Гордые Бессмертные.

Слэш
NC-17
В процессе
148
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 379 страниц, 59 частей
Описание:
Ещё один не-канон. Шэнь Цинцю бежит из Цанцюн и пытается жить... Просто жить, смирившись со своим прошлым.
И вернувшимся Ло Бинхэ.
Ох, нет – Бин-гэ.
Читайте предупреждения, дабы избежать... моральных травм. Они не просто так здесь указаны. Как и рейтинг NC–17.
Будьте осторожны, кажется, здесь стекло...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
148 Нравится 176 Отзывы 55 В сборник Скачать

Глава 37. Сдержать или уничтожить.

Настройки текста
      Ван Жун с интересом смотрел на талисман. Надо же, просьба прибыть в секту Цанцюн. Ему и впрямь было любопытно взглянуть на вернувшегося Шэнь Цинцю. Конечно, они никогда не были в хороших отношениях, но его красота странно воздействовала на главу пика Тяньи. Если бы лорд Цинцзин не открывал рта, пытаясь ранить его очередной ядовитой колкостью, он мог бы простить ему остальное.       Ван Жун добрался до горной гряды Тяньгун лишь спустя пять дней. Его задержали в одном из крупных городов, пригласив на сбор заклинателей. В этом мире опять творились непостижимые вещи – распоясавшиеся демоны вмиг исчезли. Словно их никогда и не бывало! Чем же должны заниматься эти совершенствующиеся, если работы нет?! Промышлять охотой на магических зверей для алхимических залов?!       Ван Жун готов был поднять тревогу. Ведь если так продолжится, не сегодня завтра кто-нибудь из них и впрямь попытается прорвать границу с царством тьмы! Пусть в прошлый раз это была демоническая провокация, и Ханчоу не пострадал всерьёз, сейчас всё может окончиться настоящей трагедией!       Что же задумал этот новоявленный император? Что за чудовищный план он собирается воплотить?!       Ван Жун был не на шутку встревожен, когда ступил на голубую диоритовую площадку перед Главным Залом Цюндин.       Там уже собрались лорды пиков.       Шэнь Цинцю поклонился ему издали, думая, как задать этому исполину вопрос о прошлом, не вызвав его ярости и чудовищного переполоха.       Между ними всегда пролегала пропасть, порождённая презрением. Ван Жун считал его слишком изысканным и слабым. Шэнь Цинцю думал, что этот грубый неотёсанный великан не имеет и толики здравого смысла...       Но Ван Жун стоял во главе одной из сильнейших заклинательских школ. На самом деле, он вовсе не мог быть таким.       – И о чём ты так глубоко задумался? – Раздался позади лорда Цинцзин знакомый насмешливый голос.       Тот досадливо нахмурился, не зная, как избавиться от человека, стоящего позади. Чжуан Юань, разумеется, тоже прибыл на собрание. Отвечать ему не имело смысла. Глава Чжаохуа не поддерживал с Ван Жуном хороших отношений... Но всё-таки что-то толкнуло его сказать правду.       – Как заставить главу Тяньи рассказать о времени, проведённом в Царстве Демонов? Он ведь достаточно близко знал императора Тяньлан-цзюня. Может быть, узнав отца, мы подберёмся ближе и к его потомку?..       На самом деле, лорда Цинцзин Тяньлан-цзюнь интересовал исключительно как образчик древней крови. На что он способен? Что ждёт Ло Бинхэ в будущем?       – Иногда ты и впрямь бываешь несносен, Шэнь Цинцю. – Тихо произнес Чжуан Юань на ухо. – В мире демонов Ван Жун едва не лишился рассудка. Ты видел его лицо? Этот шрам, уродующий его? Ван Жун нанёс его себе сам, возненавидев себя за слабость.       Шэнь Цинцю побледнел, словно первый снег.       – Что глава Чжуан хочет сказать?       – Мастер Шэнь столь невинен? Один из князей тьмы, взяв его в плен, поступил с ним так же, как ты со своим юным учеником.       Лорд Цинцзин задохнулся от негодования. Его глаза сверкали так, что могли пронзить насквозь, словно клинки. Если бы не запрет на использование ци, Чжуан Юаню пришлось бы защищать свою жизнь. Шэнь Цинцю ещё раздумывал, стоит ли влепить ему оплеуху, когда на плечо легла тяжёлая рука лорда Байчжань, увлекая его прочь.       Чжуан Юань прерывисто вздохнул. Эти глаза... Опять эти глаза! Святые небеса, этот взгляд снится ему столько лет! С тех самых пор, как он впервые наткнулся на него под куполом Собрания Союза Бессмертных...       Когда собрание началось, Шэнь Цинцю намеренно опустился на место рядом с главой Чжаохуа.       – Откуда глава Чжуан вообще знает о подобном?! – Зло задал он давно мучивший его вопрос.       Что за шпионскую сеть он раскинул над миром, чтобы добыть подобные сведения о других?! Лицо Ван Жуна и впрямь прорезал тонкий старый шрам, рассекая бровь, широкую скулу и уголок губ. Но с его духовными силами ничего не стоило избавиться от такого изъяна.       Чжуан Юань вздохнул.       – Мастер Шэнь забыл, чему обучает храм Чжаохуа?       Тот нахмурился. Розовые губы, сжавшись, чуть побледнели. Задумавшись, он то и дело раскрывал и закрывал веер, постукивая им по этим нежным персиковым лепесткам. Глава Чжаохуа испытывал настоящее удовольствие, глядя на этого человека. Он хотел бы заполучить власть удерживать его рядом. Как жаль, что во время собрания на храм Чжаохуа произошло демоническое нападение и Юэ Цинъюань узнал в мастере Чжу Шэнь Цинцю. Если бы ни это, Чжуан Юань ни за что не позволил бы покинуть...       Взгляд Шэнь Цинцю распахнулся в удивлении. Он судорожно вздохнул. Святые небеса, ведь техники основывались на ментальных атаках! Говорили даже, что Чжуан Юань имеет некое редкое сокровище, многократно усиливающее его способности проникать в чужие мысли.       Глава Чжаохуа ухмыльнулся.       Лорд Цинцзин беспомощно оглянулся, надеясь сменить столь необдуманно выбранное место, но сильная горячая ладонь Чжуан Юаня легла на его бедро, удерживая на месте.       Шэнь Цинцю пришлось спрятать за экраном веера своё пылающее лицо. Он пытался незаметно спихнуть его руку прочь, но при каждом движении тонкие пальцы впивались в мышцы.       – Ты останешься здесь. – Прошипел Чжуан Юань непререкаемым тоном.       В ответ лорд Цинцзин ткнул его веером под ребро. Рука разжалась. Глава Чжаохуа ухватил привставшего было Шэнь Цинцю за пояс ханьфу. Поняв, что чуть не подверг себя чудовищному унижению, оставшись в белье, тот вернулся на место.       Прекрасные губы Чжуан Юаня растянулись в улыбке. Надо же, как просто!       Шэнь Цинцю решил, что нашёл прекрасный способ отомстить главе Чжаохуа. В его голове буйно расцвели непристойные мысли.       Лицо Чжуан Юаня оставалось холодным и беспристрастным. Так как Юэ Цинъюань уже начал речь и удерживать лорда Цинцзин больше не имело смысла, он выпустил ленту пояса.       Шэнь Цинцю раскрыл веер, спрятав за ним лицо. Только глаза сверкали искрами озорства. Ну же, мастер Чжуан, покажи свою силу. Закусив губу, он представил, как сжимаются белые зубы на обнажённом плече главы Чжаохуа.       В ответ – ледяное равнодушие.       Повалить тебя на кровать? Забраться в самые потаённые уголки?       Нет. Всё по-прежнему? Вот же непробиваемый упрямец! Огорчившись, Шэнь Цинцю оставил свои фантазии, переключив внимание на говорящего.       Чжуан Юань медленно выдохнул. Алая пелена, застившая взгляд отступала, унося с собой головокружение. Святые небеса, какое испытание для самообладания! Он до сих пор не мог разжать сцепленных побелевших пальцев.       Этой ядовитой колючке... Ох, Чжуан Юань, кажется, смертельно отравлен...       Ло Бинхэ был хмур. Он сидел довольно далеко от учителя, прокручивая в голове разговор с Мобэй Цзюнем: держать под контролем демоническую натуру? Он учился этому с детства. Теперь же рядом с ним был Шан Цинхуа. Ради него он когда-то подверг себя опасности быть обнаруженным адептами Цанцюн, пропадая на Аньдин день и ночь.       Рядом с Ло Бинхэ не было того, кого он так любил. В данный момент тот заигрывал с главой храма Чжаохуа и вовсе не помнил об этом ученике.       В имперских залах Священного Мавзолея демонов Ло Бинхэ, подвергнув свою жизнь чудовищной опасности, нашёл ответ. Предмет был частью боевого облачения, способного сливаться с телом и проявлял себя усилием воли. Если глава Хуаньхуа всё верно помнил, этот предмет назывался духовным кольцом. Его действие заключалось в подавлении чувств, включая ярость и гнев. И даже если печать с его крови будет сорвана, разум Ло Бинхэ останется ясным и холодным.       Собрание вновь вернулось к теме повелителя тьмы. Кто он? Что он задумал? Куда подевалась вся нечисть? Неужели он собирает армию и на счету каждый дух?! Стоит ли ожидать нападения?       – Нам бы не помешал предатель в стане врага. – Вздохнул один из лордов.       – Наказание слишком жестоко. Никто из них не решился бы на подобное. – Ответил Ван Жун.       К нему привыкли прислушиваться. Ведь он провел много времени в царстве тьмы.       – Глава Ван, – всё же отважился задать вопрос Шэнь Цинцю, – не могли бы вы рассказать о том, каким был Тяньлан-цзюнь? Ведь если мы подозреваем его потомка...       Он многозначительно замолчал.       Вэй Цинвэй, лорд пика Ваньцзянь, на котором когда-то этот хрупкий нежный цветок устроил настоящую бойню, почувствовал, как у него заныли зубы. Ему нравился Ван Жун. Они были старыми друзьями, схожими по характеру. Прямолинейные и грубоватые. Оба не выносили недомолвок. Именно из-за них в прошлом глава Тяньи готов был прибить лорда Цинцзин.       – Мастер Шэнь закончит мысль? – Раздражённо бросил Ван Жун.       Шэнь Цинцю беспомощно оглянулся на Чжуан Юаня. Тот в ответ пожал плечами. Это было вполне ожидаемо. Люди не меняются, ясно тебе?       Помощь неожиданно пришла со стороны Ло Бинхэ.       – Учитель имеет ввиду, каков отец, таков и сын. Если у них одна кровь, они могут быть похожи. На самом деле, глава Хуаньхуа мог бы расхохотаться от подобного предположения. Он был наслышан о прошлом императоре. Хотя... всё же стоило узнать мнение заклинателей.       Шэнь Цинцю внимательно взглянул на ученика. Несколькими словами он умудрился выразить почтение и погасить нарастающую тревогу. Видимо, Ло Бинхэ не зря обещал ему безмятежную жизнь.       Ван Жун не мог определиться со своим отношением к этому юнцу. В нём чувствовалась огромная скрытая сила и мощь. Он умел сохранять спокойствие и держать лицо. Надо полагать, Лао Гунчжу сделал хороший выбор. Странным казалось лишь то, что главой стал адепт сторонней секты. Иногда Ван Жун думал, что Юэ Цинъюань желает собрать всю власть в своих руках... Ведь Ло Бинхэ взрастила Цанцюн.       – Тяньлан-цзюнь? – Задумался глава Тяньи. – Он был... насмешлив и любопытен... Он был... слишком человечен.       – О чём говорит глава Ван?! Разве он не собирался уничтожить заклинательские секты ради наших техник?! – Возмутился кто-то из лордов.       – Не думаю. – Ответил тот, усмехнувшись. – Этого демона гораздо больше интересовал мир людей, чем собственная культивация. Иначе мы никогда не сумели бы с ним совладать...       Шэнь Цинцю взглянул на него с интересом.       – Юань? – Спросил он тихо, отчего глава Чжаохуа вздрогнул.       Неужели они стали так близки после напристойных фантазий лорда Цинцзин?! С чего это он вдруг решил обратиться к нему по имени?       – Глава Чжуан ошибается. – Поправился Шэнь Цинцю, уловив удивление в глазах заклинателя. – Ван Жун, кажется, искренне привязан к Царству Демонов.       – Этот Чжуан, – нахмурился тот, – всего лишь высказал то, что думает.       Они долго сверлили друг друга взглядами, пока глава Чжуан, наконец, не сказал:       – Ты ведь тоже ненавидишь себя.       Шэнь Цинцю покраснел. Как много он способен увидеть?! Как много знает?!       – На самом деле, глава Юэ, вы не думаете, что если этот отпрыск демонической крови затерялся среди людей, мы могли его и не узнать? – Пошёл в наступление Вэй Цинвэй.       Юэ Цинъюань согласно склонил голову. Когда-то они вместе, ещё будучи старшими учениками, участвовали в битве с императором Тяньлан-цзюнем...       – Он может быть одним из нас. – Прямолинейно заявил лорд Ваньцзянь.       На мгновение в Главном Зале воцарилась тишина, а затем спор сорвался в оглушительный гомон.       Шэнь Цинцю взглянул на Ло Бинхэ. Его лицо оставалось бесстрастным. За столько лет он научился хладнокровию.       – Глава Чжуан видит мысли всех в этом зале? – Спросил Шэнь Цинцю.       Тот в ответ только закатил глаза.       – Нет. Твоя болезнь ослабила ментальную защиту. К примеру, потрать этот Чжуан все силы, ему не прочесть мыслей главы Юэ.       – Какая жалость. – Прошипел с досадой лорд Цинцзин.       – И чьи же мысли так интересны мастеру Шэню? – Насмешливо произнёс глава Чжаохуа.       Тот промолчал, задумчиво похлопывая гардой веера по губам. Летящие рукава светлого бамбукового оттенка трепетали даже от этого лёгкого движения кисти, словно прозрачные плавники¹. Честно говоря, развяжи Чжуан Юань этот чёртов пояс, Шэнь Цинцю не остался бы без одежды. Глава Чжаохуа разволновался, представив, как тот слой за слоем скидывает лёгкие одеяния; как проступает его стройное тело в шёлковой дымке...       Будучи мастером Чжу Луном он одевался гораздо проще. Неужели разнеженное тело лорда Цинцзин требует столь деликатного обращения и вовсе не терпит ничего, кроме шёлка?       Любопытно, в его скромном на вид бамбуковом доме тоже...       – Глава Чжуан!       Он, наконец, очнулся, переведя взгляд на Юэ Цинъюаня.       – Что думает глава Чжуан о том, что демонический император был взращён одной из заклинательских сект?       Веер Шэнь Цинцю раскрылся, прикрывая издевательскую усмешку: Ах! Он всё-таки попался!       Ах, ты! Ядовитый цветок! С досадой думал Чжуан Юань.       – Если это и впрямь так, боюсь, все мы находимся в чудовищной опасности. Если он имеет даже половину демонической крови, учиться контролировать её необходимо с младенчества. Если же, упасите небеса, она подавлялась заклятием или печатью, избавившись от неё, в мир войдёт существо не знающее жалости и сострадания. Существо, жаждущее мести за своё долгое заточение. Иными словами, стоит действию печати окончиться, демонический император потеряет человеческий облик.       Молчание.       – Откуда мастеру Чжуану это известно? – Чуть нахмурившись и склонив голову, спросил Шэнь Цинцю. Рука с веером бессильно легла на колени.       Тот, обернувшись, внимательно взглянул в глаза лорда Цинцзин.       – Об этом говорит Сутра о Нараки². – Шепнул он в ответ.       – И что с этим делать? – Так же шёпотом спросил тот.       В гробовой тишине зала их слова были подобны шелесту бамбуковой листвы за окном.       – Найти его, пока этого не случилось и уничтожить.       Шэнь Цинцю задохнулся. Уничтожить?!       Ло Бинхэ с нежностью взглянул на учителя. Неужели его беспокоит жизнь этого ученика? Ах... Неужели мастер будет огорчён, если он умрёт? __________ ¹Прозрачная мантия с рукавами длиннее, чем рукава его самого длинного слоя. Она выглядывала из-под подола, когда заклинатель двигался, и вытекала из рукавов, будто он бессмертная неприкосновенная фея, плывущая по жизни... https://aminoapps.com/c/svsss/page/item/garderob-shenia-tsintsiu/o3JD_2XktoIDRaz6JLlJRxoQk0VEmWp3L0w ²Сутра о восемнадцати адах Нарая – описание горячих и холодных адов.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты