Маховик сознания

Джен
R
В процессе
2242
автор
Размер:
планируется Макси, написано 125 страниц, 15 частей
Описание:
Здесь вы найдете троллинг и издевательство над каноном. Рояли в кустах, МэриСью на телеге шаблонов, Дамблдор и Ко с мародерами под плинтусом. Никакой художественной ценности текст не представляет и нравоучительной морали не несет.
Посвящение:
Тем, кто поддерживает меня, несмотря на злой юмор и неидеальную графоманию. Спасибо за ваши комментарии и лайки!
Примечания автора:
На оригинальность не претендую. Если вам кажется, что нечто похожее вы уже читали – вам не кажется. За столько лет, сколько существует фандом ГП, авторы перебрали уже миллионы сюжетных поворотов, так что и это где-то когда-то уже было.
Для почитателей канона: история - АУ, поэтому школа называется ХогварДс, это такой авторский произвол! Исправлять на ХогварТс не нужно. Тех, кому неймется, буду отправлять в бан! Некоторые другие названия и имена также искажены в угоду авторскому АУ, просто примите к сведению и не засоряйте ПБ.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
2242 Нравится 666 Отзывы 884 В сборник Скачать

Часть седьмая. Нормальные Герои всегда идут в обход.

Настройки текста

И вот, когда вы в двух шагах От груды сказочных богатств, Он говорит вам: Бог подаст.

***

— Леди Блэк, — весьма прохладно поприветствовал меня Дамблдор, сверкая острым взглядом через очки-половинки. — Директор Дамблдор, — не менее сухо отозвалась я. — Совету попечителей поступили неоднократные жалобы о том, что по школе перемещается какое-то неизвестное существо пятого класса опасности, и что уже двое магглорожденных окаменели. — Как вы можете это прокомментировать? — поинтересовался из-за моего плеча лорд Нотт. Мы прибыли только вдвоем, пока что с визитом вежливости, как представители от попечительского совета, в который меня приняли с распростертыми объятьями. По большей части благодаря щедрым финансовым вливаниям, конечно же, но и репутация тоже повлияла. — Никак, — кисло ответил Дамблдор. — Все это — лишь слухи и сплетни. В прошлом году команда педагогов безуспешно искала тролля, в этом после Хэллоуина начались разговоры о василиске. — Легенда Тайной комнаты? — понимающе уточнил Нотт. — Ну, так василиск точно был. Я лично его видел. Дамблдор сморщился, словно унюхал что-то неприятное. — Ваш хозяин называл себя потомком Слизерина. С тех пор о чудовище никто не слышал. Да и в то время… не хочу сомневаться в ваших словах, но никаких доказательств существования василиска нет. Миртл Уоррен погибла от жвал акромантула. — А вы хотели колдографий? — насмешливо спросила я, сжимая руку Магнуса, чтобы тот не сорвался и не наговорил лишнего. — Может и Колина Криви с камерой в засаду вы отправили? А что? Вам не привыкать посылать детей на войну. — Леди Блэк, я бы попросил удержаться от необоснованных обвинений! — метнул на меня яростный взгляд Дамблдор. — Мы хотим видеть мистера Криви. И мистера Финч-Флетчли. Пострадавших пока только двое? Или уже прибавилось? — подал голос лорд Нотт. — Двое. И у колдомедиков нет гипотез, от чего именно окаменели дети. Разговоры об опасном существе в стенах школы ходят, но слухи сильно преувеличены. — Безусловно. Это, наверное, близнецы Уизли шалят. Надо снять с них десять… нет, целых двадцать баллов и отправить полировать кубки в Зале Наград, чтобы больше они так не делали, — съязвила я. С Дамблдором у нас вот уже полгода шла холодная война. Он был убежден, что я возродилась из крестража, и убила Аластора Грюма. Доказать, увы, не мог. Я не сомневалась, что это Дамблдор дал Грюму приказ о моем устранении. Но это тоже были только домыслы. Тем временем мы дошли до больничного крыла. — Поппи! — громко позвал Дамблдор. — Леди Блэк и лорд Нотт желают ознакомиться с состоянием пострадавших. Из-за ширмы выплыл Снейп. В закрытой черной мантии, с сальными волосами, уныло свисающими по обе стороны его длинного лица. — Директор, мадам Помфри выправляет вывих Энди Харперу. Его столкнули с лестницы близнецы Уизли. Нам повезло, что он не сломал шею и что не пострадал позвоночник. — Еще пять баллов с Гриффиндора? — насмешливо осведомилась я. — Мы сами разберемся в ситуации, — проскрежетал Дамблдор. Лорд Нотт кашлянул и счел своим долгом вмешаться: — Отчего же? Я не откажусь побеседовать с мальчиком и сделать собственные выводы. Кстати, Уизли же чистокровные? Напомните, они оплачивают обучение в полном размере или получают какую-то скидку за опт? И вот тут у директора сделался такой благолепный вид, что я сразу же решила поднять вопрос проверки оплат перед лордом Малфоем — он обеспечивал основное финансирование. Пусть-ка проверит, не учатся ли презираемые им Предатели Крови в Хогвардсе, получая лучшее в МагБритании образование за его счет? Дамблдор тем временем с важным видом бормотал что-то о собственной занятости и о том, что бумагами занимается его заместитель, а я оттащила Снейпа в сторону: — Почему вы не хотите закупить мандрагор на стороне? Зелье готовится почти месяц, дети и так серьезно пострадают. Чем дольше длится пребывание в состоянии оцепенения, тем тяжелее потом раскачивается мозг, ты должен это знать. Некоторые процессы необратимы. — Директор не хочет выносить проблему за пределы Хогвардса, — недовольно процедил Снейп. — Я пытался доказать ему, что все равно пресса не останется в стороне, и что дополнительные расходы можно обосновать, в крайнем случае, сэкономить на чем-то еще, но он никого не слушает! Нам с Помоной остается только ждать, пока вырастет наш собственный урожай. Хотя как раз у нас в теплицах мандрагоры далеко не высшего качества. — А что с девчонкой Уизли? Нашли тетрадку? Снейп помотал головой: — Это не она. Не знаю, откуда у тебя информация, но Джинерва Уизли ведет себя вполне адекватно, в ночных прогулках замечена не была, и от ее вещей не фонит темной магией. В отличие от тебя, кстати. За пределами школы это было не так заметно, но в Хогвардсе ты выглядишь сгустком тьмы. Я ловко перехватила его руку и уставилась на лишний перстень: — Ты защитил мастерство по менталистике?! Ого! — Да. В августе, во Всеевропейской гильдии, — он задрал нос. — Твои уроки не прошли даром! — В августе? Почему я тебя там не видела? Тут уже он сцапал мою ладошку. После чего челюсть у него отвисла. — Ты… Ты… Макклауд, ты получила четвертое мастерство?! От мастера-менталиста перстни скрыть невозможно, так что пришлось признаваться: — Я даже не готовилась. Случайно вышло. Кстати, вообще-то я — Блэк. Или тебе детские комплексы не позволяют называть меня этой фамилией? — Не уходи от темы! — уставился на меня своими обсидиановыми глазищами Снейп. — Как тебе удалось? Другие в подмастерьях по десять лет ходят, а ты вообще этот этап проскочила! Я вздохнула: — Я вообще-то на менталистику собиралась сдавать, ну, помнишь, я тебе говорила… — Я думал, ты шутишь!!! — Ты сомневался в моих талантах есть мозг чайной ложкой? — В этом — нет. В талантах — да! Какой из тебя менталист? Ты только окклюментивные щиты отлично держишь, мысли читать — вообще не твое. — Ага, — мрачно призналась я. — Меня и завернули сразу же, так и сказали, что я даже на подмастерье не тяну. Не так, конечно, дураков ссориться с мастером некромантики нет, но посыл был понятен. Я зашла в кафе запить водочкой горе, случайно встретила князя Голицына, мы знакомы по повторному разбирательству дела Сириуса, зацепились языками, то да се… Продолжили у него, утром я проснулась с жуткой головной болью и омерзительнейшим похмельем… — … голая в его постели… — со Снейпа можно было ваять статую «Осуждение ведьмы-распутницы святым инквизитором». — Вот уж нет! — возмутилась я. — Я девушка честная! Секс только после свадьбы. Снейп оттаял и даже хрюкнул: — А правда, что Блэку после свадьбы два года ждать пришлось, пока обломилось? Слухи такие ходили. — Правда, — призналась я. — Но только потому, что мы были слишком молоды. Так что не смей об этом даже вспоминать! Понял?! — Понял-понял, — поспешно закивал он с крайне довольным видом. — Не понял только, как ты стала мастером рун. Ты же никогда ими не интересовалась. — А вот так. Проснулась, посмотрела на окно, а там на раме — шумерская рунная цепочка. И я ее могу прочитать. Посмотрела на потолок — рунная вязь. Византийская. И ее я тоже понимаю. Даже могу усовершенствовать. В общем, я выпила пол литра рассола, умылась, позавтракала блинами с семгой и пошла подавать заявку в Гильдию. До сих пор не знаю, что это такое было. Вообще-то догадываюсь. Это смерть меня так отметила. У меня теперь на затылке перевернутая руна Альгиз красуется, которой раньше не было, а на копчике — знак бесконечности. Так что скорей всего новое знание мне вместе со вторым шансом прилетело. Так себе компенсация за то, что я теперь не могу наслаждаться армянским коньяком, но хоть что-то! А еще я слегка покривила душой. Руны я не читаю — понимаю интуитивно. Потому что вижу их магические составляющие. И так же интуитивно, буквально на вдохновении, могу что-то намалевать. Сомнительное достижение, на самом-то деле, особенно для такого перфекциониста, как я, но дареному коню в зубы не смотрят. Тут вернулись лорд Нотт с Дамблдором, которые общались с Харпером, и мы всей компанией отправились смотреть на окаменевших детей. Мгм. Ну что я могу сказать — зрелище не из приятных. И это совершенно точно — работа василиска. В чем я вообще-то и не сомневалась. С василиском мы все познакомились еще в прошлом году. В первую же неделю сентября. Мы с Кассиопеей страховали, а Гарри вел переговоры. Мировой оказался змей, очень на русского мужика средних лет похожий. Прямо вылитый сосед Вася. Интересовало его все то же самое: сладко поспать, вкусно пожрать, баня с бабами (в нашем случае озеро с русалками) и охота с мужиками (Запретный лес, кентавры и акромантулы). Всего-то нижний уровень пирамиды Маслоу. Ну ладно-ладно, второй уровень: комфорт он тоже любил, требовал, чтобы было тепло и сыро. Так что с Поттером в роли переводчика мы очень быстро договорились: рептилию напрасно не беспокоить, дважды в год поставлять по два быка или четыре барана и выпускать иногда развеяться. В качестве бартера в обмен на еду Вася сцеживал Гарри яд, терся тушкой о колонны, чтобы чешуя соскребалась, и не шастал по школе. Все. Последний выползок мы и без разрешения прихватили. А больше там не было, — василиски линяют раз в сто лет и все предыдущие, видимо, Волдемордушка прибрал. Надо же ему было строить на что-то свою империю. Власть — дело дорогое. Договоренность всех устраивала, проблем вроде бы не намечалось и тут: здравствуй, канон! Явилась какая-то «мелкая самка» с «прежним хозяином», который «не жив, ни мертв» и заставила змейку ползать по школе. И что за язык такой этот парселтанг?! Моя твоя не понималь. Камень теплый, баран вкусный, самка мелкая. И никаких индивидуальных признаков. Впрочем, претензии необоснованные. Я вот тоже китайцев и корейцев не различаю, даже дорамы не смотрю, потому что они все для меня на одно лицо. Так что верю, что и мы для василиска одинаковые. Только как теперь виновного искать? Может, тут история пошла не по канону? Но что это тогда за «самка» такая? Если не Уизли, то кто? Пока вопрос не решится, я велела Гарри держаться от василиска подальше — вдруг у того окончательно резьбу сорвет? Он же сразу дал понять, что приказы «хозяина» ставит выше, чем договор с Поттером. Наверное, сказывалось Риддловское родство со Слизерином. За детей было страшно. Поглядев на окаменелости, мы с Ноттом тут же дружно выразили желание пообщаться со своими отпрысками: он с Теодором, а я — с Кассиопеей и Гарри. Дамблдор снисходительно позволил, и в сопровождении Снейпа мы отправились в подземелья. — Северус, как там твоя метка поживает? — негромко спросил Нотт. О, точно! Они же знакомы по этому своему любительскому пожирательскому кружку! — Иногда дергает, — признался Снейп. — Вот и у меня тоже. Ты не застал, а я эту тварь видел, жуткая змеюга. Как считаешь, может Лорд вернуться? — Господа, не о том думаете, — вмешалась я. — У змеи есть поводырь. Кто-то использует школьника, чтобы управлять василиском. Найдем школьника — решим вопрос с вашим Лордом. Я правильно понимаю, что вы будете не особенно ему рады? Голоса у вас невеселые. — Времена изменились, — после паузы обронил Нотт. — У нас теперь семьи, дети, положение в обществе, репутация. И так едва отмазались в свое время. Бешеная Бэлла может и готова бежать размахивать палкой, а вот я — уже нет. — Я — тем более, — глухо признался Снейп. Ну да, на том-то столько обетов навешано, мама не горюй! Как еще не сломался под их тяжестью! — Значит, ищем поводыря, а там посмотрим по обстоятельствам, — решила я. Нотт не особенно мне поверил, да и с чего бы, но когда мы возвращались обратно, выглядел уже более позитивно. Что-то такое Снейп ему про меня понарассказал. На выходе я раскланялась с Гилдероем Локхардом, взяла у него автограф и, дойдя до ворот, переместилась сразу на Гриммо. Проверила сейф. Медальон лежал на второй полочке, рядом с диадемой. Ничего никуда не делось. Я заперла все обратно, подошла к камину и вызвала Малфой-менор. Тут внесу ремарку. С Нарциссой у нас прекрасные отношения. Из всех девочек Блэк она всегда была самой умненькой и любознательной. Она первой и узнала о том, что я вышла замуж за Сириуса. Случайно. Заглянула в гости к тетушке и углядела изменения на гобелене. Что интересно — вопросов Блэкам задавать не стала. Сообразила, что раз о свадьбе не упоминают даже в светских беседах, значит, тут кроется подвох. И решила навестить новую родственницу — то есть, меня. По школе она меня отлично знала — Нарцисса была всего-то на пару лет старше. Я приняла кузину супруга по-родственному, и мы отлично пообщались. Она поздравила меня с прошедшим бракосочетанием, не скрывая своих соболезнований. Я пожелала ей удачи на грядущем мероприятии (они с Люциусом были помолвлены и готовились к свадьбе), и мы расстались вполне довольные друг другом. Напоследок я любезно попросила Нарциссу не афишировать изменившийся статус Сириуса и по возможности накинуть на гобелен чары отвлечения внимания. Не то, чтобы я волновалась из-за Вальбурги или Ориона — те в упор ничего не замечали, но мимо гобелена еще внимательный Регулус иногда ходил, да и домовики могли решить его почистить и доложить главе рода о спонтанном браке его наследника. Нарцисса не отказала. Сказала, что буду должна. Ну, это само собой. В итоге о свадьбе Вальбурга узнала с огромным запозданием, а мы с новоиспеченной леди Малфой поддерживали формальное, но регулярное общение даже тогда, когда я покинула Магическую Британию. И, разумеется, как только мы с Кассиопеей вернулись и включили в нашу маленькую семью сиротинушку Поттера, я тут же решила познакомить детей с Драко. Для пользы дела. Нарцисса с энтузиазмом согласилась. Ее эмоции стали мне понятны, когда я узрела тощенького бледненького высокомерного эльфа, который совершенно не умел общаться с ровесниками, отчаянно важничал и пытался во всем копировать отца. Выглядело это до того нелепо, что впору было обращаться к детскому психологу. Впрочем, с Поттером ситуация складывалась не лучше. Гарри после Дурслей был робкий, заморенный, всего боявшийся и абсолютно не умеющий отстаивать свои интересы. Тоже эльф, только домовой. Что создавало не менее серьезные проблемы. И вряд ли из их общения вылилась бы хоть какая-то практическая ценность, если бы не третья сторона в лице прекрасно развитой самодостаточной Кассиопеи, которая отлично ориентировалась в обоих мирах: маггловском и магическом, и была заводилой у гораздо более продвинутых детишек. Две козявки: чернявая и белобрысая, оказавшиеся на год младше и на голову ниже Кассиопеи, и вдобавок отличавшиеся редкостной социальной неадаптированностью, просто вынуждены были объединиться в попытке устоять против той сокрушительно-разрушительной силы, которой являлась моя дочь. И уже через год их «дружба» дала замечательные плоды: Драко научил Гарри летать на метле, играть в плюй-камни и говорить слово: «нет», Гарри познакомил Драко с маггловской детской литературой и комиксами и порядком сбил с него спесь, открыв мир супергероев и Людей-Х. Активно осваиваясь в обоих мирах, мальчишки и не думали посягать на авторитет ужаснейшей и благороднейшей мисс Блэк, почти постоянно являясь невольными участниками устраиваемых ею проказ, но все же им были по нраву их собственные, чисто мальчуковые развлечения, и они неплохо общались вдвоем, давая нам с Нарциссой множество поводов для встреч. А вот с Люциусом я сталкивалась редко. Сына он, конечно же, любил, но как-то издалека, отстраненно, отдав воспитание Драко на откуп супруге, репетиторам и домовикам. Поэтому наше знакомство было скорее светским. На уровне: «добрый день — отличная погода». Когда я вошла в попечительский совет, ничего не изменилось. Ледяная красота Малфоя приводила меня в восторженно-созерцательное состояние, так что в его обществе я вела себя, как воспитанная молодая леди и не показывала всей глубины своей стерво… гм! богатой натуры. Но сейчас пришло время откровенно поговорить о делах. Люциус принял меня в кабинете, отделанном в сиреневых оттенках. У меня от обилия сиреневого сразу же повысилась склочность характера. Еще бы — цвет лица при таком освещении выглядит просто ужасно, а я и без того не выспалась и щеголяла тенями под глазами. — Леди Блэк, — Малфой церемонно кивнул: — Как прошел визит в Хогвардс? — Это василиск, однозначно, — без экивоков сообщила я, усаживаясь в кресло и закидывая ногу на ногу. — Которому наплевать на статус крови, если вы не потомок Слизерина. Нам просто повезло, что пострадали только маггленыши, но пока он ползает по школе, в опасности все дети. Включая мою дочь, вашего сына и даже змееуста Поттера. Так что давайте без реверансов, Люциус, кому вы подкинули дневник? У Малфоя окаменело лицо: — Боюсь, я вас не понимаю. — Черная тетрадь. Дневник Темного Лорда. Его крестраж, который он оставил вам на сохранение. Куда вы его дели? — Вы бредите? Какой крестраж? — вот сейчас он был похож на ожившую статую. Такой же бледный, прекрасный, но безжизненный. И ни единой эмоции, только опасный блеск в глазах. Что там Стефани Майер писала про Эдварда Каллена? Пф! Рядом с Люциусом этот вампирчик выглядел бы сущим дилетантом! Даже его алмазное сияние потухло бы от такого соседства, показавшись дешевой китайской пудрой. Люциус напоминал оживший прекрасно ограненный брильянт килограммов под девяносто весом. Я пожала плечами: — Можете упираться, конечно, но от правды не уйдешь. Если мы не найдем поводыря до Рождества, я буду решать вопрос радикально. Кассиопея может не возвращаться в Хогвардс на обучение. У Гарри такой возможности нет. Но в школу я его не отпущу — и неважно, какие силы мне придется задействовать. Так что включите ваши сиятельные мозги. Василиском управляет юный Том Риддл из тетради. Его нужно остановить. — Том Риддл? Кто это? Этот спектакль стал мне надоедать. — Гусеница, из которой вылупился Волдеморт! — прошипела я. — Дневник у Уизли? Или вы его подсунули кому-то еще?! — У Уизли, — заторможено подтвердил Малфой, заставляя меня вспоминать анекдоты о блондинках. — А Снейп считает, что нет. Кому из рыжих и когда вы его сплавили? — Так, значит, крестраж, — дошло до Малфоя. — Я подозревал, что все непросто, но не думал… — Похоже, вам это вообще не свойственно, — раздраженно перебила я Люциуса. — Как можно было дойти до мысли избавиться от единственной страховки, которую оставил вам ваш господин? Недальновидно и абсурдно до нелепости! — Да откуда вы все это знаете?! — отжил он. — Это была Джинни Уизли? В ее учебники вы подбросили тетрадь? — Да, — кивнул Люциус. — Значит, наши дела плохи, — констатировала я. — Либо Снейп полный лох, либо у Джинни дневника нет. Надо прикинуть, куда он мог деться. И поскорее, пока тысячелетняя рептилия не окаменила половину Хогвардса. — Предлагаете напоить ее веритассерумом? Я имею в виду Джинни, а не рептилию. — Я?! Я ничего не предлагаю, — Люциус заерзал под моим тяжелым взглядом. А я еще и магией надавила. — Вы создали проблему, вам ее и решать. Ищите! Как только у меня будет дневник, василиск вернется в подземелья и никого больше не побеспокоит. Малфой изогнул губы в удивительно неприятной для такого красивого человека улыбке: — При наличии змееуста Поттера сложности в добыче яда василиска не будет, верно? А я-то думаю, откуда на черном рынке появился такой редкий продукт… Но вы уверены, что Лорд не вернется и не отомстит вам за гибель крестража? — О себе позаботьтесь, вам-то он точно хвост накрутит, — парировала я. — А я свои проблемы решу сама. В свое время. Не знаю, каким способом Малфой добыл информацию, но он это сделал. История оказалась куда более прозаичной, чем у мамы Ро. Джинни Уизли, вернувшись с покупками, похвасталась неучтенным подарком матери, та тут же опознала темную ауру, Артур провел проверку и, перепугавшись, поступил точно так же, как и Малфой. Вот вроде бы такие разные, но такие одинаковые идиоты! Мистер Уизли подкинул подозрительную тетрадь соседской девочке — недавно потерявшей мать Полумне Лавгуд. Та была одинока, несчастна, и принялась активно делиться с «другом Томом» не только горестями, но и своим видением мира. Учитывая, что реальная Луна канонной героине могла дать сто очков форы, призрак вскоре оказался слегка дезориентирован. А после и вовсе попал в зависимость — все же Лавгуд была чрезвычайно харизматична! В Хогвардс они приехали слаженным тандемом. Том не забирал у Луны сил больше положенного, за что она частенько давала «порисовать картинки» в тетрадке разным сокурсницам, понемногу подпитывая своего приятеля. Хрупкая, почти прозрачная, абсолютно чокнутая Луна ни у кого подозрений не вызывала — все знали, что после смерти матери она не в себе. Потому и по ночам бродит, и обувь забывает надевать, и волосы не причесывает. И все же Том о ней по-своему заботился. Наказывал обидчиков, когда Луна добровольно одалживала ему тело, диктовал ей эссе, учил заклинаниям. А однажды показал василиска. От василиска Луна пришла в полный восторг и, конечно же, не отказалась прокатиться. Том уцепился за возможность чем-то порадовать свою подружку, ну а поскольку он был все же призраком, а она — чрезвычайно рассеянной юной леди, появились жертвы. Хотя никто не желал причинять им зла. Василиск даже не убил их совсем, просто окаменил — это был высший уровень возможной безопасности. С Полумной пришлось серьезно поговорить, тетрадь изъять, пообещав, что когда-нибудь ее друг может вернуться во плоти, после чего Гарри без труда восстановил прежние договоренности с василиском. А лорд Малфой получил очень выгодный контракт на поставку яда и чешуек — надо же было как-то обеспечить его молчание! К весне Касси с друзьями нашли яйцо дракона. У Хагрида в хижине, в камине. Понятия не имею, для чего это кому-то было нужно, но полагаю, что на наживку ловили Поттера — Рон Уизли как раз активизировался, приглашая Гарри прогуляться, поиграть в плюй-камни, навестить лесника. Увы ему, моя дочь успела первой! А поскольку драконы были официально запрещены к разведению без лицензии, ушлые слизеринцы решили, что заимствование яйца в такой ситуации — не воровство, а спасение лесника от грозящего ему срока в Азкабане. Точнее, что они думали на самом деле, никому доподлинно не известно, но именно эту версию детки выдали Снейпу, когда тот застукал их с поличным: подельники делили осколки скорлупы по весу. Зародыша дракона они анонимно продали в аптеку Малпеппера сразу же, через посредников с Равенкло. Снейп ужасно разозлился (на то, что ценный ингредиент уплыл у него из рук) и немедленно наказал оболтусов отработками. Даже Кассиопею. Та пыталась нажаловаться мне, но я приняла сторону декана — в этой ситуации Снейп был прав. Деткам вообще стоило подстраховаться заранее, заставив взрослого стоять на стреме и потом реализовывать яйцо. Вот тогда я бы точно была спокойна, а заодно проследила, чтобы он их не обманул. Конец года ознаменовался победой Слизерина, хотя Хаффлпафф подошел к лидерам практически вплотную. Поттер оказался весьма обстоятельным барсуком и тащил баллы в копилку, как добычу в норку. На каникулы я оставила детей на домовика и мамулю и отправилась в Италию, прихватив злополучную тетрадь, диадему и медальон. Надо было посоветоваться с магистром ритуалистики и друзьями-некромантами. Может, и правда выйдет какой толк от воскрешения Темного Лорда? Все же линия Слизерина! Но меня в очередной раз обломали. Три крестража в сумме хоть и собирали большую часть души, но для возвращения полноценной личности, а не психопата со змеиной мордой, требовалось изъять кусочек из рептилии. Ну или упокоить ее вместе с ним — иначе никак. А где ползала Нагайна я понятия не имела.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты