это действительно опасно. Тем более был ряд других причин. Например, что было бы дальше? Я помнил ее взгляд, когда она понимала, что не может пригласить меня на свадьбу. Она бы никогда не смогла никуда меня пригласить. Потому что я мертв. Я мог только сидеть в ее доме. А что потом? Мы бы поженились? Мы бы даже это сделать не смогли, потому что никто не должен знать обо мне. Она бы всю жизнь прожила с призраком. Зачем ей такая жизнь? Я не знал, сколько прошло времени. Уизли все не приходил в себя. Джон все еще не появлялся. Я знал, что не встречусь с ним. Я уйду в тот момент, когда услышу его. Потому что я не могу встречаться с ним сейчас. Я не смогу отпустить свое прошлое, если оно предстанет прямо передо мной. А потом меня затрясло. — О нет, — успел сказать я прежде, чем стать волком. Дьявол. Вот дьявол. Я замер, стараясь не двигаться. Думай о Уизли. Нельзя оставлять его. Не сейчас. Стой на месте. Я продолжал думать. Пока еще мог это делать. Человеческие мысли. Давай же, думай по-человечески. И я стал думать о школе. Думал о школьных предметах. Вспоминал правила и законы. Вспоминал рецепты зелий. Это помогало оставаться человеком. Я сел, продолжая наблюдать за Уизли. Он так сильно изменился. Я ведь даже не сразу признал его. И встреть я его на улице, я бы вряд ли узнал его. Интересно, я изменился так же сильно? А потом я услышал его. Грузовик. Он ехал сюда. Я специально выбрал это место, потому что сюда грузовик Джона мог бы проехать. Мне пора уходить. Но я должен был убедиться, что все пройдет нормально. Я спрятался за деревьями. Если серому волку вообще возможно спрятаться за деревьями. Грузовик остановился недалеко от Уизли. — Ого, — проговорил Уилл, вылезая из машины. — Драко его основательно запечатал. — Этого может быть недостаточно, — заметил Джон, протягивая Уиллу цепь. Они принялись его заматывать, хотя Уизли вроде вообще не проявлял признаков жизни. — А где он сам? — спросил Уилл, пытаясь приподнять Уизли. Джон вглядывался в деревья. Я надеялся, что он не заметит меня. Сейчас уже потемнело, и темнота могла скрыть меня. — Я не знаю, — он вздохнул и взял Уизли за ноги. Им не без труда удалось погрузить Уизли в машину. — Вколи ему еще что-нибудь, — приказал Джон. — На всякий случай. — Я никогда не думал, что это действует, — заметил Уилл, доставая из машины шприцы. На этом я решил, что все будет хорошо. Они смогут доставить его ей. Мне пора. Я повернулся и скрылся в лесу.

***

Я проснулся, потому что был голоден. Все, что осталось во мне — это инстинкты. И больше ничего. Человек? А что это? Я принялся принюхиваться. Где-то неподалеку был олень. Я чувствовал его. Лапы оставляли огромные следы на снегу. Я старался двигаться как можно тише, чтобы не спугнуть его. Давно я не встречал оленей. Где я был? А это важно? Я был где-то недалеко от своей добычи — это все, что мне нужно было знать. Сколько прошло времени? А что такое время для волка? Я увидел его. Вот она — моя добыча. Я крался к нему, он пока еще не увидел меня. Не почувствовал. Потом я прыгнул. Я двигался очень быстро. Слишком быстро, чтобы он успел сделать хоть что-то. Я вцепился в его шею, в мою пасть хлынула кровь. Мне больше ничего не было нужно. Я продолжал двигаться, я не знал, куда именно шел — это не имело значения для меня. Просто шел. Мне было так легко. В моем сознании ничего не было. Никакого человека. Никаких мыслей. И так будет всегда. Еще немного, и я перестану повторять это слово — человек. Что бы оно не значило. А потом я учуял его. Знакомый запах. Он привел меня в ужас. О нет — это была первая человеческая мысль. Этого не может быть. Нет, не может быть. «Драко?» — нет, я не слышал это у себя в голове, я не мог это слышать. Я зарычал. Но никого поблизости не было. «Драко» — я вновь услышал это. Но как? Это невозможно. Она не могла меня найти. Никто из них не мог. Адам обещал. Человеческое сознание пробуждалось. С трудом, но пробуждалось. Я попытался остановить это, сконцентрировавшись на своих инстинктах, но это не помогло. Прошло слишком мало времени, чтобы я полностью стал волком. Она вновь позвала меня. И я сделал то, что делал всегда. Я побежал. Я бежал от нее так быстро, как только мог. Я набирал скорость. Но я слышал ее. Продолжал слышать. Она звала меня снова и снова. Я потом я увидел ее, она была прямо за мной. Я прибавил скорость. Но это не помогало. Она всегда была быстрее меня. «Стой!» Но я даже не собирался. Только не это. Только не сейчас. Как это произошло? Я не мог больше бежать. Я был зверем, но даже звери могут уставать. Она врезалась в меня с такой силой, что я отлетел в дерево. «Черт! Что ты делаешь?» — белый волк подошел ко мне, заглядывая в глаза. Это была Катарина. Я не отвечал ей. Не мог. Не хотел. Я решил, что пора поменять тактику. Я зарычал и кинулся на нее, роняя ее в снег. Она была быстрее, но я был сильнее. Я впился в ее бок, и она завыла. «Убирайся отсюда» — выдавил я. «Нет!» — она оттолкнула меня от себя и приготовилась к прыжку. А потом произошло это. Я вновь стал человеком. Я сидел снегу и разглядывал свои пальцы, словно видел их впервые. Я не превращался уже очень давно. Я думал, что больше не способен это делать. И это, по правде сказать, устраивало меня. А потом я поднял глаза на нее. Она была гораздо больше меня сейчас. Возвышалась надо мной. Я смотрел в ее огромные карие глаза. Черт побери, это действительно была Катарина. — Что ты здесь делаешь? — я был удивлен такой злости в своем голосе. Я вообще был удивлен, что все еще способен говорить. Она не ответила мне. Она не могла. Мы могли общаться только в случае, если оба пребывали в одном и том же обличии. Она просто смотрела на меня. И впервые я увидел в ее звериных глазах что-то человеческое. Видимо, за это время изменился не только я. — Катарина, убирайся отсюда! — рявкнул я. У меня была даже мысль ударить ее. Что было бы очень глупо, учитывая ее размеры. Она зарычала, и я понял, что это означает — нет. Она не собиралась уходить. Ей было что-то нужно от меня. Но это же просто смешно. Я просто пошел дальше, игнорируя ее. Не знаю, когда я превращусь в следующий раз, но до тех пор я вовсе не собирался находиться рядом с ней. Она двинулась за мной. Это было так, словно за мной шла гора. Я подумал, что если я дойду до города, она не будет следовать за мной. Она же не может показаться людям. Хотя это же Катарина… Ну, мне тоже не следует туда идти. По крайней мере, голым. Я нащупал мешочек на своей шее. Удивительно, но он все еще был на мне. Я достал оттуда штаны. И одел их. Катарину, которая все еще шла за мной, я предпочитал игнорировать. Итак, что мы имеем? Я понятия не имею, какое сейчас число. Но по снегу очевидно — сейчас зима. Что еще? Я не помню ничего, что было до сегодняшнего дня. Помню только, как отдал Уизли Джону. И все. Потом — ничего. Что я делал все эти дни? Видимо, не так круто быть волком, если ты даже вчерашний день вспомнить не можешь. — Драко, — рявкнула Катарина. Я вздрогнул и обернулся. Я и не заметил, как она стала человеком. Итак, пришло время поговорить с ней. — Что тебе надо? Как ты нашла меня? — Я шла за тобой, — она пожала плечами. — Ты не могла! — Адам разрешил мне. — Чертов… — Я сама заставила его. — Зачем? — я развернулся, глядя ей в глаза. — Потому что должна была найти тебя, — она выдержала мой взгляд. Я отвел глаза первым. Я не мог смотреть на нее. Она слишком сильно напоминала мне о моей семье. Она была ее частью. — Нашла? Молодец. А теперь возвращайся домой. — Я не вернусь без тебя, — спокойно сказала она. — Что? — я рассмеялся. Что она несла? — Я не вернусь. Никогда. Ты знаешь, что значит это слово? — Нет, — усмехнулась она, — понятия не имею. — Слушай меня, Катарина, — я схватил ее за плечи и прижал к дереву. — Я хочу, чтобы ты прекратила это и ушла. Ты не нужна мне здесь, слышишь? — Да что ты? Тебе нравится такая жизнь, да? — она оттолкнула меня и отошла. — Охотишься, жрешь, спишь, и все, да? Как все легко. Ты чертов трус, Драко! — Трус? Да что ты знаешь обо мне? — Я был так зол на нее, за то, что она появилась здесь и разрушила мою псевдожизнь. — Ты ничего не знаешь! Она не знала ничего. Она не имела права что-то говорить мне. Она не знала, чем я пожертвовал. — Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь. Я понимаю, что ты делаешь. Я сама делала точно так же. Я пыталась стереть отсюда, — она постучала по лбу, — человека. Я хотела навсегда остаться зверем. Этот мир был ужасным для меня. Я не хотела быть здесь. Но я не смогла. Это невозможно. Ты не понимаешь? Мы не звери. Мы люди. И не важно, превращаемся мы в кого-то или нет. Никого это не волнует, слышишь? — Знаешь, Катарина, да пошла ты, — я развернулся. Я так надеялся сейчас стать зверем. Я хотел этого больше всего на свете. Но этого не происходило. Словно назло. — Нет, я не уйду, ты слышишь? — она развернула меня к себе. — Я ненавижу тебя. — А мне плевать. — Все в стае ненавидят тебя, знаешь? — я не понимал, зачем говорю это. — Все. Даже Сара. Но им жалко тебя, поэтому они не выгоняют тебя. Она влепила мне пощечину. Такую сильную, что моя голова дернулась. А ведь это идея! Если она продолжит избивать меня, я стану волком. И смогу сбежать от нее. Но она не стала бить снова. Я открыл глаза. Она все еще стояла напротив меня. По ее щекам текли слезы. Я сглотнул. О нет, я не должен был говорить все это. Тем более это никогда не было правдой. — Я не уйду, — упрямо продолжила она, стирая слезы с лица, — я не уйду без тебя, Драко. Можешь бежать. Но я всегда найду тебя, потому что я чувствую тебя. Я слышу тебя. И Адам разрешил мне это. Я сжал кулаки. Как Адам мог это позволить? Он обещал мне, черт побери! — Что ты хочешь? — я старался быть спокойным, но видит Мерлин, я ненавидел ее сейчас даже больше, чем самого себя. — Я хочу, чтобы ты вернулся домой. — Это не мой дом! — закричал я. Все что угодно, лишь бы не вспоминать обо всем этом. Обо всем том, что я оставил там. Она действительно ничего не понимала. Это не ее вина. Но я не вернусь домой. — Это твой дом. Ты нужен ей. О, это был удар ниже пояса. Проще было просто убить меня. Так было бы милосердней. Словно кто-то выбил из меня весь воздух, и я больше не мог дышать. Все, что я хотел сказать ей — все это исчезло из меня. Она рассматривала мое лицо, понимая, куда нужно давить. — Она не может без тебя. Ты бы видел ее сейчас. Хватит. — Перестань, — я снова злился, хотя мне было сложно сконцентрироваться на своей злости. — Перестать? С чего бы? А ты что же, не можешь даже имя ее произнести? — Не надо… — я почти умолял ее. Это было слишком жестоко с ее стороны. Она была сильнее меня сейчас. Я был как побитый щенок. Я был потерян. И мне было больно. И хоть из нас двоих одет был только я, я как никогда чувствовал себя голым. — Гермиона Грейнджер. Это ее имя, Драко. — Что ты хочешь от меня? — это было уже чистым отчаянием. — Вернись. — Ты не понимаешь, — во мне почти не осталось сил. — Расскажи мне, — предложила она. Мы с ней никогда не были близки. Это же Катарина. Ей вообще не нужны были близки люди. Но я был готов рассказать ей все прямо сейчас. — Нет, — я все еще сопротивлялся, — убирайся. Она закатила глаза. — Снова? — спросила она. — Так будет до тех пор, пока ты не исчезнешь, — ответил я. — Значит я останусь с тобой навсегда, — она улыбнулась. Мне не нравилась ее улыбка. — У тебя есть одежда для меня, Малфой? Я достал из своего мешочка футболку. Это все, что у меня было. Я кинул ее ей. Она натянула ее на себя. Футболка не была достаточно большой, но скрывала то, что мне видеть не следовало. — Мило, — прокомментировала она, разглядывая свои ноги. — Откуда шрам? — спросил я. — Заметил? — ее рука легла на живот, который был теперь скрыт под футболкой. — Пришлось. Она усмехнулась. — В меня стреляли. Совсем недавно. И знаешь… Гермиона спасла меня. Это удивило меня. Да, мне было больно слышать ее имя, но сам факт того, что она спасла Катарину, удивил меня. — Ясно. Это был не тот ответ, который она ожидала услышать. Я видел это в ее глазах. Я думаю, она рассчитывала, что я начну рыдать. — Итак, какой у нас план? — У нас? Нет никаких нас, Катарина. Иди домой. — Ту часть, где ты ноешь, мы пропустим, и я спрошу еще раз. Каков план? — Нет никакого плана, — я закатил глаза. — Даже так? Расскажи, зачем ты ушел? — А не пойти ли тебе… — И сколько мы будем ходить по кругу? — я раздражал ее не меньше, чем она меня. Удивительно, учитывая, что она преследует меня. — Мы будем делать это снова и снова. Пока ты не сдашься. — Ты что, забыл, Драко? Я никогда не сдаюсь.

***

Катарина была настоящей занозой в заднице. Она преследовала меня уже неделю. Она не давала мне покоя. Я несколько раз превращался в волка и убегал от нее. Но через некоторое время она все равно находила меня. И продолжала следовать за мной. А когда волком была она, ей было еще проще следить за мной. Я не понимал, как она делает это. Как заставляет себя следовать за мной? Я словно стал ее навязчивой идеей. Я не мог продолжать так. Она мешала мне. Она все время влезала в мою голову, хотя я не приглашал ее туда. Она разговаривала со мной постоянно, не давая мне отключить человека. В конце недели я был готов убить ее, лишь бы она замолчала. Мы снова стали людьми. Она раздобыла себе какое-то платье. Было странно видеть ее в платье в лесу, да еще и зимой. Хотя сам я выглядел так же дико в своих шортах. — Думаешь, сколько еще ты протянешь? — она прекрасно знала, что со мной происходит. Она знала, как сильно я хочу избавиться от нее. — Думаешь, что я сдамся? Катарина, я не вернусь. — Ну я тоже тогда не вернусь. — Мне плевать. — Ага, — она мне не верила. Потому что это звучало так жалко, что я сам себе не верил. — Ты разве не скучаешь по дому? — спросил я с надеждой. — Ты сам сказал, что им будет лучше без меня, — парировала она. — Я не это…. — Закрыли тему. — Но… — Слушай, это нечестно! Ты никогда не разговариваешь со мной, если тебе это не нравится. С чего я должна? — Я всего лишь хочу извиниться. — Извинился? Молодец. А теперь заткнись. Она была почти так же невыносима, как я сам. Мы не могли находиться рядом, это понятно нам обоим, но она не отступала. — А если я расскажу тебе правду, ты уйдешь? Она не ответила. Но я решил, что рассказать ей правду — мой единственный вариант. Может, она поймет меня и уйдет? Хотя на что я надеюсь? Это же Катарина. Но я все-таки рассказал ей о том, что перестал контролировать себя. Я не смотрел на нее, потому что не мог вынести ее взгляда, в котором было сочувствие. Мы молчали какое-то время. Видимо, ей было нечего сказать. Я продолжал разглядывать свои пальцы. — Драко Малфой заботится о ком то, кроме себя. Удивительно, — наконец, проговорила она. Она всегда делала так. Старалась пошутить в самый неподходящий момент. Мы вновь молчали. — Ты полный идиот? — воскликнула она, вскакивая на ноги. — Что? — этого я не ожидал. — Ты, что больной? Это все? Из-за этого ты сбежал? Да ты даже не трус — ты просто идиот. — Катарина… — я начинал злиться. — Это опасно. И что? Все вокруг опасно. Боишься ей навредить? Отлично! Это значит, что тебе не наплевать. — Ты сошла с ума? Ты вообще не слушала меня? Это опасней, чем ты думаешь! — Ты что, думаешь, что убьешь ее? Серьезно? Сейчас я был готов убить Катарину. Я ошибался, когда думал, что она поймет. Катарина никогда ничего не понимала. Она ничего не знает о людях, о волках, об отношениях, в конце концов! — Я раньше мог полностью контролировать себя, понимаешь? Конечно же нет. Ты не могла. А я мог. А теперь я вообще ничего не могу. Я превращаюсь быстрее, чем успеваю моргнуть. У тебя так же? Нет. Потому что со мной что-то не так. — Ты жалкий трус. Ты сбежал тут же, как только появились проблемы! — Да. Я трус. Я всегда это делаю. Я всегда бегу. Она снова врезала мне. На это раз гораздо сильнее. И на этот раз я даже не понял, за что получил. Я слышал, как хрустнул нос. А потом я обнаружил кровь на своих руках. — Ты сломала мне нос? — я в шоке смотрел на свои руки. — Ты это заслужил. Я понимал, что нужно вправить нос прежде, чем начнется исцеление. Я рванул изо всей силы и не смог сдержать крик. Лицо Катарины даже не изменилось. — Мы возвращаемся домой, — заявила она. — Нет. — Да. — Стой, — я замер и прислушался. Я уверен, что что-то слышал. И этот запах. Он был мне уже знаком. — Что это? — Ты чувствуешь это? — Да, — Катарина принялась оглядываться. Это был тот же человек, который следил за мной все это время. Он продолжал следить за мной даже когда я ушел. Я знал это. Я пытался его поймать. Но он всегда исчезал, когда понимал, что я обнаружил его. Он был волшебником. Я в этом уверен. А потом изо кустов вышел… нет, не человек. Это был домовой эльф. И не просто домовой эльф. А эльф моей семьи. — Драко Малфой, — он поклонился мне. — Что…? — я даже не знал, что именно собирался сказать сейчас. Что происходит? Откуда он здесь? И почему он появился на этот раз, ведь все это время он ускользал от меня. Зато теперь хотя бы понятно, как ему это удавалось. — Ваш отец давно ждет вас, Драко Малфой.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты