Разбитые зеркала

Гет
R
В процессе
26
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 99 страниц, 21 часть
Описание:
Эрик думал, что в жизни наконец наступил покой. Но неприятности посыпались одна за другой, в одночасье. Позвонил их семейный врач, чтобы сообщить, что произошла автомобильная авария, в которой погиб его сын. Кристина, его жена, уцелела, но то, как доктор сказал о ней, Эрик почувствовал неладное.
Примечания автора:
№ 1 Разбитые зеркала (5 оценок за 7 дней)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 12 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 7

Настройки текста
К её удивлению, Эрик направил машину не домой. Авто остановилось на берегу пляжа, где, разумеется, в такое позднее время никого не было. — Море! — радостно выдохнула Крис, выходя из машины вместе с Эриком. — Зачем вы остановились здесь? — Ты жила с отцом в домике на берегу моря, когда тебе было шесть, — ответил Эрик. — И после, всякий раз, когда была твоя очередь выбирать, где пройдёт наше свидание, ты выбирала берег моря. — он предложил ей руку, гадая, возьмёт или откажет. Девушка улыбнулась и приняла его ладонь. В его словах был невысказанный вопрос о том, почему же на самом деле Крис любит море. — Кажется, вы не знаете, и я вам никогда не говорила. Берег моря для меня означает папин успех. Папа был композитором, что, я думаю, вы знаете; и в мои шесть лет его музыка была, наконец, оценена по достоинству. На эти деньги папа купил домик у моря, мы были так счастливы… Теперь «были» больно резануло по сердцу самой Крис. Эрик обнял поникшую супругу за плечо, и на несколько мгновений она замерла, прикрыв глаза. Раньше она действительно ему не доверяла, но в который раз она замечает, что вся его нежность по отношению к ней ему привычна, он делает так явно не первый и даже не второй раз. Но, ко всему прочему, её собственное тело мышечной памятью реагирует на его действия также привычно. То есть, ей и самой не впервой принимать от него такие ласки, всем телом она чувствует безопасность, прильнув к его худому телу в ответ. — Ты действительно не говорила мне значение моря для тебя. И я знаю, что Густав был композитором, — он мягко отстранился, быстро юркнул в авто и вернулся оттуда с достаточно большим чёрным плащом. — Что это? — Перестраховка. С тех пор, как мы поженились, такие свидания происходили спонтанно и… — Эрик расстелил плащ, что лёг на песок большим скатом. — У нас вошло в привычку просто сидеть на берегу моря. И действительно, они просто сидели на берегу моря, на расстеленном плаще, глядя, как в воде отражается солнце, что медленно готовится к закату, небо розовеет. А рядом машина, что терпеливо дожидается своих пассажиров. Эрик снял свой пиджак и мягко опустил его на плечи озябшей Крис, которая также, как и муж, не хочет уходить — здесь так красиво и спокойно, даже если прохладно. Расслабившись, девушка чуть наклоняется вбок, опустив голову Эрику на плечо. Он удивляется, но переплетает свои всё ещё перебинтованные пальцы с её. — Крис, — пробормотал он. — Да, — всё ещё на его плече, прижимает его пиджак к себе одной рукой. — Ты могла бы мне сказать, что ты помнишь из различных мест? Магазины, дома, названия улиц. — Зачем? — Чтобы знать, что ты помнишь, чтобы я не боялся отпускать тебя в тот же супермаркет. Ладно? Девушка сжала его пальцы, не ответив. — Что? — забеспокоился Эрик. — Я помню очень мало. Без труда могу отыскать разве что, продуктовый, — в её голосе отчётливо слышны слёзы, Эрик тут же обнял её. — Почему… я помню так… мало? — жалуясь, спросила она в его рубашку. — Ничего, всё в порядке. Тут Крис взяла злость. Девушка резко оттолкнула от себя опешившего Эрика. — Конечно! Вам легко говорить! Каждый мечтает, чтобы жена безвылазно сидела дома, и вот я, как подарок судьбы, ничего не помню, и ради моей же безопасности мне лучше сидеть дома! — Крис! Что ты такое несёшь?.. — после чего он бесцельно взглянул на море. — Всё же считаешь меня… кем? Надзирателем? — бесцветно спросил он, глядя на своё отражение в маске в водной глади. — Почему же ты не написала об этом в письме? Я даже сейчас на тебя не обижен. Мне просто больно. Внутри неё будто бы что-то сломалось. Такой равнодушный голос пугал в разы больше, чем почти-робот в воскресенье. Осознав, что только что сказала, девушка сокрушённо запричитала. — Простите, Эрик! Простите! Я не хотела… Мне так хочется куда-нибудь за пределы дома, одной, хотя бы на часик. Мне так паршиво от того, что я не помню, или помню, но мало. Эрик… К её удивлению, он обернулся и спокойно, но без холодного равнодушия, что было ранее, пробормотал. — Это не твоя вина. И, справедливости ради, я помогал с твоей карьерой певицы, так что, вряд ли я принадлежу к тем мужьям, которые хотят, чтобы их жёны сидели дома. — Но, что тогда делать? — обречённо спросила она. — Может, всё же стоит начать с продуктового? Память может вернуться частично. — А может и нет. — А может и нет. Но попробовать стоит. — Эрик, простите, но не пора ли нам вернуться? В машине на обратном пути ехали молча. Поначалу Эрик предположил, что Крис обижена. Не на него, а на всю ситуацию в целом. Ведь уже не первый раз она спешно замяла разговор. Раньше она так не делала. Но когда её тело стало медленно заваливаться набок на заднем сиденьи, Эрик усмехнулся — девушка просто заснула. Стемнело как раз к тому времени, как они подъехали к дому. За это время пиджак упал с её плеч, а сама Крис вытянулась на сидении, подложив руки под щёку. Эрик, обернувшись, залюбовался спящей супругой. В машине, благодаря маленьким лампочкам, царил полумрак, лицо девушки было в тени, но манящие изгибы её тела были на свету. Эрик сглотнул, когда его голодный взгляд скользнул по её декольте. Он хочет её. Хочет собственную жену здесь и сейчас. И, будь она сейчас самой собой, той, кто помнит, она бы первой взяла его, откинув сиденье рядом с ним в сторону, чтобы легче добраться до любимого. Но это не так. Он заметил, что ей неприятны его объятия, хоть она и старается это скрыть. Также, что полностью запутало его, она вполне спокойно реагирует на поцелуи, сама села на берегу не просто рядом, ещё и взяла его за руку. Эрик боится поднимать эту тему в разговорах с ней, не желая отпугнуть её. Крис сказала, что рада тому, что он не заставляет её исполнять супружеский долг насильно. И что именно этого она боялась, а не обнажённого лица Эрика, что, кажется, действительно так. Мужчина вышел из авто и открыл дверь со стороны Кристины. Девушка сонно взглянула на него, после чего заснула ещё крепче. Эрик осторожно вынул столь драгоценную и любимую ношу из машины, бережно взяв Крис на руки и прижав к себе. Не первый раз она заснула прямо в машине. Кристина снова проснулась, когда супруг уложил её на постель. Девушка тут же в ужасе распахнула глаза, прикрыв себя одеялом, глядя на мужчину, что застыл, нависая над постелью. — Эрик! — нечто между визгом и писком. — Что вы делаете? — Ничего из того, о чём ты подумала, — пробормотал он, отойдя от постели. — Ты заснула, пока мы ехали домой, и я отнёс тебя в спальню. Этот ответ её устроил. Кристина убрала одеяло с лица. — Только теперь твой сон испорчен. — О, Эрик, я же говорила, что ваше лицо меня не пугает… — тут же принялась уверять она. — Знаю, — он прошёлся по своему обнажённому лицу — привычка снимать маску, перешагнув за порог, действует до сих пор. — Я говорил о том, что твой сон исчез из-за твоей быстрой реакции. Вдруг стало так неловко. — Верно. Крис взглянула на резные часы, что также были в винтажном стиле, чёрного цвета, над циферблатом были два ворона, что очень красиво и нисколько не мрачновато. Часы показывали одиннадцать вечера, а рядом с ними на полке красовался большой стеклянный фонарь. Даже такие мелочи придавали комнате сказочно-историческую атмосферу. — Простите, я так отреагировала, боялась, что вы не сдержите слово. Крис прикусила губу и похлопала по месту рядом с собой. Эрик подчинился её просьбе, находясь в смятении. Девушка взяла его за руку и медленно освободила его пальцы от бинтов. Как она и предполагала, раны затянулись, и на второй руке, которую она также разбинтовала, тоже. Чтобы загладить свою вину, она взяла Эрика за руки и поцеловала его длинные холодные пальцы. Эрик повторил этот жест, наблюдая исподлобья, как Крис реагирует на поцелуи. Девушка достаточно спокойна, даже после того, как он позволил себе чуть больше — поцеловать её запястье, Крис улыбнулась, и улыбка её отражалась в лазурных глазах. В одну из бурных ночей, супруги Эрик и Кристина лежали на постели с балдахином. Истинно королевские покои, которые они создали вместе. Пара обнажена и довольна. И возбуждение ещё не выветрилось. Эрик укрыл её и себя тёплым одеялом, потому что в комнате всё же холодно. Внезапно он вздрогнул и резко вобрал в себя воздух, будто задыхается. Неугомонная жена провела под одеялом ладонью по его члену, что немедля среагировал на это поистине наглое прикосновение. — Крис! Девушка рассмеялась. Близость с ним всегда пьянила лучше всякого спиртного. — Это несправедливо, — задумчиво сказала она. — Что? Уж кто бы говорил о несправедливости! Эрик прикусил губу. Мысли о вожделении, которые утихли минуту назад, загорелись в нём с новой силой. — Это несправедливо, — повторила она, повернув лицо к нему. — Почему у вас, парней, есть особый… радар, — она метнула жаркий взгляд на его твердеющее возбуждение и продолжила. — То есть, у вас не возникает проблем с осознанием страсти, ведь тело имеет очень видимую реакцию. А девушки так не могут. У нас нет таких радаров, чтобы наше тело очевидно подсказывало. Может, так было бы проще осознавать, что нам, девушкам, кто-то нравится. Эрик внезапно рассмеялся. — Ты хочешь большой «радар» между своих ног? — такая резкая реакция и такой же резкий смех были вызваны его возбуждением. — Нет! Не это! Что-нибудь, чтобы я не мучалась, — она сокрушённо выдохнула. — Я столько времени маялась, стараясь понять, что испытываю к мальчику из другого класса, дурень! — Кто он? Я его знаю? — кажется, идиотские шутки продолжаются. Крис рыкнула. — Он высокий, носит маску, а ещё с дерьмом в голове! Да ты, ты этот мальчик! Эрик, в отместку за вернувшееся возбуждение и за «дерьмо в голове», ущипнул возлюбленную жену за сосок, отчего девушка издала полукрик-полустон от неожиданности. — А это разве не является женским радаром? — Не очень действенным и крайне ненадёжным, и больше сбивает с толку, чем объясняет, — Крис умеет злиться на него долго, но сейчас не тот случай. — Например, соски твердеют на холоде также без нашего ведома. А ваш мужской радар без вашего ведома «включается» только по утрам. Крис забралась на него сверху, чтобы удовлетворить своё и его желание, которое они специально разбудили друг в друге. — Ах, кстати, всё забываю тебе сказать, дорогой мой, — в её глазах неуёмным огнём пылает страсть, что также отражается в его взгляде. И такой же страстный поцелуй. — Ты просто дьявол! Когда же глаза Эрика расширяются, но уже не от страсти, Крис тут же обездвиживает его руки, чтобы только он не закрыл лицо. Для этого она распласталась на нём, сжимая его руки за запястья по бокам. — Я не имела в виду ничего из того, что ты подумал, глупый. Разве ты не понял, что это был комплимент за твои умения в постели? Эрик недоверчиво покосился на неё. — А иначе нельзя было сказать? Девушка замотала головой, лишь немного ослабив хватку на запястьях — на всякий случай. — Я — твоя дьяволица, значит ты — мой дьявол, разве нет? После этих слов и того, что её пальчики прошлись вверх вдоль его рук, он возбудился ещё больше. — Верно. Ты истинно дьяволица! — прошипел он, опаляя горячим дыханием её щёку. — Отлично! А теперь давай устроим жаркую ночь… снова. Крис действительно ездила в продуктовый. Эрик подсказал, что она может поискать деньги в своих вещах, и девушка нашла даже больше, чем ожидала — те отыскались в резной шкатулке с орнаментом роз, что оказалась с двойным дном. Девушка взяла сумму, достаточную для такси и покинула дом. Возвращаясь домой, Эрик был уверен, что Кристина будет встревоженной после такой прогулки. Возможно снова будет хандрить, потому, оказавшись на лестнице, он глубоко вдохнул, готовый поддержать возлюбленную. Он застыл прямо на пороге, так как радостный вихрь в синей блузке и белой юбке подскочил к нему и крепко обнял худое тело. — Крис? — он неловко обнял жену в ответ и был приятно удивлён. Кристина прижалась к нему ещё сильнее и что-то промурлыкала себе под нос. После чего отстранилась, не переставая улыбаться. Она светилась от восторга, и особое очарование её улыбке придавал прозрачный блеск для губ. Эрик рассеянно облизал свои, ожидая, когда она хоть что-нибудь объяснит. — Я… я… я потихоньку действительно вспоминаю! Вы были правы! — девушка тяжело дышит, будто от длинного бега по пустыне, где нет и не может быть воды. — Я вспомнила закусочную напротив продуктового. Смутно помню, как мы с папой, когда я уже взрослая, мне шестнадцать или больше; покупаем там по хот-догу. Это не бог весть что, но дорога проявляется! Эрик понял, о какой она дороге — той, что была описана ею в письме. — Только я ничего не купила, — как-то виновато созналась она. Мужчина мягко улыбнулся. — У нас была другая цель. Я рад, что ты потихоньку вспоминаешь, и что ты улыбаешься. А о еде не беспокойся — у меня в машине пакеты с продуктами, я забыл о них, так как положил их под сиденье. — Я принесу! — воскликнула Крис и мигом умчалась к его авто. «Наконец, ожила», — облегчённо подумал Эрик, идя вслед за ней.
Примечания:
Кстати, да, у меня в голове не укладывается что Эрик бы запер её в доме на озере. И ещё одна причина в том, что он и Крис вместе переживали за её карьеру, а то, что Крис сказала виконту о том, что больше нигде он её не услышит. Ну, это можно объяснить по-разному. Например, что после свадьбы она возьмёт фамилию Эрика, и уже не будет выступать, как Кристина Дае. Либо же Крис думала, что Эрик не разрешит ей выступать (во что, если честно, вообще верится с трудом). Эрик не только хотел слышать прекрасный ангельский голосок Крис, но и сам переживал за её карьеру. Не затем ведь, чтобы всё это перечеркнуть.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты