Эксперимент

Слэш
R
Завершён
6
автор
Размер:
29 страниц, 4 части
Описание:
"Какие только слухи не ходили о первом подопытном и его темнице.
Кто-то думал, что там содержат особенно опасного безумца. Кто-то, что Денатрий просто использует эксперимент как предлог, пряча там своего любовника. Некоторые даже предполагали, что там никого нет, а помещение используется для сохранности какого-то нового оружия.
И все они были отчасти правы."
Посвящение:
Всем, кто тоже считает этих двоих нереально подходящими друг другу.
Надеюсь, вы существуете =)
Примечания автора:
Внимание! Если вы еще не играли в дополнение WoW:Shadowlands (особенно рейд Замок Нафрия и кампанию ковенанта вентиров), но планируете, то будьте осторожны - в данном тексте будет много спойлеров.
Я использовала лор, стараясь сделать историю максимально близкой к канону.
И постаралась написать так, что бы даже те, кто мало знаком с миром Варкрафта, поняли о чем речь.
Советую перед прочтением посмотреть/пересмотреть короткий ролик "Миры Иные: Ревендрет"
(К тому же, внешность Денатрия была взята именно оттуда)
(https://youtu.be/Jz09Adzfsvs)

Буду благодарна за ПБ. Немного сложно самой проверить такой объем, не замылив глаз. =)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
6 Нравится Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
Глава 2. Время в Тёмных землях течет иначе и сложно сказать сколько точно прошло с последнего визита Денатрия в темницы. Он появился в камере эльфа, сопровождаемый алой вспышкой открывшегося портала. - Продолжим работу, - без прелюдий начал правитель, привычным жестом опуская ладонь на лоб эльфа. Немного магии и вот уже душа пленника снова переживает все самые ужасные и грешные моменты своей жизни. Крики сменялись стонами, а лёгкая дрожь в теле – непроизвольными попытками вырваться. Денатрий сливался сознанием с эльфом, копаясь в его воспоминаниях, выискивая все самые ужасные тайны, путешествуя по самым порочным мыслям и используя их против эльфа. - Убери руку… - с болью в голосе, но от этого не менее требовательно, рычал пленник. Денатрий только усмехался, не прерывая магическую связь. - С чего ты вообще взял, что можешь наказывать меня за мои… прегрешения? – последнее слово прозвучало насмешливо. Правитель вентиров довольно отметил про себя, что сегодня Кель'тас не сдаётся. Он ощущал волны гнева, поднимающиеся в душе пленника и ликовал.

***

Правитель уходил, возвращался, и все снова шло по одному и тому же сценарию. Денатрий почти не говорил за работой. Играючи, он прерывал пытку, позволяя эльфу осознавать происходящее, заставляя злиться. А затем продолжал, увеличивая натиск. Чем дольше это длилось, тем ярче горел алый огонь в глазах Кель'таса, тем ярче полыхали новой силой сферы у его головы, тем больше анимы вилось вокруг него. Денатрию нравилось, что все получалось. Нравился возрастающий гнев в душе пленника, его магия. Нравился запах анимы. Иногда правителю вентиров было сложно удержаться – хотелось вытянуть из этой смертной души всю силу, разлить по бутылкам и оставить для особых случаев, но Денатрию было не занимать выдержки. Он методично продолжал свой эксперимент, не отклоняясь от курса. Кель'тас пытался считать приходы своего палача, но сбился после двадцатого. Боль, которую испытывал эльф во время этих сеансов, была запредельной. За время своей смертной жизни он ни разу не чувствовал ничего подобного. Кроме боли было что-то еще, что никак не могло выйти у эльфа из головы. Каждый визит его персонального тюремщика приносил с собой ощущение силы. Кель'тас чувствовал, как какие-то внутренние оковы медленно спадают. Чувствовал, как его былая мощь, его магия, возвращается к нему. Она неумолимо росла от визита к визиту. Один из лучших магов Азерота чувствовал, что не потерял своего могущества, но вместе с тем ощущал, как оно меняется. Многое о его госте было непонятно Кель'тасу, но больше всего он не понимал, чего тот добивается. Неужели он не видит, что эльф становится сильнее и почему его это не пугает? Не редко он спрашивал вентира чего тот хочет, приходя сюда, но тот никогда не отвечал. Они говорили мало, чаще всего перекидываясь пустыми издёвками. Иногда Кель'тас угрожал своему тюремщику, сам не зная, зачем. Просто срывался на гнев и крики. Иногда он оскорблял его всеми известными выражениями, бранился так, как не подобает знатному эльфу, а иногда просто язвил. Были дни, когда Кель'тас уставал от всего этого и просто пытался выяснить хоть какую-то информацию. Но чаще всего вентир только улыбался и снова выворачивал наизнанку его душу. Ему будто бы нравились проявления гнева по отношению к себе. Чем ярче Кель'тас проявлял свою ненависть, тем довольнее был палач, будто этого и ожидая. Тогда эльф бесился, не желая поддаваться на манипуляции и все больше запутывался в происходящем. Но только одно было по-настоящему важно – его просыпающаяся магия. Эти визиты напоминали какое-то противостояние, в котором Кель'тас не чувствовал себя ни победителем, ни проигравшим. Его сила росла, медленно приближая тот день, когда он, наконец, сможет дать отпор. А боль… Боль не такая уж большая плата за то, что бы снова чувствовать себя сильным. В какой-то мере Кель'тас был даже благодарен за это своему палачу.

***

Каждый раз правитель вентиров доводил эльфа до состояния, граничащего с безумием и уходил. Долгое время после этого поднявшийся в душе эльфа гнев не утихал. Этот алый коктейль из ярости и силы, приходивший на смену боли, сводил с ума. Пламя поднималось в его душе, пьянило его яркими эмоциями, а потом угасало, забирая с собой чувства, оставляя только пустоту и одиночество. Кель'тас пытался воззвать к магии время от времени, но по какой-то причине без присутствия вентира это не до конца получалось. Сила была нестабильной. Эльф чувствовал себя учеником магической академии в Даларане. Школьником, еще не научившимся управлять своей силой. О, как же это его раздражало! Иногда Кель'тас ловил себя на мысли, что ждёт прихода своего тюремщика, лишь бы снова почувствовать себя полноценным. - Давно тебя не было, - долгое нахождение в этой мрачной камере вызывало желание поговорить хоть с кем-нибудь, даже если этот кто-нибудь – рогатое чудовище с вечно приклеенной идиотской усмешкой. - А ты успел соскучиться? – спросило чудовище, привычно улыбаясь. - Соскучился бы, если бы в этих встречах было какое-то разнообразие. Но ты не способен ничем меня удивить. Высокомерный ответ только позабавил владыку вентиров. Денатрий снова приступил к работе.

***

- Я тут подумал… - сходу спросил Кель'тас, увидев знакомую фигуру в открывшемся алом портале, - Может, соизволишь представиться? Сложно, знаешь ли, полноценно ненавидеть того, чьего имени даже не знаешь. - Я мог бы представиться… Но может тебе лучше просто не ненавидеть меня? – Эльф не переставал забавлять его. - Пф… - незнание имени вентира его действительно раздражало. – Начинай уже. - Что, сегодня даже без приказов убрать мерзкие лапы? Ответом Денатрию был только гневно полыхнувший огонь в глазах эльфа, но тот действительно не видел смысла тянуть. Кель'тас Солнечный Скиталец не был наивным глупцом. Он понимал, что сейчас ему никуда не деться от пыток, а значит стоит сосредоточиться только на выгоде, которую получает.

***

Никто из них двоих не мог бы назвать точно, сколько раз Денатрий спускался в темницу. Это длилось уже слишком долго и Кель'тас начинал терять терпение. Каждый раз он думал, что сила почти полностью вернулась к нему. Вот-вот он возьмет над ней полный контроль. Еще один раз, и он сможет сорвать оковы и выбраться. Но подчинение магии будто бы шло все медленней. Кель'тас задавался вопросом, не вина ли в его тюремщике? Может быть это он мешает Кель'тасу? Понял, что тот становится слишком сильным? Может, даже боится? Кель'тас давно прочувствовал взаимосвязь гнева и магии, чем сильнее вентир злил его, тем крепче была связь с силой. Это была даже не совсем злость… тюремщик тянул Кель'таса за какие-то особые ниточки в его душе, известные ему одному. Эльф никак не мог достичь тех же результатов самостоятельно. Кель'тас вспоминал всех своих врагов, свои неудачи, свое нынешнее положение, в конце концов, но ни разу так и не смог сломать какой-то внутренний барьер. Тогда в голове эльфа родился простой план. Нужно всего лишь разозлить вентира, заставить его отыграться на нем. Заставить его потерять контроль, надавить чуть-чуть сильнее обычного. И тогда Кель'тас вернёт себе магию и будет свободен. В очередной визит Денатрия Кель'тас решил, что будет держаться со всех сил, не поддаваясь. И у него получалось. Сдерживать магию было сложно, она просачивалась тонкими струйками анимы, вытекала из глаз, сочилась из ушей. Чем дольше он сопротивлялся, тем более хмурым становилось лицо вентира. «Неужели было так просто вывести его из себя?» - Знаешь, я бы на твоем месте перестал приходить, - Кель'тас решил подключить слова к своему сопротивлению, чувствуя, что еще немного и он не сможет сдерживаться. - И почему же? - во взгляде Денатрия читалось недовольство. - Я же вижу - тебе не по силам меня уничтожить, сколько бы ты не старался! – Кель'тас поставил на эту фразу, надеясь задеть самолюбие тюремщика, но ошибся. - Уничтожить? – Денатрий убрал руку со лба Кель'таса, немного отстранился, оценивающе оглядывая пленника. Улыбка вернулась на лицо правителя, – Уничтожить тебя? А с чего ты взял, что я хочу этого? Догадки эльфа подтвердились. Вентир действительно не желает убивать его, а все эти визиты нужны для какой-то другой цели. «Для какой?» Но вслух Кель'тас ничего не сказал, недовольный тем, что его план, по всей видимости, не удался. Он лишь рассмешил вентира. Денатрий смотрел прямо в глаза Кель'тасу. «А что, если?...» - А что, если я… - вентир медленно поднёс руку к лицу пленного, стер большим пальцем аниму со щеки эльфа, облизнул и спросил. - Что если я хочу сделать тебя сильнее, чем ты когда-либо был? Не дожидаясь никакой реакции, Денатрий отвернулся и скрылся в алом портале. Кель'тас ненавидел, когда он так делал. Какое-то время эльф тупо смотрел в то место, где закрылся портал за могучей спиной вентира. И ненавидел. А ещё он ненавидел себя за то, что слова вентира о силе его заинтересовали. Он никак не мог выкинуть их из головы, вместе с тем все еще ощущая прохладу от прикосновения к своей щеке.

***

В этот раз Денатрий телепортировался не в свои покои, а на открытую площадку верхнего этажа замка. Владыка вентиров решил прогуляться под покровом ночи, размышляя, не совершил ли он ошибку, раскрыв Кель'тасу часть плана. Денатрий быстро пришёл к выводу, что эльф не настолько глуп, а значит и сам догадался бы рано или поздно, если не сделал этого уже. Одно ему было непонятно – почему сегодня эльф сопротивлялся? В целом, эксперимент шел успешно. Кель'тас почти полностью овладел магией. Денатрий давно мог помочь ему завершить эту часть испытания, но всегда останавливался. Зачем нужно было так долго тянуть, он сам не понимал. Уже далеко не первый раз Денатрий спускался в Темницу с намерением полностью сорвать барьер на магии эльфа, но, уже находясь там, каждый раз передумывал. Денатрий не хотел думать об этом. Каждый раз после посещения темницы он пребывал в прекрасном расположении духа, подходящем для прогулок по крыше замка с бокалом анимы в руках, но никак не для самокопания. Еще какое-то время владыка вентиров стоял, обдуваемый лёгким ветерком и любуясь мрачными пейзажами, пока тишину ночи не нарушил скрипучий голос слуги: - Прошу меня простить, сир. – землерой оставался на почтительном расстоянии от своего хозяина. - Пришли срочные донесения. Вам стоило бы взглянуть. Хорошее настроение правителя вентиров испарилось. Когда-то, еще до сделки с Тюремщиком Зоваалом, когда Ревендрет не испытывал дефицита анимы, приёмы и балы в замке Нафрия были привычным делом. Огромные пиршества, куда приходили даже самые далёкие от знати вентиры, проводились постоянно. Искусственная засуха, созданная Денатрием и Тюремщиком Зоваалом, сократила количество приёмов. Они все еще проводились, но присутствовали на них только самые приближенные подданные. Подготовка к одному из таких пиршеств шла полным ходом. Денатрий не принимал участие в организации - для этого у него хватало слуг. Все последнее время Денатрий занимался распутыванием одной мерзкой интриги. Заигравшись в тюремщика, слишком много времени посвящая своему пленному, правитель упустил из виду готовящийся переворот. То, что узнал Денатрий от доносчиков, приводило в ярость. Пытаясь подавить сопротивление, находя, пленя, пытая сторонников заговора, верные слуги Денатрия приближались к разгадке. Единственное, что еще оставалось неизвестным, это имя предателя и главного организатора. Если удастся найти его – удастся полностью подавить восстание. Все, что удалось узнать наверняка – это был кто-то из самых доверенных лиц. Именно поэтому Денатрий и запланировал предстоящий бал. На приём было приглашено не более сорока знатных вентиров. Сидя, как обычно, во главе стола, Денатрий вертел в руке кубок, изображая скучающий вид, но прислушиваясь ко всем разговорам. Иногда разговоры придворных были настолько нелепыми, что правитель невольно терял суть, падая куда-то в свои мысли. И эти мысли, почему-то, всегда были о темнице. Сколько он уже не бывал там? Вспыхивающие бунты, восстания и набирающая обороты гражданская война просто не оставляли ему времени ни на что. Все меньше становилось преданных сторонников, которым можно было доверять. Все больше приходилось делать самому. Он не мог позволить себе отвлекаться на посещение темницы и так будет до того, пока восстание не будет подавлено, а виновники – наказаны. Вот только решение не заставило себя долго ждать. Денатрий решил, что пир – отличный вариант вычислить предателя, а предатель, что это отличный шанс нанести удар и захватить замок. Предательство принца Ренатала, совместно с герцогом Теотаром, стало для Денатрия огромным ударом. У них не получился переворот, но получилось очень сильно разозлить правителя. Герцога он согнал в Пепельный предел, обрекая на муки в Свете. Но для принца была подготовлена другая участь. Ренатал, первый созданный им вентир, посмел собрать восстание за его спиной - такое предательство не прощают. Денатрий сделал с ним самое ужасное – сослал в Утробу. Многие, вставшие на сторону принца в ту ночь, были наказаны лично правителем. Денатрий редко занимался грязной работой самостоятельно, но в этот день все было иначе и он давал выход гневу и боли, карая всех причастных, кого удалось достать. Когда гнев утих, Денатрий почувствовал себя разбитым. Когда последний раз ему было так плохо? Может, очень много тысячелетий назад, еще до сотворения Тёмных земель? Все, что он когда-либо делал в Ревендрете и для него, будь то до сделки с Тюремщиком или после, Денатрий делал с холодным расчетом. Правителю были не чужды чувства и эмоции, но они никогда еще не овладевали им, доводя до безумия и никогда не покидали так резко, оставляя лишь пустоту. Денатрий сам не заметил, как открыл портал в темницу. Стоя напротив Кель'таса, он не до конца понимал почему пришёл сюда. Ни сил, ни желания на пытки и эксперименты не было. - Это твоя новая тактика – пытаешься запугать меня хмурым взглядом? - пытаясь, что бы голос звучал как можно язвительнее, произнес эльф. На самом же деле он был удивлен. По его примерным подсчетам прошло уже немало месяцев с тех пор, как они виделись в последний раз. Все это время Кель'тас никак не мог понять, что стало причиной такой долгой паузы. Иногда он даже думал, что его тюремщик больше не придет. Эти мысли вызывали неприятный холодок в душе. Тишина то и дело сменялась криками пленных, время тянулось медленно. Часто Кель'тас слышал шаги в коридорах, иногда видел, как низкорослые существа куда-то кого-то тащили, но никто никогда не заходил в его камеру. Чем больше времени проходило, тем чаще Кель'тас возвращался мыслями к вентиру, подолгу смотрел в темноту камеры в надежде увидеть портал. Денатрий не ответил, только ближе подошел к узнику, оставшись на расстоянии вытянутой руки. - Долго тебя не было, - продолжал эльф, с вызовом глядя в непривычно хмурые глаза. В них было что-то очень знакомое и что-то, чего прежде эльф никогда там не видел. – Готовил для меня что-то необычное? Кель'тас подался вперёд, насколько позволяли цепи. Сегодня ехидная усмешка была на лице эльфа, но быстро стёрлась, когда сильная рука резко скользнула ему в волосы, больно дернув, запрокидывая голову. - Я вижу тебе сегодня весело, смертный, - угроза в этом спокойном голосе была почти физически ощутима. – Но где же твоя сила? Или ты можешь бросать мне вызовы только на словах? Рука в волосах Кель'таса сжалась сильнее, но эта боль не заставила эльфа прервать зрительный контакт. Он смотрел в красные глаза вентира, медленно взывая к магии. Очень медленно. Тоненькая дымка анимы вилась вокруг эльфа, сферы еле заметно вибрировали. Впервые за все время их знакомства, Кель'тас легко улавливал эмоции своего палача. Тот был разбит, подавлен, чувствовал… боль? «Неужели это шанс избавиться от барьера?» - промелькнуло у эльфа в голове. Несмотря на сковывающие его цепи и руку в волосах, Кель'тас впервые чувствовал свою власть над вентиром и не мог просто подчиниться, сразу выполняя приказ. Он хотел использовать этот момент в свою пользу и дразнил, выпуская силу по чуть-чуть. Вентир не применял к нему свою привычную магию, но этого и не требовалось. Казалось, одно лишь его присутствие помогает Кель'тасу взывать к своей силе. Ему требовалось прикладывать усилия, держа ее в контроле. Денатрий прервал зрительный контакт, наклоняясь ближе, шумно вдыхая аниму, обвивавшую Кельтаса - она пьянила, кружила голову. - Больше. – тихий приказ, похожий на мольбу. Эльф не хотел сдаваться, но это стало практически невозможным. - Больше! – громче и властней повторил вентир. Одна рука все еще сжимала светлые волосы Кель'таса, а вторая опустилась эльфу на грудь, больно впиваясь в кожу длинными ногтями. Контроль спал и почти забытое чувство мощи наполнило его. Впервые в Тёмных землях он ощущал всю свою магию целиком. Сферы над головой светились алым пламенем. Анима кружилась вокруг небольшим ураганом. А Денатрий буквально упивался этой силой. Он дышал, он пил так жадно, будто голодал месяцами. Будто бы он один ощущал голод всех лишённых анимы вентиров. Одна рука правителя так и осталась в волосах Кель'таса, расслабляясь и сжимаясь снова, а вторая оставляла царапины на груди эльфа и из них едва струилась анима. Они оба были безумны в этот момент. Кель'тас почти не замечал прикосновений вентира, балансируя где-то на грани сознания, стараясь совладать со всей этой магией, а Денатрий, такой изголодавшийся после сегодняшних событий и уже давно мечтавший вкусить аниму этого конкретного эльфа, потерял контроль, полностью отдаваясь животной жажде. Звук ударяющегося о камни метала отрезвил обоих. Кель'тас сам не понял, как сделал это, но руки его были свободны. Оба медлили. Денатрий вернул контроль и надменный вид спустя пару мгновений. Он отстранился от эльфа, выжидающе глядя на того. В этот момент Кель'тас понял, что впервые за их знакомство он чувствует силу вентира. Во время этого странного сеанса эльфу удалось заглянуть за барьер, скрывающий мощь его гостя. Одному из лучших магов Азерота стало не по себе от того, что он увидел. Настолько огромной силы Кель'тас не встречал ни разу. Ни одно существо, а эльф за время жизни встречал много существ с разных миров, не обладало и малой частью этой мощи. Казалось, вентир может размазать Кель'таса, не заметив. Кто же он такой? Неужели все вентиры так сильны, или этот – особенный? То, что Денатрий был представителем знати было ясно с первого взгляда, но насколько высокопоставленный гость снова и снова приходил к нему на протяжении всего времени Кель'тас не знал. Денатрий будто бы прочитал мысли эльфа. Привычная усмешка вернулась на его лицо. - Ну вот ты и освободился. И чего же ты хочешь теперь? Кель'тас медлил, ища подвох и думая о том, чего же он, собственно, хотел. Ударить? Сбежать? Попросить свободы? Нет, грешная душа эльфийского правителя желала не этого. Кель'тас посмотрел на свои руки, медленно сжал и разжал кулаки. - Ты сказал, что хочешь сделать меня сильнее, - эльф поднял глаза, поймав взгляд вентира. - Я хочу обладать хоть бы частью той силы, что есть у тебя. Что я должен буду делать?
Возможность оставлять отзывы отключена автором
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты