Осколки прошлого

Гет
R
Завершён
67
автор
Гнучая бета
Размер:
315 страниц, 15 частей
Описание:
- Этот мир по-прежнему гниет, Грейнджер, - он заглянул мне в глаза, - Волан-де-Морта больше нет, но зло, созданное им, все еще здесь, не так ли? Они здесь, и их нельзя убить. Он умер, оставив миру их. Он смотрел на меня. Его глаза. Знакомые мне еще со школы. Серые глаза. Но в них было кое-что новое. Это были глаза зверя.
Примечания автора:
Эта работа была написала мною еще в школе, в 2012-2013 годах, она была размещена на многих сайтах, но со временем была удалена. За то, что я решила выложить ее вновь, отдельное спасибо моей бете. На момент публикации она не бечена, поэтому заранее за все извиняюсь.
Идея частично взята из книг «Волки из Мерси-Фоллз».
Я абсолютно не удивлюсь, что в настоящее время написано что-то похоже, но раньше идея казалась мне оригинальной.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
67 Нравится 10 Отзывы 35 В сборник Скачать

Глава 14

Настройки текста
В субботу я ждала гостей. Гарри с Джинни и Блейз с Энни обещали прийти на ужин. Мы давно не собирались. Конечно, это моя вина. Поэтому я собиралась все это исправить. Я готовила еду, я старалась как никогда в жизни. Словно это могло их подкупить. Как будто это могло что-то изменить в прошлом. В четыре часа пришла Джинни. Она обняла меня. Я не знала, что она так рада видеть меня. Я вообще не знала, что она испытывает ко мне. В последний раз, когда мы разговаривали, она говорила, что Гарри влюблен в меня. И вот она снова здесь. Словно ничего не изменилось между нами. Словно того разговора никогда и не было. Она помогала мне с ужином, рассказывая о том, как Гарри оберегает ее с тех пор как узнал, что она беременна. Я не видела в ней изменений, срок был слишком маленьким. Но она была так счастлива, она словно светилась. Интересно, как это? Испытаю ли я такое когда-нибудь? — Гермиона, — она положила руку мне на плечо. — Можно попросить тебя кое о чем? — Да. — Я хочу спуститься к нему, — она смотрела на меня с такой надеждой. — Джинни, он не хочет видеть тебя. Прости. Мне очень жаль. Я не знаю, как переубедить его. — Пожалуйста, позволь мне это, — она сжала мое плечо сильнее, чем следовало. — Я не… — Я умоляю тебя. И я сдалась. Как я могла отказать ей? После всего, что она для меня сделала. Она заслужила увидеть его. Даже если он этого не хотел. Это не ему решать. Она все еще его семья. Мы подошли к входу в подвал. — Джинни, ты уверена? — где-то внутри меня все еще была надежда, что она испугается и передумает. — Да, — ее глаза были полны решимости. — Не факт, что сейчас он человек… — попыталась предупредить ее я. Но она не отступала. Мы спустились вниз. Он был человеком. Не знаю, повезло нам или нет. Потому что я не знала, как отреагирует Рон. — Какого черта? — он был, разумеется, зол. — Рон, — Джинни кинулась к нему. Он отошел в самый угол. В темноте мы не могли его видеть. — Ты обещала, что не позволишь ей! — рявкнул он. В таком состоянии он ненадолго продержится человеком. Нужно уходить, пока не стало хуже. Но Джинни не собиралась. — Рон, я должна была увидеть тебя! — Джинни тоже злилась, не понимая, что делает только хуже. — Я не хочу, чтобы ты видела меня таким, разве непонятно? — прокричал он. О, черт. — Я твоя сестра. — Я больше не тот Рон, которого ты знаешь! Убирайся! Убирайтесь обе. Я понимала, что он делает. Он не хочет, чтобы у нее была надежда, что он когда-нибудь вернется. Потому что это было невозможно. Он не хотел, чтобы она видела его таким, но другим он стать просто не мог. — Рон, — Джинни подошла слишком близко. — Я люблю тебя. Я успела дернуть ее в сторону прежде, чем волк врезался в решетку. Он рычал так громко и пытался просунуть голову между прутьев. Он был настроен очень серьезно. Джинни плакала, пока я поднимала ее на ноги. — Идем. Она не могла успокоиться даже дома. Я усадила ее на диван и принесла воды. — Я не должна была позволять это тебе. Прости. — Это не твоя вина. Я сама этого хотела. Я не думала, что он такой… И она продолжала реветь. Я не знала, как успокоить ее. Что я скажу Гарри, когда он придет? Как я буду смотреть в его глаза после этого? Он просил меня не делать этого. И он был прав. Я просто идиотка. Мы обе. Я пошла проверять курицу. Что еще мне оставалось? Джинни вошла на кухню через пятнадцать минут. Она сходила в ванную. Теперь она выглядела лучше. — Мы не скажем об этом Гарри, — сказала она. — Он все поймет, когда увидит тебя, — я закатила глаза. Гарри не был идиотом. — Не волнуйся, я кое-что умею. Когда пришла Энни Джинни снова была собой. Я не знаю, как ей это удалось, но она справилась. Я завидовала ей. Я не могла так. — Блейз немного задержится, — объявила она, вздохнув. Это ее не радовало. Гарри пришел через несколько минут. Он ничего не заметил. Джинни прекрасно справлялась. Я была готова похлопать ей. Я подумала, не стоило ли мне пригласить Кормака? Но нет, это слишком личное. Мы не настолько близки. Тем более, я не знала как вести себя с ним после вчерашнего. Мы сели за стол. Гарри шутил, развлекая нас, пока Блейз не пришел. Я понимала, что прихожу в себя. Мне уже не так больно. Особенно, когда рядом эти люди. Они помогали мне. Они видели меня такой, какой я сама не видела себя. И они не отступали. Они боролись за меня. Дверь распахнулась, и в дом влетел запыхавшийся Блейз. Он потряс перед нами какими-то бумагами. И выглядел он совсем странно. — Привет, Забини. Таскаешь работу с собой? — усмехнулся Гарри. Хотя я видела, что он напрягся. — Я кое-что узнал! — он словно сошел с ума. Я еще никогда не видела его таким. — Боже, это ужасно. — Что случилось? — Энни была уже возле него. — Вы не понимаете, мой отец… Ему пришлось прерваться, потому что именно в этот момент в окно влетел Патронус. Я никогда не видела его прежде, но все равно узнала. Мое сердце бешено забилось. Я даже решила, что у меня галлюцинации. Это был волк. Он был уменьшенной копией его самого. — Поттер, через десять минут у дома Грейнджер, — произнес знакомый голос. О боже, этого не могло быть. На секунду мир перестал существовать. А потом Патронус исчез. Мы все замерли. Я пыталась вспомнить, как дышать. Никто не говорил ни слова. Я просто не могла сейчас говорить. Остальные боялись разрушить тишину, которая поглотила меня. Мерлин, только не это. Только не сейчас. Неужели…? — Это что, шутка? — Гарри пришел в себя первым. Я не знаю, что именно он собирался сейчас делать, но это бы плохо закончилось. Я не могла ответить ему. Я все еще была в шоке. — Смотрите, — Джинни указала на окно. О. Мерлин. Мой. Драко Малфой, тот самый Драко Малфой вышел из леса. За ним шли Катарина и незнакомый парень. Но их я даже не заметила. Потому что это был ОН. Он был здесь. Снова. Дьявол подери, я снова в своем сне. Я же вроде принимала таблетки. Почему опять? Первым среагировал Гарри. Выхватив палочку, он кинулся на улицу. Ничего не соображая, я кинулась за ним.

***

Я не успел даже подойти к дому, как на улицу вылетел Поттер. Что он делает здесь так рано? Он что, не понял меня? Хотя, на что именно я надеялся? Это же Поттер. — Поттер, какого черта… — начал я, но его перекошенное лицо заставило меня вытащить палочку. И очень вовремя. Он послал в меня заклинание, я едва успел увернуться. Он был в дикой ярости. Что с ним такое, черт его возьми? — Остолбеней! — Протего! — Инкарцеро! — Протего! — я едва успевал за ним. Что. Здесь. Происходит. — Сектумсемпра! — Протего! Что-то подобное уже было когда-то. Надеюсь, сейчас я не выглядел также жалко. Но я не собирался сражаться с ним. Этот маньяк явно намерен меня убить. — Круцио! Я увернулся. Круцио?! Он выжил из ума. Я слышал крики. Но не мог отвлекаться. Иначе он убьет меня. Он словно сделался фабрикой заклятий. Он швырялся заклятиями так, словно перед ним был Волан-де-Морт. Он надвигался на меня. Он был уже совсем близко. Похоже, он был намерен… — Ава…  — Экспеллиармус, — это был не я. Это была она. Палочка Поттера оказалась в ее руках. Она встала между нами, наставив на нас две палочки. Пока Поттер пускал слюни, явно собираясь на меня наброситься, я не мог оторвать от нее взгляда. Она была великолепна. Что-то с ней было не так с тех пор, как я видел ее в последний раз, но она была прекрасна. Она не смотрела на меня. Повернулась к Поттеру. — Ты что, собирался использовать «Аваду»? — с ужасом спросила она. — Я убью его! Позволь мне его убить! — кричал он. Джинни Уизли, стоящая чуть позади, смотрела на него со страхом. О, тут еще и Блейз. Вечеринка в самом разгаре. — Гарри, — ее голос был спокоен, в мою сторону она все еще не смотрела. — Сейчас я уберу палочки, и ты успокоишься, хорошо? Он кивнул. Она сделала шаг назад, больше не стоя между нами. И Поттер перешел к действиям. Он врезал мне по челюсти так, что я упал на землю. Прямо лицом в снег. Блейз оказался возле него и оттащил его прежде, чем он начал пинать меня. Я поднялся на ноги, выплевывая кровь. Очевидно, я это заслужил. — Драко? — обеспокоено спросила Катарина. — Все в порядке. — Ничего не в порядке, Малфой! Убирайся отсюда. Какого черта ты вернулся?! — Поттер кричал так громко, что у меня заложило уши. — Если ты не уйдешь, я убью тебя. Я вырву твое сердце. Я непонимающе смотрел на него. А потом повернулся к ней и все понял. Он защищал ее. Я видел, что с ней что-то не так. Она выглядела по-другому. Ее глаза. В них не было того огня. Они были слишком тусклые. Это я сделал с ней. Мне вдруг захотелось кричать. Отпустите Поттера, пусть он еще раз врежет мне. Пусть он убьет меня. — Уходи! — голос Поттер охрип от крика. — Позволь мне поговорить с тобой, — я повернулся к ней. Она все еще не смотрела на меня.

***

Он просил слишком много. Он этого не заслуживал. Не после всего, что сделал. Он растоптал мое сердце. И теперь вернулся, чтобы полностью меня уничтожить. Гарри был в ярости. Боже, мне было жаль его. Потому что таким я его еще не видела. Самой мне было очень больно вновь слышать этот голос. Он ведь обещал, что никогда не вернется. Он мог бы выполнить обещание. Боже, как же больно. — Не смей разговаривать с ней после всего этого, — рявкнул Гарри. Блейзу было тяжело удерживать его. Но он не смотрел на Гарри. Он смотрел на меня. Я чувствовала его взгляд. Мое тело все еще реагировало на него, оно предавало меня. Я горела рядом с ним. Я хотела быть рядом с ним. Решение было за мной. Я была здесь главной. И я сдалась. Я не была достаточно сильной, чтобы послать его. Тем более, может он уйдет, если я дам ему то, что ему нужно. Просто так он бы не пришел. — Драко, — заговорил парень за его спиной. — Есть кое-что важнее этого… — Нет, — рявкнул он, я вздрогнула. — Это самое важное. Итак, ему нужна я. Он хочет что-то от меня. Как неожиданно. — Хорошо. — Нееет! — взвыл Гарри. От его воплей мне становилось хуже. — Я буду в порядке. — Из-за этого ублюдка ты больше никогда не будешь в порядке! — настаивал Гарри. — Я тоже, думаю, что не стоит, — подала голос Джинни. Я знаю, что они правы. Но я была идиоткой. Я не могла устоять. Он снова здесь, он рядом. Я не могла лишить себя этого. — Все хорошо, — настаивала я. — Зайдите в дом, — приказал Драко Малфой. Он не имел права это говорить. Это мой дом. — Только через мой труп, — холодно отозвался Гарри. — Дайте мне минутку, — взмолилась я. Я боялась, что все станет еще хуже. Гарри реально собирался убить его, он не шутил. Катарина первой пошла в сторону моего дома. Она послушалась Драко. Незнакомый парень пошел с ней. Проходя мимо меня, она как-то странно улыбнулась. — Гарри, я прошу тебя. Он никогда не мог отказать мне. Даже если знал, что я поступаю неверно. Даже если это делало только хуже. Но в любом случае Блейз потянул его к двери. Мое сердце собиралось вырваться из груди. Прямо сейчас. Оно хотело оказаться в руках у человека напротив. Даже сердце предавало меня. Мы остались наедине. Он тут же кинулся ко мне. Но я оказалась быстрее. Я отпрыгнула от него, словно он был чудовищем. Он был моим персональным чудовищем. — Прости, — он опустил руки. Боже, он что, собирался прикасаться ко мне? Он вообще в курсе, что я бы тогда умерла? Я бы не смогла выдержать это. — Что тебе нужно? — я впервые заговорила с ним. Мой голос дрожал. — Гермиона, — он так произнес мое имя, что я вздрогнула. Черт, вот я так и знала, что это всего лишь сон. Потому что только во сне он мог с такой нежностью произнести мое имя, словно мы все еще были вместе. — Не надо, — я даже не знаю, что имела в виду. Я хочу, чтобы он оставил меня в покое. Неужели ему обязательно вновь причинять мне боль? Ему это нравится? — Я не знаю, что сказать тебе, — прошептал он. С его-то голосом что? — Тогда уходи, — я так надеялась, что он уйдет. Но я боялась, что попытаюсь остановить его. Черт возьми, я кинусь за ним. — Нет, — запротестовал он, делая шаг в мою сторону. Я сделала шаг назад. Пространство. Мне нужно пространство. Слезы уже собирались течь по щекам. Нет. Я этого не допущу. Он никогда не увидит моих слез. Больше никогда. Только не из-за него. — Я должен тебе все объяснить, — наконец, решился он. Я не хотела слушать его, но я боялась, что он вдруг исчезнет. Пусть лучше говорит. — Я полный придурок. Хм, хоть где-то я с ним согласна. — Я не должен был так поступать с тобой. И я не жду, что ты простишь меня. На самом деле, мне стало хуже. Мне становилось гораздо хуже, когда я находился рядом с тобой. Что? Он хотел убить меня? Зачем он говорил это? Ему нужно было принести мне больше боли? — Не… — Подожди, ты не поняла. Я и не хотела понимать. — Я мог контролировать себя. Это меня устраивало. Я контролировал зверя внутри. Я так хорошо делал это, что боялся, что моя стая это заметит. А потом появилась ты. Когда я был с тобой, все менялось. Я не знаю, что произошло. Но я больше не владел собой. Я постоянно становился волком. Я не мог это остановить. Я мог стать им посреди ночи, пока спал. Я не понимала, о чем он говорил. Зачем он это говорил? Мой мозг медленно плавился, а сердце все так же отчаянно билось рядом с ним. — Я стал очень опасен. Я несколько раз превращался в волка рядом с тобой, пока ты спала, ты понимаешь это?! — Нет, — выдохнула я. Это правда. Я ничего не понимала. Ни слова. Словно он говорил на другом языке. — Я мог убить тебя, Гермиона. А мог укусить. — Но я… — никто не знает, что я собиралась сказать. Я сама не знаю. Я собиралась спорить с ним? Я была готова делать все, что угодно, лишь бы он не уходил, остался со мной подольше. Потом мне будет очень больно. Но сейчас я хотела этого. Рядом с ним я оживала. Он был создан для меня, хоть и не хотел быть рядом со мной. — Я не мог этого допустить. Я слишком боялся за тебя. Я решил, что тебе будет лучше без меня. Потому что тогда ты не станешь одной из нас. Боялся за меня? Его слова едва достигали меня. Он боялся за меня? Какое ему дело? Он сказал, что ничего не чувствует ко мне, разве нет? — Я пытался это прекратить, я очень хотел вновь обрести контроль. Но это было невозможно. Что-то случилось со мной. Я не мог нормально соображать рядом с тобой, что уж говорить о контроле. И тогда я сделал то, что делал всегда. Я сбежал. Его последние слова врезались в меня с такой силой, что я едва устояла на ногах. Он сбежал. Он сделал то, что делал всегда. Вот что я сумела отхватить от его слов. Это все. Мой мозг отказывался понимать, что происходит. Его слова не доходили до меня. Сердцу же вообще было наплевать на то, что он говорит. Главное — он снова здесь. — Я решил соврать тебе. Думал, так будет легче. Идиот. Ты поверила мне. Я никогда не говорил тебе, что люблю тебя. Но мне казалось, что это и так очевидно. Я думал, что слова ничего не значат. Их необязательно произносить вслух. Любит меня? Он любит меня? Что? Сердце забилось быстрее, глупая надежда вспыхнула внутри, разливаясь по всему телу. Он сделал шаг вперед. На этот раз я не отступила. Просто не успела, потому что была полностью дезориентирована. Он провел рукой по моей щеке, оставляя горячий след от своих пальцев. — Я так давно мечтал об этом, — прошептал он. Ужасный сон. Но пусть он никогда не заканчивается. — Я сделал ошибку, Гермиона. Я не должен был оставлять тебя. Никогда. Я должен быть рядом. Я не жду, что ты простишь меня. — Ты причинил мне боль, — словно кто-то другой говорил это за меня. — Я знаю. Я урод. Я не заслуживаю тебя. Я хотела поспорить с ним. Я хотела сказать ему, что все в порядке. Но этого было недостаточно. Я не могла верить ему. Мне было слишком больно. — Я не надеюсь на то, что ты простишь меня. Но я больше никуда не уйду. Даже если ты прогонишь меня. Я стану тебе кем угодно. Я буду твоим другом. Я буду смотреть на то, как ты счастлива с Поттером. Или с Уизли. Или с кем-то еще. Я просто буду рядом с тобой. О чем он? Разве мне нужен кто-то еще, когда есть он? Как я вообще могу думать о ком-то еще? Но этого не было достаточно. Я слишком боялась боли. — Я люблю тебя, слышишь? Я буду повторять это каждый день. Я сделаю все, чтобы вновь вернуть твое доверие. Я больше никогда не позволю тебе страдать из-за меня. Я не знаю, на что рассчитывал он. Но я ожила. Я очнулась. Я сократила расстояние между нами и обняла его. Я верила ему. Как полная идиотка я верила ему. Я боялась боли, но потерять его снова я не могла. Я хотела его. Я всегда хотела быть рядом с ним. Нет, я не была достаточно сильной, чтобы оттолкнуть его за все, что он мне сделал. Он прижал меня к себе. Его руки, обнимающие меня, дрожали. Это было ново для меня. Слезы все-таки потекли. Я не пыталась остановить их. — Я так долго ждала тебя, — прошептала я в его плечо. — Прости, что заставил ждать. Я поцеловала его. Этот поцелуй я не смогла бы сравнить ни с чем. Этот поцелуй — лучшее, что было в моей жизни. Он целовал меня осторожно, словно боялся, что я вот-вот исчезну. Я сама боялась потерять его. Поэтому я с такой силой сжимала его плечи, что мне было больно. Но эта боль не имела значение. Ничего больше не имело значение. Он снова был моим. Я не могу его отпустить. Никогда. Я не хотела отстраняться от него, но сзади кто-то кашлянул. У дома стоял Адам. И улыбался. — Простите, что помешал, но я больше не мог ждать. Что здесь делает Адам? Драко не позволил мне отстраниться, он боялся отпустить меня. — Ты позвал меня, Драко. Сказал, что хочешь сказать что-то важное. — Да. — Идем в дом? — предложила я. Я не знаю, как именно я собиралась все объяснять людям, которые находились внутри. Не думаю, что они поймут меня. Потому что я сама не понимала. Адам поднялся на крыльцо, где стояли мы. Драко держал мою руку. Он не собирался меня отпускать. И я его тоже. Адам открыл дверь. — Пожалуйста… — начала я, взглянув на Драко, но он и так понял меня. — Я больше никогда не отпущу тебя, — пообещал он. Гарри чуть не сбил Адама с ног, когда он вошел. — Привет, — неуверенно начал Адам. — Где…? — начал Гарри, но замер, увидев нас. — О нет! Я улыбнулась. Я не знаю, почему я улыбалась. Я была готова рассмеяться. Хотя время совсем неподходящее. Судя по тому, как выглядел сейчас Гарри — он собирался хлопнуться в обморок. — Нет, нет, нет! — Гарри продолжал кричать. — Ты не можешь это сделать, Гермиона! Я знаю, он заботился обо мне. Но, черт возьми, я могу сама принимать решения. Пусть даже и очень неразумные. — Что здесь происходит, кто-нибудь может мне объяснить? — это был Блейз. — Все сошли с ума. Она сошла с ума, — твердил Гарри, указывая на меня. — Послушай, Поттер… — Заткнись, ты, просто заткнись. Я не буду слушать тебя. Она идиотка, но я нет! — Хватит, — рыкнул незнакомый парень. — У нас есть кое-что важное. Эти разборки могут подождать. Кем бы он ни был, я была благодарна ему. — Да, — Катарина поднялась с дивана. — У нас есть новости. Она смотрела на Драко. Он вздохнул и вышел на середину комнаты, ведя меня за собой. Он все еще не отпускал меня. — Я больше не оборотень. — Что? — мой голос смешался с голосами остальных. — Поттер, — Драко достал что-то из кармана. — Возьми это и сходи за Уизли. Он же где-то здесь? Пусть тащит свою задницу сюда, хватит ему строить из себя мученика. — Ты хочешь, чтобы он выпустил черного оборотня? — Блейз подался вперед. — Если он вколет ему это, — Драко поднял склянку с серебристой жидкостью. — То сегодня он в оборотня не превратится. — Это чертов бред, — Гарри словно собирался вновь наброситься на него. — Это правда, — вмешалась Катарина. Я не могла поверить, что все это происходит. Сначала Драко, а теперь это… Все это было похоже на сон. — Дик, расскажи им, — просил Драко, усаживаясь на свободное кресло. Он утянул меня за собой. Я села на подлокотник. Драко не был доволен. Он думал, что я сяду к нему на колени. Но я не была готова настолько шокировать Гарри. Он все еще держал мою руку. Пока Гарри не видел, он принялся целовать мои пальцы. Мне нравилось это ощущение, но я пыталась сконцентрироваться на словах Дика. Он говорил про какую-то сыворотку. Все, что я поняла, это то, что она полностью излечивала лишь обычных оборотней. Черным нужно было вкалывать ее каждый день. Этого не могло быть. Потому что министерство бы давно создало что-то подобное, если бы это было возможно. — Мой отец работал над этим четыре года, — подал голос Драко. — Кто? Твой отец? — переспросила я. Насколько я помнила, он был мертв. — Да, Люциус оказался живым. Живее всех живых, я бы даже сказал, — он содрогнулся. — Ты говоришь, что Люциус Малфой жив? — Гарри вновь вскочил на ноги. — Да, и если бы не он, никакой сыворотки бы не было, — ответил Дик. — Это смешно. — Мы можем проверить. У вас есть оборотень. Приведите его. — Я проверю на себе, — предложил Адам. Все повернулись к нему. Он собирался поставить на себе эксперимент? Но зачем? Он верил Катарине и Драко? Я не знала, что будет, когда он выпьет это. Но ничего не произошло. Совсем ничего. Он никак не изменился. Я не знаю, на что именно я рассчитывала. Возможно, что его подбросит в воздух или что-то типа этого. — Как ощущения? — спросил Драко через какое-то время. Он улыбался. — Что это? — Адам выглядел ошарашенным. — Стая только что потеряла своего вожака, — заметил Драко. — Это невозможно, — Адам разглядывал себя. Мой дом наполнился голосами. Алекс так боялся происходящего, что прятался под столом. Это было шоком для всех нас. Мы слишком привыкли верить в то, что ничего изменить уже нельзя. — Это еще не все, Уизли, — Драко передвинул меня, чтобы видеть Джинни. — Видит Мерлин, не я должен это говорить, но… Твоя мать жива. И наступила тишина. Мне казалось, что я могу ее потрогать. Итак, теперь было очевидно, что я сплю. Могло случиться что угодно, но только не это. — Думаешь, это смешно, чертов ублюдок? — все, Гарри явно решил убить его. — Что с тобой не так? — Дик схватил его за локоть, останавливая. — Со мной? Что не так с ним? — Она передала тебе письмо, — Драко достал конверт и протянул его Джинни. Она смотрела на конверт так, словно тот собирался укусить ее. Дрожащими руками она забрала его. Мы все ждали, когда она прочтет письмо. Она тихо всхлипывала. По ее лицу я поняла, она верит, что ее мать жива. Молли Уизли жива? Это бред. Я была на ее похоронах. Я держала Рона за руку. Я обнимала мистера Уизли. — Это ее почерк, — прохрипела Джинни. Мир сошел с ума. Но Драко и остальным этого было недостаточно. — Люциус дал нам лекарство на всю стаю, — сказал он Адаму, который по-прежнему выглядел так, словно только что спустился с неба и ничего не признавал, — и на Уизли тоже. Но у него есть условие. — То, что мы собираемся вам сказать, — вставил Дик. — Гораздо важнее всего этого. Я не думаю, что вы поверите. — У нас есть доказательства того, что черных оборотней вывел не Волан-де-Морт. А Патрик Забини. — Так все, — Гарри хлопнул в ладоши. Не знаю, что именно он собирался делать, вызывать министерство или просто разобраться со всем сам. Но его терпение явно лопнуло. — Они говорят правду, — подал голос Блейз. Энни гладила его по голове, но он оттолкнул ее и встал. — Это то, что я собирался сказать вам, до того, как все это началось, — он словно постарел на несколько лет. — Сказать нам что? — для одного дня было достаточно новостей, мой мозг итак плохо улавливал информацию. Подумать только, вчера я ходила на свидание с Кормаком, а сегодня… я опустила взгляд на наши с Драко сплетенные руки. — Я нашел это в кабинете отца. Это записи. Исследования. Исследования по созданию черных оборотней. — Ты ошибаешься, — спокойно объяснила я, мне ли не знать? Я ведь сама работала над этим. — Очевидно, это исследования самих оборотней. — Нет. Здесь сказано, что они вывели новую породу оборотней. Сами. — Их создал Волан-де-Морт. — Думаешь, я сам не хочу верить, в то, что это он, Гарри? — Блейз вышел из себя, он кинул Гарри папку, которую до этого сжимал в руках. — Когда появились оборотни? — спросил у нас Драко. — Сразу после окончания войны. — Хорошо, — он кивнул, — а когда начались нападения черных? — Тоже… — начала я. — Напрягите память, — посоветовал Дик. — Когда начались убийства? Разорванные тела? — К чему ты ведешь? — Джинни все еще не могла оправиться от осознания того, что ее мама жива. А тут еще и это. — Через полтора года после войны. Я как раз доучился на мракоборца. Это был мой первый вызов, — голос Гарри стал очень тихим. — Волан-де-Морт не мог создать черных, потому что… — Потому что к этому времени он был полтора года как мертв, — закончил Гарри, закрывая глаза. Мерлин. О нет. Это было даже хуже, чем… Я не могла подобрать сравнение. — Здесь говорится, что они вывели новый вид оборотней. Они взяли за основу записи Волан-де-Морта, — прошептал Гарри. — Вы хотите сказать, что министерство создало черных? — Адам, наконец, пришел в себя, — а Волан-де-Морт нас? — Очевидно, — подтвердил Дик. Блейз схватил вазу и запустил ее в стену. Осколки разлетелись в разные стороны. Я с ужасом смотрела на эти осколки. По-моему, это только что разбился мой разум. Моя вера. И мой страх. Драко поднялся на ноги. Ему пришлось выпустить мою руку. — Блейз, — он положил руку на плечо Блейза. — Мой отец вывел монстров, которые убивают людей. Как я должен реагировать на это? Энни тихо плакала. — Но зачем министерству это делать? — вот этого я никак понять не могла. В те времена министром был Кингсли. Как он допустил подобные эксперименты? — Это делал Патрик Забини. Министерство здесь не при чем, — продолжал Дик. — Вспомните, как к власти пришел Патрик? Кингсли внезапно скончался, а страну охватили нападения волков. — Они были нужны ему, чтобы прийти к власти, — дошло до меня. Все стало ясно. — Он надеялся управлять ими, он выпустил их, чтобы напугать людей. А потом предложил свою защиту. Он появился у власти как раз в тот момент, когда людям был нужен тот, кто с этим разберется. Чем больше я говорила, тем мрачнее становился Блейз. Очевидно, что я была права. Но как ему жить с этим? Что бы делала я, если бы я узнала такое про своего отца? — Но они вышли из-под контроля. Их стало больше. Он уже не мог справляться с ними, — закончил Гарри, который выглядел сейчас не лучше Блейза. Что нам со всем этим делать? — У моего отца есть доказательства, что Патрик убил Кингсли. Это было уже слишком. Как я могу вынести это? Война так давно закончилась, но люди продолжали умирать. И теперь мы знали, по чьей именно вине. — Я убью его, — Гарри даже достал палочку. Он был готов действовать. — Люциус хочет поднять восстание. — Чертов Малфой, его нам только не хватало, — пробормотал Гарри. — Ты не понял, Поттер, он хочет, чтобы его возглавил ты, — проговорил Драко, смотря на него. — Я? — Гарри словно не понимал. Зато все понимала я. Люциус никогда не сможет повести за собой достаточное количество людей. Независимо от того, что он создал, он все еще оставался Пожирателем, который чудом избежал смерти. Даже я не пошла бы за ним. Но за Гарри я бы пошла даже на смерть. — Люди пойдут за тобой, Поттер. Они поверят тебе. Только ты можешь все это остановить, — продолжал Драко. Я видела, что он в это верит. Он верит в Гарри. — Ты победил Волан-де-Морта. Ты спас мир. Они всегда будут слушаться тебя. Ты был символом победы, Поттер, а теперь стань символом революции. — Мы должны это сделать, Гарри, — Блейз был полон решимости. Ему было больно, и он хотел это остановить. Он хотел остановить своего отца. Он не должен быть у власти. — Нужно связаться с Августой и отцом, — Джинни была готова действовать. И она первая, кто предложил что-то умное. Все резко изменилось. Все были готовы действовать. Прямо сейчас. — Я иду к стае, — встал Адам. — Я иду с тобой, — предложила Катарина. Дик поднялся вслед за ней. Они забрали с собой лекарства для каждого. Осталось несколько склянок для Рона. Этого было достаточно для одного дня. Энни забрала Блейза домой. Гарри и Джинни отправились в Нору. Гарри не хотел оставлять меня с Драко, но было кое-что более важное. Я знала, что скоро все изменится.

***

Моя жизнь вновь приобрела смысл, когда я вернулся к ней. Я не знаю, почему она простила меня. Но она это сделала. Когда все ушли, я хотел прижать ее к себе и больше не отпускать. Но это пока что не входило в ее планы. Она позволила мне лишь раз поцеловать ее, прежде чем мы занялись Уизли. Надо же, а в подвале у него была почти что своя комната. Нам потребовалось время, чтобы убедить его вколоть лекарство. Я был готов придушить его, но он долго держал оборону. В итоге Гермионе удалось уговорить его выбраться из подвала. Но он выглядел так, словно в любую минуту собирался кинуться обратно в свою клетку. Я наблюдал за тем, как он заходит в дом. Я не думал, что он опасен. Но никогда не нужно доверять оборотням. Он не верил нам. Но все равно пока что не убегал. Я не знал, как убедить его. На ночь он вернулся в подвал, болван. Но я был рад этому. Мне было бы не по себе, если бы он остался. Пока Гермиона мылась, я прошелся по дому. Я был рад вернуться домой. Здесь действительно был мой дом. Рядом с ней. Когда я вошел в свою комнату, то обнаружил, что она пуста. Что-то внутри сжалось. Ей пришлось убирать все самой. Хотя, может это был Поттер. Я сидел на ее кровати и ждал ее. — Почему ты простила меня? — спросил я, когда она вошла. Я не мог этого понять. Разве я это заслужил? Она села рядом со мной. — Потому что я не могу жить без тебя, — ответила она. Я прижал ее себе. Боже, как я заслужил ее? После всего, что я сделал с ней, она все еще любила меня. Я пообещал себе, что больше никогда не причиню ей боль.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты