Память вернётся

Слэш
R
Завершён
707
автор
Размер:
83 страницы, 9 частей
Описание:
Вэй Ин — многообещающий писатель, который ещё в восемнадцать лет дебютировал с крайне успешным романом, а два года спустя повторивший успех с новым произведением, внезапно пропадает. Лань Чжань — его лучший друг, его редактор, бессменный первый читатель и... безгранично влюблённый в него, с головой уходит в работу, в поиск новых талантов, не переставая скорбеть об утраченном и неосуществившемся. Однажды он встречает новый роман неизвестного автора Мо Сюаньюя. И узнаёт слог Вэй Ина.
Посвящение:
Лизе Каширских, ловцу кирибанов
Примечания автора:
Это должен был быть драббл за кирибан, но идея слишком велика.
Могут добавиться персонажи, метки и прочее, и прочее.

Про кирибаны можно посмотреть тут: https://vk.com/wall-131081371_14257

Да, все впроцессники будут обновляться раз в неделю или раз в полторы недели, если меня не убило авралом. Всё будет дописано.

Другие работы по "Магистру дьявольского культа" https://ficbook.net/collections/14102295
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
707 Нравится 244 Отзывы 283 В сборник Скачать

Часть 6

Настройки текста
Ночью Мо Сюаньюй выслал новый вариант главы, и Лань Чжань предложил ему заехать к обеду в издательство. На самом деле он всерьёз опасался, что не сдержится больше и… Он пытался не представлять, что может последовать за этим «и». Он не хотел знать, в какой момент закончится его стойкость, в какую минуту эмоции возобладают и он просто не сумеет остановиться. К счастью, Мо Сюаньюй согласился и с назначенным временем, и с местом. Тон его писем был нейтральным, и хоть это пугало больше, чем возмущение, Лань Чжань запретил себе думать о причинах подобного. С того момента как пришло последнее письмо, потянулось неприятное ожидание. Лань Чжань не находил себе места, слишком долго не мог уснуть, а утром снова и снова читал главу, почти не понимая, прав ли, выделяя те или иные места. Эмоциям начал сдаваться даже профессионализм. Вырвать его из круга тягостных мыслей сумел Не Хуайсан. Он перезвонил поздним утром и завалил вопросами: — Зачем тебе понадобилась Вэнь Цин? Что-то случилось с тобой или Сичэнем? Специалист её уровня не берётся за рядовые травмы, что произошло? — по голосу слышалось, насколько он взволнован, и Лань Чжань поспешил успокоить: — Ничего не случилось. Расскажи, что ты узнал. — Ничего? С тобой что-то происходит уже не первую неделю, — заворчал Не Хуайсан. — Но ладно, поиграй пока в загадки. Послушай, Вэнь Цин — гений в своей области. В её клинику обращаются с тяжелейшими травмами, она ставит на ноги безнадёжных. А ещё под её началом вот уже пять лет исследуют тему амнезии… — Амнезии?.. — повторил Лань Чжань, и ему на мгновение стало нечем дышать. — Ты уверен? — Абсолютно. И вспоминая твой прошлый запрос, я уточнил, что может связывать Мо Сюаньюя с Вэнь Цин, и выяснил, что он лечился у неё, — Не Хуайсан сделал паузу. — Лечился… — снова не удержался от повтора Лань Чжань. — Что случилось, выкладывай? — немедленно потребовал Не Хуайсан, как будто только и ждал этого. — О чём ты молчишь? Напомнить тебе, для чего существуют друзья? Напомнить, что справляться в одиночку — плохая идея? Лань-сюн?! Да, мы давненько не пересекались, но это не значит, что я не готов помочь тебе, если нужно. Не хочу потерять ещё одного друга, слышишь?.. — Приезжай, я… покажу тебе кое-что… кое-кого, — выдохнул Лань Чжань, не зная, что ещё сказать. Не Хуайсан помолчал мгновение, а затем бросил короткое «Еду» и отключился. Некоторое время Лань Чжань сидел за рабочим столом, словно в оцепенении. Возможно, следовало позвать и Цзян Чэна, но что-то останавливало его. Как будто бы ещё один человек мог разрушить чудо, которое почти было в его руках. Чудо ли?.. На самом деле он понятия не имел, как назвать то, с чем ему пришлось столкнуться. *** Не Хуайсан примчался чуть ли не в течение пятнадцати минут, уселся в кресло для посетителей с термокружкой кофе и уставился на Лань Чжаня, почти не мигая. Когда молчание слишком затянулось, он сощурил глаза. — Что ты хочешь показать мне? — спросил он напрямую, не собираясь оставить всё на самотёк и дожидаться, когда же Лань Чжань сможет связно объяснить, что происходит. Вздохнув, Лань Чжань кивнул на две книги, лежащие на его столе рядом. — Не жду, что ты поймёшь, но всё-таки… — он пожал плечами. — Посмотри. Хочу знать твоё мнение. Не Хуайсан с любопытством подтянул оба тома к себе, почти ласково погладил по корешку «Летящих» и присмотрелся к «Карнавалу». Помедлив немного, он сказал: — Роман… Вэй-сюна я отлично помню. Я… недавно перечитывал его, — голос его чуть изменился, и он открыл первую страницу «Карнавала». — А этот не читал, — он замолчал на долгие десять минут, вчитываясь в первую главу. Лань Чжань не ждал, что Не Хуайсан почувствует — действительно почувствует — то же самое, что мог уловить Сичэнь, что поразило его самого. Несмотря на тонкий вкус в литературе и искусстве, Хуайсан всё же оставался зрителем, а не редактором, и некоторые моменты языка от него ускользали… Однако когда Не Хуайсан резко поднял голову от страниц, в лице его было знакомое смятение, а голос дрожал: — Кто это… кто написал это? Кто всё-таки такой Мо Сюаньюй? Почему ты спрашивал о нём? О Вэнь Цин? — Значит, и тебе кажется… — Лань Чжань не продолжил, встретившись с Не Хуайсаном взглядом. Они молчали долгую минуту, пока Лань Чжань не закончил: — Язык. Слог. — Язык, слог, образы, наконец! Да, это… так писал Вэй Ин, — выдохнул Не Хуайсан. — Невозможно не заметить сходства. Неужели… такое возможно?.. Лань Чжань кивнул невпопад, но у него не было сил объяснять или смотреть во вспыхнувшие надеждой чужие глаза. Взяв себя в руки, он добавил: — Мо Сюаньюй… приедет с минуты на минуту, — он опустил голову. — Хочу, чтобы ты увидел его, а он — тебя… Только, пожалуйста, не делай глупостей и… не напугай его. — Не напугать его? — Не Хуайсан недоумённо качнул головой. — Не делать глупостей? Что это ещё значит? — Ты… ты должен понять… — вздохнул Лань Чжань. В этот момент сработал коммуникатор на его рабочем столе. Голос секретаря возвестил: — К вам Мо Сюаньюй. — Хорошо, пусть войдёт, — разрешил Лань Чжань строгим голосом, глядя Не Хуайсану в глаза. Не Хуайсан встал и отошёл, остановившись у окна так, чтобы сразу увидеть входящего. Мо Сюаньюй появился через минуту, на лице его застыло то самое упрямое выражение, которое слишком отличалось от всех, что Лань Чжань помнил у Вэй Ина. Сегодня он был одет намного небрежней обычного, он всё время едва заметно прикусывал губы и, похоже, очень плохо спал — тени залегли под глазами. Измучился ли он, стремясь сделать текст совершенным, или так сильно обижен отказом?.. Лань Чжань не брался судить — и от того, и от другого у него одинаково болело в груди. Не Хуайсан переступил с ноги на ногу, и Лань Чжань заметил, как Мо Сюаньюй напрягся, заметив, что в кабинете есть кто-то ещё помимо них двоих. И как вздрогнул, широко раскрыв глаза, Не Хуайсан, когда они встретились взглядами. — Добрый день, — чуть поклонился Мо Сюаньюю Лань Чжань. — Садитесь. Мой друг — Не Хуайсан — сейчас уходит. Он не помешает нашей беседе. Мо Сюаньюй снова посмотрел в сторону Не-сюна, в лице его мелькнуло что-то, похожее на смятение, но он твёрдой походкой подошёл к столу и опустился в кресло для посетителей, поставив сумку с ноутбуком на пол. — Да, мне уже пора, — кивнул Не Хуайсан поспешно и подошёл к двери. — Зайду ещё к… В общем, некоторое время буду здесь, Лань-сюн, — он сощурился и мотнул головой, точно пытался избавиться от наваждения. Лань Чжань кивнул ему и перевёл взгляд на Мо Сюаньюя. Тот как раз с большим удивлением рассматривал по-прежнему соседствующие романы, о которых они с Не Хуайсаном забыли, отвлёкшись. Выражения лица Мо Сюаньюя сменяли одно другое с такой скоростью, что Лань Чжань не брался судить, какие чувства тот испытывает на самом деле. — Последний вариант снова плох? — спросил наконец Мо Сюаньюй, когда они остались одни. Он поднял голову, и на мгновение всё его лицо стало воплощением усталости и отчаяния. — Вовсе нет, — слишком поспешно возразил ему Лань Чжань, тоже садясь. — Пройдёмся по правкам? Вижу, вы принесли ноутбук. На самом деле вопросов у меня немного… Но Мо Сюаньюй прервал его, и ладони, до того лежавшие на столе спокойно, сжались в кулаки. — Почему… почему здесь… — Мо Сюаньюй опустил взгляд на руки, вздрогнул и неуверенно коснулся «Летящих». Лань Чжань внезапно вспомнил, как бережно Вэй Ин взял в руки первый том тиража, как он открыл его и, вдохнув свежий аромат типографской краски, сказал: «Вот только теперь понимаю, что действительно закончил её… Как думаешь, Лань Чжань, она удалась?» — Я — не Вэй Усянь, — с внезапной горечью сказал Мо Сюаньюй, обрывая воспоминания. Боль, скрывавшаяся за этими словами, едва не выбила у Лань Чжаня слёзы. — Вы… ты… хочешь, чтобы я ориентировался на его стиль?.. Я даже старался не читать его, это… это слишком. Это уж слишком! — Он отодвинулся от стола. — Нет, — Лань Чжань поспешно забрал обе книги и вернул их на полку стеллажа у себя за спиной. — Нет, не нужно ни на кого ориентироваться, господин Мо. Боюсь, у нас… небольшое недопонимание. Я… расстроил вас?.. Быть может, нам… стоит выпить вместе кофе, чтобы вернуть рабочий настрой? — Кофе? — удивлённо посмотрел на него Мо Сюаньюй и криво усмехнулся. — Ещё назначьте мне свидание, только чтобы… загладить свою вину, — он словно выплюнул эти слова, и Лань Чжань растерялся, не понимая, что успел сделать, отчего пропасть между ними так разрослась. — Хорошо, — вырвалось у него прежде, чем он успел подумать, на что соглашается. — Будь по-вашему, господин Мо. Свидание, — и он отвёл взгляд и глубоко вдохнул, чтобы успокоить зашкаливший пульс. Не помогло, конечно, не помогло, но Лань Чжань надеялся, что хотя бы со стороны этого незаметно. — С-серьёзно? — Мо Сюаньюй резко подался вперёд, и горечь, что омрачала его лицо, исчезла, уступив удивлению. — У нас будет свидание?.. — Я всегда держу обещания, — кивнул Лань Чжань, взял собственную визитку и написал на ней адрес любимого ресторанчика. Того, где они часто сидели с Вэй Ином когда-то и куда он так не любил приходить один. За пять лет интерьер почти не изменился, и Лань Чжань отстранённо заметил, что это, возможно, чем-то поможет. Он так надеялся, что найдётся волшебный способ вернуть Вэй Ина!.. — Хорошо, — тот накрыл визитку ладонью, как будто спрятал под пальцами бабочку. — Хорошо. Я… готов послушать, как ещё вы разнесёте мою главу, — он сглотнул. — Я не буду слишком грубым, — пообещал Лань Чжань, всё ещё чувствуя вину. — Вы прекрасно справились с задачей, господин Мо… дальше станет проще. И они углубились в текст на добрых три часа. Лань Чжань едва вспомнил, что Не Хуайсан собирался дождаться его. *** Он проводил Мо Сюаньюя? Вэй Ина? — Лань Чжань совершенно запутался, как про себя называть его — до лифта, и когда двери закрылись, зажмурился, отсчитывая до десяти. Медленно развернувшись, он собирался добраться до собственного кабинета и рухнуть там без сил, но в этот момент к нему подскочил Не Хуайсан. — Где ты нашёл его?! — спросил он сразу. — Почему… почему он не узнаёт меня? Тебя? Что случилось с ним? — У тебя нет никаких сомнений? — Лань Чжань слышал, как отстранённо и холодно звучит его голос, пока внутри всё сходит с ума. — Совсем никаких? — Слишком похожи, — Не Хуайсан сощурился. — У него амнезия? — Точно не знаю, — признался Лань Чжань. — Как думаешь, если мы обратимся к Вэнь Цин, она… согласится поговорить с нами о нём? — Врачебная тайна? — с сомнением в голосе протянул Не Хуайсан. — Но попробовать стоит. Поехали прямо сейчас. Она наверняка ещё в клинике. — Хорошо, — кивнул ему Лань Чжань. Отчего-то рядом с Не Хуайсаном ему было легче сохранять хотя бы видимость спокойствия. Впрочем, когда они спустились на первый этаж и прошли к парковке — Хуайсан вызвался отвезти его на своей машине — Лань Чжань понял, насколько обманывал себя. По одной простой фразе, которую Не Хуайсан бросил вскользь: — Я не пущу тебя за руль в таком состоянии. *** Им пришлось пробираться от пробки к пробке. Город был забит битком, начинался час пик. Не Хуайсан, озабоченно поглядывавший на Лань Чжаня всякий раз, как требовалось нажать на тормоз, внезапно спросил: — Почему ты не рассказал ему? — Кому? — сглотнул Лань Чжань. — О чём ты? — Тогда ещё… Вэй Ину, — Не Хуайсан дёрнул плечом. — Не думай, что я придираюсь или осуждаю тебя. Но… почему ты не сказал Вэй Ину, что любишь его? Ты был влюблён в него со школы, об этом знали все. — Все? — повторил Лань Чжань удивлённо. — Ну я и Цзяны — так точно, — вздохнул Не Хуайсан озабоченно. — Так почему ты… Прости, я… не знаю, что на меня нашло. Не бери в голову, можешь не отвечать. Лань Чжань прикрыл глаза, вспоминая школьные годы и выпускной, то, как они вместе сдавали экзамены, и то, как они сталкивались в коридорах университета. У него было столько воспоминаний, и каждое сейчас казалось острым осколком, созданным, только чтобы причинять боль. Почему он не сказал? Он не успел! — Боялся потерять его дружбу, — наконец сформулировал он. — Боялся, что он… А потом — не успел. В салоне машины повисло неловкое молчание, и когда Лань Чжань снова посмотрел на Не Хуайсана, оказалось, что тот не сводит с него пристального взгляда. Он щурился, будто собирался что-то сказать, но гудок автомобиля сзади заставил его тронуться с места и снова обратить внимание на дорогу. Напряжённое молчание продлилось так долго, что вернуться к той же теме Не Хуайсан, похоже, не рискнул. — Главное, не пропустить поворот, — пробормотал он, выкручивая руль и рассеянно посматривая на экран навигатора. — Я знаю объездной путь, так будет быстрее… *** Клиника Вэнь Цин находилась посреди участка лесопарка почти на выезде из города. Им пришлось миновать развязку с мостом, с которого когда-то упал автобус, где был Вэй Ин, и Лань Чжань едва сумел прогнать неприятные воспоминания о том дне. О том, как они лихорадочно обзванивали и объезжали клинику за клиникой, о том, как рыдала мать Вэй Ина, как… Дорога через лесопарк оказалась тихой, и глядя на теряющие листву деревья, Лань Чжань сумел отогнать воспоминания. Когда они, оставив машину у красивого здания, вошли в просторный холл, он почти успокоился. Не Хуайсан о чём-то переговорил с девушкой на ресепшен и поманил Лань Чжаня за собой. Ему всегда удавалось найти подходящие слова, чтобы добраться туда, куда было тяжело войти просто так. Это тоже пришлось использовать в тот самый день, но… Лань Чжань постарался сосредоточиться на настоящем, с подчёркнутым вниманием оглядывать коридоры, вслушиваться в ненавязчивую мелодию, звучающую словно из-под потолка, поднимаясь по лестнице. — Нам повезло, — на ходу пояснил Не Хуайсан, словно протягивая ладонь, чтобы Лань Чжань ухватился за неё и не утонул в картинах прошлого. — Вэнь Цин сегодня не оперирует. Но готовься, что ей не понравятся наши вопросы. Лань Чжань вздохнул. Они как раз вышли на третий этаж, где располагался кабинет Вэнь Цин. Здесь было светло и тихо, не создавалось ощущения клиники. Отчего-то Лань Чжань представил, что должен был испытывать Вэй Ин, если он действительно восстанавливался в этих стенах. Не Хуайсан потянул его за локоть к секретарю в углу, и через несколько мгновений та, связавшись с Вэнь Цин, пригласила их войти. *** Красота Вэнь Цин была поразительной, но Лань Чжань едва заметил её. Сидящая за столом изящная женщина привлекла его в первую очередь тем, что могла дать ответ на загадку, истерзавшую его. Но он не знал, как заговорить с ней, и ощутил на миг бесконечную беспомощность. Казалось, он должен был владеть словом как никто другой, но сейчас в голову не лезло ни одной фразы. К счастью, Не Хуайсан и тут пришёл на помощь. — У нас необычная цель визита, — заговорил он, когда Вэнь Цин пригласила их сесть. — И, возможно, вы откажетесь говорить с нами, госпожа Вэнь. Речь идёт о вашем пациенте, и, конечно, вы сразу подчеркнёте, что храните врачебную тайну… Но… — О ком вы хотите спросить? — холодно и спокойно уточнила Вэнь Цин, и стало заметно, что она может быть неприступнее отвесной скалы. — О Мо Сюаньюе, — Не Хуайсан чуть подался вперёд, сверля её взглядом. — Знаем, что он покинул стены клиники… — О Мо Сюаньюе? — перебила она, чуть нахмурившись. И маска строгости разлетелась вдребезги. — С ним всё в порядке? Что-то случилось?.. Где он?— она потянулась за смартфоном, мирно лежавшим на углу стола, но так и не взяла его в руки. — Он — больше чем просто пациент! Он… — Больше чем просто пациент? — удивился Лань Чжань, проникаясь к Вэнь Цин симпатией только потому, что она так сказала. — Почему?.. Некоторое время Вэнь Цин колебалась, затем взгляд её стал беспомощным и уязвимым. Они были так похожи в этом! — Скажите, что с ним всё хорошо? — попросила она. — Два часа назад он отправился домой работать над следующей главой романа, — ответил ей на это Лань Чжань, бросив короткий взгляд на часы. — И если у вас… достаточно влияния на него… попросите его больше спать, — он не знал, отчего добавил это, но взгляд Вэнь Цин тут же потеплел. — О… — она чуть усмехнулась. — Кажется, я понимаю, кто вы… Лань Ванцзи? Значит, вот как выглядит его редактор. Откуда вы узнали обо мне? Он что, снова хочет… посвятить мне книгу, и теперь вы будете меня уговаривать? — нежность, которая смягчила её точёные черты, удивительно ей шла. Лань Чжань не смог не ответить на её улыбку. — Нет, но… — Дело в том, — вмешался Не Хуайсан, — что он слишком похож на нашего друга, — он глубоко вздохнул. — Друга, который пропал бесследно пять лет назад. Тогда его сочли погибшим. — Пять лет назад… — повторила Вэнь Цин и снова встревожилась. Возможно, она не хотела говорить об этом, но столько лет хранить это внутри себя уже не могла. Голос её чуть дрожал от напряжения: — Мо-сюн… появился здесь вечером, израненый, с травмой головы, переломами рёбер… — она поднялась и отошла к окну, всматриваясь не в пейзаж за ним, а как будто бы в саму себя. — У него было множество травм, серьёзная потеря крови. Он ничего о себе не помнил. Я… помогла ему взять новое имя, потому что… — она отмахнулась. — Мы не смогли понять, кто он, но он был в таком тяжёлом состоянии, что мне нужны были законные основания, чтобы продолжить лечение. Документы нужны были срочно. У него тяжёлая амнезия, — она коротко оглянулась на них. — Говорите, он похож на вашего друга?.. — На Вэй Ина… на Вэй Усяня, — вырвалось у Лань Чжаня. Он словно хотел наконец объединить две личности в одну, слить воедино образ человека, которого так долго и безнадёжно любил. — Вэй… Усяня?! — Вэнь Цин быстро развернулась к нему, и глаза её расширились. — Говорите, на того самого Вэй… О, это многое… объясняет, — она поправила белоснежный халат на груди, чтобы унять дрожь в пальцах, но всё равно не справилась с ней. — Но почему мы… почему мы не знали, что в эту клинику тоже поступили пострадавшие в той аварии?! — воскликнул Не Хуайсан. — Почему мы не смогли найти его?! — Никто не знал, откуда его повреждения, — тихо пояснила Вэнь Цин. — Он вышел сюда через двое суток после аварии. Никто не связал эти случаи, и я… я была слишком озабочена тем, чтобы спасти его, — она выдохнула. — Он был в критическом состоянии, я до сих пор не могу поверить в то, что он вообще сумел самостоятельно добраться к клинике. Вы ведь понимаете… — Понимаю, — кивнул Лань Чжань. — Но если у него амнезия, как… как помочь ему? Как подстегнуть его память? Или она уже никогда не вернётся?.. Вэнь Цин задумалась, а потом вернулась к столу и опустилась в кресло. Пальцы её больше не дрожали. — Мне казалось, что память не возвращается, потому что нет достаточных триггеров, — пояснила она тихо. — Мы не могли показать ему дом, где он жил до её потери, не могли… отвести его туда, где он учился. Дать ему пообщаться с кем-то из прошлой жизни, — она развела руками. — И память продолжала спать, даже когда он восстановился. Но теперь… Он давно не говорил со мной об этом, память для него — больная тема. — Значит, если я покажу ему места, которые были значимы для него в прошлом, он сможет одолеть амнезию? — надежда вспыхнула в Лань Чжане с новой силой. — Если… если вокруг появится больше того, что может связать его с прошлым?.. — Такой вариант возможен, — кивнула ему Вэнь Цин, но теперь она снова стала строгой. — Но будьте осторожны. Если Мо Сюаньюй — действительно Вэй Усянь, для него это может оказаться очень болезненным откровением. Вряд ли он… так просто смирится с ним. — Почему? — удивился Не Хуайсан. — Ведь он — тот, кто есть. Никто иной! — Я знаю, — вздохнул Лань Чжань. — Уже знаю. Мы… уже столкнулись со сложностями. Вэнь Цин печально улыбнулась ему, словно прочитав его мысли. — Конечно, знаете, раз уж вы — его редактор, — и вдруг нахмурилась. — Вы слишком давили на него всё это время. Понимаю, почему вам так этого… вы наверняка пытались понять, кто он, но… Это было чересчур, господин Лань. — Он… говорил об этом? — сбился Лань Чжань, и от вины во рту разлилась горечь. — Я не… — Он напился с моим младшим братом из-за вас, — пояснила она. — А-Нин… рассказал мне. — О, вот почему… — Лань Чжань поймал себя за язык раньше, чем сболтнул лишнего. — Что ж, — Вэнь Цин снова чуть улыбнулась. — Если у вас получится подтолкнуть его, чтобы он вспомнил, я… буду вам благодарна. Мо-сюн… Вэй Усянь?.. стал для меня членом семьи, и я желаю ему только счастья. — А если он не вспомнит… — вдруг спросил Не Хуайсан, — если не сможет… Можем ли мы рассказать ему, кто он на самом деле? На это Вэнь Цин растерянно покачала головой. Выражение, затаившееся на дне её глаз, было сочетанием тревоги с отчаянием. — Это может ему навредить, — наконец сказала она. — Нужно будет сначала консультироваться с психологом. Возможно… он сам успеет рассказать о себе достаточно, чтобы вы поняли, в чём дело. Я… не хочу раскрывать его личные тайны, рассказывать так просто то, что причинило ему столько боли. — Хорошо, — согласился на это Лань Чжань, а сердце свело от тревоги. — Будем надеяться на лучшее, — добавил Не Хуайсан, и на этом они попрощались. *** Уже вечером Лань Чжань оставил себе напоминание в смартфоне. Нужно было заказать столик в ресторане. Его надежда обратилась в уверенность, но от этого почему-то не стало легче.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты