Funny and Gentle

Гет
NC-17
В процессе
31
Размер:
планируется Макси, написано 97 страниц, 8 частей
Описание:
Эта история написана не от имени любви, а от имени самой настоящей дружбы, что связывает судьбы людей узами более прочными и долговечными. Она начинается с девочки, чья жизнь изменилась в один из летних дней, когда...
Примечания автора:
События истории развиваются с 1 курса и продолжаются после окончания школы. Волан-де-Морта в этой истории не будет, как и войны, все живы и счастливы.

*Funny and Gentle — забавный(-ая) и нежный(-ая) (что может относится как к описанию близнецов, главной героини, так и к описанию их отношений). Английский вариант созвучен с первыми буквы имен Fred&George.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

По взмаху волшебной палочки.

Настройки текста
      Элизабет была очарована Хогвартсом. Еще никогда школа не заставляла ее сердце трепетать от восторга. Она была влюблена и это чувство захватывало ее с каждым днем все сильнее. Чего только стоили завтраки, обеды и ужины, где можно было попробовать все, начиная от запеченного фазана, до ежевичного мороженого. Магия кулинарии в чистом виде.       Первым уроком была Трансфигурация. Возле аудитории Бетти встретила Нору в сопровождении своего нового друга Роджера. Они читали табличку на двери, когда заметили подходящую однокурсницу.        – Привет! – воскликнула Нора, взволнованно прижимая к себе учебники. – Роджер, это моя подруга – Бетти.       – Здравствуй! Нора рассказывала, что у вас палочки–сестры, это здорово! И довольно редко.       – Да, плакучая ива и шерсть одного единорога, – кивнула Элизабет, не совсем понимая, что здесь удивительного. Мальчик тут же принялся рассказывать, что такие палочки имеют особенность, если их навести друг на друга. Что-то вроде негласного сражения, кто кого лучше.       Все трое зашли в класс и сели недалеко от Анджелины и Алисии. Девочки помахали Бетти и продолжили заполнять свои дневники.       – Клянусь, своими глазами видел! – послышался голос Ли, который в чем–то убеждал рядом сидящих близнецов. – Это МакГонагалл!       – Нет! Кошка Филча! – одновременно запротестовали они.       Бетти обернулась и заметила, что Джордан вместе с близнецами недоверчиво смотрят на кошку, которая сидела на учительском столе с очень умным видом, будто бы что–то смыслила в разговорах ребят.       – Кто такой Филч? – вырвалось у Элизабет. Близнецы одновременно повернулись на нее и подсели ближе.       – Ты не знаешь? – с широко открытыми глазами уставились они на нее. Девочка помотала головой. – Школьный мясник.       – Да… – таинственным и немного пугающим голосом продолжил Фред. – Говохят, он хубит кошек себе на суп... Топохом! Вахит из них бульон.       – Видишь, оглядывается, – Джордж одним глазами, не поворачивая головы, взглянул на кошку. Бетти в ужасе подняла брови. – Боится, чтобы он прямо сейчас не появился…       – Не выскочил… – еще тише пробормотал мальчишка, приближаясь к Элизабет.       – И не… схватил ее! – во весь голос закричал Джордж и они вместе набросились на девочку, напугав ее до чёртиков.       Бетти завизжала, пинаясь ногами и закрывая ладонями свое лицо.       – Уизли! – свирепо произнесла профессор МакГонагалл, которая только что сидела на преподавательском столе в облике кошки.       Она соскочила на пол и вытянулась во весь свой человеческий рост, напугав этим добрую половину класса. Профессор выжидающе посмотрела на близнецов, которые виновато склонили головы.       – Что за сказки вы тут рассказываете про школьного завхоза? Никакой он не мясник и уж тем более никаких кошек в суп не кладёт! Вам должно быть стыдно, молодые люди, за свое откровенно нехорошее поведение. Минус пять очков каждому и пусть это послужит вам уроком.       Профессор отчеканила всю свою речь без единой запинки. Подойдя к близнецам, она положила ладони на их плечи, разворачивая к своим местам, и попросила сесть. Фред и Джордж нехотя упали рядом с Ли, который чуть под стол не скатился, давясь от смеха. МакГонагалл перевела взгляд на Бетти, лицо которой все еще выглядело растерянным. Она поинтересовалась, не нужно ли девочке в медпункт, но Элизабет отрицательно покачала головой. В медпункт ей хотелось отправить Фреда и Джорджа, из-за которых она стала предметом насмешек в первый же день учебы.       Профессор МакГонагалл, являясь деканом факультета Гриффиндора, была справедлива, но строга, поэтому сразу дала знать, что на ее уроках шутки плохи. Нора шепнула на ухо Бетти, что не хотела бы злить ее, потому что ее умение сразу отнимать очки совсем не радовало. Первокурсники сразу уловили суть того, что за кристаллы необходимо трястись, как выпускники перед экзаменами. Благодаря им они могли стать факультетом года. Престижное и почетное звание лучших из лучших. А кто не хотел бы стать тем, на кого хотелось бы равняться?       – Трансфигурация! – гордо объявила профессор, изящно взмахнув палочкой. Ученики прекратили хихикать и уставились на маленькое представление. Цветок, спокойно сидящий в горшке, превратился в клоуна на пружинке. – Искусство трансформации.       Студенты увлеченно наблюдали за тем, как любой предмет по взмаху ее палочки превращался в нечто иное, совершенно не похожее. Постепенно испорченное настроение Бетти куда–то улетучилось, так захватывающе было наблюдать за превращениями. Она не могла поверить, что и сама когда–то сможет превратить один предмет в совершенно другой, по свойствам в корень отличающийся от первого.       – Зачем вы ее напугали? Это некрасиво, она же девочка, – произнес мальчик, повстречав близнецов после урока.       – Это шутка была, – заступился за них Ли. – Неужели непонятно?       – Да ладно тебе, Седхик, мы не хотели ее напугать.       – Ага. Точнее мы не думали, что она так испугается.       – А я и не испугалась! – выбежала из кабинета Бетти, сурово взглянув на мальчишек. Ей не хотелось с первого же дня прослыть трусихой.       – Вот видишь! Наша Бет ничего не боится, – один из близнецов по–дружески толкнул Элизабет в плечо.       – Я бы на вашем месте извинился, – продолжал пуффендуец, переглядываясь с мальчишками.       – Извини! – в один голос пропели близнецы и, как ни в чем не бывало, убежали прочь.       Седрик Диггори, как и многие пуффендуйцы, был человеком чести, правды и справедливости. Заступиться за человека, к тому же ни в чем невиновного, он считал своим рыцарским долгом. Бетти поблагодарила его и мальчишка, лучезарно улыбнувшись на прощанье, скрылся в толпе своих факультетских друзей. Оглянувшись, она заметила Нору, которая попрощалась с Роджером, и поспели к ней, не забыв при этом нахмурить свои узкие брови.       – Какие дураки!       – А ты говорила забавные, – в подтверждение словам Фишер усмехнулась Анджелина, подбежав к подруге вместе с Алисией.       – В поезде они казались безобидными, – обиженно ответила Бетти и насупилась. При девочках можно было не строить из себя смелую.       – Не волнуйся, мы тебя в обиду не дадим! – гордо заявила Спиннет и взяла подругу под локоть.       Но долго Элизабет грустить не пришлось. Магия, которой была пропитана каждая крохотная деталь школы Хогвартс, увлекала ее, заставляя забыть обо всем. Она старалась вести себя сдержанно, делая вид, что ее это совершенно не впечатляет. Так делали многие, то ли потому что действительно не были удивлены этому будучи волшебниками, то ли, как и сама Бетти, пытались казаться всезнайками. Джордан же, хотя и был урожденным волшебником из самой обычной волшебной семьи, наоборот, не скрывал своего восторга. Он был настолько впечатлителен, что даже простые котелки, подогреваемые на огне вызывали в нем бурю различных эмоций: от негодования, что они так малы, до безумия, как здорово наварить чего–нибудь эдакого.       После занятий, Бетти вернулась в гостиную. Четверо старшекурсниц сидели за письменным столом, обсуждая планы на учебный год, и отмечали важные события в календаре крано-золотыми стикерами. Было трудно поверить, что когда-то она точно также будет сидеть за этим столом на курсе пятом или шестом, а все младшекурсницы будут смотреть на нее с белой завистью, желая оказаться на ее месте.       – Тебя, кажется, Элизабет зовут? – послышался голос позади нее. Девочка обернулась и увидела в проёме закрывающейся картины знакомое лицо. Это оказался тот самый парень, который вчера разговаривал с Перси. Только вот имя его она позабыла.       – Да, – кивнула девочка. Парнишка был на голову выше нее и на курс или два старше.       – Я Оливер Вуд, – он улыбнулся и тут же перешёл к делу. – Ты, случайно, не идешь в спальни для девочек?       – Иду.       – Позовешь Миранду? Ее там МакГонагалл ищет.       – А ты сам не можешь? – удивилась девочка, взглянув на совершенно доступные ступени.       – Вообще–то мальчикам нельзя подниматься в ваши спальни. Таков устав школы, – он пожал плечами и вопросительно склонил голову.       – А–а, – протянула Бетти и задумчиво заморгала.       Понимая, что она уже несколько секунд смотрит на Оливера, девочка тут же пулей вылетела из гостиной на лестницу. Она постучала в дверь, где жили старшекурсницы, и тут же на пороге появилась Миранда. Девушка озадаченно посмотрела на Бетти, беспокоясь, что что–то случилось.       – Тебя Оливер Вуд искал, чтобы передать, что тебя МакГонагалл ищет, – выпалила на одном дыхании девочка, довольная собой. А довольна она была потому, что была задействована в важном деле, которое ей доверил старшекурсник. Вот она – первокурсница, волшебница и уже такая деловая. Настоящая умница.       – Спасибо, Бетти, сейчас спущусь.       Миранда положила ладонь на плечо девочки и легонько сжала его, а затем вновь скрылась за дверью. Радостная Элизабет спустилась обратно в гостиную, чтобы сообщить Оливеру, что она все передала старосте, но его уже нигде не было. Девочка немного смутилась, но подумала, что действительно ждать было бы бессмысленно, ведь это же обычная просьба. Сказала и все.       – Бетти! Бетти! – в гостиную ворвались близнецы, тут же окружив маленькую девочку по обе стороны. Она все еще стояла на ступенях, третьей по счету, начиная от пола.       – Пожар? Горим? – подыграла им девочка, вторя их беспокойным голосам.       – Хуже! Слочно позови сюда Спиннет!       – Зачем тебе? – недоверчиво покосилась на него Элизабет.       – Анджелина хассказала, что у нее метла последней модели, – с горящими глазами затараторил Фред. Бетти могла вздохнуть спокойно, когда в их речи проскакивали рычащие слова, по которым она и различала их. – Это пхавда?       – Правда, – тут же выпалила она. – Сама видела.       – Ну и чего ты стоишь? Зови ее сколее!       – Нам не техпится увидеть!       – Кого? Метлу или Алисию? – рассмеялась девочка, шагнув еще на ступень выше.       – Сдалась нам эта Спиннет! Метлу конечно!       – А чего вы сами ее не позовете? – заговорщически произнесла Элизабет, разворачиваясь, чтобы уйти.       – Так нам нельзя в ваши спальни, – изумился Фред.       – Кто вам такое сказал? – возмутилась Бетти, словно слышала все это впервые.       – Пелси, – захлопав глазками, ответил Джордж и неуверенно оглянулся на своего брата.       – И вы ему поверили? – девочка согнулась пополам, заливисто рассмеявшись. Близнецы надули губы, явно недовольные тем, что их обманули. – Вы же над ним постоянно подшучиваете, вот и он решил над вами поиздеваться.       – Так никакого запхета нет? – решил еще раз проверить Фред, уставившись на совершенно прочные на вид ступени.       – Как видишь, иду и не спотыкаюсь, – заверила их девочка и гордо зашагала вверх.       Близнецы переглянулись, возмущённые тем, что Перси в кои то веки удалось их провести. Бетти уже давно скрылась на витиеватой лестнице, а Уизли стояли снизу, но терпение их было уже на исходе.       – Вот это метла! – восхищенно протянула Элизабет, нарочно постучав кулаком по дверному косяку, словно проверяла метлу на прочность.       И тут близнецы сдались, быстро зашагав по деревянным ступеням. Они так обрадовались, что преодолели уже целых пять штук, и рвались все дальше, толкаясь и наперебой обгоняя друга друга. Бетти спустилась, чтобы увидеть все своими глазами. Она просто не могла пропустить такого удачного случая. Лестница в миг превратилась в покатую скользкую горку, и Фред и Джордж кубарем покатились вниз, вылетев в гостиную, словно ими выстрелили из рогатки. Старшекурсницы рассмеялись, а близнецы в полном недоумении повскакивали, заглядывая наверх, где Бетти заливалась таким заразительным смехом, что они и сами чуть не поддались такой провокации. Осознав, что их так просто развели, близнецы тут же убрали со своих лиц глупые улыбки, сменившиеся рассерженными физиономиями. Но Бетти было все равно, она показала им, какого это связываться с Элизабет Уокер.       Осень неторопливо перелистывала календарь. Вот уже один ее месяц был позади. Наступило время прохладного октября. Элизабет уже освоилась в новой школе, обретя здесь хороших друзей. Мальчишки, правда, часто портили ей настроение, но это было ничего. Бетти уже умела немного орудовать своей волшебной палочкой, которая, наконец, стала не просто атрибутом волшебного мира в ее руке, а настоящим помощником.       – Так, детвора, – громко произнес Чарли, зайдя в класс по Защите от Тёмных Искусств. – Профессор Квиррелл немного задерживается. Засиделся в библиотеке и забыл про вас. Но это по секрету и между нами. Посидите тихо пять минут и не взорвите класс. Фред, Джордж, я это вам, в частности, говорю. Потерпите два годика, а потом, когда я уйду, делайте, что хотите. Это уже не мои заботы.       – Пелси скажет тебе спасибо.       – Знаю, – подмигнул староста, немного смягчив тон, а затем снова стал серьёзным, строго оглядев класс. – Так, всем сидеть смирно.       Как только Чарли закрыл дверь кабинета, все тут же принялись шушукаться и вставать со своих мест. В Бетти прилетел скомканный лист бумаги, и попал прямо в висок. Больно не было, скорее неприятно, и девочка, хмуря брови, развернулась в ту сторону, откуда его запустили. Близнецы хихикали, прячась за спинами сидевших перед ними слизеринцев, чтобы никто не подумал на них самих. Однако не стоило утруждаться, потому что Фред и Джордж сами сдали себя, так как на их столе лежал листок с оторванным уголком. Бетти возмущенно посмотрела на них, когда они оба точно также вопросительно уставились на нее, тыкая пальцами в двух сидящих перед ними мальчишек.       – Я все видела, – негромко произнесла девочка в создавшемся шуме класса, но Уизли удалось ее услышать.       – Даже это? – спросил один из них и в следующую секунду вытащил из своего носа маленького склизкого слизняка, кинув его в своего брата.       – Ай, блин, плидулок! Мы так не договаливались! – сразу же воскликнул Джордж, а Фред чуть не свалился со стула от смеха.       – Фу! – пропищала девочка, зажмурив глаза, – Почему вы такие противные?       Слизняк угодил Джорджу прямо по щеке, а затем скатился на парту, откуда медленно пополз к капюшону Эдриана Пьюси. Мальчик, ничего не подозревая, общался со своим одногруппником – Уоррингтоном. Скользкий слизень, как ему было положено, не пополз вниз, чтобы поскорее убраться подальше от этих сумасшедших детей. Наоборот, смельчак начал взбираться выше, медленно подбираясь к шее мальчика. Бетти вдруг прыснула, прикрыв рот ладонями и толкнула Анджелину, указав на то, что сейчас произойдёт. Близнецы, затаив дыхание, едва сдерживались, чтобы не загоготать на весь класс. Лица их раскраснелись от надутых щек, за которыми прятался смех, прорывающийся наружу. Цепная реакция прошлась по всему классу, когда все замечали направленные взгляды гриффиндорцев на ничего не подозревающих слизеринцев.       Бетти запомнила, как Эдриан потянулся, чтобы почесать шею. Парень подумал, что его кто–то щекотать сзади. Он занес ладонь, приложил ее к ложбинке ровно посередине, а затем, почувствовав между пальцев что–то скользкое, поднес к лицу. Визг, который разросся по классу, казалось, был слышен на весь замок. Его заглушал только истерический смех близнецов, повалившихся на пол. Джордан сразу понял, что это они все подстроили, и весело заливаются на пару с братьями Уизли. Весь класс уморительно хихикал, пока Пьюси, вскочив с места, пытался скинуть прилипшего слизняка.       В тот самый момент, когда близнецы ухахатывались под столом, Эдриан мельтешил между рядами, пытаясь стрясти с руки отвратительного слизня, а другие потешались над всем этим, такая пальцами в припрыгивающего слизеринца, дверь класса громко захлопнулась. Все резко притихли и обернулись. К учительском столу шагал профессор Квиррелл, озадаченно глядя на Пьюси.       – Что здесь происходит? – преподаватель поставил ладонь на стол и немного взволнованно оглядел парня, боясь, что с ним что–то случилось в роде неправильно наложенного заклинания.       – Это Уизли! – сразу наябедничал Эдриан, хныкая и хмурясь. – Уизли все подстроили.       – Вханье!       – Вланье!       Профессор не сразу разобрал оправдания близнецов, так как еще не привык к их речевому дефекту, который, порой, сбивал с толку.       – Пхофессох Квиххелл!       – Плофессол Квиллелл!       В один голос затараторили близнецы. Они ненавидели его имя, потому что в нем было слишком много букв «р», но «Индусом» при нем называть его не стали. Элизабет подметила, что именно для таких сложных имён, как у Квиррелла, они и придумывали прозвища. Эти прозвища были известны в очень узких кругах, да и к тому же они придумывали их только для того, чтобы избежать неудобных слов с буквой, по которой с лёгкостью можно было их отличить. Когда они старались говорить без этой злосчастной буквы, тщательно подбирая слова, то окружающим приходилось задумываться, кто из них кто. Различали их, в основном, только собственные братья, иногда Ли, а вот остальные постоянно путали. Однако близнецам такое было только на руку.       Профессор направил палочку на Эдриана, и слизняк испарился с его руки, оставив после себя только неприятный влажный след. В наказание он наградил всех троих часом отработки после занятия.       В один из ноябрьских дней состоялся матч по квиддичу между Гриффиндором и Когтевраном. Элизабет совершенно ничего не понимала в игре. Она с трудом могла отличить квофл от бладжера, но зато ловко запоминала имена мальчишек, которые называл Ли. Старшекурсники в своей спортивной форме выглядели потрясающе. Пролетая мимо трибун они попутным ветром захватывали юные зрительские сердца. В этом году на смену вратарю пришел новый игрок в гриффиндорскую команду – Оливер Вуд. Он оказался самым младшим из всех игроков, но Бетти болела за него больше всех.       – Вы только взгляните на ловца Гриффиндора! – воскликнул Ли, когда тот появился на поле. – Чарли из дома Уизли, именуемый первым номером в команде! Непобедимый, король Хогвартса, король старост и рыжих людей! Владыка Черного озера, разбивающий дамские сердца! Отец драконов!       – Эх, пхомазал! – рассерженно воскликнул Фред и стукнул кулаком по перилам, когда охотник Гриффиндора кинул мяч мимо ворот вражеской команды.       – Ничего–ничего, – продолжал Ли, оценивая оппозицию. – Зато Оливер пока отлично держится. Сразу видно: сердце львицы, взгляд тигрицы, грация кошки, ловкость... – в этот момент Вуд пропустил летящий в него квоффл, – картошки.       – Покажи им, Оливел! – завопел Джордж и подорвался с места, пытаясь поднять командный дух.       – Ура! – закричала вся трибуна с красно–жёлтыми флагами. Вуд отбил мяч.       Элизабет взглянула на противоположную трибуну, за которой сидели болельщики Когтеврана. Где–то на задних рядах она разглядела Нору, которая, как обычно, находилась в обществе своего друга Роджера. Они не особо интересовались игрой. Сидели, о чем–то разговаривая, и иногда немного посмеиваясь. Бетти попросила у Анджелины горн, в который она трубила каждый раз, когда Гриффиндор занимал лидирующую позицию. Хорошенько набрав воздуха, девушка со всей силы дунула в него, привлекая к себе внимание болельщиков. На поле все было ровно, поэтому никто не понимал, к чему этот клич. Игроки же совершенно не обращали на нее никакого внимания, продолжая уворачиваться от норовящих прихлопнуть их бладжеров. Нора и Роджер вздрогнули и посмотрели в сторону вражеских трибун. Бетти радостно помахала им и они помахали в ответ.       После победы Гриффиндора, которые с трудом урвали свое золото, друзья побежали в раздевалку, где собиралась вся команда. Бетти задержалась, чтобы посмотреть, как спуститься Оливер. Парень ловко спикировал вниз, спрыгнув со своей метлы, и, глубоко выбирая в себя воздух, принимал похвалу от игроков команды. Пробравшись в раздевалку, девочка заметила, что все уже успели окружить Оливера и принялись подкидывать его на руках. Парень смеялся и был в восторге от своего первого матча. Команда тоже поддержала его, сказав, что вратарю нашлась достойная замена. Вуд покраснел, но возражать не стал, слишком сильно ему понравилась игра.       – Мы тоже ходим в команду, – жалостливо произнес один из близнецов.       – Да, вот бы загонщиком стать или охотником, – мечтательно протянул второй.       – Это не так уж и просто, – произнес Оливер и сел на скамью, чтобы перевести дыхание.       Парень поставил метлу рядом с собой и девочки подбежали, чтобы потрогать ее. Анджелина и Алисия действительно заинтересовались моделью и скоростью, а вот Бетти было просто приятно постоять поближе к Оливеру, который казался очень мужественным и спортивным. Он вытер пот со лба, а Ли услужливо протянул ему бутылку с водой, которую Вуд опустошил в несколько глотков. Элизабет, взволнованно заведя руки за спину, неотрывно смотрела на него, и даже не слышала, что он говорит. Голос его немного охрип после того, как он кричал на все поле, и казался таким притягательным и красивым, что хотелось слушать его часами напролёт.       – Спасибо, что болела за меня, Бетти, – Оливер перевел на нее свой взгляд, смотря снизу вверх, и по–доброму улыбнулся.       – Да я… кхм… не за что! То есть, всегда рада.       – Бет твоя фанатка! – перебил ее Ли, чем так сильно смутил девочку, что та опустила глаза в пол. Девочки захихикали.       – Я за всю команду болела, – обиженно отозвалась Элизабет. Ей было страшно поднять взгляд на Оливера, вдруг он сейчас рассмеется над ней.       – А за нас бы болела? – любопытно спросил Фред, с вызовом уставившись на девочку.       – Вы сначала попадите в команду, а там посмотрим, – парировала Элизабет, состроив ехидную улыбочку.       – Блин, ну ты вообще классно тот винт сделал! – близнецы растолкали девчонок и подсели к нему, начав расспрашивать про то, как ему удалось увернуться, и насколько сложно отбивать мяч в полёте.       – Если бы не Чарли, мой винт роли бы особо не сыграл, – скромно произнес Оливер, кивнув в сторону выхода.       В раздевалку зашел Чарли, гордо подняв кулак с зажатым между пальцев золотым снитчем. Вокруг него мельтешила МакГонагалл, сдувая с парня пылинки. Она поздравила всех с победой и отогнала всех от Оливера, сев ему на уши со своими наставлениями.       Алисия схватила подруг за руки и потащила к выходу. Бетти было интересно еще послушать Оливера, а Анджелине порассматривать метлу, но противиться они не стали.       – Вы заметили, что в команде ни одной девушки? – рассерженно произнесла Спиннет, сердито топая своими кедами по земле. – Абсурд! А девочки, между прочим, намного проворнее и хитрее мальчишек. А еще ловкие!       – Али, так давай покажем, что и мы способны на такое, – предложила Джонсон, догнав подругу и обняв ее за плечи.       – Вы бы уделали когтевранцев в два счета, – весело заявила Бетти, точно так же приобняв Алисию.       – А ты? Давай с нами!       – Сомневаюсь, – неуверенно поежилась девочка. – Я и правил–то толком не знаю.       – А чего там знать? Бьешь мячи, забиваешь в кольца соперников, – усмехнулась Анджелина.       – А кто вас на трибунах поддерживать будет? Я буду стоять с плакатами и кричать: Али – львица! Анджи – тигрица!       Элизабет изобразила руками, как она трубит в горн и выкрикивает всевозможные кричалки, пританцовывая с поднятыми вверх руками и держа плакаты. Девочки взялись за руки и, весело посмеиваясь, побежали в замок. Теперь им тоже захотелось попасть в команду по Квиддичу.       Теперь они часто выбирались понаблюдать за тренировками своей команды. Не всегда погода была удачная, а иногда состоялись целые дебаты за первенство между факультетами. Самыми ярыми противниками Гриффиндора были Слизеринцы. Они вообще казались довольно противными и не особо дружелюбными ребятами. Бетти нравилось приходить, наблюдая, как усердно Оливер оттачивает свои броски. Она все время хотела подойти и сказать ему об этом, но все время стеснялась. Вдруг подумает, что он ей нравится или еще какую–нибудь ерунду. А ведь Элизабет всего лишь хотелось подружиться с ним, таким хорошим и милым он ей казался. Но это все было только в ее мечтах, потому что Оливер учился на третьем курсе, и вряд ли захотел бы дружить с такой малолеткой, как она.       – Эй, опять следишь за нашим голкипером? – с обеих сторон к ней подсели Фред и Джордж, испытующе глядя на растерянную Элизабет.       – Вообще–то я с девочками пришла… – она начала оглядываться по сторонам, но ни Анджелины, ни Алисии рядом не оказалось. Хотя она готова была поклясться, что буквально секунду назад они сидели здесь и Джонсон возмущалась, что один из загонщиков филонит. Видимо, она так замечталась, что не заметила, как они ушли.       – Это называется скамейки, а не девочки, – рассмеялся Фред.       – Дураки! – бросила Бетти и встала, чтобы уйти, но оба мальчика резко потянули за оба рукава ее свитера, усадив на место.       – Стой. Хотели сплосить, ты на Лождество собилаешься домой или остаёшься в Хогвалтсе?       – А вам какая разница?       – Да вот думаем, ехать домой или оставаться в школе? Многие остаются, и мы тоже хотим, – размышляя, ответил Фред, и снова задал вопрос.       – А что так можно? – Бетти и вправду не знала, что здесь такое возможно. Все-таки в ее школе такого никогда не было.       – Конечно! Думаю, будет весело.       Близнецы выжидающе уставились на Элизабет. Ей даже показалось, будто бы они собирались ее уговаривать.       – Я еще пока не решила. Думаю, родители были бы рады меня увидеть. А кто еще остается?       – Ну... – протянул Фред, почесывая затылок. – Ли остается.       – Хм, ну да, и в правду пол Хогвартса, – насмешливо произнесла Бетти.       – Мы у длугих плосто еще не сплашивали.       Элизабет действительно соскучилась по родителям. Каждую ночь она засыпала с мыслью о том, как она рассказывает о всех странностях и небылицах волшебного мира. Дедушка наверняка бы каждый раз с восхищением удивлялся. А вот реакцию родителей было трудно предугадать. Мистер и миссис Уокер были людьми, относящиеся ко многим вещам, весьма скептически. Если бы не Хагрид и Сэмюэль, то, скорее всего, Бетти училась бы сейчас в своей обычной школе. Она вспомнила о том, как не любила делать математику с бесконечно скучными примерами и задачами, и недовольно фыркнула.       – Согласен, – кивнул Фред, заметив ее реакцию. – Лучше бы этот бладжех пхилетел в кого-нибудь из Слизехина.       Бетти взглянула на поле. Один из игроков катался по траве, держась за живот. Мадам Трюк подбежала к нему, распугав всем своим громким свистком, и склонилась над мальчиком.       – Ладно, глазей на своего Оливеха. Мы пойдем, посмотхим, насколько все сехьезно.       – Если надумаешь остаться, дай знай, – Джордж отсалютовал ей и они вместе с братом помчались на поле к собравшейся толпе вокруг покалеченного члена команды.       Элизабет знала, что Алисия и Анджелина уезжают домой на каникулы. Они говорили об этом без умолку последние несколько недель. Не зная, как правильнее ей поступить, Бетти решила поговорить с Норой. Родители девочки тоже были маглами, поэтому, наверняка она тоже находилась в раздумьях по поводу предстоящих праздников.       – Думаю, поеду домой, – в голосе Норы сомнения не было, она уже давно все решила. – А ты, разве, нет?       – Не знаю, – Бетти вытянула ноги, глядя в окно. Они сидели в коридоре на лавочке и рассматривали картины, на которых дамы в пышных кринолинах купали младенца.       – Родители очень соскучились, да и не терпится рассказать им, как здесь все по–другому.       – А как твои родители отреагировали на то, что ты волшебница?       – Ох, это было очень забавно! – рассмеялась девочка. – Они не поверили, а потом решили меня разыграть, отвезя первого сентября вместо школы на вокзал. А там Хагрид, представляешь? Показал, как проходить через стену. Мама чуть сознание не потеряла, а папа язык проглотил.       Девочка, вспоминая все это, начала размахивать ногами над землёй, словно раскачиваясь на качеле.       – Но мы же виделись в Косом переулке.       – А тогда я была дома одна и уснула, а проснувшись, подумала, что мне все это приснилось. И Хагрид, и Косой переулок, и волшебные палочки. Только вот это оказался никакой не сон.       – Да–а, – с теплотой в душе произнесла Бетти, вспоминая, как она впервые взяла в руки волшебную палочку, и как все внутри нее затрепетало, пробуждая магию в сердце.       Элизабет тоскливо вздохнула, представив, как ее родители в одиночестве справляют Рождество. Как бы сильно ей не хотелось провести все праздники со своими друзьями, поедая конфеты и пироги, по родителям она соскучилась намного сильнее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты