Моя прекрасная няня

Гет
R
В процессе
61
Размер:
планируется Миди, написано 47 страниц, 4 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
61 Нравится 37 Отзывы 36 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста
      Машина остановилась около одного из местных кафе. Реджина удивилась тому, что неоднократно была здесь с подругами после просмотра какого-либо фильма или спектакля. Бывали ситуации, когда во время шоппинга они заходили сюда на чашечку кофе. Реджина поначалу растерялась, ведь думала, что им нужно будет вести Роланда к парку. Но когда Миллс заметила, как мальчик, раскрыв объятия, побежал к незнакомой женщине, которая позже представилась Эммой, Реджина узнала от Уилла, что место встречи всех детей — кафе «У бабушки». Интересно, когда ей собирались об этом сообщить? Никогда… Она и сама знала.       После того, как они проводили Роланда и других детей к машине блондинки, Уилл и Реджина разошлись каждый по своим делам. И если вторая спешила на встречу с подругой, то первый пошёл в продуктовые магазины.       Миллс решила не заморачиваться и перенести их с Руби встречу в это кафе. Нет, ну а зачем ей идти непонятно куда, если можно сделать так, чтобы она уже была на месте? Правда, Руби будет далековато идти, но это не проблема.       Так что, отправив сообщение с новыми координатами подруге и выслушав её возмущения, Реджина со спокойной душой зашла в кафе.       Почти всё помещение было оформлено в красных тонах и только изредка проскальзывали другие. Например, стойка была бежевого цвета, а некоторые стулья со столами — розового. Игровые автоматы вообще были разноцветными. Да, Реджина ненавидела розовый цвет. Он действовал ей на нервы, раздражал, ужасно бесил. Но заходили сюда они постоянно по прихоти Руби. Красный — это её любимый цвет. Те, кто плохо её знал, сравнивали шатенку с красной шапочкой, а те, кто знал хотя бы на пятьдесят процентов, называли её распутной девицей.       Пройдя за один из столиков и подозвав официантку, которая мило ей улыбнулась, Реджина сделала заказ, состоящий из одного кофе. Миссис Лукас была права — Реджина и дня без кофе не проживёт. Вскоре принесли её заказ. Всё та же приветливая девушка подмигнула ей и снова удалилась. Реджине хоть и показалось это странным, но она постаралась игнорировать это чувство. Невольно взгляд зацепился за одежду официантки. Та была либо слишком мала, либо слишком откровенна. Короткая юбка ничуть не прикрывала длинных ног девушки, а футболка, больше напоминающая топ, оголяла плоский живот. Спустя минут пятнадцать чашка из-под кофе была отставлена в сторону, а женщина вновь дожидалась подругу. Руби никогда не была слишком медленной. Очень даже наоборот. На своих высоких шпильках она ходила довольно быстро, а иногда даже могла пробежать, конечно, короткую дистанцию, но всё же.       Неожиданно экран телефона засветился, а через секунду на нём показался номер. Прочитав имя звонившего, Реджина закатила глаза и недовольно вздохнула. Мысленно она произнесла уже столько нелестных эпитетов, что и школьному хулигану ещё учиться и учиться.       Кора       Реджина точно знала, что если она сейчас пропустит звонок матери, то она вероятно не выживет. Но маленькая надежда оставалась. Поэтому Миллс благополучно пропустила звонок. Она уже расслабилась, когда заиграл звонок телефона второй раз. Миллс поняла, что ей не отмазаться.       Чёрт!       — Алло, — взяв трубку, Реджина начала молиться, чтобы ей звонил отец.       — Почему ты так долго не отвечаешь? — холодный женский голос дал понять, что она обречена.       — Мама, я была занята! — возмутилась брюнетка.       — Вот как? — кажется, женщина по ту сторону телефона была очень удивлена. — Я думала ты бездельничаешь. Как и всегда.       Вот так всегда. Реджина всегда для матери будет какой-то ошибкой, обузой, бездельницей. Кора постоянно говорила, что младшая Миллс только позорит их семью, которую так уважали в Лондоне. Реджина никогда не могла угодить ей, даже когда старалась до ужаса. Коре было не до семьи. У неё есть бизнес, деньги, положение в обществе, — это предел её мечтаний. И сейчас, из-за постоянных ссор, недоразумений и скандалов с женщиной, Реджина была безумно рада, что их разделяет океан. Правда, она часто скучала по папе, который всегда, в любой ситуации, был на стороне дочурки. Но они созванивались довольно часто, почти каждые несколько дней. Не то что с Корой — раз в полгода. Как она говорит: «Любовь — это слабость». Это правило она использует на всех. Даже на собственной дочери.       — Мам, если ты позвонила, чтобы отчитывать меня, то ты не вовремя, — устало сказала Реджина. Как же ей это надоело.       — Что, Нью-Йорк придал тебе смелости? Раньше ты так не разговаривала с родной матерью! — недовольно хмыкнула Кора. Миллс еле сдержалась, чтобы не кинуть фразу на подобие: «С такой мамой я чаще чувствую себя приёмной».       — Это всё, что ты хотела знать? Если да, то я очень спешу.       Реджина говорила уже безо всякого интереса, наблюдая за посетителями кафе.       — Значит, это правда? — вновь холодно спросила Кора.       — Что именно? — быстрее бы отключиться.       — То, что ты устроилась няней! Это правда?       — Да, — на свой страх и риск произнесла брюнетка и тут же услышала фырканье матери, а после и голос. Очень недовольный.       — Подумать только! Реджина Миллс работает няней! Моя дочь! Няней! — вот сейчас Реджине стало жалко папу, ведь Кора весь гнев будет выплёскивать либо на него, либо у него на глазах. Решив прекратить неприятный диалог, Реджина вдруг поняла, что она должна спросить:       — Как там…       Миллс услышала длинные гудки, что означало, что разговор окончен и ответа она не дождётся. Последнее, что она услышала это:       — Ты позоришь нашу семью! Что о нас люди в Нью-Йорке подумают?       Типа здесь вас люди знают!       Кинув телефон в сумку, Реджина погрузились в мысли о том, что сейчас происходит в её родном доме. Мать орёт, отец пытается её успокоить, чтобы гнев не распространялся на ребёнка. Есть вещи, которые никогда не изменятся.       — Тебя вновь терроризируют? — спросила Руби, садясь за столик на место напротив Реджины. И как давно она за ней наблюдает?       — Ты и сама знаешь ответ, — улыбка получилась слишком нервной.       — Кто на этот раз? Это ведь не я.       — Кора.       — Ой, милая, сочувствую, — искренне сказала шатенка.       — Я уже привыкла! А ты заказывай что-то, не зря же пришли, — сказала Реджина, закатив глаза.       — Тебе б только поесть, — буркнула Руби, хотя отказать себе в удовольствии в виде пиццы и напитка тоже не могла.       — В этом наша с тобой схожесть, — увидев заказ подруги, ухмыльнулась Реджина.       И это правда. Эти две женщины обожали поесть. Особенно вечером, удобно расположившись на диване и смотря комедию. Это было традицией вечера воскресенья.       — Ну и что ты тянешь? — нетерпеливо спросила Руби.       — Ты о чём? — смотря на то, как подруга отставила банку с напитком, поинтересовалась Реджина.       — О работе.       — Ах да. Ну, в общем-то, всё нормально.       — Нет, так не пойдёт! Я, что ли, ради этого пёрлась сюда? Я жду подробности.       — Тебе всё с самого начала рассказывать? — вопрос был с сарказмом, да ещё и подкреплён усмешкой. Но после кивка Реджина даже растерялась на пару секунд. — Ну, начнём с того, что меня привёз Дэниел…       — Так, и кто это? Он симпатичный? —… Водитель мистера Локсли. Он нормальный, Руби! — возмущение было наигранным.       — Злюка, — Руби показала язык, из-за чего стала очень похожа на капризного ребёнка.       — Я сейчас перестану рассказывать! — предупредила Миллс. Предполагаемого ответа не последовало, но Руби сделала знак, по типу «я нема как рыба». — Я познакомилась со многими людьми. Они все такие добрые и хорошие. Меня хорошо приняли и…       — Ты вчера говорила, что почти все… Что-то случилось?       У Руби уже вошло в привычку перебивать Реджину на полуслове, но та вновь промолчала. Она решила сразу же ответить на вопрос Руби, так как у неё может возникнуть ещё тысяча.       — Там шестеро людей. Четверо из них, считая Дэниела, меня, вроде, приняли. Но вот Голд и Генри как-то не очень. Но не будем о плохом. Кстати, а что у тебя там за мужчинка был? — прищурившись, спросила Реджина.       — Никакой, — отмахнулась женщина, но после следующих слов подруги чуть не поперхнулась.       — Только не говори мне, что это была девушка.       — Нет, это не девушка, — она вновь взяла напиток, явно пребывая в некоем напряжении. — И вообще, не переводи тему! Мы пришли сюда обсудить твою работу, а не мою личную жизнь!       — Ну, мне же интересно, — почти проскулила Миллс.       — Нет!       Реджина хорошо знала подругу. Даже слишком, поэтому, если Руби не захочет ей говорить, она с этим смирится и упустит тему. Возможно, она не хочет говорить, потому что сама ещё ни в чём не уверена или же наоборот — уверена, что ничего не будет.       — Ладно, поговорим на более безопасные темы, — сказала брюнетка и увидела кивок подруги. — Ты ещё не разнесла нашу квартиру?       — Миллс!       — Ладно, ладно, — она подняла руки, в знак примирения.       Далее пошли вполне безопасные темы, наподобие покупок, цен, работы Руби, ну, и родичей. Они просидели, обсуждая эту мелочь, всего десять минут. Когда зашла тема про родственников, Реджина заметно потускнела и опустила голову. И тогда Руби и поняла, что что-то не так.       — Эй, Реджина, что случилось?       На самом деле Миллс сама не понимала, что у неё с настроением. То оно отличное, то падает ниже плинтуса. Также она не знала, почему так происходит. Но варианты были. К примеру, Робин. Что-то её грызло. Возможно, то, что он её не узнал, а возможно, то, что они снова встретились. Также причиной её настроения можно считать разговор с матерью. Ну а последствием может быть опущенная самооценка.       — Ничего. Просто задумалась, — оправдалась Реджина, но знала, что Руби ей не поверила, хоть и кивнула.       — Ты, кстати, что в городе делаешь? — немного помолчав, вновь заговорила женщина.       — Не бойся, меня не уволили, — успокоила она подругу. — Я просто отвезла одного ребёнка на праздник.       По этому поводу у Руби было ещё пару вопросов, на которые Реджина успешно находила ответы.       — А какой твой босс? Он сексуальный?       Очень…       — И о чём ты только думаешь? Он мой начальник! И всё! Ясно?       — Ясно, — огоньки не потухали на дне её глаз, а улыбка не покидала лица, что насторожило Реджину. — Но я же о тебе беспокоюсь.       — Не надо обо мне беспокоиться! — заявила брюнетка, вызвав фырканье подруги.       — Ну, конечно. Но заметь… — она помолчала пару секунд, продержав интригу, — ты не сказала «нет».       — Руби! — не смотря на хорошее настроение подруги, Реджине было не очень весело из-за определенных фактов.       — Ладно! Ну, хоть фото покажи!       — Нет.       — Имя?       — Нет.       — Издеваешься?       — Нет, — обе усмехнулись.       — Боишься, что твоя лучшая подруга будет встречаться с твоим начальником? — спросила Руби, подмигнув.       Тяжело вздохнув и стерев с лица фальшивую улыбку, Реджина растерялась. Который раз за этот день, она этого не знала. Возможно, и правда нужно рассказать всё подруг. Кто, как ни она, придёт на помощь и убьёт всех, кто на тебя косо посмотрит. Кроме того, Руби она доверяла. Так что нужно рискнуть:       — Руби, мой начальник — это Робин, — сказав это, Реджина принялась наблюдать за эмоциями на лице подруги.       Не было уже той беззаботной улыбки, которая присутствовала на протяжении всего разговора. Наоборот, лицо стало хмурым, а у краешков глаз можно было заметить морщинки. Руби пару раз моргнула, после отвела взгляд, явно думая о своём. А может, она просто вспоминает, где слышала это имя. Но когда женщина перевела свой ошеломлённый взгляд на Реджину, Миллс сразу откинула эту догадку.       — Это ведь…       — Невозможно, — продолжила за неё брюнетка, но после добавила, размышляя. — Я тоже так думала.       — Не расстраивайся, — видя, как у подруги изменилось настроение, сказала Руби и сжала её руку. Она сразу же заметила маленькую улыбку Миллс.       — А слова о поддержке? Или о надежде?       — А тебе мало? — спросила она с возмущением.       — Ну да, — пожала плечами Реджина, заметно расслабляясь. — А вообще, спасибо за то, что беспокоишься обо мне.       — Я не о тебе беспокоюсь. А о твоей фигуре! — в ответ на вопросительный взгляд подруги шатенка закатила глаза. — Когда ты волнуешься, ты много ешь. А когда ты много ешь, толстеешь.       Хихикнув, Реджина решила, что пора заканчивать встречу. Возможно, Уилл уже заждался её или у него планы. Во всяком случае, они и так уже засиделись. Поэтому через пять минут женщины, уже попрощавшись, расходились.       Подойдя к машине, Реджина увидела Скарлетта. Она не могла точно сказать, сколько он её ждёт, но надеялась, что не сильно долго. Сев на переднее сиденье, Миллс пристегнулась и обратила внимание на заднее. Там лежало несколько пакетов с какими-то вещами. Вероятно, там была еда.       — Бабушка нагрузила, — когда они уже выехали, сказал мужчина, заметив, куда обращён взгляд брюнетки.       — Я думала, Голд, — усмехнулась Реджина. Уилл подарил ей такую же усмешку и продолжил следить за дорогой.

***

      Тем временем в большом доме, где осталось всего два человека, царила полная тишина. Воспользовавшись отъездом хозяев дома, Голд удобно расположился на кровати в своей комнате. Возле кровати, как и положено, была тумбочка, на которой стояла чашка уже остывшего чая и какое-то печенье, а также пара очков. Сам мужчина мирно посапывал, лёжа на боку и даже не подозревая о паре глаз, с возмущением наблюдавших за ним. Бабушка, которой порядком надоело поведение этого бездельника, сейчас еле сдерживалась, чтобы не напасть на него с кулаками, наплевав на закон, гласивший, что «лежачих не бьют».       Она стояла в дверном проходе и потирала свои запястья, как бы разминая их перед ударом. Вечно спокойная женщина будто с ума сходила при виде Голда. К этому уже все привыкли, и поэтому в основном не заводили об этом разговор.       Приготовившись уже начать кричать на мужчину, Лукас вдруг придумала более извращённый способ пробуждения. На губах расцвела ухмылка, а через секунду бабуля удалилась на кухню.       Спустя несколько минут она вернулась со стаканам холодной воды. На губах по прежнему была ухмылка.       Подходя к жертве, женщина всё же пыталась держать расстояние. Только чёрт знает, что может прийти в его голову. Бабушка даже хотела убрать все острые предметы, но потом заметила, что в комнате Голда их почти нет. Несмотря на то, что этот старик неуравновешенный, бабушка даже не думала отступать. Ведь не впервые.       Резко дёрнув руку так, что вода вылилась мужчине в лицо, женщина всё же решила не кидать в него стакан. А то мало ли. Хотя все мысли покинули её, как только Голд подскочил с кровати. Он был весь мокрый, будто Лукас вылила на него не стакан, а миску. Но какая разница? Он ведь проснулся…       — Ты что, старуха? На старости лет мозгов лишилась? — завопил он.       — Ты просто так мирно спал, — улыбнулась старушка, не обращая внимания на реплику мужчины.       — А, и ты решила нарушить мой мирный сон? — он закатил глаза, всё ещё раздраженный. По сути, если бы это сделал кто-то другой, он был бы в бешенстве, но к выходкам этой женщины он уже привык.       — Ну да.       — Что тебе надо от меня?       — Ты забыл пропылесосить в кухне, — она пожала плечами.       — Кухня — твоя территория, — начал спорить Голд.       — Но убираешь ты! — возмутилась старушка, уже пожалев, что не кинула в него стакан. Может мозги появились бы?       — Допустим. Но неужели нельзя было подождать, пока я проснусь.       — Бедненький. А тебе, наверное, снился прекрасный сон… — предположила Лукас.       — Да. Не помню точно, о чём он, но там тебя сожгли на костре, как ведьму, — самодовольно ухмыльнулся Голд.       — И с кем я живу? — закатив глаза, саму себя спросила женщина. Ответ её совершенно не удивил, ведь она ожидала что-то подобное.       — Было бы неплохо поставить возле тебя Реджину, — будто не слыша бабушку, продолжал Румпель.       Кажется, эта фраза подействовала лучше остальных, так как бабушка искренне возмутилась.       — Вот только её сюда не впутывай!       — Почему это?       — Потому что она не имеет к этому никакого отношения.       — Да что ты говоришь, — ухмыльнулся он. — Это не так уж и важно. Дело в том, дорогуша… — мужчина выделил обращение, — что совсем скоро в этом доме её не будет. — Не смотря на то, что мужчина говорил грозным тоном, выглядел он не лучшим образом. Кое-где до сих пор стекала вода, а волосы были растрёпаны.       — Даже не мечтай! — женщина скрестила руки на груди. — Ты ничего не сделаешь этой девочке!       — Это ещё почему? — он оглядел её насмешливым взглядом.       — Потому что я не позволю!       — Ты знаешь её около дня!       — Я хорошо разбираюсь в людях, — парировала бабушка. — Я ведь всегда знала, что ты идиот, — после она развернулась и ушла, напоследок бросив:       — И не забудь убрать в кухне!       — Всё равно она здесь не задержится, — пробурчал Голд и начал переодеваться.

***

      — О, ты уже приехала? — спросила Лукас, выйдя из своей комнаты и увидев Реджину идущую наверх.       — Да.       — А где Уилл? — убедившись, что водителя нет, поинтересовалась бабушка.       — Он сразу же уехал, — ответила Миллс. — А что?       — Просто спросила.       — Точно? — прищурилась она, но не смогла сдержать улыбку.       Кивнув, бабушка прошла на кухню, отмечая, что Голд всё же убрался. Может, это из-за осознания своих обязанностей, а может, из-за способа пробуждения. Бабушка поставила на второй и улыбнулась.       — Что-то случилось? — из-за собственных мыслей Лукас и не заметила, как брюнетка резко сменила маршрут, спустившись вниз. Тряхнув головой, женщина заметила ухмыляющуюся Реджину.       — Нет.       — А я смотрю, чего это дом цел! Значит, не всё ещё потеряно! — весело сказала она, переводя тему. Старушка закатила глаза.       — Ладно, о Голде так думать. Но обо мне… — осуждение было фальшивым, что заставило собеседницу усмехнуться.       — Я вообще-то всё слышу! — сказал Румпель, входя в комнату. Реджина обреченно вздохнула, рассчитывая на скандал, а бабушка плотоядно улыбнулась.       — Что вы хотели? — спросила Миллс, когда поняла, что сейчас она единственная может изменить ситуацию.       Фыркнув, мужчина прошёл к столу и сел, дав понять, что он задержится, усугубляя положение Реджины. Бабушка же, заметив её напряжение, решила перевести тему и поставить чайник.       — Реджина, чай будешь?       — Нет. Я пила кофе уже, — она подкрепила ответ улыбкой.       Закатив глаза и цокнув, старушка начала ворчать что-то о вреде кофе и о том, что плохо употреблять его в таком количестве. А ещё она пообещала, что приучит Реджину пить чай.       Ну-ну.       — Мне чай сделай! — сказал Голд, лениво откинувшись на стуле.       Бабуля кинула на него раздраженный взгляд, прежде чем ответить:       — Руки есть, ноги есть (пусть одна и хромает, но не важно). Сам встань и сделай.       — Я это запомнил, — возмутился Голд, но так и не шевельнулся. — Моя месть будет жестокой!       — Ой ли?       Посмотрев на неё взглядом, мол «закрой рот», Голд обратил внимание на Реджину, которая всё это время терроризировала стол. Почувствовав, что на неё смотрят, Реджина подняла глаза, встречаясь с внимательным взглядом Голда.       Твою ж мать! Что тебе от меня надо?       Взгляд пробежался по кухне, ища то, за что можно зацепиться и отвлечь его внимание. Вдруг увидела пакеты, которые стояли у входа. Видно, Уилл вынес их сюда, попросив забрать их Реджину, а она забыла.       — Ах да, — она подошла к пакетам. — Это Уилл купил. Попросил передать.       — Да, милая, можешь поставить их на стол.       — Ты туда яд не подсыпала?       — Если и подсыпала, я дам тебе попробовать, — наливая чай, недовольно произнесла старушка.       — Как ты там говорила? «Я хорошо разбираюсь в людях»? Так вот, я тоже. И скажу, что она мне не нравится.       — А мне не нравишься ты. И что с того?       — Может, вы и правда ведьмы? Мне ведь сон…       — Помнишь, как закончился твой сон? Так вот, — бабушка наклонилась поближе, — в этот раз вода горячая.       Голд поёжился, поняв о чём она, а Реджина предпочла не знать об этом.       — Я в гостиную, — сказал он и удалился, уже не слыша последующего «наконец-то».       Правда женщины, которые находились в комнате, услышали фразу Румпеля, брошенную через пару минут: — Где пульт?       Переглянувшись, они рассмеялись, после чего Реджина выдавила: — Роланд.

***

      Где-то около шести часов вечера все снова были в полном сборе. Роланда, как и обещали, привезли родители именинника, поэтому насчёт его возвращения никто не переживал. Робин и Генри пришли почти одновременно, с разницей в несколько минут.       Голд и бабушка старались лишний раз не встречаться, дабы не создавать ещё один конфликт.       Реджина же, воспользовавшись отдыхом, легла спать, ведь ночью её мучала бессонница. Поспать она смогла всего полчаса, ведь после ей помешали. Лукас и Голд всё же встретились.       После, спустившись вниз и увидев младшего Локсли, Реджина сразу начала расспрашивать его о вечеринке. Восторженные возгласы ребёнка заставляли её улыбаться. Ещё немного поговорив на эту тему, Миллс резко поинтересовалась, понизив голос:       — Ты опять украл у Голда пульт?       Мальчик ухмыльнулся, уже зная, что за это его ругать не будут, и кивнул.       — Я тебе советую сменить тактику, — увидев заинтересованные глазки мальчика, она продолжила. — Укради другую вещь. К примеру, очки! — потрепав его кудряшки, Реджина ушла к бабушке.       С Генри она так и не наладила контакт. Как только он пришёл, так сразу закрылся в комнате. Реджина краем глаза заметила, как Робин пошёл следом за сыном, а после наткнулась на ухмылку Румпеля. Женщина пыталась избегать его, но трудно это делать, когда живёшь с ним под одной крышей.       Когда все вошли в кухню для ужина, Реджина почуяла прекрасный запах. Не смотря на то, что стол и так был забит, бабушка ещё что-то готовила.       — Вкусно пахнет, — будто прочитав её мысли, безэмоционально произнёс Генри.       — Соглашусь! — произнёс Робин, уже мечтая попробовать. Этим он вызвал смешки женщин.       — А на вкус-то оно какое будет! — хитро произнёс Голд, поглядывая на Миллс. Он отлично знал главный ингредиент того блюда, которое сейчас все ужасно хотели попробовать.       — Роланд, как там праздник? Тебе понравилось?       И вновь кухню заполнил лепет ребёнка. Только в этот раз свои комментарии вставлял не менее веселый Голд. А вот причину его веселья многие не понимали.       Наконец-то бабушка встала и достала пирог. Выглядел он очень аппетитно. Не смотря на то, что все уже наелись, домочадцам очень хотелось попробовать десерт.       Лукас нарезала пирог и положила в тарелку каждого. Все начали с наслаждением есть, отмечая его прекрасный вкус. Реджина не очень спешила его есть, поэтому, встав из-за стола, она ушла, сославшись на телефонный звонок.       Когда она вернулась, то заметила, что остался только её кусочек. Все что-то весело обсуждали, пока Голд резко не соскочил со стула. Он убежал куда-то наверх, уже не замечая коварных ухмылок, что расцвели на губах у женщин.       — Что это с ним? — с интересом спросил Робин.       Задумавшись на несколько секунд, бабушка ответила, что он, наверное, что-то не то съел, одновременно посылая хитрый взгляд Реджине.

***

      Просидев некоторое время в социальных сетях, Реджина услышала урчание своего живота. Вставать с кровати не хотелось, но преодолев свою лень, она всё же спустилась в кухню. Уже на лестнице она услышала какие-то звуки, а войдя в кухню, Миллс поняла в чём проблема. Бабушка, наверное, уже уставшая, взбивала что-то в миске. После брюнетка обратила внимание на тарелку с фруктами и взяла оттуда красное яблоко.       — Вы что-то готовите? — спросила она, откусив фрукт.       — Я тебе когда-нибудь язык оторву! — недовольно ответила бабушка.       — Да ладно, — Реджина закатила глаза. — Я все равно буду «выкать». Можете не пытаться меня переучить. Так что вы готовите? — не давая возможности ответить, Реджина перевела тему.       — Десерт.       Не смотря на то, что ответ был не слишком конкретным, Реджина больше ничего не спрашивала, хотя это и не понадобилось:       — Голд сказал, что Генри хочет что-то вкусненькое и домашнее! — немного хвастливо сказала она, заливая тесто в форму.       Хмыкнув, Реджина собралась уходить, но заметила ещё одну маленькую деталь.       — Сок? — покрутила его в руках.       — Да. Я его буду наливать.       Женщина призадумалась. Робин говорил, что этот сок — редкость в их доме. И это не могло быть совпадением. Также она знала, что Генри не было дома. А с Роландом и бабушкой она нашла общий язык. Так значит… От пришедшей догадки Реджина даже поморщилась.       — Бабушка, а Румпель может подслушивать разговоры?       — Это же Голд. Он и мёртвого убедит в том, что он жив, — фыркнула бабуля, но после нахмурилась. — А что такое?       — Ничего, — быстро ответила Реджина, ещё раз усмехнувшись.       — Меня-то не обманывай.       После Реджина, сдавшись, всё же рассказала о собеседовании и догадке. Бабушка лишь кивнула головой, признавая, что Румпель способен на это.       Но после, усмехнувшись, она потянулась к верхнему ящику и достала оттуда что-то наподобие ореха. Похоже, это фисташки, приглядевшись, подумала Реджина.       Посмотрев на Лукас вопросительным взглядом, Реджина дождалась объяснений.       — У Голда от фисташек сыпь и тошнота. Никогда не забуду тот раз, когда узнала об этом, — засмеялась бабушка, а после добавила туда сок и ещё некоторые продукты.       — Фисташки будут позже, — пояснила она тогда. — Ты, главное, когда я начну раскладывать пирог, сделай вид, что тебе срочно нужно отойти. Тогда всё обойдется, — Реджина кивнула, и на этом их разговор перешёл на другие темы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты