Три фамилии. Песнь Афродиты

Гет
R
Завершён
195
автор
Размер:
213 страниц, 22 части
Метки:
Описание:
Во второй части истории "Три фамилии" Гермионе предстоит найти общий язык с дядей, помочь Невиллу в личной жизни, разобраться, друг ей Рон или всё-таки нет, а так же схлестнуться с Амбридж, которая объявила им войну.
Но и это не всё. Ей предстоит столкнуться лицом к лицу с мамой, а главное - попытаться удержать чувства к Гарри, ведь против этих чувств не только старые враги, но и сам Дамблдор.
Примечания автора:
Для тех, кто задается вопросом, а что, собственно, происходит, вам лучше сначала заглянуть сюда: https://ficbook.net/readfic/10391629 - первая часть "Три фамилии"
А вот и третья "Три фамилии. Не по плану": https://ficbook.net/readfic/10579242
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
195 Нравится 360 Отзывы 64 В сборник Скачать

Глава четвёртая. Воссоединение

Настройки текста
На следующее утро Гермиона проснулась с готовым планом и в предвкушении скорого разговора с Гарри. Она решила подождать его ответа до вечера, но уже к полудню терпения не было совсем. Сириус немного нервничал, но всё равно согласился отпустить её к соседям для звонка, только при условии, что он в виде пса будет её сопровождать. Гермионе это не мешало. - При обращении в животного палочка не становится частью анимагической формы, это создаёт проблемы, - объяснял он. - Так что мою палочку понесешь ты. - Ты правда думаешь, что это может быть опасно? - переживала Гермиона. - Выйти из дома на пару шагов? - Я не знаю. Но лучше быть готовыми ко всему. Они разговаривали в комнате Гермионы, но тут портреты Блэков снова ожили, отвечая хором оскорблений на раздавшийся дверной звонок. Сириус уже даже не ругался, звук его шагов загромыхал на лестнице и с коридора донёсся целый гомон голосов. - Мерлин, какая темнота… Кто-нибудь, зажгите палочки! Сириус, здесь есть свет? - Кто это так орёт, Сириус? - Это мои дражайшие родственнички, проходите быстрей и я их заткну. Гермиона узнала голос миссис Уизли и, кажется, Билла. Вскочила и побежала на лестницу. Свесившись через перила по пояс, она увидела в коридоре кучу рыжих голов. - Сириус, а вот эта старуха с бородавкой очень на тебя похожа, - сказал Фред, встав у портрета на лестнице. - Отребье! Маглолюбцы! Грязь на подошве магического сообщества! - Очень приятно, Фред Уизли. Вы такие гостеприимные ребята… - Почему вы так рано и без предупреждения? - спросил Сириус. - Распоряжение Дамблдора, - объяснялся мистер Уизли, затаскивая в коридор три чемодана разом. - Мы сами не были готовы, собирались впопыхах. Гермиону это насторожило… Выбраться из дома, когда здесь столько народу будет сложнее. Хотя, Уизли могут и не знать, что им с Сириусом строго запрещено выходить. В любом случае, пыл Гермионы это не остудило. - Артур, Молли, Билл, вам на кухню. Дети, идите наверх, на втором этаже коридор со спальнями, выбирайте любую. Джинни, тебе на третий, устроишься с Гермионой, - распоряжался Сириус, проталкиваясь к портретам с палочкой. - Гермиона здесь? - раздался приглушённый голос Рона. - Конечно она здесь. Гермиона отпрянула к двери как раз вовремя, длинноногий Рон вышел на лестницу к Сириусу и задрал вверх рыжую голову. Ещё недавно она бы побежала к другу со всех ног после разлуки, а теперь ей совсем не хотелось его видеть. В том месте в сердце, где раньше жил Рон Уизли, у Гермионы по-прежнему было пусто, только паутиной всё поросло. Она вернулась в спальню и неплотно прикрыла дверь. Джинни заглянула к ней спустя пару минут, таща за собой тяжёлый чемодан. - Привет! - улыбнулась она. Гермиона помогла ей уложить чемодан на свою широкую постель и отметила про себя, что сестра Рона заметно за последнее время похорошела: длинные рыжие волосы здорово блестели, бледная кожа выровняла цвет, а ещё она стала немного подкрашивать глаза, что делало её взгляд игривым. - Привет, добро пожаловать в большой грязнющий дом. Джинни повертела головой, разглядывая убранство спальни, и смешно поджала губы. - Если бы мама не предупредила, что мы едем к Сириусу, я бы решила, что тебя держат в плену. А там на лестнице на подставках… головы эльфов? Гермиона принялась объяснять Джинни, кому принадлежал этот дом и оказалось, что она уже неплохо выучила историю семьи Блэк. Она предупредила Джинни о дерущихся часах, зеркалах, которые смеются над твоим отражением и о Кикимере, который проклинает всех вслух. Джинни загорелась желанием на него посмотреть. Позже в комнату постучали и Фред с Джорджем, поздоровались с Гермионой, спросили как лето и стали рассказывать о своих новый изобретениях из линейки «Ужастики Умников Уизли». Чуть позже стали прибывать новые гости, буквально каждые пять-десять минут. Гермиона, Джинни и Фред с Джорджем обосновались на лестнице и подглядывали, кто это приходит. Про Орден Уизли уже знали от своих родителей, но не ведали, кто входит в его состав. А Гермиона с недовольством отметила, что сегодня намечается большое собрание: помимо Люпина, Тонкс, Кингсли, Эмелины, Стерджиса, Гестии Джонс и незнакомого неопрятного волшебника в грязном тряпье, от которого несло перегаром даже на лестницу, на Гриммо прибыл и Северус Снейп, Аластор Грюм, профессор МакГонагалл, а главное — сам Дамблдор. Это окончательно расстроило Гермиону... Дамблдора встретил в прихожей Люпин, проводил на кухню, а потом вернулся и воззрился на четверых подростков, устроивших посиделки на ступеньках. - Идите по комнатам, - строго велел он. - Вас позовут, когда собрание закончится. - А может мы тоже хотим поучаствовать, - заявил Джордж. - Мы с Фредом в этом году уже совершеннолетние и можем вам пригодиться. - В Орден могут вступить только те, кто окончили школу, зарубите себе на носу. И идите отдыхать. - Полнолуние что ли близится? - буркнул Фред, когда они возвращались по комнатам. - А в школе милахой такой прикидывался. - Надо доделать Удлинители, - зашептал брату Джордж. - Что-нибудь да выведаем. - Что доделать? - не поняла Гермиона. - Покажем на днях, - засиял Фред. - Не хотят по-хорошему рассказывать, что задумал старина Тот-Кто-Всех-Уже-Задолбал, узнаем по-плохому. Дамы с нами? - Дамы впереди вас, - усмехнулась Джинни. Гермиона с Джинни вернулись в комнату, обсуждая, как можно подслушивать в дальнейшем собрания Ордена и обнаружили, что в их спальне стоит Рон. Увидев Гермиону, он улыбнулся, но заметив выражение её лица, сник. - Я вас искал. Как дела, Гермиона? Она не ответила, глядя на Рона без капли сострадания. Джинни почуяла, что что-то здесь не то и попятилась. - Ладно, э-э… Пойду спрошу у Фреда и Джорджа, что они там собрались себе удлинять… Когда она ушла, Рон набрал в грудь побольше воздуха и приготовился сказать речь: - Гермиона, я хотел извиниться за… Но для неё эти слова прозвучали как выстрел, задевший притихшую за другими заботами обиду. - Нет! Никаких извинений. Ни сейчас, ни впредь. Хватит, наслушалась. Думаешь, можешь говорить что хочешь, вести себя как хочешь, бросать в самый сложный момент, когда так нужна поддержка, а потом прийти с видом побитого щенка, извиниться и всё забудется? Говорю ещё раз — нет. В моей жизни впредь для тебя места нет. Я слишком алчная и хитрая, чтобы тратить своё время на того, с кого нечего взять. Так ведь? Не отвечай. И уходи, это моя комната и пока я живу в этом доме не появляйся здесь. Гермиона открыла для Рона дверь и даже не взглянула на него, когда он проходил мимо. Захлопнула дверь, села за стол, уронив голову на руки и попыталась успокоиться. К чёрту этого Рона Уизли. Пусть попытается доказать делом, что он на самом деле дорожит дружбой Гермионы, время сладких речей давно прошло. Пора уже взрослеть, в конце концов. Джинни вернулась только спустя полчаса, спрашивать, что случилось у них с Роном не стала, но видно было, что ей очень интересно. А по Гермионе наверное было видно, что она не станет об этом говорить. Так что девушки принялись обсуждать то, что волновало их больше всего — чем занимается Орден? Раньше Гермиона не замечала ни за кем из Уизли (кроме Рона, конечно, который постоянно в этом варился вместе с Гарри) серьёзного отношения к глобальной магической борьбе сторон, но теперь поняла — важность ситуации их семья прочувствовала. Джинни рассказала, что Билл ушёл с работы, перебрался обратно в Англию, чтобы помогать Ордену, а Чарли скоро должен был приехать из Румынии. Настоящим потрясением для Гермионы стало то, что Джинни рассказала про Перси. Гермиона заметила, что он не приехал, спросила, как он себя чувствует после того, что произошло с Краучем, а Джинни вдруг разозлилась, чего раньше за ней Гермиона никогда не замечала. - Не говори про Перси! Мы больше о нём не разговариваем. - Что случилось? - опешила Гермиона. - Он ушёл из семьи, потому что мы решили присоединиться к Ордену. Он не верит Дамблдору, не верит Гарри. Перси теперь с Фаджем, на хорошей должности помощника. Продал всех нас за свою дурацкую карьеру. Ему даже в голову не пришло, что родители не рискнули бы всем, если бы не были уверены, что Дамблдор не врёт про Сама-Знаешь-Кого. Я считаю… Я считаю, что он не только против Дамблдора, он и за Сама-Знаешь-Кого, потому что поощряет бездействие министра и всех его тупых подчинённых. А чем это закончится? Вот ты знаешь, чем это закончится? - Я — нет… - А я думаю, что мы потеряем много времени, а может и людей… вот чем обернётся слепота Фаджа. Джинни замолчала, на симпатичном лице читалась большая тревога. Гермиона была с ней согласна, она сама постоянно задавала Сириусу один и тот же вопрос: разве нет ни одного способа доказать Фаджу, что Волан-де-Морт действительно возродился? Но тот почти ничего толком не отвечал, дела Ордена, дела Ордена… - Что там с Удлинителями? - сощурилась Гермиона. Фред с Джорджем правы, раз уж им ничего не хотят рассказывать, значит надо узнавать самим. И это не любопытство, а необходимость. Но поболтать как следует им не удалось, в комнату опять постучали. Заглянул Сириус, открыл дверь шире и пропустил в комнату Дамблдора. Сириус выглядел просто несчастным, Дамблдор — спокойным. Он улыбнулся вскочившим на ноги девочкам. - Добрый вечер. - Здравствуйте, профессор, - хором ответили они. - Как лето, мисс Уизли? - Хорошо… - протянула она. Джинни не привыкла разговаривать с Дамблдором, и это чувствовалось. Гермиона такого трепета не испытывала, у неё к директору было много вопросов, хотя она понимала, что это заносчиво, но ничего не могла с собой поделать. Она следила за его лицом, пытаясь прочитать, зачем он пришёл к ним. - Джинни, спускайся вниз, сейчас будем ужинать, - сказал Сириус. Та сразу выскочила из комнаты. Сириус закрыл дверь и Дамблдор, шурша длинной мантией, подошёл к Гермионе. - Я хотел тебе кое-что вернуть. Стоит сказать, что я его не читал. И Гарри тоже. Он протянул ей сложенный квадратом пергамент, который Гермиона вчера отправила в Литтл-Уингинг. - Сэр, - шагнул к ним Сириус. - Если бы вы нормально объяснили Гермионе, почему ей нельзя писать Гарри, она бы поняла и не писала. Она умная девочка. - Я тоже так считаю. Именно поэтому думал, что моих объяснений о том, что подобная вынужденная мера продиктована безопасностью их обоих, достаточно. Но я ошибся. Дамблдор не злился, не повышал голос, но был непривычно холоден и от этого становилось неуютно и Сириусу, и Гермионе. Но она не собиралась сдаваться, расправила письмо и протянула директору. - Можете почитать, сэр, здесь нет ничего опасного, секретного, ничего об Ордене. Я написала ему не поэтому и считаю, что вы не можете... - она осеклась, разволновалась от собственной дерзости и уже тише добавила. - ...не можете запретить нам общаться. - Я не стану читать ваших писем, - сказал Дамблдор, внимательно присматриваясь к Гермионе, как будто пытался прочитать её мысли. - Но попрошу пообещать мне, что больше ты так опрометчиво не поступишь. Сможешь? Гермиона опустила взгляд в пол. Она и рада бы была дать обещание, но не могла. На выручку пришёл Сириус. - Сэр, но ведь они всё равно будут рядом в школе. К чему эти драконовские меры летом? - К тому, Сириус, что у меня есть на то причины. Почему ты называешь эти меры драконовскими? Разве нельзя потерпеть? - Можно было бы, если бы знать зачем, - с лёгким раздражением, которое могла услышать только Гермиона, ответил тот. Дамблдор не изменился в лице и ничуть не напрягся. - Я прошу не так много. Гермиона, скажи, веришь ли ты, что я желаю добра тебе и Гарри? - Верю... - Тогда других вопросов у тебя быть не должно. А ты, Сириус, должен быть внимательней, я поручил тебе дело, но ты подвёл. Они дети, им свойственны эмоциональность и некая беспечность, но тебе такие поблажки не положены. - Сириус не причем! - вскинулась Гермиона, позабыв о стеснении. - Я сама написала письмо, он не знал, не видел… - А должен знать и видеть, - просканировав взглядом старчески-бледных голубых глаз теперь Сириуса, сказал директор. Тот поджал губы и усмехнулся, хотя и попытался сделать вид, что всё в порядке. - Мы работаем в одной команде, на благо многих. Я рад, что вам удалось сблизиться, признаюсь, рассчитывал на меньшее, хотя понимал, что у вас много общего. Но давайте не устраивать бунт на корабле, за бортом и так неспокойно. Гермиона, я услышу от тебя обещание, что ты больше не станешь искать способов, чтобы связаться с Гарри? Гермиона долго молчала, глядя в сторону. В итоге решила соврать. - Да. - Хм, - слегка нахмурился Дамблдор. Он вытащил из кармана ещё один маленький листок и протянул Гермионе. - Прочти, пожалуйста, вслух. - Что это? - принимая бумагу из рук директора, спросила она. Развернула и увидела косые аккуратные буквы. - Это же адрес штаб-квартиры. - Именно. Прочти. - Э-м… Лондон, Площадь Гриммо двенадцать… - Спасибо, - Дамблдор забрал у неё листок и тут же поджог волшебной палочкой. Пепел ещё опускался в танце на выцветший ковер, а директор добавил: - Приятного вечера. Он вполне искренне улыбнулся и покинул комнату. Гермиона только теперь поняла, каких сил ей стоила маска уверенности, её губы задрожали, как у ребёнка. - Ну-ну, - нахмурился Сириус и обнял Гермиону, поглаживая по голове. - Соберись, племяшка. - Почему всё так? - задала самый бессмысленный из существующих вопрос Гермиона. - А кто его знает? Если бы Дамблдор был более понятным, то это был бы не Дамблдор, верно? Но это ерунда, слышишь? Хочешь будешь писать Гарри каждый день? Хочешь? Сделаем так, что у Ордена забот других не будет, кроме как твои письма отлавливать. К концу лета они вполне смогут поучаствовать в конкурсе охотников за совами, возьмут все призовые места. Гермиона хихикнула сквозь слёзы, крепко обнимая дядю в ответ. - Я просто ему позвоню. Ты же со мной? - С тобой, с тобой. Только давай перенесём на завтра, сегодня здесь шумно. Спасибо судьбе, что он у неё теперь есть. *** Воплощать коварный план Сириуса Гермиона, конечно, не стала. Толку демонстрировать характер, если письма до Гарри всё равно не дойдут? Просто мешаться под ногами у Ордена? Это было бы по-детски, бессмысленно и несправедливо в отношении тех, кто будет за этими письмами по велению Дамблдора охотиться. Но рано утром на следующий день они с Сириусом встретились на кухне, чтобы отправиться к соседям. Уизли ещё не встали, за окном только-только рождался рассвет. - Придётся будить Дурслей ни свет, ни заря, - усмехнулся Сириус. - Ты придумала, зачем позовёшь к телефону Гарри? - Да, - в волнении Гермиона заламывала пальцы, расхаживая туда-сюда по кухне. - Повод нужен неприятный, иначе они его просто не позовут. Скажу, что он перешёл дорогу в неположенном месте — либо штраф, либо общественные работы. Они не станут за него платить, значит пригласят к телефону, чтобы я сообщила Гарри о месте и времени отбывания наказания. Нормально? Сириус смотрел на неё с удивлением. - Как интересно работает твой мозг. - Не работает он, - скуксилась Гермиона. - Не надо было писать ему с совой, дура я… Как только на крыльце соседнего дома появился упитанный мужчина, чтобы поднять оставленную почтальоном газету, Гермиона и Сириус поняли — пора. Сириус обернулся псом, похожим на медведя, Гермиона взяла его палочку и они тихо проследовали к двери. Но что-то случилось… Что-то странное, ненормальное. Гермиона не могла выйти из дома, она словно упиралась в невидимую стену, хотя проход визуально был свободен. Сириус ждал её на крыльце, настороженно навострив уши. - Не могу… - в ужасе шепнула Гермиона, ударяя ладонью по невидимой преграде. - Не могу выйти! Сириус вернулся в дом и снова стал человеком. - Что такое? - Я не могу выйти! - Гермиона упёрлась плечом в проход, попыталась толкнуть барьер. - Здесь стена или что-то вроде того. Попробовала с разбегу и больно ударилась лбом о твердь. - Чёрт! - выругалась Гермиона, потирая ушибленную голову. - Но ведь я могу выйти… - А я не могу! - Гермиона, - Сириус что-то понял и прикрыл глаза. - Он привязал тебя вчера к дому. Она знала о такой магии — привязать к дому любого его обитателя мог глава семьи или Хранитель тайны местонахождения… - Он с ума сошёл?! - воскликнула Гермиона. - Зачем? - Точно сбрендил! - не на шутку разозлился Сириус, захлопывая дверь. Портьеры распахнулись, семейство Блэков принялось визжать. - А если пожар? А если бы нагрянули Пожиратели? - Значит гореть бы мне тут… - Гермиона, я может и рассорюсь окончательно с Дамблдором, но всё ему выскажу, - оглушая портреты, пообещал Сириус. Она не хотела, чтобы Сириус подставлялся. Она вообще уже ничего не хотела… Устала бороться против такого соперника, как Дамблдор, куда ей? Возомнила о себе. - Может он думает, что я опасна? - потерянно спросила Гермиона. - А может я и вправду опасна? - Не говори глупостей. - Тогда почему он так упорно не подпускает меня к Гарри? - Слушай, - запыхавшийся Сириус вернулся к Гермионе. - Если хочешь мы что-нибудь придумаем. Я могу сам отнести твоё письмо на почту, не проверяет же Орден почтовый ящик Дурслей? Или найдём способ и отвяжем тебя. Устроим бунт… - Голодовку? - Да! Или сожжём Кикимера в знак протеста… - Ох, Сириус, - с трудом улыбнулась Гермиона. - Мне не до шуток. Я устала. Ничего не надо никуда относить, он и тебя привяжет потом. - Ну, а что ты хочешь сделать? - Может просто подождать? - пожала плечами Гермиона. - Я, правда, устала. - Только не с таким выражением лица, - потрепал её по волосам Сириус. - Ничего страшного не случилось. Так ведь? Гермиона не знала… *** Тем временем, с приездом Уизли на Площадь Гриммо, в доме стало шумно. Миссис Уизли возглавила отряд по борьбе с грязью собственнолично, теперь её дети и Гермиона с утра до ночи пытались привести дом в порядок общими силами, и надо отметить, дело пошло быстрее. Работу тормозили только Фред с Джорджем: то устроят дуэль в тёмных коридорах особняка, то заколдуют портреты так, что все они останутся без мантий, в одних подштанниках да рейтузах (ор на Гриммо в тот день не замолкал даже за портьерами, к вечеру все обитатели дома страдали мигренью), то, соскучившись по квиддичу, решат полетать по дому на мётлах. Как-то вместо квоффла они решили снять со стены одну из высушенных голов предков Кикимера, и если бы Гермиона не пригрозила сжечь их мётлы, то парни бы забили пару голов — во всех смыслах. Миссис Уизли Гермиону поддержала, только поджечь предложила их собственные головы. Миссис Уизли, кстати, на Гермиону больше не злилась. Кто именно ей объяснил, что она не обманывала Гарри, гуляя на стороне с Виктором Крамом, Гермиона не знала — может кто-то из детей, а может она и сама всё поняла, только женщина стала снова приветливой и заботливой. Сириус находился в умеренно-скверном настроении. Гермионе больше нравилось, когда он вёл себя более расковано, она знала, что он умеет и посмеяться, и поговорить по душам, только с приездом Уизли на Гриммо и после того неприятного разговора с Дамблдором, он стал реже проявлять эмоции. Возможно, приезд Уизли напомнил ему, что лето закончится и Гермиона уедет в Хогвартс вместе с остальными, а ему снова станет одиноко. Только в один из вечеров Сириус хохотал до колик в животе — тогда Фред и Джордж устроили представление, прикинувшись, будто как и Кикимер не понимают, что озвучивают вслух свои мысли. Больше всех досталось Рону. - Этот долговязик не нравится Фреду, Фред думает, что у него психоз, ходит в последнее время хмурый, как тучка, - шептал Фред, встав у изголовья дивана в гостиной, на котором Рон решил вздремнуть. - Джордж тоже сомневается, что с долговязиком всё в порядке. Он целый день спит, Джордж думает, что долговязик помер, не иначе. - Если его окунуть башкой в унитаз, то можно проверить наверняка. Закончилось всё небольшой дракой. На самом деле Фред и Джордж не сильно преувеличивали. Рон был на себя совсем не похож. Не участвовал в их операциях «подслушки», после ужина раньше всех уходил спать, вечно бродил по дому, как неприкаянный, не зная куда себя деть и с кем поговорить. Близнецы никогда ни в ком не нуждались, кроме друг друга, в их компании Рону делать было нечего, Джинни проводила время с Гермионой — в эту компанию Рону тоже доступ был закрыт, Билл редко бывал на площади Гриммо, разбирался с новой работой в Лондоне, занимался делами Ордена. Рон остался совсем один и даже это не растопило сердце Гермионы. Она надеялась, что такая встряска поможет ему понять наконец, кто он есть. Разобраться в себе и перестать быть частью компаний, а что-то уже начать представлять из себя как личность. Чтобы не он искал, к кому бы примкнуть, а к нему тянулись. Про дела Ордена выяснить удалось мало, миссис Уизли всегда находилась на страже ушей детей от опасной информации. Удлинители, правда, свою службу сослужили — компании удалось выяснить, что речь в Ордене часто идёт об охране. Они назначают дежурство, передают друг другу посты, соблюдают скрытность и пользуются мантией-невидимкой, чтобы куда-то проникать. Больших собраний за те две недели, что Уизли жили на площади, было всего два, в остальное время члены Ордена приходили порознь, ненадолго, а Дамблдор больше не появлялся вообще. Гермиона свыклась с ощущением собственной бесполезности, читала, болтала с Джинни и с Сириусом, и считала про себя, сколько времени осталось до отъезда в школу. Ну что такое пять недель? Всего-то тридцать пять дней и она увидит Гарри. И никто не сможет помешать им быть рядом. Осталось надеяться, что он воспримет её летнее молчание правильно… Однако, ответ на этот вопрос не пришлось ждать до сентября. В тот вечер они с Джинни находились в своей спальне, Гермиона читала, лёжа на животе на кровати, а Джинни писала кому-то письмо за столом, когда снизу раздался стук в дверь. Девочки уже привыкли к тому, что члены Ордена постоянно ходят туда-сюда, в день по тридцать раз, так что не обратили на это внимание. Но позже кто-то позвонил в звонок. Джинни оторвалась от пергамента и обернулась, глядя в темноту коридора: - Кто опять звонит? Вроде уже все выучили. Не успели завыть портреты, как звонок в дверь раздался снова, напряжённый, долгий… Девочки вскочили и побежали на лестницу, успели увидеть мистера Уизли, спешащего на кухню в перекошенной шляпе. - ...уже в министерстве, Сириус, ты должен написать ему письмо… Хлоп! По обе стороны от Гермионы и Джинни трансгрессировали близнецы. - Что там такое? - Что-то стряслось, да? - высунулся из своей комнаты Рон. Снова стук в дверь, взволнованный Сириус открыл дверь Люпину: - Артур уже тут? Ты слышал? - Тут, идём на кухню. Что слышно от Дамблдора? - Пока ничего… - мужчины исчезли в темноте коридора. Фред молча вручил каждому по длинному телесного цвета шнуру и компания на цыпочках прокралась к двери кухни. Сгрудились кто как сумел у порога, просунув шнуры под дверь и притихли. - ...невозможно просто! - возмущался мистер Уизли. - Тут они скоры на расправу, сработали быстрее, чем снитч летает! - Они хотели сломать его палочку? - Отправили уже в путь Рэтта, я встретил его в лифте! - Сириус, ты пишешь ему письмо? - озабоченно спросила миссис Уизли. - Пишу, Молли, пишу, - наспех бросил Сириус и зазвучали его шаги, а потом звук открывающегося окна. - Молнией! - приказал он сове. - Гарри никак нельзя больше творить волшебства, ни в коем случае, - напряжённо сказала Люпин. - Чёрт побери, что дементоры делали в Литтл-Уингинге? - Сириус, ты написал, чтобы он не выходил из дома дяди и тёти? - спросил мистер Уизли. - Дамблдор попросил объяснить это ему как можно яснее… - Я объяснил ему это так, как понял сам, только толку с моих слов? Если Гарри решит сбежать, он сбежит и никакие письма не помогут. Кто отправился на дежурство? - Грозный Глаз. - Где этот Флетчер, попадись мне только под руку! - разъярённо прошипела миссис Уизли. - Как вообще можно было доверять этому мошеннику такое ответственное задание! - Мне надо возвращаться в министерство, попробую узнать, удалось ли разобраться с исключением, - тараторил мистер Уизли под звук собственных шагов. - Сириус, держи в курсе, если от Гарри будут вести, а я сообщу, когда узнаю что-то от Дамблдора… - Стой-ка, милый, - шепнула миссис Уизли. - Это ещё что такое? Бах! Громкий как выстрел звук сильно ударил всем пятерым по барабанным перепонкам, дверь распахнулась, Гермиона, Джинни, Фред, Джордж и Рон с перепугу повалились назад, распластавшись на полу. - Артур! Сириус! - взвизгнула миссис Уизли, глядя на детей сверху вниз. Сириус, мистер Уизли и Люпин прибежали посмотреть, что случилось. - Как вам не стыдно?! Что за безответственное, вездесущее любопытство… Но Гермиона не намерена была слушать нотации, она услышала достаточно. Встав, она бесцеремонно нырнула под руку миссис Уизли и оказалась в кухне. - Гермиона! - Сириус, что произошло? - обратилась она напрямую к Блэку. - Сириус, не смей ничего им рассказывать! - Они и так всё слышали, Молли, - раздражённо ответил тот, а к Гермионе обратился спокойней. - На Гарри и его двоюродного брата напали дементоры недалеко от Тисовой, он использовал заклинание Патронуса, нарушил Статут секретности и правило разумного ограничения волшебства. Дамблдор разбирается. Как это обычно бывало, в момент сильного стресса мозг Гермионы начинал работать, как часы: - Напали дементоры? - Да. Он в порядке. - Использовал Патронуса? - Именно. - О каком тогда исключении, нарушении Статута о секретности и прочей ерунде идёт речь? Мы имеем право использовать магию для защиты своей жизни или жизни окружающих! - Фаджу просто нужен был повод, - сказал мистер Уизли. - Он искал его с завидным упорством… - Его исключили? - подал голос Рон. - Дамблдор разбирается, вам же сказали, - ответила миссис Уизли. - Я правда хочу, чтобы вы все поднялись к себе и не мешались, с минуту на минуту Дамблдор созовёт собрание. Артур, тебе надо в министерство! Гермиона смотрела только на Сириуса. Она хотела, чтобы он просто и понятно убедил её, что всё будет хорошо. - Я сделаю всё, чтобы забрать его сюда на днях, - сказал он тихо. - Обещаю. Пойду против всех, кто будет не согласен. Мы справимся. Иди сейчас к себе, я поднимусь, как только будут новости. - Дайте сюда эту мерзость, - сердито прошипела миссис Уизли, вырывая из рук выходящих подростков Удлинители. Гермиона не стала ни с кем обсуждать произошедшее. Она поднялась к себе, вытащила из чемодана все книги, в которых говорилось о магическом правопорядке, уселась на ковре и стала искать подтверждение своим мыслям - Гарри не могут наказывать за использование Патронуса от дементоров. В голове всё ещё было холодно и ясно. Понимала, что паника придёт, она просто выгибается, как зверь перед прыжком, и настигнет её тогда, когда Гермиона сама позволит. Но сейчас ей был нужен ясный ум. Джинни и Рон поднялись чуть позже, Рон остановился в дверях, не нарушая запрет на пересечение порога комнаты Гермионы, пока она живёт на Гриммо, Джинни села рядом на пол. - Что дементоры делали в Литтл-Уингинге, как думаешь? - осторожно спросила она хмурую Гермиону. - Уж точно не прогуляться вышли. - Думаешь они больше не подчиняются министерству? Как и предсказывал Дамблдор? Джинни этого знать не могла. Дамблдор говорил об этом летом в лазарете, после Третьего тура. Это Рон прислал её с вопросами, которые его интересуют. - Не знаю, - решив не делиться с ним своими мыслями даже через сестру, сказала Гермиона. - Надеюсь с ним всё будет в порядке, - уже от себя добавила Джинни тихо. - Будет. По другому быть не может. Ночью в доме Блэков никто не спал. После полуночи появился Дамблдор, они его не видели, но слышали его голос, собравшись в кромешной темноте на лестнице. Впервые Гермиона узнала, что их директор умеет его повышать. Слов было не разобрать, наверное миссис Уизли наложила какие-то чары на дверь, но интонации всё же можно было уловить… Подслушать никто не решился, хотя Фред с Джорджем смогли-таки сберечь парочку Удлинителей после визита миссис Уизли в их спальню. Разошлись раньше, чем закончилось собрание, Сириус так и не пришёл с новостями, наверное решил, что Гермиона уже спит. Но она не спала, всё читала и читала, так что на утро могла выступать свидетелем защиты по делу Гарри. Но оказалось, что у неё есть ещё неделя на подготовку. Сириус за завтраком рассказал, что Гарри назначили дисциплинарное слушание на второе августа, где решится вопрос о его отчислении из Хогвартса. - А если дело будет проиграно? - испуганно спросила Джинни. - Дамблдор этого не допустит, - угрюмо уставившись в чашку с крепким кофе, сказал Сириус. - Но всё-таки? - Гарри отчислят, переломят палочку на двое… Нет, ребята, не будет этого. Давайте верить в лучшее. - А что будет до второго августа? - спросила Гермиона. Сириус устало улыбнулся. - Он скоро будет здесь. - Правда? - выдохнула Гермиона. - Ты уговорил Дамблдора? - Я же обещал. У него не было выбора. Гермиона бросилась обнимать Блэка. *** На следующий день миссис Уизли загрузила всех таким количеством домашней работы, что к вечеру у Гермионы едва разгибалась спина. На обед она выделила им две минуты сорок секунд, на перерыв после пяти часов вечера — три минуты. Явно мстила за их вчерашнюю выходку и решила, что если загоняет их до смерти, то и подслушивать будет некому. Джинни на полусогнутых ногах поплелась в ванную первая, Гермиона же рухнула на кровать без сил. Она почти заснула, когда дверь скрипнула и Джинни с мокрыми волосами явилась в спальню, зевая во весь рот. - Если мама не остынет в ближайшее время, я буду требовать зарплату за… - Джинни замолчала. Гермиона открыла глаза, уставившись в потолок, как будто и не засыпала. Они услышали Гарри. - ...вы… м-м… не догадались задать ему этот вопрос? - доносился нервный, набирающий децибелы голос из комнаты Рона, снизу. Рон что-то в ответ пробурчал, оправдывался долго и с чувством. - Если бы он хотел, он бы всё равно держал меня в курсе, ты прекрасно знаешь, что сообщения можно отправлять и без всяких сов. Гермиона села на постели, не сводя испуганного взгляда с Джинни. Та смотрела на неё ровно так же. - Может он считает, что мне нельзя доверять? Или что я не смогу о себе позаботиться?… Тогда почему вам позволено всё знать, а мне нет?! - Нам тоже нет! - прорезался голос Рона. - Мама не пускает нас на собрания! - Бедненькие! Их не пустили на собрания! Иди, обниму! Я целый месяц торчал у Дурслей, таскал из мусорных баков газеты, как идиот! Пытался узнать хоть что-нибудь! - Гарри, я хотел тебе всё рассказать, но Дамблдор заставил пообещать… - Хотел, да не слишком! Гермиона вскочила и закрыла дверь, прислонившись к ней спиной. - Ты слышала как он появился здесь? - зашептала Джинни. - Нет, не слышала… Я не пойду туда сейчас… - Гермиона приложила к щекам ледяные руки. Паника, наконец-то, её настигла. Как бы она не ждала встречи с Гарри, она понимала, что перед этим ей предстоит. Его съедают изнутри обида и отчаяние и, пожалуй, здорово, что первый пар выпускают не на неё. - Я бы тоже не пошла, - кивнула Джинни. Голос Гарри стих, когда они закрыли дверь, но в какой-то момент он закричал так, что обе девушки подскочили: - ВОЛАН-ДЕ-МОРТ, ВОТ ЧТО! С громкими хлопками в комнате появились Фред и Джордж. - А мы думали, что ослышались, - присвистнул Фред. - Ничего себе его прёт, да? - усмехнулся Джордж. - Гермиона, ты правильно сделала, что бросила на амбразуру нашего брата, я на твоём месте поступил бы так же. - Сейчас Гарри прокричится, и мы тоже к ним заглянем. Близнецы некоторое время прислушивались, затем переглянулись и трансгрессировали. Девочки ещё медлили, но недолго. Перед тем, как открыть дверь, Гермиона прикрыла глаза. Из комнаты доносились весёлые голоса Фреда и Джорджа. - Ты зря закупориваешь своё негодование, Гарри! - Выпусти его наружу, а то за пятьдесят миль тебя, может, и не всякий услышит! - Я лучше посмотрю, чем мама защитила дверь кухни, - в итоге не рискнула зайти Джинни и поспешно ретировалась. Гермиона зашла в спальню Рона одна. Гарри стоял к ней спиной, услышав скрип двери, обернулся. Злость ещё не сошла с его лица, читалась и в нахмуренных бровях, и во взгляде, и в общей, нездоровой бледности лица. Увидев Гермиону, он как-то странно дёрнулся и в итоге сухо ей кивнул. - Привет. - Привет… - Я ему всё рассказал, что знал, - глядя на Фреда и Джорджа, определённо Гермионе поведал Рон. Он сидел на кровати, весь красный, но всё-таки немного облегчения на его лице от того, что в комнате с Гарри они теперь не одни, можно было увидеть. - Если ты, Гарри, потренировался в ораторских способностях, предлагаю узнать, что делается внизу, - продемонстрировав Удлинитель, сказал Джордж. - Ага, а если мама заметит? - испугался Рон. - Она повесит наши головы рядом с предками Кикимера. - Там большое собрание, можно рискнуть, - ответил Фред. В комнату заглянула Джинни. - Ой, Гарри, здравствуй, - фальшиво удивилась она. - Мне показалось, что я слышала твой голос. - Затем обратилась к Фреду. - Можете не пытаться, она наложила на дверь чары Недосягаемости. - Да ладно? - разочарованно скривился Фред. - Откуда знаешь? - Кидала навозные бомбы с лестницы, так они отплывают. Это мне Тонкс подсказала, как проверить. - А ну-ка, давайте попробуем снять, - Джордж вынул палочку и вместе с братьями, Джинни и Гарри пошёл к дверям. Гермиона осталась в комнате одна, но тут негромко щелкнул замок, она обернулась и увидела, что Гарри не ушёл. Закрыв дверь, он смотрел в пол, собираясь с мыслями. У Гермионы сердце ушло в пятки. - Ты-то почему мне не писала? - в полном, искреннем недоумении спросил он. У Гермионы горло сдавило от нервов. Она полезла в карман шортов и вынула оттуда письмо, которое вернул ей Дамблдор. Она каждый день носила его с собой, чтобы напоминать себе, насколько бесполезно поддаваться эмоциям и снова писать. Протянула пергамент Гарри и только потом слабым голосом начала объяснять. - Мне нельзя было, Гарри… Если Рону нельзя было писать ничего важного, мне — абсолютно ничего. Они сказали, что отловят все письма, если я вздумаю ослушаться. Это было первым, мне вернул его сам Дамблдор. Гарри читал письмо долго, Гермионе даже показалось, что несколько раз. В итоге его брови поползли вверх. - Почему? - спросил он. - Я не знаю! - страх утих, захотелось донести до него суть, колючую тоску от несправедливости происходящего. - Мы спрашивали, я и Сириус, и не один раз! Он сказал, что это в целях безопасности и только! А потом он и вовсе привязал меня к дому, чтобы я не связалась с тобой обычным способом, я теперь не могу выйти за порог вообще! - Ради чьей безопасности? - Моей, твоей. И всех. - М-м, отлично. Я чувствовал себя в полной безопасности. Мне понравилось думать, что ты знать меня не хочешь, отбиваться от дементоров... - Гарри, я ведь всё понимаю, - Гермиона шагнула было к нему, но остановилась. - Нет, ты ничего не понимаешь! - крикнул он, и сам резко пошёл ей навстречу. Гермиона пятилась, пока не упёрлась в стену спиной. - Если бы ты понимала, то нашла бы способ! Я был уверен, что ты его найдёшь! - П-прости, - пролепетала Гермиона, глядя на его разъярённое лицо снизу вверх. - Прости, пожалуйста, Гарри… Мне было так сложно бороться с Дамблдором, я просто опустила руки… Он тяжело дышал, пытаясь справиться с гневом. Гермиона думала, что заслужила сейчас этот страх и отчаяние, она ругала себя за то, что не продолжила искать способ, за то, что не восприняла всё ещё ближе к сердцу. Гарри долго без капли сожаления смотрел на её виноватое лицо, но в итоге всё же сник, покачал головой. Плечи его устало опустились. - Извини. Я не собирался на тебя кричать. - Я знала, что будет что-то подобное, правда, - облегчённо выдохнула Гермиона. - Я не обижаюсь… А слушание - они ничего не смогут поставить тебе в вину, я всё проверила и перепроверила, ты имел право защитить себя и брата, использовать магию вне Хогвартса и в присутствии маглов. - У меня выбора не было, - признался Гарри, наконец, взглянув на Гермиону без яростных всполохов в глазах. - Пытался пригласить их на чай, но что-то не срослось. Но объясни мне всё-таки, какое дело Дамблдору до этого письма? - он снова опустил взгляд к бумаге. - Тут же нет ничего, что его касается. Да никого не касается… - Не могу объяснить, я не знаю. - Эй, они выходят, - заглянул в комнату Джордж. - Идите сюда, может в коридоре что услышим. Жажда информации потянула обоих в коридор, но Гермиона всё ещё искоса поглядывала на Гарри, когда они вшестером перегнулись через перила, чтобы лучше видеть покидающих дом на Гриммо. Боже, как же она скучала. И как же это лето его вымотало: в каждом движении читалась нервозность, в мимике напряжение, а во во взгляде — безнадёжное отчаяние. Услышать ничего не удалось, члены Ордена довольно быстро прошли к дверям. Собрание действительно было крупным, снова пришёл Снейп, а он являлся только по самым важным поводам, по обыкновению с Дамблдором. Но директора среди присутствующих не было. Загромыхали замки, и миссис Уизли, Люпин и Тонкс вернулись на площадку под лестницей. Миссис Уизли подняла голову. - Надо позвать… - хотела сказать она, но увидела компанию в полном составе у перил и зашипела. - Опять? Вы меня доведёте, запру всех по комнатам и буду выпускать только в туалет! Их счастье, что в коридоре нельзя было шуметь, а то пришлось бы выслушивать новую истерику. Только негодование миссис Уизли не пригодилось, чтобы разбудить предков Сириуса — Тонкс опять уронила подставку для зонтов в виде ноги тролля. - Тонкс! - воскликнула миссис Уизли. - Простите, ради Бога, дурацкая подставка, который раз об неё... Гермиона и Уизли даже не вздрогнули, привыкли, а вот Гарри проходил мимо портрета матери Сириуса, извергающей с пеной у рта проклятья, с широко раскрытыми глазами, даже остановился, чтобы приглядеться. - Заткнись! Закрой рот! - из кухни стремительно вышел Сириус. - Ты-ы-ы-ы-ы! - выла не своим голосом миссис Блэк. - Гад! Осквернитель рода! Гарри отпрянул, Сириус с Люпином задёрнули портьеры и Блэк, слегка запыхавшись, обернулся к крестнику. - Привет, дружище. Познакомился с моей мамашей? - он хрипло рассмеялся, увидев шок на лице Гарри, а затем крепко обнял его, даже от пола оторвал, и выглядел по-настоящему счастливым. - Как это с твоей мамашей? - лицо Гарри тоже преобразилось от встречи с дорогим ему человеком. Гермиона улыбнулась. Вспомнила слова Сириуса о том, что каждый вправе сам себе выбрать семью. Вот она — её семья.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты