Команда из двух

Джен
R
В процессе
170
Размер:
планируется Макси, написано 145 страниц, 8 частей
Описание:
С кончика палочки сорвался зелёный луч и угодил точно в лоб ребёнка. Малыш повалился на кроватку и затих. Палочка теперь была направлена на второго малыша, но увидеть, что произошло, мне не дали. Экран погас.

- Что это… было?
- Это смерть Даниэлы Лилиан Поттер. Она умерла 31 октября в детской от убивающего заклятья Авада Кедавра. И именно её место займёшь ты, Карина. Я свяжусь с тобой позднее. А пока мне нужен Хроно…

Как изменится история, если у Гарри Поттера будет сестра? Давайте узнаем
Примечания автора:
АХТУНГ!

Местами могут быть встречены цитаты из оригинального произведения Джоан Роулинг. Постараюсь свести это к минимуму, но будьте готовы к тому, что фрагменты будут.
Я предупредила, поэтому попрошу больше не присылать в "Сообщения об ошибке" что это мол плагиат

Не знаю, что на меня нашло, но... представляю вам работу, где у Мальчика-Который-Выжил есть семья. Пусть маленькая, состоящая из сестры-близнеца, но она у него есть.

График выхода глав обозначить не могу, потому как с этим могут возникнуть проблемы по причине занятости. Но мне очень хотелось ознакомить читателей в этой работой. Надеюсь вы мне это простите

Кстати, персонажи будут добавляться по мере написания, так что прошу не удивляться, что в данный момент их так мало
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
170 Нравится 56 Отзывы 85 В сборник Скачать

Факультет. Первые впечатления

Настройки текста
Примечания:
Вы ждали и ваше ожидание будет вознаграждено
      В стене появилась арка, кладка будто растворилась, и я едва не ахнула. Арка представляла собой сотни, тысячи змей. Причём мне казалось, будто они следят за нами своими маленькими глазами, словно оценивая, запоминая. Но стоило мне моргнуть, как все змеи исчезли. Обычная, ничем не примечательная каменная арка.       Я ожидала увидеть низкое мрачное подземелье и змей повсюду, но ожидания не оправдались. Мы прошли по короткому коридору и оказались на вершине лестницы в семь ступеней.       Гостиная представляла собой просторную комнату с высоким потолком и тремя люстрами. Чёрные кожаные диваны, столик между ними из чёрного отполированного дерева. Большой камин, а напротив него, отделённая тем же самым столиком, тахта.       Рассмотреть всё подробнее я не успела, так как мы столпились у дивана, глядя на Боула в ожидании… чего-нибудь. Когда к нему подошла девушка с таким же, как у Боула значком, я поняла, что это второй староста. Ещё когда зал покидали другие факультеты я обратила внимание, что старост там было двое. - Добро пожаловать в Дом Салазара. Я Джемма Фарли, староста факультета. Мы рады приветствовать вас на факультете Слизерин. Наш герб – змея, мудрейшая из существ. Наши цвета – изумрудно-зеленый и серебряный. Если у вас возникнут какие-то вопросы или трудности, смело обращайтесь к нам. Как вы наверняка уже заметили, наши гостиная и спальни расположены в подземельях. Мы часто видим, как мимо наших окон стремительно проплывает гигантский кальмар и другие удивительные обитатели Черного озера. Большинство из вас уже всё знают от родителей, которые так же учились здесь, но я всё же проведу инструктаж. Во-первых, из-за того, что наш факультет считают рассадником темных магов, отношение к нам соответствующее. Я не отрицаю, что мы выпустили свою долю Темных магов, но их так же выпускали остальные три факультета – они просто не хотят в этом признаваться. И да, у нас традиция принимать студентов, вышедших из многочисленных поколений волшебников и волшебниц. Однако в настоящее время большое количество учеников, у кого хотя бы один родитель маггл. - Во-вторых, – перехватил инициативу Люциан, заметив, что взгляды некоторых ребят устремились на нас с Гарри. – Во-вторых, не нарушайте правил, или делайте это так, чтобы вас не заподозрили. Если это сделали вы, факультет вас прикроет. Можете довериться нам, старостам, или же пойти к декану. Мы, слизеринцы, приглядываем друг за другом, чего нельзя сказать о том же Когтевране. - В том случае, если вы отстали от однокурсников, найдите любого студента Слизерина и спросите дорогу, – напутствовала Джемма, указав на не разошедшихся по спальням учеников. – Студентам с других факультетов не верьте: нам любят устраивать ловушки и подставлять. Штатное приведение нашего факультета – Кровавый Барон. Если вы с ним поладите, он сможет иногда подсказывать вам, как пройти к тому или иному классу. Только не спрашивайте его о кровавых пятнах, он может разозлиться. А сейчас наш декан, Северус Снейп, скажет вам пару слов.       После этих слов Фарли посмотрела куда-то нам за спины. Мы повернулись к лестнице и увидели, что там стоял наш декан, тот самый мужчина в черном. Начищенные туфли, отутюженные брюки, чёрный сюртук и длинная мантия, чем-то напоминающая плащ. Глупую детскую песенку про чёрный плащ я поспешила затолкать в глубины сознания, чтобы не улыбаться. - Добро пожаловать на факультет Слизерин. Я ваш декан, Северус Снейп, профессор Зельеварения. Раз шляпа направила вас сюда, значит, в вас есть то, что ценил в учениках Салазар Слизерин. Многих из вас я знаю по вашим родителям, других же только предстоит узнать. Мои требования просты: не нарушать правила, не влипать в неприятности, не попадаться на оплошностях. Если вы все же совершили проступок, скажите об этом старостам или мне. Я не снимаю баллов со своего факультета и стараюсь защищать от нападок других профессоров, однако если ваш проступок будет серьезным, я лично назначу вам наказание, – на этих словах декан окинул нашу группу пристальным взглядом и, возможно мне показалось, но на нас с Гарри его глаза замерли чуть дольше, чем на других. – На сегодня всё, ваши чемоданы доставлены и ожидают вас в коридоре. На первый курс отводится десять спален. Старосты вам всё объяснят.       Казалось, он сказал всё, что хотел, но я почти не удивилась, когда взгляд непроницаемых чёрных глаз нашёл нас с братом. - Мисс и мистер Поттер. На пару слов.       Я посмотрела на брата и увидела его растерянность. Снейп производил впечатление строгого преподавателя, однако произнося нашу фамилию он словно хотел скривиться и лишь в последний момент опомнился.       Сжав пальцы брата, я подняла глаза на декана и сделала шаг вперёд, ведя за собой Гарри. Он быстро опомнился и поравнялся со мной. Мы поднялись по лестнице и остановились на последней ступеньке, глядя на декана снизу вверх. Можно было подняться на один уровень, но я решила так не поступать. Я не профессор психологии, но такой ход был удачным; так мы показали, что находимся ниже не только по росту, но и по положению. - Раз уж вы оказались на моём факультете, хочу предупредить, что не потерплю ругани и выходок. Ваша известность — это далеко не всё. Я не хочу иметь дело с последствиями того, что вы будете разбрасываться своим именем направо и налево, поэтому советую запомнить это. - Простите, сэр, но зачем нам это? – в непонимании склонила я голову влево, в то время как Гарри молча отзеркалил мою реакцию. – Месяц назад мы понятия не имели, кем являемся. Кроме того, мы не хотим, чтобы нас любили лишь за то, что мы чем-то прославились. Мы хотим, чтобы нас любили за то, что мы этого достойны.       Брат согласно кивнул головой, хотя сжал мои пальцы чуть сильнее, показывая, что я переборщила. Но я упрямо поджала губы; я хочу, чтобы к нам относились так же, как к другим ученикам. Ученикам, которые наблюдали за разговором, пусть и старались делать вид, что не делают этого. Мы этой известности не просили, не нам ею пользоваться.       Профессор Снейп внимательно смотрел на меня, словно пытался прочесть. Возможно он искал признаки лжи или лукавства, но не нашёл. Потому как сделал шаг назад, кивая каким-то своим мыслям. - Очень хорошо. Вы можете идти. - До свидания, – одновременно произнесли мы и спустились к своему курсу. - Мисс Фарли, – послышался за спиной голос декана и староста, оставив первокурсников, разминулась с нами. - На сегодня закончим. Мальчики, за мной. Девочки, ждите Джемму.       Гарри испуганно посмотрел на меня, но я мотнула головой и разжала руку, показывая, чтоб шёл за Боулом. Я его понимала; до сих пор мы ночевали в одной комнате и, зачастую, на одной кровати. Вообще мы могли бы обратиться к декану, но что-то мне подсказывает, что это вызовет у него лишь неприязнь. - Хорошо, сэр. Поттер.       Мы с Гарри обернулись и посмотрели на старосту. Декан же резко развернулся на пятках и удалился, только мантия взметнулась. Песенка про чёрный плащ снова всплыла в мыслях, и я поджала губы, чтобы не улыбаться. - Вы же магические близнецы?       Мы кивнули. В Теории магии было такое понятие и мы знали, в чём различие между двойняшками и магическими близнецами.       "Магические близнецы — люди, между которыми существует особая магическая связь (возможно даже ментальная), с помощью которой они понимают друг друга без слов, не могут долго существовать раздельно друг от друга, у них одинаковая внешность, вкусы, максимально похожие характеры. Для них нет никого роднее и дороже друг друга." - Для родственников, в таких случаях, как в вашем, у нас предусмотрены комнаты. Магических близнецов нельзя разделять, поэтому вас поселят в одну комнату. Вы можете воспользоваться этой возможностью, а можете разойтись по разным спальням. - Если позволено, мы хотели бы остановиться на первом варианте, – тихонько выдохнув с облегчением, кивнул Гарри. - Это возможно. Подождите меня здесь. Я провожу девочек и вернусь за вами.       Мы кивнули и отошли в сторонку, наблюдая, как уходят наши сокурсники. Вообще я понимала, что таким образом мы, опять же, выделяемся, но не могла допустить даже мысли о том, что нас поселят в разных комнатах. Стоило мне подумать о том, что, проснувшись, я не увижу брата, меня начинает трясти, а воздух в лёгких неожиданно кончается. - Во время распределения ты видела? - М? – голос Гарри заставил вынырнуть из мыслей, и я посмотрела на брата. - Кроме нас были ещё близнецы. Две девочки. Патил, кажется. - Да, видела. А за столом Гриффиндора сидят рыжие парни. Они старше нас. Ты видел их? - Да, мельком. - Поттеры, значит, – к нам подошёл Маркус Флинт, усмехаясь нашей растерянности. – В тот раз вы не представились. - Извини. Мы не привыкли, что наша фамилия… известная, – подобрала я слово. - Представлюсь ещё раз. Маркус Флинт. - Даниэла Поттер. - Гарри Поттер, – повторил за мной брат и пожал протянутую старшекурсником руку. - Чего так зажато? – хмыкнул Флинт, отпустив руку Гарри. – Никто вас здесь не укусит. - Опять пристаёшь к новичкам, Флинт? - Фарли. - Идёмте, – это вернулась Джемма и как-то неодобрительно смотрела на Флинта. – Ваши вещи уже доставлены. Как обустроитесь, сможете вернуться в гостиную и продолжить общение, если захотите. Да, подъём в семь утра, так что постарайтесь не проспать.       Мы покинули гостиную и оказались в небольшом коридоре. В одном конце виднелось две арки, ведущих, я так понимаю, в женское и мужское общежитие. Джемма же повернула налево и провела нас мимо двух дверей. Мы оказались в коридоре, ограниченном двумя тупиками. В коридоре было всего две комнаты. - Вот здесь ваша комната. Кстати, так как комната находится здесь, а не в женском или мужском крыле, сюда могут войти как мальчики, так и девочки. Но только с вашего разрешения. Обустраивайтесь.       Джемма ушла, а мы с Гарри замерли перед дверью. Переглянувшись, положили руки на дверную ручку, стилизованную под змею, и надавили. Замок щёлкнул и дверь неслышно открылась.       Комната была… большая для нас двоих. Две кровати под зелёным балдахином, покрывала такие же изумрудные, расшитые по краю серебряной нитью; в изножье кровати стоял сундук под одежду. Два стола, два шкафа – вся мебель была парная. Здесь же находилась ванная комната. Радовало то, что её мы делим на двоих, а не на весь курс.       Разойдясь по кроватям, мы погладили и потрогали всё, что могли, желая удостовериться, что это не сон. Покрывало, к слову, было… тёплым? Или мне это только показалось?       Окна, занавешенные тяжёлыми портьерами, были темны, хотя где-то внизу виднелся тусклый свет. Я вспомнила, что мы в подземельях, да ещё и окна выходят на дно Чёрного озера. Светятся, должно быть, водоросли, или рыбы; видела в школьной энциклопедии, что есть такие рыбы, у которых есть некий хоботок, на котором есть округлость, что светится в темноте. Малявки плывут на этот свет и рыба их ест.       Вообще вопреки ожиданиям подземелья, к тому же находящиеся на уровне озера, или даже ниже, не были такими холодными, как я думала. Не было потёков воды на стенах, плесени и запаха, присущего таким помещениям. - Пойдём в гостиную? - Можно. Но сперва давай разберём чемоданы.       Гарри согласно кивнул, и мы взялись за разбор вещей. Одежда отправились в сундук у кровати, пергамент я уложила в ящик стола; на столе заняла своё место чернильница, перья, которых мы взяли с запасом. На стол же я положила блокнот, подаренный мне Гарри на десятый день рождения, пенал с канцелярией, используемой мною в школе. Учебники заняли свои места в шкафу. На прикроватную тумбочку поставила будильник, заведя его на половину седьмого.       Пустые клетки – надо бы спросить, куда подевались наши птицы – были поставлены в самый неприметный угол. Опустошённые чемоданы мы затолкали под кровати и, окинув комнату взглядом, выдохнули.       Желание вернуться в гостиную испарилось, и мы завалились на кровать Гарри. Говорить ни о чём не хотелось, и я погрузилась в свои мысли. Не знаю, о чём думал брат, но мы молча лежали на кровати, глядя в потолок.       Прежде всего, пожалуй, я была излишне резка с той девочкой, Грейнджер. Но её уверенность в том, что она всё обо мне знает, просто лишила меня спокойствия. Перечисленные ею издания мне были незнакомы, но возможно стоит ознакомиться с ними? Кто знает, возможно станут понятны спорные моменты?       Из рассказа Хагрида было понятно, что тёмный волшебник, чьё имя боятся называть до сих пор, хотя прошло десять лет, творил свои злодеяния, а после ни с того ни с сего решил убить наших с Гарри родителей. Потом он ещё и Гарри убить хотел, но не получилось. Опять же, откуда эти сведения? В том смысле, что кроме нас и этого злодея в доме никого не было.       Перебирая в памяти затёртые и весьма туманные картины прошлого, я припомнила фигуру назгула. «Потянула» за это воспоминание и заёрзала, подползая ближе к Гарри, к нему под бок. Брат удивлённо посмотрел на меня, но после улыбнулся и обнял.       Этот назгул предлагал Лили убраться с его дороги, говоря, что ему нужен только ребёнок. Один ребёнок. Нас же было двое, к тому же мы были похожи, как две капли воды. Близнецы, как же иначе? Да и к тому же на тот момент нам было чуть больше года и одеты мы были в одинаковые вещи. Только мать и может различить.       Назгул растерялся и был озадачен, это понятно. Кажется даже спросил, и который из нас. Вроде я ему даже считалочку предложила. Он предложение не оценил и взял меня на руки. Ну, если держать ребёнка на вытянутых руках можно назвать «взял на руки». Ещё и тряс, будто я игрушка. Козёл.       Потом он опустил меня, а после пришёл к каким-то выводам и направил на нас палочку. Тогда я не знала, что это такое, но теперь… для магов палочка – это оружие. То есть тот назгул хотел убить… меня? Палочка-то его была в меня направлена. Умирать мне не хотелось, о чём я во всеуслышание и заявила.       Назгул исчез. То есть закричал-завыл и исчез. Ничего в комнате не осталось, а иначе те, кто пришёл за нами… а кстати кто?       Я задумалась и вспомнила, что дом мы покинули на руках крёстного. Да, как же его… Сиди? Сумо? Сади? Сори? Сели? А, Сили, точно! Странное имя, конечно. Ну да ладно. Оказавшись на руках Сили, я отключилась. А когда проснулась…       Как ни пыталась, вспомнить не получалось. Какой-то звон, приторный запах конфет, белое облако, а после сразу тётка и Вернон. После десять лет в их доме и появление Хагрида. Превращение в собаку, знакомство с профессором МакГонагалл. Косой переулок, «Гринготтс», знакомство с Драко в магазине мантий. Покупки по списку и дорога на Тисовую.       Наше распределение тоже было странным. Мало того, что после озвучивания фамилии в зал словно ворвался рой пчёл, а то и не один, так ещё и слова шляпы не выходят у меня из головы. Что она имела в виду, назвав меня Вестницей? В том, что я запомнила всё правильно, сомнений не было. Но вот что это значит?       Так за размышлениями я сама не поняла, как умудрилась заснуть. Всё так же на кровати Гарри, у него под боком.       Проснулась я от того, что мне стало больно, как если бы я свалилась с кровати. Такое иногда случалось в доме на Тисовой, когда мы с Гарри спали на одной кровати, которая, к слову, была предназначена для сна одного человека, но никак не двух, пусть и таких доходяг, как мы с братом. Кто-то из нас сваливался на пол, отчего просыпались оба – один от падения, другой от боли, возникающей при падении. - Что? Где? - И за что? – просипели откуда-то снизу и я свесилась с кровати. Гарри лежал на полу и потирал глаза, сняв очки. – Ты чего толкаешься? - Не было такого. Который час-то хоть? - Встань и посмотри. Будильник на твоей тумбочке стоит.       Пыхтя, я слезла с кровати и пошлёпала к своему спальному месту. Положение стрелок на циферблате ясно давало понять, что ложиться досыпать смысла нет. - Что там? - Без двадцати семь. - Это я вовремя упал. Так бы проспали, – хмыкнул Гарри, поправляя покрывало, поверх которого мы и заснули. - А нам ведь расписание не дали, какие уроки-то будут? Что брать? - Давай умоемся и выясним. Старост спросим, они, будем надеяться, уже не спят.       Сказано, сделано. После утренних водных процедур, мы привели в порядок волосы и одежду, окинули комнату взглядом и направились в гостиную. В камине уже потрескивали поленья, помещение освещали те самые люстры под потолком.       Теперь, когда нет смысла торопиться и нас тут только двое, я осматривала помещение. Мебель была даже на вид древней, но вместе с тем крепкой и даже благородной, что ли. Я оглядела доску объявлений, но на ней практически ничего не было – пароль на эти две недели, время начала занятий и на этом всё. Впрочем, сейчас же начало учебного года, неудивительно, что ещё ничего нет.       Столик с шахматной доской, два стула. А вдоль стены, под окнами, выставлены кресла. Крепкие книжные шкафы радовали наличием книг, но я залипла на огромные окна, за которыми колыхались водоросли. Вчера этого было не видно, но сейчас… - А среди первокурсников, оказывается, жаворонки есть.       Я так увлеклась разглядыванием интерьера, что, когда прозвучал чуть насмешливый голос, испугалась. Вздрогнув, обернулась в сторону источника звука. - Доброе утро. - Доброе, – хмыкнул Боул, окинув нас взглядом. – Знаменитые Поттеры.       Это высказывание заставило меня нахмуриться. Да что они все заладили – знаменитые, известные? Сперва декан, теперь вот староста. - Мы этого не просили, – прежде, чем я успела открыть рот, произнёс Гарри. - Хм. - Нам не раздали расписания, и мы хотели спросить, где мы можем его посмотреть, – я решила перевести внимание старосты от Гарри, высказывание которого было для меня таким же неожиданным, как для Боула. - Мы раздадим вам, только надо прежде забрать его у декана.       С этими словами Боул направился к выходу из гостиной. Он сказал пароль и его шаги затихли. - Почему нас так называют, я не понимаю, – насупился Гарри, опускаясь на диван. – Дана, ты хоть что-нибудь понимаешь? - Какое там, – вздохнув, я опустилась рядом с братом. Помолчав немного, я взяла Гарри за руку, вынуждая посмотреть на меня. – Но мы это выясним. Помнишь, в библиотеке хранятся всякие газетные вырезки? Там про войну ещё было. - Думаешь здесь будет что-то подобное? - А почему нет? – я пожала плечами и фыркнула: – Сомневаюсь, что волшебники не следят за историей. Хоть что-то в газетах должно быть. К тому же вспомни, что та девчонка сказала. Про нас в книгах написано. Как ты победил тёмного мага! - Учитывая то, что говорил Хагрид, нам тогда было чуть больше года. Что мы могли сделать взрослому волшебнику? - Обслюнявить разве что.       Гарри захихикал, как видно представив подобное, и я улыбнулась. Нужно было отвлечь брата от мрачных мыслей о прошлом и мне это удалось. Но в библиотеку заглянуть всё равно не помешает. Хагрид рассказал нам, что было в первый год нашей жизни, но как-то кратко, словно какую-то выжимку получили. Хотелось больше подробностей. Будет большой удачей, если их удастся найти в тех самых газетах. - Дана. - М? - Как ты думаешь, в газетах будет что-нибудь… о родителях? – тихонько, словно боясь, что нас могут подслушать, спросил Гарри. - Мы поищем, – так же тихо ответила я и сжала пальцы брата, тепло улыбнувшись вспыхнувшей в глазах напротив надежде. – Хагрид говорил, они учились здесь. Где-то непременно должны быть их фотографии.       Из коридора послышались шаги и голоса, поэтому разговор пришлось прекратить. И вовремя, потому как в гостиную вышли наши однокурсники. Мы все замерли и смотрели друг на друга. Неизвестно, как затянулась бы игра в гляделки, не вмешайся Малфой.       Драко замер лишь на мгновение, а после улыбнулся и приблизился. - Доброе утро, Гарри, Дана. - Доброе утро, Драко, – хором произнесли мы и улыбнулись. - Ну надо же, даже будить никого не придётся.       В гостиную шагнула Фарли и оглядела наш курс. Пересчитав по головам, кивнула и посмотрела в сторону лестницы. Мы повторили за ней и увидели, как по ступеням спускается Боул с пачкой листов. - Все в сборе? - Да, – кивнула Джемма и Боул хмыкнул. - Ладно, держите. Это ваше расписание на первый семестр. Один экземпляр я повешу на доску объявлений и советую поглядывать на него каждое утро. Вдруг какие коррективы будут внесены. - Такое может произойти, поэтому будьте внимательны. Сейчас можете разойтись по комнатам и собрать всё необходимое к сегодняшним урокам. Мы подождём вас здесь и проводим в Большой зал. - Но это не значит, что мы будем ждать вас долго. У вас десять-пятнадцать минут, а после мы уйдём. - Люциан, – закатила глаза Джемма и обратилась к нам: – Не верьте ему, он смеётся. Идите за учебниками и всем необходимым. - Странный он какой-то, этот Боул, – поделилась я своими впечатлениями с Гарри, когда мы вошли в комнату и направились к шкафам за учебными принадлежностями. - Сегодня у нас только четыре урока. - Хм.       Я обратила внимание на своё расписание и сочла его вполне приемлемым. Понедельник: 9:30-10:30 – Гербология (с Когтевраном) 10:45-11:45 – Чары (с Когтевраном) Обед – 12.00-13.20 13:30-14:30 – История Магии (с Пуффендуем) 14:30-15:30 – Трансфигурация (с Пуффендуем)       Чуть ниже расписания шло время приёма пищи: Завтрак: 7.30-9.00 Обед: 12.00-13.20 Ужин: 18.00-19.00 После 21.00 студенты должны находиться в своих общежитиях.       Каждый день у нас будет по четыре урока, а вот в среду у нас значится Астрономия, которая будет проводится ночью, а точнее в полночь. Урок будет длиться час, то есть с урока нас отпустят в час ночи.       Собрав всё необходимое для сегодняшних уроков, я мысленно поблагодарила продавца из лавки, где мы покупали «канцелярию». Чернильница не разбилась, хотя я случайно смахнула её со стола, когда брала листы пергамента из ящика стола. Убрав флакон с чернилами, а вместе с ним пару перьев и промокашку, я оглядела стол, сверившись с расписанием. Подумав, добавила ещё и пергаментные тетради, которые я купила не задумываясь. - Дана, гляди.       Я повернула голову в сторону брата и фыркнула. Этот выдумщик затянул волосы в хвост и воткнул перо. Белое перо торчало над макушкой, а Гарри щурился и хлопал ладонью по рту, издавая при этом звуки, услышанные во время просмотра какой-то передачи по телевизору. - Ты изображаешь индейца? - А почему нет? Тем более оно такое удобное. - Нас едва ли поймут, если мы выйдем с таким украшением в шевелюрах. Хотя в выходной можно кое-что сделать. - Что? - Потом покажу, – фыркнула я, подходя ближе и вытаскивая из его волос перо. – Всё собрал? - Нет. - Горе ты моё зеленоглазое. - У тебя вообще-то тоже глаза зелёные, – прищурился Гарри, глядя так, словно победил. Ага, конечно, мечтать не вредно. - Тогда лохматое. - Себя давно в зеркале видела?       Так, перекидываясь комментариями, мы собрали сумку Гарри и вышли из комнаты, возвращаясь в гостиную. Половина нашего курса уже была здесь, преимущественно девчонки. В нашу с Гарри сторону косились, но подходить и знакомиться не спешили. Пэнси разговаривала о чём-то с Фарли, а Драко и Крэбба с Гойлом пока ещё не было. - Все в сборе? – спросил Боул спустя некоторое время. Он окинул нас взглядом, вероятно, считая по головам, как и Джемма недавно, а после кивнул. – Замечательно. Значит так, слушать внимательно, повторять мы не будем. С этого дня вы единая группа. В гостиной можете друг с другом не разговаривать, ссориться и даже устроить дуэль, у нас есть для этого помещение. Но!       Боул окинул нас взглядом, словно желая удостовериться в том, что все его слышат и понимают. - Но за пределами гостиной вы едины, понятно? Наш факультет самый немногочисленный, поэтому нам не нужны распри. Нас недолюбливают, а некоторые и вовсе ненавидят, поэтому будьте готовы ко всему. Вы должны держать лицо и делать всё, что в ваших силах, чтобы не терять баллы. Забудьте о том, кто у вас есть за стенами школы. Здесь у вас есть только факультет. Если возникнут какое-то проблемы, с которыми вы сами не можете справиться, обратитесь ко мне или Джемме. Мы назначены старостами именно для того, чтобы оказывать вам поддержку, пока вы сами не встанете на ноги.       Слушая старосту, я постепенно расслаблялась. Когда он только начал говорить, я подумала о том, что мы с Гарри здесь точно не приживёмся. В том смысле, что мы надеялись на обретение друзей, общение, веселье после уроков и развитие наших способностей, а тут выясняется, что нам вполне могут бросить вызов просто потому, что наш факультет недолюбливают. - Запомните главное. Факультет сплочён и распри нам не нужны. Вы должны научиться вести себя как змеи в засаде. Смотрите, слушайте, выжидайте.       Нас повели в Большой зал, а я помимо воли прокручивала в голове услышанное. Теперь была понятна та странная реакция на то, что мы с Гарри попали на Слизерин – зал потрясённо молчал и не знал, как реагировать. Даже преподаватели, кажется, растерялись, не ожидая ничего подобного. Первым зааплодировал Драко, как ни странно. Уже после слизеринцы присоединились, а за ними и весь зал, хотя и не так бодро.       Мы сели за свой стол, который был практически пуст. Как и вчера вечером, еда появилась сама собой, и блюда были знакомы. Овсянка, рисовая каша, тосты и банки со всевозможными джемами. Можно было взять что угодно, но я решила съесть рисовую кашу и несколько тостов с яблочным джемом. Из напитков на столе было молоко, чай, тыквенный сок и кофе. Последнее, впрочем, было недоступно для первого курса. А вот старшекурсники с явным удовольствием заправлялись кофе.       Нас никто не торопил, но от привычек непросто избавиться. Мы с Гарри первыми закончили завтрак и просто ждали сокурсников. От нечего делать я разглядывала скульптуры, удерживающие чаши, в которых горел огонь. Удивляло то, что дыма не было; ни от этих чаш, ни от камина, что находился на противоположной стороне. Интересно, это тоже магия?       По окончанию завтрака нас провели через вестибюль, и мы оказались во внутреннем дворике. По сути нам пришлось идти на другой конец замка. Мы прошли по крытому мосту, где-то внизу шумела вода, затем повернули направо, прошли по коридору и вышли на улицу через неприметную дверь. Нашим взглядам открылся вид на теплицы; на дверях у каждой имелась табличка с номером. У нас в расписании был написан номер теплицы, чтобы мы точно не потерялись. - Как только урок закончится, вернитесь к Большому залу. Дорогу запомнили?       Мы кивнули – плутать нам не пришлось, так что путь уложился в голове – и старосты покинули нас, спеша на свои занятия. Вскоре к теплице подошли ребята с Когтеврана и дверь теплицы номер один открылась, приглашая войти внутрь.       Те моменты, когда нам приходилось заботиться о растениях на Тисовой, я не любила; ковыряться в земле, вырывать сорняки, удобрять, рыхлить… не сказала бы, что это лучшее занятие в мире, но мне нравился результат. Цветы после ухода хорошо росли и цвели невероятно одуряюще. Аромат был не резким, а приятным. Хотя может всё дело в том, какие сорта предпочитала Петуния. На Гербологии же… такого я ещё прежде не видела. Да и не только я. Все растения были живыми. Они качались, шевелились, а некоторые и вовсе могли напасть. И это было жутко. Необычно, волнующе, но жутко.       Однако профессор Спраут мне понравилась. Она работала не первый год и знала, как найти подход к каждому. Кроме того, рассказывала интересно, показывая всё на примере. Профессор рассказала нам технику безопасности, пояснила о других теплицах; что там есть и почему нам, первокурсникам, туда нельзя. Объяснила она доходчиво и соваться туда желания не возникло. Ни у кого.       Следующим уроком у нас были Чары и там мне понравилось ещё больше. Гарри был смущён реакцией профессора Флитвика на нашу фамилию – дойдя до фамилии Поттер, профессор что-то невразумительно пискнул и свалился со стопки книг, на которой стоял – но после урока сказал, что урок ему понравился. Пусть профессор и сказал, что на его уроках мы будем отрабатывать только движение палочкой, менее интересными Чары не становились.       К тому же мы до сих пор не заметили странного отношения, о котором нас предупреждал Боул. Профессора относились к нам одинаково, а ребятам с Когтеврана, кажется, было всё равно на нас. И это в некоторой степени радовало. Но не всё было так просто. Если когтевранцы относились к нам ровно, то ситуация с другими факультетами отличалась.       Потому как стоило нам явиться в Большой зал на обед, до моего слуха донеслись шепотки: - Вон они. - Где? - Да вон, рядом с блондином. - Посмотри, прижились на Слизерине. - И это победитель Того-Кого-Нельзя-Называть? - А ведь на Слизерине учатся дети Пожирателей. - Что это было? – прошептала я, посмотрев в сторону группы студентов, что выходили из Большого зала. - Дана? Всё в порядке? - Да, всё хорошо. Просто задумалась, – улыбнувшись, я села за стол факультета.       Судя по взглядам, мне не поверили, но расспрашивать не стали. И спасибо им за это. Гарри ещё какое-то время смотрел на меня, но после отвернулся и потянулся за тостами. Драко пожал плечами и отвлёкся на Пэнси.       Это был первый раз, когда я услышала такую критику, да ещё и от посторонних. К тому же я не понимала причин такого отношения. Гарри снова назвали победителем Того-Кого, но про неких пожирателей я слышала впервые. Да и слова про то, что мы прижились на Слизерине… звучало так, словно этого не должно было произойти. - Бесит, – процедила я сквозь зубы, сцепив руки в замок и устроив на них подбородок. Сидящий на другой стороне стола Теодор вздрогнул, так как ему показалось, что я обращалась к нему. - В чём дело? - Я не понимаю. - Чего? - Я не понимаю и меня это бесит. - Что? – удивлённо моргнул Драко, в то время как Гарри вздохнул. - Понятно. - Ты её понял? Как?       Брат пожал плечами, а я вернула своё внимание еде. У нас впереди ещё два урока, да и до ужина нужно будет как-то дотянуть. А если учесть, что я пообещала Гарри посещение библиотеки, с последующим поиском информации о родителях… в рюкзак отправились два яблока и апельсина. Подумав, я добавила к ним шоколадку и пригоршню конфет.       За моими «сборами провизии» наблюдал не только наш курс, но и несколько ребят старше. Однако я, закрыв рюкзак, невозмутимо вернулась к обеду. В конце концов, ничего необычного только что не произошло. И вообще, я буду часто так делать; голодать я больше не буду, и брату не позволю.       После обеда старосты проводили нас к классу, где будет История Магии. Наше везение состояло в том, что классы Истории и Трансфигурации, которая будет последним уроком на сегодня, находились на разных этажах. То есть после Истории нам достаточно подняться на этаж выше и всё. - Фарли, – окликнула я старосту, когда она собиралась уйти. Старшекурсница махнула Боулу, который остановился, словно я позвала и его тоже, а после обернулась ко мне. – А где здесь библиотека? - Хочешь сразу после уроков пойти? - Было бы неплохо. - Мы придём за вами после Трансфигурации, и я отведу туда всех желающих. Слышали? Те, кто не захочет, сможет вернуться в гостиную с Люцианом. Или же выйти на прогулку. Только помните, что мы вам говорили.       После ухода старост, я вернулась к брату и задумчиво пожевала губу. Вообще-то они много чего всякого разного говорили, но, пожалуй, я поняла, о чём речь. Если заблудились, обращаться только к слизеринцам, дабы не стать жертвой розыгрыша.       Я отвлеклась от размышлений, когда Гарри задел меня локтем. Присмотревшись, я не сдержалась и фыркнула: - Ты скоро вибрировать начнёшь. - Ну конечно. Посмотрю я на тебя, когда у нас будет Зельеварение. Я помню, ты зачитывалась учебником и едва не заучивала названия, применение и свойства ингредиентов. - А ты учебник по Истории едва ли не до дыр зачитал, – не осталась я в долгу, и мы расплылись в одинаковых улыбках. – Ну, чего уж говорить. Оба хороши. Хотя История и меня привлекла. Особенно та часть, где говорилось о Хогвартсе. Она была небольшой, но вполне занимательной. - А я благодаря твоему влиянию изучил и практически заучил рецепт зелья от фурункулов. - Странные вы, – поведал нам Драко, наблюдавший за нашей перепалкой. Мы с Гарри вопросительно посмотрели на него. – Сначала спорите, а после улыбаетесь и хвалите друг друга.       Теодор кивнул, а Пэнси начала расспросы о том, что ещё мы по Зельеварению знаем. Как-то так получилось, что к разговору присоединилась почти половина курса. Нас было всего десять человек – до начала урока ещё было минут десять и ребят с Пуффендуя не было – но шума мы издавали столько, словно нас в два раза больше. Так что те, кто изначально не хотел присоединяться к разговору, всё равно были втянуты.       К приходу пуффендуйцев мы успокоились и чинно дожидались, когда дверь откроют. Это произошло как раз спустя пару минут, как пришли наши «соседи» и мы вошли. Расселись по факультетам и приготовились ждать.       Что я могу сказать? Самостоятельно читать учебник было интереснее. Первые минут десять я пыталась уследить за речью преподавателя – призрака, чёрт побери! – но он всё чаще путался, что называется, в показаниях. Самым запоминающимся моментом урока было появление профессора Биннса из стены – он прошёл сквозь доску, окинул взглядом класс и начал читать лекцию. Он даже не читал, он нудил.       А вот Трансфигурация заставила задуматься. Профессор МакГонагалл сидела за своим столом, но встала, когда пробил колокол. - Трансфигурация – один из сложных и опасных разделов магии, которые вы будете изучать в Хогвартсе. Любое нарушение дисциплины на моих уроках – и нарушитель выйдет из класса и больше сюда не вернётся. Я вас предупредила.       Это было довольно строгое предупреждение и оставалось только не нарушать дисциплину на уроках. Превращение письменного стола в свинью и обратно выглядело впечатляюще, но нам сразу дали понять, что до такого уровня нам ещё далеко. Мы записали несколько мудрёных формул и до конца урока пытались превратить спичку в иголку.       Успехов почти никто не добился, за исключением разве что Дафны Гринграсс с нашего факультета. Её спичка стала серебристой, а один из кончиков превратился в ушко. За это профессор МакГонагалл начислила Слизерину два бала. До конца занятия ещё было время, и я решила попробовать изменить образ мышления. До этого я пыталась представить, как спичка прекращает быть спичкой и становится иголкой. Причём только внешне. А что если в этом и дело? Спичка деревянная, а у иголки совершенно другой состав. Дело не во внешних признаках, а в самой сути.       Прокрутив эти мысли в голове, я представила, как древесину заменяет сталь и произнесла формулу, подкрепив это дело показанным МакГонагалл движением палочки.       Я не сдержала поражённого вздоха, увидев, как спичка, под влиянием формулы и магии, меняет плотность и состав; она вытянулась, засеребрилась, на одном конце образовалось ушко, второй же заострился. Метаморфозы прекратились, и я в неверии уставилась на лежащую передо мной иголку. Это была точная копия иглы, которой я перешивала штаны для нас с Гарри. - Позвольте взглянуть, мисс Поттер.       Я и не заметила, что к нашей парте приблизилась профессор МакГонагалл, а потому чуть дёрнулась. Гарри успокаивающе положил руку на плечо, и я неловко улыбнулась. Профессор же тем временем внимательнейшим образом изучала получившуюся иголку. Она чуть хмурилась, но после морщинка меж её бровей разгладилась. И может мне это причудилось, но уголки её губ дрогнули в намёке на улыбку. - Превосходно, мисс Поттер. Плюс пять очков Слизерину.       МакГонагалл отошла от нашей парты, чтобы взглянуть на успехи ребят с Пуффендуя, а я продолжала сидеть, как обухом по голове стукнутая. - Дана, как ты это сделала? – затормошил меня братец, шипя на ухо.       Я расписала всё подробно, но проверить полученные наводки Гарри не успел – пробил колокол, уведомляя, что урок подошёл к концу. Профессор МакГонагалл сказала нам домашнее задание и отпустила. Выходя, я обернулась и увидела, что профессор всё так же изучает мою спичку, стоя у парты, где мы с братом сидели. - Семь баллов в первый же день, неплохой результат, – заметила Пэнси, - Для начала, – кивнул Драко, провожая взглядом пуффендуйцев. Те оборачивались на нас время от времени, но разговоров отсюда не было слышно. – Теперь можно и в гостиную. Вы с нами? - Мы хотели побывать в библиотеке, – качнула я головой на вопрос Малфоя, высматривая старост. - Хотите сразу сделать домашнее задание? - Да. Не привыкли копить домашку. К тому же… – я залезла в сумку и вытащила на свет божий расписание. – Ага. Гербология, Трансфигурация и Чары будут завтра.       Пришли старосты и Джемма спросила: - Говорите сразу, кто хочет пойти в библиотеку, а кто в гостиную? - Мы тут подумали, – начал Драко и обернулся на остальных. Те кивнули и Малфой закончил, посмотрев на старост, – мы все пойдём в библиотеку. Завтра три предмета, которые были сегодня. Хотелось бы сделать задания, а не откладывать их до вечера. - Неожиданно. Ну ладно, тогда вперёд. - Как успехи, малышня? – спросил Боул, хотя я ожидала, что он уйдёт, спихнув обязанности на Фарли. - Травология и Чары прошли спокойно, а на Трансфигурации баллы заработали, – отозвался Драко, и я была ему на тот момент благодарна. Не слишком люблю хвастаться. Да и не умею, к тому же. Да, хвастаться тоже нужно уметь. - Слышала, Джемма? Первогодки в первый же день умудрились заработать. - Кто отличился? - Гринграсс и Поттер. - Который? – Джемма даже обернулась. - Которая, – хмыкнул Драко. Причём прозвучало так, словно это было ожидаемо.       Я не стала оборачиваться на Боула, хотя спину ощутимо жгло от чьего-то взгляда. Вполне возможно, что это был не он, но сейчас это было и неважно. Важно запомнить дорогу до библиотеки, чтобы потом иметь возможность добираться без сопровождения старшекурсников. К тому же нам нужно учиться ориентироваться в школе.       Библиотека произвела неизгладимое впечатление, и я так и торчала бы на входе, не толкни меня кто-то в спину. И лишь мгновение спустя я осознала, что толкнули-то не меня вовсе. Пробежалась глазами по окружению и увидела, что Гарри стоит перед долговязыми рыжими парнями, похожими друг на друга в мантиях с красной подкладкой. Близнецы с Гриффиндора? - Прости, парень, я тебя не заметил. - Гарри? – я приблизилась и стала бок о бок с братом. - Ого, а вы и впрямь… - Близнецы. - Да и вы, – хмыкнула я, а Гарри подхватил: - Судя по всему… - Тоже, – это мы сказали уже вместе. - Ладно, бывайте, – хмыкнули гриффиндорцы и поспешили ушли. На мой взгляд, даже через чур поспешно. - Чего они хотели? – послышалось за спиной и стало понятно стратегическое отступление парней. Обернувшись, увидела Боула. - Случайно столкнулись, бывает. - Да, бывает, – поддакнул Гарри, и мы поспешили к Джемме, которая рассказывала, как найти необходимое издание.       С тем, как пользоваться ресурсами библиотеки мы освоились быстро, да и с выполнением домашнего задание у нас не возникло серьёзных затруднений, хотя без них и не обошлось. А вот газетных подшивок я нигде не нашла. Хотя может просто не так искала? Я решила попросить помощи у библиотекаря, но позже, когда мы с Гарри придём сюда вдвоём.       Старосты пришли за нами спустя часа два. У них был урок и, кажется, разговор с деканом. Хотя это не точно. Мне могло просто послышаться, что они говорили о полученных инструкциях. А если это так, разговор мог коснуться и нас с Гарри. Возможно я была самонадеянной или зацикленной лишь на нас двоих, но взгляды, которыми нас одарил сперва Боул, а после и Фарли, не позволили обмануться. Речь точно каким-то образом зашла о нас, а если вспомнить вчерашнее поведение декана…       Возвращаясь в гостиную, чтобы дойти до комнаты и оставить там сумки, мы с Гарри переглядывались. Он явно хотел узнать, почему мы не занялись поисками информации о родителях и хроник восьмидесятых годов, но сдерживался, понимая, что в присутствии посторонних эту тему лучше не обсуждать.       Мы запоминали путь от библиотеки до гостиной факультета; я подумала о том, что можно заглянуть в библиотеку после ужина. Главное успеть вернуться в гостиную до девяти вечера. В идеале в половину девятого, чтобы не было претензий к тому, что шляемся неизвестно где допоздна. Проблем доставлять не хотелось.       Во время ужина внимание было ещё более пристальным. Чьи-то взгляды жгли спину и затылок, но оборачиваться не хотелось. К тому же едва ли я смогу сходу определить, кто этот неизвестный сталкер. С равной долей вероятности это могут быть как пуффендуйцы, так и когтевранцы. Впрочем, исключать Гриффиндор не стоит. Таким образом получается, что это может быть кто угодно, с любого из оставшихся трёх факультетов.       После ужина мы с Гарри уведомили Фарли о том, куда собрались, и, подтвердив, что хорошо запомнили дорогу, покинули Большой зал. Оказавшись за пределами зала, я глубоко вдохнула; раздражающее внимание исчезло, что не могло не радовать. Брат взял меня за руку и ободряюще сжал. - Ну что, пойдём на поиски, если не раскопки, правды, – хмыкнула я и мы уверенным шагом двинули в библиотеку.       Придя в место назначения, я двинулась к стойке регистрации, за которой стояла сухопарая женщина «бальзаковского» возраста. Её лицо мне почему-то напомнило маску чумного доктора, ну или клюв стервятника, кому уж что ближе. Она строго взирала на нас из-за оправы своих старомодных очков. - Могу вам чем-то помочь, молодые люди? - Прошу прощения за беспокойство, мадам. Мы хотели бы просмотреть подшивки газет от 1980 года, если это возможно. - Что ж. Присядьте за ближайший стол, я вам сейчас всё принесу. - Благодарю, мадам.       Заведующая библиотекой вскоре вернулась, неся толстые подшивки газет. Учитывая, что газеты обычно выходят либо раз в неделю, либо каждый день – как уж тут у волшебников с этим устроено я не знаю – подшивки были внушительных размеров. Подумав, мы с Гарри решили разделить работу. Я просматривала с 80 по 85 включительно, на Гарри же были подшивки с 86 по 90. На меня нагрузка получалась больше, но я не жаловалась. К тому же я знала, что искать – упоминания Волдеморта, неких пожирателей, может быть ещё про Поттеров что-то попадётся. Маловероятно, конечно, но чем чёрт не шутит.       Мадам библиотекарь первое время была неподалёку – это было понятно по скрипу; одна из её туфель пронзительно скрипела – но после, поняв, что рвать или пачкать мы что-либо не собираемся, удалилась. К тому же к стойке подошла пара студентов с Когтеврана, держа в руках несколько книг.       Мы с Гарри работали молча, был слышен только шелест переворачиваемых страниц. Слышались чьи-то шепотки, кто-то обсуждал домашнее задание или сплетни. Пару раз проскальзывала наша фамилия, но реагировать я не стала.       Завершив чтение первых трёх подшивок, я отвалилась от стола и стянула очки, закрывая глаза и массируя переносицу. Из всего прочитанного было понятно, что Волдеморт это какой-то диктатор, стоящий во главе опасной группировки, называемой Пожиратели смерти. Пару раз встречала иное название – Упивающиеся. Как они не обожрались и не упились этой самой смертью? А может и упились, и ужрались, потому как после 80 года многих Пожирателей посадили в волшебную тюрьму Азкабан.       И тем не менее, мне было не понятно – за каким интересом Волдеморт пошёл к нам домой в тот Хэллоуин? Зачем? И что ему дало бы убийство всей семьи? У меня была куча вопросов, но ни одного ответа я так и не получила. Наоборот, всё стало более запутанно. К тому же, как известно, историю пишут победители, а значит всецело полагаться на то, что сказано в газетах нельзя. Понятно, что пообщаться с кем-то из Пожирателей не представляется возможным – они либо в заключении, либо были приговорены к казни, причём давно – а Волдеморт и вовсе пропал неизвестно куда десять лет назад.       Одним словом – тупик. - Дана?       Вернув на место очки, я открыла глаза и посмотрела на брата. Он взволнованно смотрел на меня, отвлёкшись от своего фронта работ. - Нашла что-нибудь? - Много чего. Но на сегодня закончили. Пора возвращаться в гостиную, – я посмотрела чуть левее головы брата. Там стояли старинные напольные часы. – Уже почти половина девятого. Вернёмся завтра, хорошо? - Но ты расскажешь, что вычитала? - Само собой. Обменяемся прочитанной информацией. Идём.       Мы аккуратно собрали подшивки, сложили стопками и я направилась к библиотекарю. Заодно спрошу, сможем ли мы завтра прийти и продолжить изучение подшивок.       Мадам Пинс осмотрела подшивки, едва ли не обнюхала и под лупой разве что не рассмотрела. Посмотрев на нас, она всё же кивнула и ответила на заданный мною ранее вопрос: - Я предоставлю вам эти подшивки, если вы ещё не успели всё изучить. При условии, что они вернутся в том же состоянии, в каком вы их получите. - Конечно, мадам. Мы благодарны вам за помощь. - Спасибо вам, мадам.       Распрощавшись, мы с Гарри отправились в подземелья. Пусть и прошёл всего лишь день, путь до гостиной отложился в памяти, так что мы даже не заблудились по дороге. Назвав пароль, мы шагнули в общую комнату факультета и едва не столкнулись с деканом, стоящим на вершине лестницы. - Так-так. Поттер и Поттер. - Добрый вечер, профессор. - Добрый вечер. И где же вы, позвольте проявить любопытство, были? - В библиотеке, сэр. Мы предупредили старосту. - Мисс Фарли? - Это правда, профессор. Они сообщили мне об этом сразу после ужина. Сказали, запомнили дорогу и не заблудятся. К тому же мы просили Барона присматривать за первокурсниками первое время. - Да и девяти ещё нет, – поддакнул Боул, бросив взгляд на тяжёлые напольные часы, стоящие справа от лестницы.       Уж не знаю, какой из аргументов стал решающим, но декан кивнул, поинтересовался, есть ли проблемы, а после, пожелав доброй ночи, удалился, не забыв при этом эффектно взмахнуть мантией. Ассоциации с чёрным плащом из мультика становились всё назойливее, и сдерживать смех становилось всё труднее. - Прочли всё, что хотели? - Нет, не успели. Решили не задерживаться и вернуться пораньше. Не хотелось бы доставлять проблем.       Даже если Боул хотел спросить что-то ещё, его лишили этой возможности – у камина, прямо на полу, расположились ребята нашего курса. Девчонок видно не было, зато платиновая макушка Драко выделялась и служила замечательным маяком. - Гарри, Дана! Идите к нам!       Боул кивнул, и мы направились к сокурсникам. Я удивлённо посмотрела на коробок спичек и несколько учебников по Трансфигурации, раскрытых на первой пройденной нами теме. - Вы чем тут занимаетесь? – спросила я, опускаясь на пол. Крэбб и Гойл уступили нам места, сдвинувшись в сторону Драко. Тот скривился и недовольно покосился на соседей, но ничего не сказал. – Трансфигурация? - Хотим повторить твой подвиг завтра. Расскажешь, как тебе удалось преобразовать спичку в иглу?       Мы просидели в гостиной до самого отбоя и разошлись только после окрика старост. К нам не подходили старшекурсники, но со стороны посматривали. Я подробно расписывала, как у меня получилось выполнить задание и даже чертила схему. Это, впрочем, было по большей части баловство. Первым справился Гарри, а за ним и Драко. Эти двое принялись соревноваться, у кого получится быстрее, лучше и качественнее справиться с задачей. Я на это покачала головой и принялась разъяснять всё Крэббу с Гойлом. Они поняли далеко не сразу – ну не у всех получается менять образ мышления! – но к отбою даже у них получилось заострить и посеребрить спички.       Войдя в комнату, я утомлённо простонала и рухнула на свою кровать. Гарри надо мной фыркнул и направился в ванную, сказав: - Смотри не усни. - Угу, – промычала я, но поднять голову было выше моих сил.       Закрылась дверь, а спустя несколько минут зажурчала вода. Заложив руки за голову и глядя в потолок, я размышляла над прочитанным в подшивках. По всему выходило, что Волдеморт и его террористическая группировка напали не только на нашу семью. В газетах вскользь были упомянуты ещё несколько фамилий, пара из которых была мне знакома. Кажется, слышала во время распределения. – Нужно будет прочесть подшивки и более ранних годов, – решила я, поднимаясь с кровати и освобождая волосы из плена резинки. Достав из сундука пижаму, я вернулась на кровать, ждать возвращения Гарри. – Пока что цели этой группировки мне не понятны. И причина, по которой Волдеморт пришёл по наши души лично. Лично, а не послал своих подчинённых.       Гарри вышел из ванной, на ходу просушивая волосы. Он сел на кровать, и я хмыкнула: - Смотри не усни. - Не надейся, – фыркнул он и показал язык. - Как по-взрослому.       Возвращаясь в комнату, при этом протирая запотевшие очки рукавом пижамной куртки, я замерла на месте, увидев, что Гарри завалился на бок. На голове полотенце, очки в свесившейся с кровати руке вот-вот должны упасть. Подкравшись, аккуратно забрала из ослабевших пальцев очки и положила их на прикроватную тумбочку. Почесав затылок, вздохнула и направилась к своей кровати. Стянув покрывало, взяла одеяло и забралась на кровать брата.       Я накрыла нас обоих и убрала очки на тумбочку со своей стороны, когда Гарри пополз на тепло, то есть в мою сторону. Поворчав, я прикрыла глаза и заснула, успев заметить, как погасли лампы.
Примечания:
Как-то так. Я решила не расписывать подробно там, где в этом нет необходимости. Хотя кое-какие моменты я освещу.
Жду от вас отдачи =)
Если найдёте ошибки, Публичная бета к вашим услугам
Хочу поблагодарить тех читателей, что оставляют отзывы. Мне важно ваше мнение, это помогает с написанием продолжения и улучшением работы
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты