1960

Слэш
NC-21
Завершён
35
Размер:
46 страниц, 7 частей
Описание:
"Это не может быть правдой, это не можешь быть ты".
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
35 Нравится 24 Отзывы 31 В сборник Скачать

3. Ледоход

Настройки текста
      Дни до субботы тянулись медленно, февраль погодой не радовал, на дорогах было скользко, поэтому выходить из общежития Чимину приходилось рано, так как транспорт ехал медленно. Каждый день проходил в ожидании встречи и заставлял увязнуть в рутине, как муху в мёде. Иногда у парня появлялось странное чувство, что он не понимает к чему это всё ведёт. Мужская дружба всегда была очень скромной, вряд ли хоть один мужчина заслонил своим телом другого от кучи людей в автобусе. Нет, заслонить бы он может и заслонил, но не таким образом как это сделал Чонгук в среду.       — Ну что, как на счёт погулять в субботу? В центре города, рядом с рекой, открылась ярмарка, туда много техники свезли, можно что-то купить, — Тэхён листал конспекты со скоростью света, даже не задумываясь, что в них написано. Деньги были, потому думал о том, что прикупит себе там новый проигрыватель, думалось Чимину.       — Я не могу, — Чимин закрыл книгу и положил ее на стол преподавателя, после чего накинул куртку.       — Почему? Ты ведь не работаешь завтра, — парень насупился, но не отвлекся от бессмысленного листания тетради.       — Послушай, у этого, — Чимин вздохнул, делая круг головой, уголки бровей поднялись в возмущении, — У нового препода есть брат, он попросил меня показать ему Сеул!       — Так возьми его с собой!       С собой? Нет. На такое Чимин не мог пойти. Еще все увидят, как эти двое непонятно почему вздыхают и краснеют, как раки при варке. И действительно почему, парню хотелось думать, что возможно дело в том, что они не очень хорошо знакомы и в этом вся причина, но при знакомстве с Тэхёном такого не было. По крайней мере, он не мог вспомнить подобного, да и с другими знакомыми тоже.       Миён подошла к Чимину сзади, просовывая руку в ладонь парня, но он не сцепил пальцы, тогда она сама сжала ладонь, но Пак отковырнул её от себя указательным другой руки.       — Всем хороших выходных, увидимся в понедельник, — парень салютовал и был таков, оставляя друзей дезориентированными.

***

      Остаток дня прошёл быстро за работой в лавке господина Ли, а когда наступило 13 февраля, Чимин почувствовал тревогу. У него с самого раннего утра крутило живот, его то бросало в жар, то становилось холодно, аджума предположила, что парень отравился и ему не стоит бегать по общежитию с ее поручениями, но парень знал, что это вовсе не рыба, которую он ел на ужин. Это был комок нервов, сплетенный из всех его органов, поднявшийся как можно ближе к горлу, и только эта самая беготня отвлекала его от мыслей.       Через пару часов послышался металлический звоночек на посте консьержа и аджума, шоркая ногами пошла проверить: кого там принесло в выходной день. Хотя Чимин уже знал, потому скрылся на лестнице, убегая в свою комнату за одеждой.       — Здравствуйте, аджума, — Чон Чонгук глубоко поклонился, протягивая женщине сетку мандаринов, — Простите, из-за меня вы в прошлый раз сильно понервничали, будьте здоровы пожалуйста.       Консьерж с подозрением приняла подарок, но по лицу ее было заметно, что она сгорает от смущения и ей приятно, велев ждать на диванчике в углу огромного пустого, обвешанного зеркалами фойе, она скрылась в своей комнате рядом с постом, унося сетку и шепча о том, какая молодёжь воспитанная пошла.       Чимин пролетел по лестнице, собирая плечами все углы, выбегая в коридор, он заметил Чонгука и замедлился, делаясь непроницаемым.       — О, Чон Чонгук! Ты уже здесь, — словно не ждал его, парень шёл медленно, специально выказывая незаинтересованность, подошёл ближе, протянул руку.       — А, я не рано? — оценивая вспыхнувшие щеки, растрёпанный вид и деловитую непроницаемость, парень встал, подал руку в ответ, поддерживая её второй, и поклонился, пуская смешок в пол, чтобы того не заметил парень напротив.       Когда Чонгук выпрямился, Чимин заметил уже знакомый жест губами, чтобы не выдать улыбку, и это его развеселило, но скрутив губы в тугой жгут, парень хлопнул юношу по плечу и поманил ладонью за собой. Молча довёз парня до ярмарки, а когда оказались на месте, распахнул руки и указал на разноцветные палатки и танцующие в костюмах драконов фигуры.       — Этот мир твой, Чон Чонгук, я тебе его дарю!       — Ярмарка? — от скепсиса у юноши голос стал на пол октавы выше.       — Не любишь? — Чимин заперебирал перед собой ручками, сплетая пальчики в нервных судорогах, — Смотри, тут тебе и твои любимые пирожки и рамён, и сувениры, и необычные костюмы, и представления.       Он мог продолжать бесконечно, но Чонгук вдруг поднял руку прямо к его лицу, останавливая ладонью.       — Я никогда на них не был, — он почесал затылок, спустился за ухо, запустил палец в волосы, завинчивая прядку в тугой завиток, — Мне, кажется, это глупым занятием, драконов не существует, а все эти сувениры — суеверная околесица.       Чимин замер в шоке, чего-чего, а такого он не ожидал.       — Ну, — парень немного задумался, рассуждая, что скорее всего нужно было вести Чонгука посмотреть какой-нибудь вид спорта или к горе, где они с друзьями часто катались зимой с ледовых горок, хотя те скорее всего уже растаяли, — Мы можем, хотя бы, выпить горячего чая с имбирём и просто повеселиться, не думая, что это… околесица.       Чонгук согласился с ним не раздумывая, что еще больше удивило Чимина, но переубеждать юношу он не стал. На ярмарке было много ярких вывесок, а кое-где даже сверкали лампочки, которые к сумеркам освещали всё вокруг разноцветами вспышками из-за цветных лаковых покрытий.       Они не успели допить чай, как где-то из далека, Чимин услышал знакомый голос, который надрывался, прорываясь сквозь толпу, звал его. Быстро, словно пуля, парень отобрал у Чонгука стакан с питьём и затолкал его в сторону, дальше от этого голоса. За лавкой, где они покупали чай был небольшой темный закуток, куда не попадал свет ближайших фонариков. Чимин вжался в Чонгука всем телом, держа его за руку.       — Чимин, ты… — но парень закрыл ему рот рукой, давя ладошкой так сильно, что юноша решил поддаться и замолчать, широко раскрытыми глазами смотря на его лицо.       — Ох, ты уверен, что видел его? — послышался голос Миён, явно жующей что-то вкусное.       — Да, я уверен, что это был Чимин, — голос Тэхёна звучал недовольным, что не сказать злым, Пак сглотнул собравшуюся во рту слюну, — Айщ, Пак Чимин, куда ты делся?       Они приближались, голоса, обсуждающие нахождение Чимина на ярмарке. Пак вжался в Чона еще сильнее, чуть ли не собираясь выдавить в узкую щель за ним. Сильные руки Чонгука приподнялись и приобняли его, не давая отодвинуться дальше, устраивая его голову у себя на груди. Чимин слышал, как бьётся сердце юноши сквозь куртку, от чего совсем забыл про друзей снаружи, а его сердце тоже забилось сильнее, так сильно, что, казалось, его слышно в Кванджу.       Тэхён и Миён прошли мимо, остановившись у лавки с украшениями, всё еще было слышно звонкий девичий голосок, восхищённо кричащий о любви к бижутерии.       Чимин было отпрянул, переводя дух, но Чонгук держал его крепко, он смотрел прямо в глаза, от чего парню стало не по себе, и он дёрнулся, кубарем вываливаясь из закутка. Тэхён тут же услышал знакомый возмущенный вопль.       — Эй-эй! Ты чего?! С ума сошёл? — щеки студента горели огнём, как, собственно, и лицо Чон Чонгука, не успевшего поймать парня за руку и тот свалился в мокрый грязный снег под ногами, — Жить надоело?!       — Что за крик, а драки нет? — Тэхён возник привидением за спиной Чимина, прямо над ухом, за что получил смачный шлепок по лицу за эффект неожиданности.       — Пак Чимин! — Миён кинулась поднимать парня, переживая, вздыхая и охая, кружа над ним, словно курица над яйцом.       — Да разойдитесь вы, я что ребёнок? — пыхтя поднимался Чимин, раскидывая руки со своих плеч в разные стороны, — Стыд-то какой!

***

      — Так значит ты брат нашего преподавателя Кима? — набив полный рот лапши, Тэхён успевал только задавать вопросы, Миён сидела рядом и ела мочи, наблюдая за Чимином и Чонгуком пристально, всё пытаясь накормить своего парня, как она считала, рисовым лакомством, — А почему фамилии разные?       — Да, я его брат, но не родной, его матушка сестра моего отца, но мы очень дружны, он старше меня почти на 10 лет, возился со мной с детства, чудак, ему это нравилось, — Чонгук тепло улыбнулся, вспоминая хёна, — Я очень рад познакомиться с друзьями Чимина, он не говорил, что они у него такие милые.       — Я его, — Миён раскраснелась, заправляя за ухо волосы. Чимин понял к чему это идёт и перебил ее.       — Моя лучшая подруга, — девушка нервно фыркнула, надулась и отвернулась в окно.       Они ушли с ярмарки в небольшую столовую недалеко от реки Ханган, здесь в самой обычной обстановке, которая могла быть в столовых, заказали себе небольшой ужин с жареной свининой. Тэхён был счастлив познакомиться к кем-то новым и его рот не затыкался, лучезарно и квадратно улыбаясь. Миён же наблюдала за новым знакомым, ее лицо периодически менялось, когда она что-то отмечала у себя в женском мозгу.       — Как вы познакомились? Вас познакомил учитель Ким? — вдруг спросила Миён, отпивая содовую из большого стеклянного стакана, пуча глаза, чтобы не отводить взгляда.       — О, Чимин-щи, он, опоздал на автобус из-за меня, — Чонгук расхохотался, оголяя десны.       «Чимин-щи?» — парень с лицом, будто плохо запахло, покосился на Чона, отвернулся и сводя брови в думе, вопрошал сам себе, что это значит? Затем, подумав, что, если подложить ему готовой свинины, то он будет есть и молчать, подкинул с милейшим лицом кушанье в тарелку Чонгуку.       — Ты кушай-кушай, — Чимин улыбнулся как маньяк-убийца и обернулся к друзьям, — Он сбил меня с ног, поэтому мне пришлось ждать еще сорок минут другой автобус, потом я забыл портфель, а он мне его принёс, что было, конечно, жутко мило, а где я живу ему подсказал его хён-преподаватель, — Чимин поразмыслил над сказанным, понимая, что Чонгук мог оставить портфель у учителя и вообще больше никогда не встречаться с ним, от чего на душе стало так странно, тоскливо что ли?       Все начали говорить на отвлечённые темы: обучение, политика, музыка. Парень обернулся к юноше, жующему, своими сильными челюстями, еду. Юноша разговаривал, смеялся и даже шутил, когда разговор заходил о Чимине, у него был очень приятный мелодичный голос, сладко заполняющий для Чимина всё вокруг, скрывая серость мира. Чонгук мало говорил с парнем в принципе, обычно это были односложные предложения или элементарные да/нет, но с Тэхёном говорил без запинок, не переставая жевать. Не знай Чимин, что такое ревность, решил бы что это она.       — Ну, — вдруг упирая ладони в стол и поднимая своё чуть потяжелевшее согревшееся тело, парень насупился и осмотрел присутствующих, — Нам лучше идти, у нас в планах было посмотреть еще на Ханган.       — Ханган? — промычал Чонгук, снова теряя всякую коммуникабельность.       — Это же отлично, на ней сейчас как раз должен начаться ледоход, всё течет и тает, хотя весна еще не началась, — Тэхён мечтательно поднял голову вверх, представляя себе, видимо, что-то романтичное, — Мы с вами!       Всю дорогу до моста Кваджин Чимин шёл, переговариваясь с самим собой, точнее, он передразнивал слова Тэхёна, очень заметно жестикулируя руками, немного пугая прохожих, которых на улице и без него было мало. Вода действительно тронулась, толстый лёд, обычно покрывающий реку Хан, в этому году был гораздо тоньше, и вода пробивалась сквозь него приводя в движение всю зиму, из-за чего мало кто рисковал переправиться прямо по воде.       Ребята, во главе которых, был, парирующий несуществующие переговоры с Тэхёном, Чимин, спускались под мост по одному, скользя и немного катясь по влажному снегу, который под ногами их превращался в смесь песка, грязи и чего-то отдалённо напоминающего сам снег. Тэхён и Чонгук прошли ближе к воде, откуда можно было разглядеть как быстро, по сантиметру в секунду, движется лёд. Жёлтые лампы накаливания, горящие в фонарях моста, светили блёкло, но это придавало свою атмосферу, будто ничто не может испортить природу. К Чимину подкралась Миён.       — Почему не подошёл к мальчикам? Там видимо какое-то интересное обсуждение, — она словно хотела что-то сказать, но не решалась выдать и слова об этом, поэтому интересовалась совсем не тем.       — Чего я в ходе льда не видел? Мы с тобой смотрели на это уже два раза, вот он третий, — Чимин не был мягок с ней, в этом году с самого начала учебного всё пошло не так. Сначала ей было некогда из-за новых предметов, потом Чимин перестал уделять ей время и стал всё время пропадать на подработках. Ему думалось, что так он заполняет время без нее, поначалу, но чем дальше, тем больше он осознавал, что это был предлог не видеться с ней. Однажды, Миён сказала ему, что всякий период приходит к концу, размышляя над ссорой с подругой, но знала ли она, что период их отношений тоже давно прошёл? Она взяла его за руку, он похлопал свободной по тыльной стороне ладони и отпустил, объясняя тем, что руки замёрзли, запихивая те в рукава.       — Ты так далеко, — она прыснула в кулак, поднимая глаза в небо, стараясь сдержать эмоции, — Это абсурдно, ведь вот он ты, я могу тебя увидеть и даже потрогать, но тебя нет. Всё и так было не замечательно, а когда ты нашёл новый интерес, то и вовсе испортилось…       — Интерес? — Чимин обернулся на девушку, которая нервозно перебирала пуговицы на пальто, на мосту шумно промчалась машина, заставляя врезаться в память.       — Я не знаю, как это объяснить, но я вижу то, что видела два года назад в тебе, ты словно влюблён, витаешь в облаках, куда-то торопишься, ждёшь, неизвестно чего на остановке часами, замерзая до синих губ, — она смотрела на его лицо с любовью и нежностью, Чимин это видел, но трепета это не вызывало никакого, только странное чувство вины.       — Миён, я не влюблён, просто это усталость, учебный год тяжёлый, — Чимин сказал это на автомате, хотя его глаза совершенно точно хотели посмотреть в сторону ребят, и он не знал, было ли это желание спастись от разговора, или же что-то другое влекло его. Девушка уловила это сомнение в лице парня.       — Чимин, — она прикрыла рот ладонью, осознавая, что именно сейчас скажет, ее глаза распахнулись, налились слезами, — Не может быть!       Парень словно проснулся от этого восклицания, он смотрел на то, как Миён сначала смотрит на него, потом оборачивается на Чонгука, который вместе с Тэхёном в этот момент поворачивается к ним, услышав громкий возглас. В ушах зашумела кровь, уходя в голову из всего тела, делая и так холодные руки и ноги ледяными.       — Миён тише! — шикнул парень, разворачивая её к себе, разум в попытках понять, что происходит кричал об остановке планеты, но это не спасало, в голове всплыли все те моменты, когда Чимин видел Чон Чонгука, как он краснел, говорил вежливости, кормил, его как обухом по голове ударили, — Прошу тише! Это не так, — он запнулся, — Это не может быть так.       — Тебе лучше прекратить общение, если тебе жизнь дорога, — зашептала она, заговорчески понижая тон и скрючиваясь, — Мужеложство? Ты серьёзно?       — Какое мужеложство, ты о чем, вообще? — парень позеленел, стукая девушку ладонью по предплечью, — Я похож на какого-нибудь русского императора?       — Ну не сейчас, а потом, тебе сделают выговор, или того гляди посадят! — переходя на повышенные ноты ругалась девушка.       — Может ты и права… — Чимин был согласен с этим, о чём еще можно было думать, когда все отношения всегда идут к одному и тому же, не смотря на то, как они начались, он осел на мокрый песок, пачкая брюки и ладони в коричневых крупицах, — Я должен узнать, что об этом думает он?       — Что? — девушка присела, поджимая края пальто ладошками и заворачивая волосы за уши, старательно пытаясь услышать его слова.       — Ничего, — ретировался юноша, убегая от разговора, исход которого он уже знал. Но что, если это будет увлекательно? Тем более если это не взаимно, то он сможет просто жить дальше, зная, что это странные гормоны влекут его в неизведанное.

***

      — Было весело, — наконец, отлипнув от новой компании в виде Тэхёна, Чонгук присоединился к Чимину у самого начала моста, под которым они не так давно стояли.       — Да, неплохо, — почесывая ухо, Чимин чувствовал, как оно становится огненным.       — Я провожу тебя.       — Нет, не стоит, я тоже парень, Чонгук, и могу за себя постоять, не смотри, что я маленького роста и вообще хилый, — Чимин старался как можно скорее разрешить этот нелепый день, а Чон вдруг свёл брови, решительно собирая руки в замок на груди.       — Вот именно! — его голос показался не таким неуверенным как раньше, или это Пак был не уверен? — Ты хилый! Полно всяких разбойников по твоим трущобам ходят, и что, тех. институт не мог предоставить место для общежития поближе к самому институту?       — Чонгук, — Пак обессиленно понизил голос, спокойно глядя в точку перед собой, — Не нужно заботиться обо мне, я не маленький, просто езжай домой, ладно? — с этими словами парень развернулся, меся под ногами грязь, и потопал к дороге.       Он шёл быстро, почти бежал, чтобы этот мелкий не мог нагнать его и спросить, что не так. Его лицо раскраснелось, глаза уставились под ноги, лишь бы не оглядываться, чтобы узнать идёт ли он за ним. Бешеное сердцебиение сбивало ноги с ритма, запутывало. В автобус он кинулся отчаянно, словно уезжая от Чон Чонгука он уезжал от происходящего, словно это испаряло то, что творилось у него в голове. Он всё твердил у себя в голове, что невозможно влюбиться в человека за 3 встречи разницей в несколько недель, невозможно вообще ему влюбиться в парня. Ему нужны были основания не встречаться с ним. Найти девушку или возобновить отношения с Миён? Нет, эта девчонка всё поняла даже раньше него самого. Нужно было бежать, бежать в Пусан.       Но в понедельник всё изменилось, наступило 15 февраля.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты