"If you know what I mean"

Слэш
NC-17
Завершён
284
автор
heavystonex бета
Размер:
275 страниц, 25 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
284 Нравится 69 Отзывы 138 В сборник Скачать

Глава 21

Настройки текста
— Я думал, что рано или поздно, но мы сможем всё вернуть в прежнее русло. Даже не так, я верил, до последнего, но с каждым днём всё становилось только хуже. Это было невыносимо… — тяжело вздохнув, взглянул на часы, понимая, что прошло уже не мало времени и пора заканчивать. * * *       На следующий день, мы все отправились в участок куда нас вызвали на очередной допрос, так как появились новые новости в деле. Новые новости, блять. Пиздец. Новости. Мне одному смешно от этого? — Хуйня, а не идея, — высказал я своё мнение, когда мы стояли у отделения полиции всем скопом, и первым пошёл в здание.       Пора заканчивать с этим дерьмом.       В течении следующих двух-трёх часов каждого из нас допрашивали, пока дело не дошло до меня. Если честно я даже не знал, что им рассказать. В какой-то момент появился страх, что меня упекут за решётку рядом с ним, ведь я творил не мало разной хуйни, а они могли не мало что найти, а этот ублюдок рассказать. — Расскажите про встречи с Александром Пташенчуком, — попросил следователь, начиная записывать мои слова, не поднимая даже взгляда на меня. Это был мужчина средних лет, определённо старше сорока пяти лет, уже были седые волосы, руки малость дрожали, а взгляд не выражал ничего, кроме усталости.       Не сразу, но я начал рассказывать встречи и попытки связаться с Сашей ещё в первые дни пропажи Димы. После меня попросили рассказать про Иру, и я с неохотой рассказал и про неё. А что мне ещё оставалось? Ребята уже рассказали, что было с их точки зрения, а теперь мне оставалось лишь дополнить. — Диму и Иру нашли? — спросил я после окончания своей истории, когда следователь хотел спросить очередной наитупейший вопрос, но тот лишь устало вздохнул, потирая переносицу. — Нет. — Тогда, извините за выражение, какого хуя нас тогда допрашивают? — не выдержал я, потирая ладони, сжимая и разжимая кулаки, стараясь держать себя под контролем, но нервы уже сдавали. — Надо искать ребят, мы здесь причём? Мы же только теряем время! — Мы собираем цепочку событий, чтобы иметь точку опоры. — А, то есть, вы даже не знаете, где искать? — удивлённо спросил, нервно усмехаясь. — Мы знаем, но нужно больше информации,— устало ответил тот, отвечая, как на автомате.       Херня полная. — Я хочу поговорить с Александром, — тут же сказал я, выпрямляя спину, ощущая, как внутри всё начинало гореть и взрываться, эмоции переходили границу, но я максимально старался держаться и не сорваться на бедного сотрудника полиции, который делал всё, что мог, но для меня этого было не достаточно сейчас. — Исключено, — взгляд следователя в момент стал более серьёзным, а голос огрубел и стал более хриплым. — Почему? Он же в наручниках, мы просто поговорим. — Он ни с кем не говорит, это, во-первых, а, во-вторых: не положено гражданскому разговаривать с задержанным. — Да, но вам же нужны зацепки, не так ли? А я единственный, кто может вывести его на разговор. — Пять минут, — ответил тот спустя минуту молчания и раздумий, стоит ли идти на эту авантюру и судя по его одобрительному ответу, шанс был.       Через минут пятнадцать, во время которых меня продолжили допрашивать, после отвели в комнату, где стоят лишь стол по середине, два стула, находящихся друг на против друга, а так же больше зеркало в пол стены за одним из стульев. — Помните, что вам он ничего не сделает, не волнуйтесь. Охрана будет за дверью, а мы будем наблюдать за всем процессом из соседней комнаты. Постарайтесь держать себя в руках, — предупредил меня следователь, а после открылась дверь и меня пропустили в комнату для допросов. В ней неприятно пахло железом и сыростью, но привыкнуть можно было. — Хуёво выглядишь, — прокомментировал я, проходя к столу и присаживаясь на стул, который стоял у того самого зеркала.       Всё, как в фильмах, забавно. — Неужели ничего даже не скажешь? — поинтересовался я, скрещивая руки.       Саша выглядел максимально расслабленным, пристально смотря мне в глаза, не выражая никаких эмоций. Его руки были в наручниках, которые так же были прицеплены к столу, на котором был специальная железная вставка, прикрученная огромными болтами к столу. Он выглядел ужасно. Сильно исхудавший, бледный, огромные мешки под глазами, а так же не один синяк на лице, которые явно были свежими. Что произошло за такой промежуток времени? Прошло же всего ни чего… — Заслужил, — прокомментировал Дима, стоя рядом с Сашей, усмехаясь над видом парня, а я не смог сдержать ухмылку. — Что верно, то верно, — прошептал, стараясь взять себя в руки, но было невероятно тяжело это сделать, зная, что друзей ещё не нашли, нас допрашивали не один час, а он вот так спокойно сидит и смотрит, словно, всё так и должно было быть. Эмоциональное состояние приближалось к пику срыва и потере последних нервных клеток. — Ты живой, — констатировал факт Саша, усмехаясь. — Кажется, я явно дал понять, что будет, если ты не выполнишь мою просьбу. — Ты знал, что так будет, на что ты вообще рассчитывал? — максимально спокойно попытался поинтересовался у Саши, усмехаясь. — Что буду, как собачка в цирке все трюки выполнять? — Надежда была, — пожал спокойно тот плечами, а по телу побежали холодные мурашки от этого пристального взгляда, которым он буквально резал меня на части, добивая спокойным поведением.       Мне одному так страшно? Меня одного всё это напрягает что ли? ДА ЧТО СУКА С ТОБОЙ НЕ ТАК?! — Кажется, кто-то сходит с ума, — посмеялся слабо Саша, а после кашляя, видимо от боли в рёбрах. Знаю я этот кашель, проходил. — Где Дима и Ира? — спросил, переводя тему.       Нет, он просто стреляет на угад. Да. — Почему ты не хочешь поговорить о себе? Я соскучился, а ты сразу о своих друзьях. О себе бы подумал, — сказал тот словами Антона, который не раз мне их говорил, умоляя дать обещание, что буду думать не только о всех, но и о себе.       Сука. — Где. Мои. Друзья. Сука. — тихо прорычал, начиная терять контроль, поднимая взгляд на Диму, который просил меня успокоиться и я мысленно начал считать до десяти.       Один… — Вы их не найдёте, — пожал плечами, улыбаясь. — Вы могли сделать это раньше, но упустили шанс. — Где они? — повторил я, стиснув челюсть от нарастающего гнева.       Два…       Три… — Хватит, Арсюш, я не скажу, это же понятно. Давай просто поговорим, пока есть время, что скажешь? — предложил, а я встал на ноги. — Нет, нам не о чем говорить, — ответил ему, тяжело вздыхая, понимая, что моя попытка провалилась.       Четыре…       Пять… — Мам, что случилось? — слегка писклявым голосом начал говорить Саша, усмехаясь. — Мам, что с папой? Он… умер? Нет-нет, упаси боже… — Завались, — рыкнул, сжимая кулаки. — Я молился, чтобы он там был, я…молился блять, — продолжил тот пискляво, изображая мой голос. — Ебало заткни. — Мы найдём их, Арс, мы сможем…— продолжал он, начиная истерически смеяться. — Заткнись, я сказал! — крикнул, подлетая к нему, ударя кулаком. Раз. Два. Три. — Держите его! — резко в комнату ворвалась охрана, оттаскивая меня от Саши, не давая пошевелится. — Ну, я готов вернуться, — с улыбкой сказал тот следователю, переводя вновь на меня взгляд. Не смотря на сломанный нос, подбитый глаз и разбитую бровь ему ещё хватало сил улыбаться, как ни в чём не бывало и смотреть на меня каким-то невинным взглядом, сильнее раздражая. — Скоро обед, не хочу пропустить. — Увести, — скомандовал следователь, а когда Сашу увели, следователь разочарованно взглянул на меня. — Я же просил. — Я сделал то, что было необходимо, — тут же ответил, пытаясь вырваться, но меня не отпускали. — Да отпустите блять! — рыкнул, и лишь после кивка следователя, меня отпустили. — Мы лишь потеряли время… — сказал мужчина, собираясь уйти. — Я же сказал, что я сделал, что требовалось, — добавил более настойчиво, тем самым останавливая следователя. — Они за городом, тридцать-сорок минут езды от Москвы на восток. Деревушка небольшая, её даже на карте нет. Я…там искал в последний раз, когда вы прекратили поиски. — И ничего не нашли. — Потому что искали хуёво. — С чего ты взял? — Он сам это только что сказал, — пожал плечами, хмыкая. — Всё то, что он говорил, говорил я, когда был в том месте. Когда…позвонила мама, сообщив о смерти, а потом рассказывал другу о их смерти, а после когда с Антоном говорили, что Иру и Серёжу найдут. — Почему мы должны верить? Это может быть очередная уловка. — Потому что он кто угодно, но не лжец. Он всегда играет в игры, и то, что он сказал вам до этого было правдой, просто не полной, судя по всему. — Мы проверим.       Спустя несколько часов, мне отзвонился следователь и я надеялся, что он скажет, что-нибудь хорошее, что их нашли, но страх в душе заставлял в голове проецировать каждую секунду ужасные картинки, что нашли их…тела. Я понимал, что это просто бред, что так далеко всё не могло зайти, но это реальность, от которой просто нельзя было убежать, как бы сильно не хотелось. — Я понял, спасибо, — тихо ответил я, кладя трубку. — Ну? — спросил нервно Серёга, смотря выжидающе на меня. Мы все сидели у него дома, и ждали новостей. Смысла торчать в участке не было, возвращаться на работу — тоже, а вот засесть на квартире и немного отвлечься — самое то. Без алкоголя, конечно же, но с крепким чаем и конфетами. Хватит с нас алкоголя. — Они нашли здание в лесу в той деревушке. Там подвал и следы, что кто-то там жил долгое время, но недавно ушли, — не сразу ответил другу, опуская взгляд на телефон в своей руке. — И? — Там…только следы, что кто-то жил, и…много крови, — сделав паузу, с трудом проглотил ком в горле, продолжая тише. — Тел нету, но пока идёт расследование и всё выясняется и точных выводов пока никто не может дать. — Боже…- прошептала Оксана, закрывая лицо руками, начиная тихо плакать. — Этого не может быть… — Пока ничего не понятно, — лишь тише добавил я, зарываясь руками в свои волосы, откидывая попутно куда-то в сторону телефон.       Как же…сука…тяжело. Это должен был быть я…не они… Это я виноват… — Так, спокойнее, ничего ещё не понятно и толком не известно, — начал Стас, но все были мрачнее, чем когда-либо и каждый уже понимал к чему всё идёт, и кажется даже чудо нам уже не поможет. — Ещё есть надежда… — Ты серьёзно сейчас? — непонимающе спросил, поднимая на него взгляд, не веря своим ушам.       Какая нахуй надежда? Какая к чёрту вера? Что тут сука ещё не понятно?! — Арс… Ещё есть надежда, что всё обошлось. Нужно время, и их найдут. Надо просто… — Хватит с меня, — вскочив на ноги, ушёл к себе в комнату, не желая слушать больше этот бред.       Это же блять сраный бред! Может ещё блять за ручки возьмёмся и помолимся? А?! — Я поговорю с ним, — тихо сказал Антон, уходя следом, заходя осторожно в комнату ко мне. Первые пару минут он молча стоял у двери, переминаясь с ноги на ногу, не решаясь начать говорить. — Арс… — Выйди… — Арс, послушай, мы должны… — Хватит, блять! — крикнул я, поворачиваясь к Антону. — Что мы должны?! Верить?! Надеется?! Да мы пол года это сука делаем! ПОЛ ЕБАНЫХ ГОДА БЛЯТЬ! — Успокойся, всё будет хорошо…— он попытался ко мне подойти, но я лишь отошёл от него, не давая себя коснутся. — Не надо. Меня. Блять. УСПОКАИВАТЬ! — Я хочу помочь… — тише добавил, продолжая ко мне подходить. — Прошу тебя, Арс…позволь разделить твою боль, позволь мне вернуться в твою жизнь… — Чтобы опять потерять?! Я не хочу! Понятно?! Я не выдержу этого безумия! Я устал! Верить! Надеяться! Ждать какого-то…сука чуда! Это я виноват! Во всём виноват лишь я… Так почему блять расплачиваетесь вы?!       Я кричал, срывая голос, кричал и матерился, и кажется, ещё чуть-чуть, и внутреннее напряжение, злость, страх и отчаяние разорвут меня в клочья. Это просто не выносимо, просто невозможно было терпеть дальше, понимать, что я мог это всё закончить, но зассал, как сука последняя. А ведь всё было так просто…надо было лишь сдаться ему, ещё тогда в декабре, и всего бы этого дерьма просто не было. — Всё…тише, я рядом, — прошептал Антон, заключая меня в объятия, слабо поглаживая по спине. — Это я виноват, Антон…только я… так почему… — прохрипел я, давая волю слёзам. Обняв Тошу в ответ, вцепился в его кофту, не имея сил держать всё в себе.       Я…виноват…я должен был это сделать! — Нет, не говори так, солнышко моё… — шептал успокаивающе Тоша, обнимая меня, продолжа гладить по спине и постепенно становилось легче, но не морально.       Морально я был уже мёртв. — Как он? — тихо спросил Серёжа, поднимая взгляд на Антона, который вернулся в гостинную спустя минут двадцать. — Уснул, — присев на диван, устало провёл рукой по лицу, не зная, что делать дальше. Да и кто вообще знал? Каждый был морально уничтожен, подавлен и сломлен, и только чудо могло бы помочь, но где же его взять? К кому обратиться? Кому молиться? — Всё не должно вот так… закончиться, — тихо сказала Оксана, поднимая на ребят заплаканный взгляд. — Как мы до этого вообще дошли? Арс прав…какая вера и надежда? Я, если честно, не знаю, что делать дальше и как держаться. Это же… нереально. Как Арс вообще справлялся с этим грузом всё время? Сначала мы…как бы не хотелось этого говорить, но мы бросили его, хоть и понимали, что другого выхода нет. Потом родители, Саша, его попытка… господи, я даже сказать не могу это вслух. А теперь какой-то подвал, кровь… — Алкоголь, Окс, алкоголь, — с грустной ухмылкой ответил Серёга, нервно постукивая пальчиками по подлокотнику кресла. — Честно, я думал, что весь мир сошёл с ума. Вы стали странно себя вести, словно, Дима не пропал, а Арс и Тоха…не были вместе, а нашего шоу и вовсе не существовало никогда. Порой, я даже задумывался, что из нас всех ещё более менее логично вёл себя Арсений, но после его рассказа… — А если…он вновь попытается покончить с собой? — спросила Катя из-за чего в комнате мгновенно повисло давящее напряжение. — Нет, он не станет, — ответил Антон, поднимая на девушку взгляд. — Я не позволю. Да и…как бы там ни было, но он сильный, и на такой глупый поступок добровольно не пойдёт. Что угодно, но не это… — Ты тоже самое говорил тогда в офисе, когда мы решали, что делать с угрозами: верить или нет, — напомнил Стас, тяжело вздохнув. — Мы тогда думали точно так же, думали, что справимся, и Арс поймёт всё со временем и простит, но всё вышло совершенно иначе. — Да, но тогда всё было иначе… — Вот именно, Антон, иначе, тогда у него была цель держаться, а теперь оглянись и посмотри, что творится, — Стас начал повышать голос, но вовремя осознав, что сейчас не стоит так делать, продолжил тише. — Тогда были мы, родители, работа какая никакая, был ты в конце концов, а сейчас…? — А сейчас, он взвалил на себя всю ответственность и вину, доходя до грани, — вставил своё слова Серёга, тяжело вздыхая. — Какой же это пиздец… — И что же мы будем делать дальше? — спросила Катя, опуская взгляд. — Он не позволит нам ему помочь и хоть немного разделить боль. — Просто будем рядом, — предложила Оксана, поднимая на ноги. — Переубедить Арсения, всё равно, что горы свернуть, поэтому просто будем делать то, что в наших силах, даже если он не захочет. — Мало ли что он там не хочет, — усмехнулся Серёжа, поднимая на всех взгляд. — Мы его вечное шило в одном месте и так просто он от нас не избавиться.       Робкие и слабые улыбки коснулись лиц всех находящихся здесь, но даже не смотря на такое «решение», каждый не мог до конца понять, как это воплотить в жизнь. Да, все совершали ни одну ошибку, не раз соврали, даже предавали, но до этого все как-то держались и знали, что делать, хотя бы частично, но сейчас всё было иначе и хуже. — Зай, пора вставать, — тихо шептал Антон, аккуратно убирая пряди волос с моего лица. — Не-а, — недовольно протянул я, пытаясь спрятаться под одеялом, но смех Антона и его нежные касания губами моей шеи, заставили всё-таки открыть глаза. — Сколько я проспал? — Больше, чем я думал, — с улыбкой ответил Антон, пододвигаясь ко мне ближе, прижимаясь и обнимая. — Весь день, ночь, а сейчас уже десять часов утра. Почти двадцать часов. — Чего? Серьёзно? — удивлённо спросил я, взглянув на Шаста. — Надо было разбудить… — Зачем? Ты сладко спал, я решил не будить. — Ты всё это время был тут?...— в том же тоне спросил, чуть хмурясь. — А работа? Следователь? Он звонил? Пресса уже знает? А Стас… — Так, стоп, — резко прервал меня Антон, взглянув мне в глаза. — На работе я был вчера и там всё хорошо, сегодня могу побыть дома. Следователь ещё не звонил, а мы ему не раз, так что, в его же интересах будет позвонить нам сразу же, как будут новости. Пресса не знает, но Стас уже подготовился к этому и знает, что говорить, и что нам делать, на случай, если вдруг на нас посыпиться шквал вопросов и репортёров. Сегодня-завтра, Стас сам запустит информацию, чтобы опередить всех и не дать возможности ещё больше нас оклеветать. — У тебя-то выходной, учитывая все проекты? — недоверчиво поинтересовался, на что Антон, слабо прильнул к моим губам. — И после всего сказанного, ты спрашиваешь об этом? — со смехом спросил Антон, вновь коротко целуя, словно боясь сделать не правильно или неприятно. — Нет, но… Антон, работу нельзя откладывать, учитывая, что наше шоу закрыли. Нужно же приложить усилия, чтобы созданные проекты имели такую же популярность у зрителей, как и Импровизация, чтобы труды прошедших лет не были напрасны. — Хотя бы на один день надо брать перерыв, Арс, — вздохнул Антон, проводя рукой по моей талии, спускаясь ниже. — И я не хочу тебя оставлять одного, мы же столько не виделись… — Да, а кто виной? — спросил я, хмурясь. — Арс… — тихо прошептал, ощущая укол совести и мою обиду. Он почти сразу убрал от меня руку, опуская взгляд. — Я не про тебя, я о Саше, — тут же исправился, тяжело вздыхая, кладя руку на его щеку. Коснувшись своим носом его, чуть помотал головой от чего мой нос начал тереться об его. — Прости… Я не могу перестать думать о том, что Сашу задержали, а он сидит там, мразь довольная, лыбится и наслаждается нашим отчаянием. Он забрал всё, из-за него столько людей пострадало и раскрылись такие тайны, которые никогда не должны были раскрываться. Я…не против, что о нас с тобой Антон знают, но каждый из нас столько наговорил, что теперь утверждать обратное, верное, правильное с нашей точки зрения — бессмысленно. Кто теперь поверит? — Арс, да какая разница, что подумают люди? — спросил Антон и в какой-то момент я даже подумал, что он уйдёт, но лишь сильнее прижался, уткнувшись мне в шею, слабо целуя. — Мне плевать, сейчас мы ничего не сможем исправить, пока Дима и Ира не вернутся. Только тогда у нас будет шанс всё исправить, а сейчас…давай просто будем жить? — Я так понимаю вы меня опять под домашний арест сажаете? — спросил я, обняв в ответ. — Нет, но без меня ты никуда не пойдёшь, — с улыбкой ответил, опуская свою руку уже на моё бедро. — Даже туалет и душ? — посмеялся, чуть вздрогнув.       Отвык я уже от его касаний… — Душ особенно, — улыбнулся тот, поддевая резинку моих шорт. — Вряд ли Серёжа обрадуется нашему такому времяпрепровождению в душе, — посмеялся уже я, сильно смущаясь, ощущая, как горят мои уши. — Да, а ещё он будет очень злой, если кто-то не поднимет свои жопы и не приготовит завтрак, потому что хата моя, а в служанки — не нанимался, — недовольный голос пробасил за моей спиной у двери, шумно пыхча. — И хотя бы при мне, ребят, пока я дома, не ебитесь. Я вас люблю, но это…перебор. — Прости, Серёг, — с еле сдерживаемым смехом ответил Антон, запуская руки под мою одежду, сжимая с нежностью ягодицу. — Прости… Серёж, — еле выдавил, сильнее прижимаясь к парню. — Пару минут, Серёж, и мы придём, — пообещал Антон, продолжая меня мучать. — Ну или десять. — Боже, — заныл друг, уходя из комнаты и закрывая за собой дверь. — Ты…что творишь? — прошептал я, краснея до ужаса, кажется начиная походить на помидор. — А ты что творил тогда в красной комнате? — посмеялся, перемещая руку на другое место, где напряжение росло с каждой секундой. — «А задницу он надирает отлично!» — пропищал тот, усмехаясь. — Вот, доказываю правоту твоих слов. — Серёжа же… А…Антон, погоди, — издав тихий стон, когда Антон обхватил меня рукой, я тяжело выдохнул. — Нам не хватит пары минут… Дурак… — Не хватит, но зато мы проведём время и я кое-кому кое-что точно надеру… — прошептал Тоша, целуя меня в губы, в наглую проталкивая язык в мой рот, сплетаясь с моим, беря полностью на себя инициативу, ловко и нежно водя рукой так, от чего сдерживать стоны очень тяжело. — Тош… — И года не прошло, — пробубнил друг, заходя на кухню, где я пытался приготовить завтрак на нас всех, ещё не отойдя от утреннего…разговора. Ноги были ватными, а руки немного дрожали, но эта тряска длилась уже не первую неделю или месяц, так что, это уже не новое.       Конечно, я был счастлив сейчас, ведь в какой-то степени всё вернулось в норму. Однако, я ещё придерживался мысли, что пока всё это не закончится, пока не найдутся ребята, я не хочу их впускать…обратно в свою жизнь. Каждый раз, когда я думал, что всё хорошо, жизнь подкидывала мне новую проблему и угрозу жизням моей семьи, и всё вновь вставало с ног на голову. Может, если я буду крайне от них отдалён и изолирован, с ними всё будет хорошо? — Ага, конечно, это же пиздец как помогло, когда ты ушёл в запой на недели и ребятам начали угрожать, — недовольно произнёс Дима, стоя рядом со мной, пока я жарил сосиски. — Идиотом не будь, это не поможет, пока они рядом и всё хорошо — дай им шанс вернутся в твою жизнь, они же любят тебя и беспокоятся, как и ты. Не будь мразью, не дай своему страху контролировать тебя. — Арс, ты уснул? — спросил Серёжа, вынимая меня из мыслей и отвлекая от наставлений Димы. — Нет, я готовлю, — ответил, поворачиваясь к ребятам со сковородкой. Выключив газ, подошёл к столу, раскладывая по тарелкам пожаренные сосиски к уже ранее приготовленной яичнице. — Чем займёмся? — спросил Антон, делая пару глотков кофе. — Можно в приставку поиграть, раз выходной, — предложил Серёжа, присаживаясь напротив Антона.       Я убрал сковородку в раковину, потом другую грязную посуду и лишь после этого сел рядом с Антоном. — Я бы кино посмотрел, ну или сериал, — сказал я, влезая в разговор. — Да что угодно, весь день в нашем распоряжении. — Как и мой, — неожиданно прозвучал женский голос, на что я резко поднял голову. Рядом с плитой, как обычно стоял Дима, а рядом с ним… — Ир, спокойнее, он ко мне то долго привыкал, — с усмешкой сказал Дима, скрещивая руки. — Ну, ко мне ему придётся привыкать быстрее, — с улыбкой сказала Ира, откидывая назад прядь. — Потому что я терпеть ложь не собираюсь, и он расскажет всё ребятам.       Совесть и рассудок. Класс. Двое Всадников апокалипсиса здесь, где ещё двое? — Тебе нас двоих будет вполне достаточно, дорогой.       Чтобы окончательно сойти с ума, да?
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты