Funny and Gentle

Гет
NC-17
В процессе
38
Размер:
планируется Макси, написано 125 страниц, 10 частей
Описание:
Эта история написана не от имени любви, а от имени самой настоящей дружбы, что связывает судьбы людей узами более прочными и долговечными. Она начинается с девочки, чья жизнь изменилась в один из летних дней, когда...
Примечания автора:
События истории развиваются с 1 курса и продолжаются после окончания школы. Волан-де-Морта в этой истории не будет, как и войны, все живы и счастливы.

*Funny and Gentle — забавный(-ая) и нежный(-ая) (что может относится как к описанию близнецов, главной героини, так и к описанию их отношений). Английский вариант созвучен с первыми буквы имен Fred&George.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
38 Нравится 14 Отзывы 3 В сборник Скачать

Такой интересный... квиддич.

Настройки текста

1 курс. 2 семестр.

      – Сейчас я разделю вас на пары, – задумчиво произнес профессор Снегг, пробегаясь глазами по списку. – Элеонора Фишер и Эдриан Пьюси, Спиннет и Уоррингтон, Уокер и Диггори, Джонсон и Дэвис, Ли Джордан и Саманта Брутт и, наконец, Уизли и Уилсон - разделитесь между собой.       Сестры Уилсон со Слизерина неохотно подошли к близнецам, а те тут же начали валять дурака.       – Вашей задачей будет опередить своего противника. Как вы могли заметить, – Снегг внимательно пробежался взглядом по образовавшимся парочкам, – в каждой паре два разных факультета. Первый, кто закончит зелье, и оно будет идеальным по своей консистенции и магическим свойствам, получает дополнительные пять очков. Желаю удачи, – сухо закончил он и отвернулся к своему столу.       Студенты бурно загалдели, переглядываясь с ребятами со своего факультета. Седрик мило улыбнулся, глядя на Бетти. Она была рада, что в пару ей достался кто-то более-менее адекватный. Справа от них стоял Фред и толкался, отбиваясь от Кэти Уилсон, которая кидалась в него сонным порошком. Снегг сделал вид, что не заметил этого, сделав замечание одному Уизли. Тот возмущенно топнул и зыркнул на однокурсницу, которая довольно захихикала.       – Махнемся пахтнехами? – шепнул он Бетти, слегка наклонившись.       – Что, уже струсил?       – Вот еще! – Фред мгновенно изменившись в лице и горделиво вернулся к своей напарнице.       Элизабет поднесла ладонь к губам, чтобы не выдать свой смех. Когда Снегг отворачивался, он мстил Кэти, перетаскивая на свою сторону стола все ингредиенты, отпираясь от нее ногой.       Большинство приступили к работе. Седрик, глядя на то, как заторопилась Элизабет, предложил сотрудничать, чтобы закончить вместе. Все эти соревнования он считал полнейшей глупостью. Она кивнула и распределила обязанности. Мальчишка принялся нарезать ингредиенты, а Бетти потянулась за банкой с травами.       – Вот блин! – прошипела она.       Пытаясь открыть крышку, она так сильно надавила на нее, что та соскользнула и содержимое банки рассыпалось по столу. Она прижалась животом к столу, чтобы ничего не упало на пол, и тем самым замарала одежду. Снегг стоя спиной к их столу и, видимо, не услышал, как слетела крышка.       – Давай помогу, – предложил Седрик.       Он сразу же отвлекся от своего зелья и, подойдя к девочке, принялся руками собирать со стола разлетевшийся травяной порошок. Бетти стряхивала его с мантии, а в это время над ее головой неожиданно появилась веточка омелы. Она возмущенно хмыкнула, взглянув на одного из близнеца, который заговорщически тряс зелёной веткой с ягодами, вытянув руку.       – Какое совпадение! – хихикнул Фред.       – Отвали! – пробурчала она. – А не то остальная часть банки окажется у тебя на голове.       – Омела просто так не появляется, ты что, не знаешь? – он удивлённо раскрыл рот.       – Очень смешно, – саркастично произнес Седрик, возмущенно взглянув на Фреда. – Мог бы и помочь.       – Так я и помогаю, – он взмахнул бровями и что–то показал ему, вытянув губы трубочкой.       – Что здесь у вас происходит? – их разговор прервал профессор.       Фред тут же встал за свой стол, сделав вид, что он не при делах. Бетти виновато опустила взгляд и уши ее вспыхнули жаром. Она уже набрала в легкие побольше воздуха, чтобы на одном дыхании выпалить, что ей очень жаль и впредь она будет аккуратнее, но ее перебил Седрик.       – Профессор, я нечаянно опрокинул банку. Бетти тут не при чем, честное слово! Она, наоборот, помогла мне все собрать.       Сбоку послышалось, как кто–то фыркнул и сорвал с веточки ягоды. Снегг недоверчиво посмотрел на Бетти и Седрика и снял с каждого пять штрафных очков. Бетти огорченно вздохнула и благодарно посмотрела на однокурсника.       – Спасибо, что выручил, – прошептала она, чтобы преподаватель не услышал.       – Да не за что, – улыбнулся Диггори, хотя было видно, что он и сам немного расстроился.       – Я у тебя в долгу. В следующий раз проси, что хочешь.       – Ладно тебе, давай лучше продолжим работу.       Они заполнили банку и вернулись к приготовлению зелья. Бетти все еще чувствовала свою вину, поэтому до конца урока стеснялась даже заговорить с ним. Закончили они вместе и одновременно сдали задание.       – Эй, взял для тебя ягодку от омелы, – Фред покрутил между пальцами красную горошину.       – Вот сам теперь и целуйся со своей ягодкой! – выдала Анджелина, спрятав за собой подругу. – Пошли, опять от этих Уизли одни проблемы.       – Да мы–то тут пличём? – возмутился один из близнецов, но девочки уже убежали.       Девочки быстро поднялись по ступеням, преодолели гостиную и закрылись у себя в спальнях. Они повалились на свои кровати и принялись болтать, перебивая друг друга.       – Рассказывайте, как ваши каникулы? – Бетти перевернулась на живот, подперла подбородок руками и с любопытством уставилась на подруг.       – О, мы ездили в Норвегию! Там так красиво, – мечтательно протянула Анджелина, – после школы хочу туда переехать.       – Здорово, – надув губы, завистливо ответила Алисия и обреченно вздохнула, – а мы опять дома праздновали. Каждый год с родителями, бабушкой, дедушкой и целой кучей других родственников! Скукотища.       – Мы тоже дома остались, – поддержала Бетти. Она была уверена, что ее Рождество было в десятки раз скучнее. Ни волшебства, ни Норвегии.       Анджелина принялась расписывать в мельчайших подробностях свою поездку. Показывала фотографии, с которых она улыбалась и махала рукой на фоне скалистых гор. Алисия с интересом слушала ее, жуя имбирное печенье, которое сыпалось на подушки. Элизабет, слушая захватывающую историю про их поход в "магловском стиле" с настоящим разведением костров, немного поникла, вспоминая о событиях прошедших каникул.       – Бетти, дорогая! – воскликнула миссис Уокер, широко раскрыв глаза от удивления, когда увидела свою дочь на пороге дома.       – Привет, мам, привет, пап, – с искренней улыбкой ответила девочка. Она зашла в дом, усыпав коврик снегом с ботинок, и кинулась в объятия матери.       За ужином Элизабет, запинаясь от радости, рассказывала им, как чудесна и удивительна ее новая школа. Но голос ее постепенно утихал. Она видела, что родители совершенно не слушают ее, перебивая разными вопросами о том, как скоро она собирается возвращаться.        Но я не хочу возвращаться. Мне нравится там.        Мы не нашли информации об этой школе, миссис Уокер взглянула на мужа. - Твой дедушка заверял, что эта очень хорошая школа. Но что это может быть за учебное заведение, о котором никто ничего не знает?        Скорее всего частная, без особого энтузиазма ответил отец, перелистывая газету.        Она для волшебников, опустив плечи, сказала Элизабет.       Родители на секунду даже перестали жевать. Было видно, что они никак не могли свыкнуться с этой мыслью. Мэри нарочито громко прокашлялась, чтобы Карл обратил на нее внимание, и многозначительно посмотрела на него. Когда мистер Уокер поднял на нее свой безучастный взгляд, она незаметно кивнула в сторону дочери.        Дорогая, начала она, надеясь на поддержку мужа. Мы тут подумали и решили, что школа в соседнем районе тебе подойдет больше. Говорят, что девяносто девять процентов выпускников после нее поступают в Кембриджский университет.        А что с остальными, кто входит в оставшийся один процент? съязвила Бетти, огорченная тем, что ее пытаются запихнуть в какую-то неизвестную школу вместо того, чтобы послушать о квиддиче.        Милая, это не важно.        А волшебники там учатся? после этого вопроса миссис Уокер пнула под столом Карла, чтобы тот подключился к разговору.       – Дети мистера Пимслера учатся там. Хорошая, замечательная школа, говорят, – расхваливал отец.       – Кто этот мистер Пимслер?       – Ну как же? Ты что, не помнишь его миловидных деток? Близняшки Ханна и Харольд. Вы вместе ходили на плавание в первом классе.       При упоминании близняшек, у Бетти перед глазами всплыли лица совершенно других детей. Рыжие, постоянно взлохмаченные ежиком волосы, на щеках россыпью солнечных бликов, пылали веснушки, а озорные голоса то и дело смеялись и забавно картавили. Никаких других детей-близняшек она не припомнила.       – У меня есть друзья… – начала было Бетти, но мама быстро перебила ее.       – Найдёшь новых! Мы же не знаем, что там у тебя за друзья? А тут мы уверены, что детки хорошие.       Бетти тоскливо взглянула в окно. Небо заволокло тучами и срывался едва заметный снежок. Ей стало грустно от того, что никто не хотел послушать ее историю о Хогвартсе. Она так часто прокручивала в своей голове этот монолог, думала, как расскажет о чудесах, волшебстве, магии, и о том, что она тоже уже знает несколько трюков, но, похоже, это было совсем никому не нужно.       Зима перелестнула свой календарь и смыла дождями остатки белоснежных сугробов. Все разговоры были только о приближающемся Дне Святого Валентина. Девочки решили сделать валентинки своими руками, поэтому, набрав с собой краски, кисти, бумагу и различные бантики, уселись на полу комнаты.       – Я хочу отправить открытку Чарли! – пролепетала Алисия, аккуратно отрезая кусочек белой ленты.       – Влюбилась, что ли? – захихикала Анджелина, толкнув ее в плечо.       – Не говори ерунды! – обидчиво произнесла Спиннет, поведя носом. – Просто хотела поблагодарить его, что он такой замечательный староста.       – Бедный Чарли, у него, наверное, отбоя нет от такой "благодарности", – рассмеялась Бетти и они с Анджелиной принялись подначивать смущенную подругу.       – А вы кому собираетесь дарить? – попыталась перевести тему девочка.       – Наверное, Оливеру, – с румянцем на щеках ответила Элизабет. Девочки многозначительно переглянулись.       – Он и вправду очень милый, – согласно кивнула Анджелина.       Сидя за завтраком, над столами стоял пар от горячих блюд и напитков, которые ученики не спешили есть и пить, увлечённые обсуждением подаренных им открыток. Самыми шумными оказались Пуффендуйцы, они так искренне радовались валентинкам, что подрывались с места, чтобы обнять своего поздравителя. Бетти с Алисией обсуждали, кто мог анонимно поздравить их подругу. Анджелина расспрашивала каждого, кто сидел за столом, знает ли он что–нибудь об этом. Она уже подумала на розыгрыш близнецов, но те вручили ей валентинку прямо из своих собственных рук.       – Вы чего? – опешила девочка, принимая красное картонные сердце.       – А что? Хаздаем валентинки, – как ни в чем не бывало, хмыкнул Фред.       Джордж вытащил из кармана еще две и ребята протянули их Бетти с Алисией. Девочки недоверчиво приняли их, смущённо переглянувшись.       – Блин, а мы им ничего не делали, – прошептала Алисия, нависнув над ухом подруги.       – Да, странно все это, – кивнула Бетти, а Анджелина принялась раскрывать открытку.       Весь стол Гриффиндора разразился заразительным смехом. Позже к ним подключились все остальные, начав окружать Анджелину, тыкая в нее пальцами. Девочка сидела вся в муке, которая стрельнула в нее со звонким хлопком, как только она открыла свою валентинку, побагровев от злости. Однако под белой пеленой, оказавшийся на ее лице, не было заметно, как наливаются кровью ее нос и щеки.       – Я вам сейчас устрою! – воскликнула Анджелина и дернулась с места, побежав за близнецами, которые уже успели от нее удрать.       Девочки подавили свои смешки, посчитав некрасивым смеяться над своей подругой, и отложили подаренные близнецами открытки. Бетти очень стеснялась лично поздравить Оливера, поэтому попросила сделать это через школьную почту. Двое ребят ходили по залу, раздавая анонимные открытки от таких же нерешительных и скромных. Когда Вуд получил свою почту, Элизабет подметила, что там было около четырёх разных открыток. Мысленно она даже пожелала, чтобы ни одна ему не понравилась так, как открытка от нее самой. Когда парень взял в руки ее бордовое аккуратно вырезанное из картона сердце с нарисованными золотой ручкой мячами из квиддича, он улыбнулся. В этот момент сердце Бетти пропустило несколько бешеных ударов. Ему понравилось!       Она никак не подписывала ее, только оставила несколько приятных слов и отметила, что это его маленький фанат. Другие открытки показались Элизабет совершенно ничем не примечательными, и она гордо выпрямилась, пытаясь убрать с лица широкую улыбку. Когда Оливер поднял голову, в поисках его тайных поклонниц, Бетти машинально опустила взгляд, бессмысленно водя ложкой по пустой тарелке. Ей одновременно хотелось, чтобы он узнал, что это она, и больше всего на свете не хотелось, чтобы он понял. Потому что его реакция могла заставить Бетти провалиться под землю, какая бы она не была.       Пока Бетти вся погрузилась в свои переживания, к ней подошла девочка из школьной почты, протянув ей маленькую белую открытку. Элизабет даже не подняла голову, замерев от охватившего ее страха. Руки ее затряслись, но она продолжала делать вид, что ничего необычного не произошло. Рядом сидевшая Алисия удивлённо ахнула, но Бетти даже забыла, что она сидит рядом. Что–то подсказывало ей, что эта открытка от Оливера. Ей и в голову не пришло ничего другого, как такое вообще могло быть возможно? Волнение заставляло все ее лицо гореть и покрываться алым румянцем. Внутри красным цветом были аккуратно выведены буквы, а снизу подпись: «С. Д.»       – Кто такой этот «С. Д.»? – сквозь шум прорезался голос Алисии. В этот момент пришла Анджелина, которая уже успела умыться, но до сих пор вся злилась и нервничала, оглядываясь по сторонам.       – Ого, тайный поклонник? – оживилась Джонсон, в миг позабыв о проделке близнецов.       – Не знаю… – дрожащим голосом пропищала Бетти.       Она догадывалась, кому принадлежали эти инициалы, но все еще пыталась разглядеть в них «О. В.» Но никакого совпадения даже и близко не было. Оливер тем временем смеялся вместе с Перси над шуткой его однокурсницы, а Бетти с поджатыми губами расстроенно наблюдала за этой картиной. Когда Вуд поймал на себе пристальным взгляд девочки, он удивлённо прищурился, а Бетти тут же разорвала с ним зрительный контакт, вытянув перед собой валентинку. Ее накрыло чувство стыда и непонятно откуда взявшейся злости. А чего она ожидала? С чего бы вдруг Оливеру, третьекурснику, у которого внимания со стороны девочек хоть лопатой собирай, писать какие–то глупые валентинки для совершенно неинтересной, маленькой Бетти?       Всю неделю Элизабет боялась даже посмотреть в сторону Оливера. Вдруг он заподозрит, что это она подарила ему валентинку? А вдруг уже догадался и всем рассказал? От этих мыслей Бетти становилось дурно. Она уже успела сотни раз поругать себя за глупости и столько же раз оправдать это, приняв за обычную шутку.       – Бет, ты идешь с нами? – спросил Ли, помахав рукой перед лицом девочки. Она сидела в гостиной, листая учебник по зельеварению, и грустила, погруженная в свои мысли.       – Куда?       – Смотлеть за иглой.       – Тхениховка же, – подбежали близнецы, шутливо пытаясь повалить друг друга на земь.       – Нет, – отрезала Бетти. – Позовите лучше Анджелину или Алисию.       – Они с нами не хасговахивают! – закатив глаза, пробубнил Фред.       – А, точно! – вспомнила девочка. – Я же тоже с вами не разговариваю!       Она захлопнула учебник и встала, чтобы выйти из гостиной, как в дверном проходе из–за портрета Полной Дамы показался запыхавшийся Оливер. Бетти так и встала на одном месте, застыв от страха.       – О, привет, Бетти, – дружелюбно поприветствовал ее Вуд. – Идешь смотреть, как мы тренируем броски?       – А я… а… да. Иду, – на автомате пролепетала Элизабет.       Фред, Джордж и Ли возмущенно уставились на нее. Оливер заскочил в спальни мальчиков и выбежал оттуда с перчатками, которые, по–видимому, забыл и возвращался за ними.       – Ты же сказала, что не пойдёшь! – озадаченно воскликнул Джордж.       – Ничего я не говорила, – рассерженно буркнула Бетти. – Пошли уже.       Она положила учебник на стол и вышла из гостиной, разозленная саму на себя. Трое друзей побежали за ней следом. Они вышли на поле, где сидело еще несколько гриффиндорцев, в основном со старших курсов. Погода была не очень теплая, но на небе светило солнце, от чего приятно согревало. Несколько членов команды разминались на поле, другие уже взмыли в воздух, паря над тремя кольцами.       – Чего ты такая грустная? – поинтересовался Ли, пока игроки еще не начали полноценную тренировку.       – Ничего я не грустная, – отмахнулась Бетти, но ее тут же окружили Фред и Джордж ехидно улюлюкая над ней.       – А мы знаем, что случилось. Бетти влюбилась! Влюбилась! – принялись повторять близнецы, вырисовывая в воздухе сердечки.       – Что?! – воскликнула девочка и встала с трибуны, расталкивая друзей. – Что вы несете?       – Да–да, мы давно заметили, – захихикал Фред.       – А еще мы видели у тебя ту отклытку, котолая потом оказалась у Оливела.       – А сегодня ты согласилась пойти с нами только из–за него. Тебе ведь так нравится этот, как его, квиддич!       – Вот еще! Чушь! Ложь! И провокация! – закричала Элизабет, начав толкать не унимающихся близнецов.       Они принялись напевать какую–то глупую песенку, посылая воздушные поцелуи в сторону ничего не замечающего в это время Оливера, который был погружен в игру. Бетти закричала на них, расталкивая по разные стороны, и пулей вылетела со стадиона, краснея от злости. Теперь она была уверена, что они могли рассказать ему все. Это из–за них Оливер так странно себя вел. Или ей все это только показалось? Как он вообще должен себя вести? Как она должна себя вести? Она же просто маленькая глупая девочка.       Ей захотелось скрыться от всех, зарыться под одеяло и не вылезать оттуда ближайшую вечность. Девочка прошмыгнула в замок, произнесла пароль, преодолела ступени и оказалась в спальне. Бетти с облегчением вздохнула, упав на свою кровать. Подушка оказалась отличным предметом, чтобы выместить на нем всю свою злость. Смотря на то, как по комнате разлетаются пыль и перья, Бетти села, и убрала подушку на место. Злость потихоньку спадала. Вспомнив о том, что обычно помогало ей отвлечься, Бетти просияла. Она достала из-под кровати свой старый потрепанный блокнот и цветные карандаши. Если что-то и приносило ей удовольствие больше, чем магия и волшебство, так это рисование. Новый мир открыл для нее сотню новых идей и теперь каждый лист пестрил увлекательными сюжетными зарисовками то уроков трансфигурации, то чемпионата по квиддичу.       За дверью послышались быстро приближающиеся шаги. Бетти подняла голову, совсем потерявшись во времени. В комнату ввалились Анджелина с Алисией, схватив свои метлы.       – Куда вы?       – На поле. Питерсон пообещал научить нас крутым поворотам и разворотам на сто восемьдесят и триста шестьдесят, – гордо заявила Анджелина.       – Там же тренировка.       – Так она уже закончилась. Пойдешь с нами?       – Нет, не хочется, – меланхолично кинула Бетти.       – Ладно, встретимся за ужином, – Алисия помахала рукой и девочки, бурно обсуждая, кто лучший загонщик в команде, помчались на стадион.       Бетти изредка могла загрустить от того, чувствовала себя третьей лишней в компании девочек, которые с самого первого дня были не разлей вода. Словно близняшки, они постоянно держались вместе, носили одинаковые хвостики и даже интонация у них была одинаковая. Как и многие, они с ума сходили по квидичу и грезили попасть в команду. Элизабет чувствовала себя белой вороной, когда разговор заходил об этом. А говорили об этом часто. Не только ее подруги, но и друзья. Ли, Фред и Джордж торчали на поле чуть ли не чаще самих игроков. Бетти же, в свою очередь, даже на метле держалась с трудом. И все, что ей нравилось в квиддиче это мальчишки, а точнее один очень милый третьекурсник, которому безумно шла спортивная форма. А ему до нее не было совершенно никакого дела. Зачем она вообще кому–то была нужна. Может, и права была мама, говоря, что она совсем не знает своих друзей?       Элизабет рассерженно стукнула себя по лбу и повалилась на спину, уставившись в потолок. Что за глупости лезли ей в голову. Она сама не захотела никуда идти, закрылась тут одна и винит всех на свете за то, какие они в ее глазах плохие. А Оливер знать не знает ни о ней, ни о том, что она с него глаз не сводит. Они–то общались всего несколько раз. Хотя даже общением назвать это трудно, пара фраз, просьбы и слова приветствия. А Бетти уже надумала себе такого, наплела такие беспросветные сети несуществующих историй, в которых сама же и запуталась. Хотя, возможно, чувствовала она себя лишней скорее потому, что была рождена в семье маглов, в отличие от всех своих остальных друзей – чистокровных волшебников.

***

      В кабинете Заклинаний стоял непривычный запах чего-то копченого. Видимо, кто–то ошибся с формулировкой и прожог чьи–то волосы вместо бумажного листа. Профессор Флитвик безуспешно пытался вывести запах, нараспашку открыв большое окно. Студенты первого курса расселись по своим местам, хихикая с того, кто же придет на ужин с блестящей залысиной.       – Пхофессох, сегодня на обед жахенная кухица? – поднял руку Фред, выкрикивая с места.       – Ох, если бы! – замялся Флитвик, а весь класс тихонько рассмеялся. – Что ж, давайте начнём!       Весь урок был посвящён заклинанию ножниц. Студенты тренировали разрезательные чары на листах бумаги, на этот раз без воспламенения. Отовсюду слышались уверенные «диффиндо» и огорченные вздохи. Кто–то уже исполосил свой лист вдоль и поперёк, а кто–то едва надорвал его посередине. Бетти уже взялась за лист Джордана, помогая ему в заклинании. Ли все время тихонечко чертыхался, когда подбрасывал лист, вместо него безуспешно разрезая воздух. Близнецы посмеивались, когда он радовался наконец–то появившейся нарезанной полосе, думая, что он справился. Но на самом деле все это была заслуга Бетти.       – Бетти, давай и тебе чего–нибудь подплавим? – Джордж перегнулся через парту, приблизившись к Элизабет.       – Что вы собираетесь плавить? – непонятливо оглянулась девочка, глядя на то, как его брат закатил глаза.       – Да не подплавим, а подпхавим.       Понятнее от этого не стало, но Фреду надоело объяснять и он подобно брату перегнулся через стол и взмахнул своей палочкой, произнеся заклинание. Смотрел он куда–то в ноги Бетти и девочка даже не сразу поняла, что произошло. Решила, что чары не сработали, а близнецы просто в очередной раз прогадали. Их листы лежали нетронутыми, видно, и на ней ничего не сработало. Она топнула ботинками по полу, шнурки вспорхнули в воздух и опустились обратно, сложившись аккуратными бантиками. Все осталось на месте. Элизабет хмыкнула и отвернулась, услышав, что профессор Флитвик принялся объяснять домашнее задание.       Все повскакивали со своих мест, принявшись собираться. Бетти аккуратно сложила остатки бумаги, сунула в сумку учебники, палочку и перо, а затем, пропустив в рядах однокурсников, встала. Но не тут-то было. Прогадали не близнецы, а Бетти. Девочка в ужасе глянула на свои ноги, когда нижняя половина ее юбки сползла на пол. Фред и Джордж мгновенно прыснули и пулей вылетели из класса. Краснея от стыда, багровея от злости и пыхтя от возмущения, Элизабет прикрылась сумкой. Ее черная юбка, которая до этого доставала ей до колен, сейчас едва прикрывала пятую точку. Казалось, одно неверное движение и все увидят две резиновые полоски простроченные на ее колготках.       – Фред! Джордж!       Видя, как две рыжие макушки сверкают вдалеке коридора, Бетти, позабыв о длине своей юбки, помчалась за ними. Они ловко сворачивали на поворотах, разбегаясь в разные стороны, и заливисто хохотали. Девочка кричала им вдогонку самые страшные заклинания, которые только знала.       – Поросячие хвостики вам в пятые точки! Лягушачьи лапки вместо ушей! Бараньи рога на передние зубы!       Только вот палочки в руке у нее было, и, вспомнив об этом, она мгновенно выхватила ее из сумки и направила на близнецов.       – Диффиндо! – эхом разразилось по коридору.       Из–под мантий сверкнули щиколотки близнецов. А нижняя часть, подшитая так, чтобы можно было отпускать ее каждый год, не покупая новую, осталась лежать на полу. Близнецы на секунду остановились, оценивая свои потери, а затем, видя, как с бешеной скоростью на них собирается налететь Бетти, понеслись дальше, сломя голову.       – Что за балаган! А ну, стойте! Все живо в мой кабинет! – прорычал голос школьного завхоза, появившегося в самый неподходящий момент.       Фред и Джордж так и застыли, а Бетти, не успев затормозить, врезалась в их спины. Элизабет ущипнула обоих, от чего мальчики недовольно скривились.       – Сегодня после ужина жду вас в своем кабинете! И только попробуйте опоздать или не прийти, хуже будет, – проскрипел своим ворчливым голосом Филч.       – Да, сэр, – произнесли все трое, только каждый со своей особенностью.       Насупившись, они поплелись в гостиную, позабыв о своих обрезках. Только когда на пути к портрету им встретились Перси и Оливер, Бетти спряталась за спинами своих друзей. Если ее увидят в таком виде, точно засмеют. А в это время Перси лицезрел, как болтаются мантии его братьев на уровне икр, едва ли чуть ниже колен.       – Вы что, совсем что ли страх потеряли? Мама убьёт каждого по отдельности! Фред, это же моя мантия! Джордж, а ты? Я все доложу Чарли!       – А мы ласскажем маме, что ты девочек обижаешь, – принялся заступаться за них Джордж.       – Вздор! – прошипел Перси, а Оливер рядом прыснул в кулак. Он взглянул на Бетти, прячущуюся за близнецами и с любопытством прищурился.       – Это ты их так?       – Ага! Мы вообще не пличем!       – Мы не виноваты! – подхватил Фред. Они с братом расступились, показывая свою личную портниху.       – Бетти? Не знал, что ты… – Оливер уставился на ее ноги, и девочка в ужасе прикрыла их сумкой. – Способна на такое.       – Да я бы и пальцем их не тронула! Если бы эти олухи не наделали дел.       – Так вот оно что, – прикинул Перси. – Кто еще девочек обижает.       – Мы не обижаем! – занудил Фред и с мольбой уставился на Элизабет. – Она наша подхуга, мы пхосто духачились.       – Подхуга, – перекривлял их Перси, а затем недовольно покачал головой. – Ладно, все хороши.       – Извините, я не хотела, – подумав, ответила Бетти.       Услышав, что мантии достались им от старших братьев, она смягчилась. Уши ее начали гореть от стыда, ведь она только что испортило семейное имущество. За свое она так не переживала. Теперь о ней будут думать всякие глупости, что она хулиганка и все такое. А с такой репутацией к Оливеру подступить будет еще сложнее. Кто захочет общаться с хулиганкой?       – Честное слово, я могу пришить обратно!       – Да брось, сами же виноваты, – Перси уставился на них своим презрительным взглядом. – Вот пусть и ходят теперь так до конца школы.       Близнецы надули щеки и, показав брату язык, скрылись за портретом Полной Дамы. Бетти засеменила следом, стараясь делать как можно меньше лишних движений, так как длина юбки этого не позволяла. И как только старшекурсницы их носят? Совсем не удобно же. Элизабет казалось, что все проделки близнецов сваливались то на нее, то на Анджелину. А вот Алисию они никогда не трогали. Может быть, она им нравилась? Поэтому оставалась вне их до боли приторного и ведущего за собой последствия внимания.       С близнецами было весело только когда приходилось смеяться вместе с ними над очередной шуткой, а не когда этой шуткой оказываешься собственнолично. До конца учебного года Бетти узнала, что такое отработка и не один раз. Приходилось сдерживать себя, чтобы не поубивать этих маленьких засранцев. И чем ближе приближалось лето, тем тоскливее становилось на душе Бетти от того, что скоро на целых три месяца придется отказаться от волшебства и дружеских походов на квиддич. Потому что в мире маглов такой игры попросту нет. Да и друзей у Бетти там тоже не было.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты