Скандал

Слэш
NC-17
Завершён
735
автор
Anwyn Maredudd бета
Размер:
375 страниц, 91 часть
Описание:
Как минимум пара бумажных голубков из министерского Атриума упорхнули в издательство Ежедневного Пророка. И только после того, как вестники испарились - буквально - мужчина осознал, что только что произошло.

Драко Малфой и Гарри Джеймс Поттер помолвлены.
Посвящение:
Моей личной утопии...
Примечания автора:
Не пугайтесь такого количества глав. Просто публикую почти каждый день)
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
735 Нравится 1274 Отзывы 309 В сборник Скачать

Из-под пера

Настройки текста
Дорогие читатели! Автор, перечитав опубликованное, ужаснулся. Пора покрыть позором мнимое писателькое мастерство и уйти из прозаики, чтобы не мучить бедную аудиторию таким сумбурным, кусочным повествованием. В своё оправдание скажу лишь несколько слов. Так сложно рассказывать эту историю, когда автору известны все её повороты, все метания героев и сюрпризы судьбы, а читателю всё это открывается лишь в строках, прочитанных здесь. И желание как можно быстрее поведать о том самом скандале: громадном, архиважном, невероятном, заставляет непутевого автора всё время торопить события. Порою кажется, что всё пережитое героями можно было уместить всего лишь в перечень заголовков. Но автор взялся объяснять, пояснять, раскрывать эти тонкие, важные, глубоко интимные мелочи о парнях. Посягнул на святое — их мысли и чувства… Ах, как скучно изложена их история… Надо было… Да что уж сожалеть о написанном… Все сожаления автора не изменят сути — в спешке он снова упустил то, что поможет читателю увидеть всю соль предстоящего разоблачения. Несмотря на неизменный стыд и чувство собственной неполноценности как творца литературного жанра, автор всё же продолжит писать, ведь история требует своего раскрытия и завершения. И надеется, что сможет хоть как-то реабилитироваться перед всеми, кого заставил задаваться вопросами и разочаровал этими скачками по временным отрезкам. Что ж… С замиранием сердца — продолжим. Гарри из всего прочитанного в вестнике больным и уставшим мозгом уловил лишь то, что Главный Аврор отправил его вон из Аврората. Он ушёл камином, даже не уверенный в том, что дал секретарю знать, что закончил рабочий день. Мэнор встретил его тишиной. Типпи услужливо предложил обед, но отдохнуть хотелось сильнее, чем поесть. Эти несколько часов сна только раздразнили уставший организм. Думать удавалось с перерывами, и обнаружив себя на пороге комнат Малфоя, Гарри удивился. Однако открыл дверь и понял, что пришёл по адресу. Двери в спальню супруга были открыты, а сам мужчина спал. Воспалённое недосыпом сознание заставило тело подойти, раздеться, и лечь рядом. Возможно, он уснул ещё в процессе раздевания, потому что не помнил, как вообще уместился под боком Малфоя. Проснулся он полностью отдохнувшим. Капитально. Абсолютно. Каждой клеткой тела Поттер чувствовал, словно возродился из глины, источая жизненную энергию не хуже генератора вечного двигателя. — Привет, Поттер… — раздалось рядом, и открыв глаза, Гарри наткнулся на тёплый, улыбчивый взгляд. Над коленями Малфоя левитировала книга, в руке была чашка чаю, он сидел, опираясь спиной на изголовье — видимо, это была его любимая поза. — Не стал будить тебя, хотя был очень рад такому сюрпризу. Типпи сказал, что ты не обедал, так что думаю, стоит попросить его накрыть ужин… — Ты давно проснулся? Малфой вызвал Темпус. — Около семи. Пару часов… — И ты всё это время здесь? Малфой улыбнулся и повторил: — Не хотел будить, — а потом кивнул куда-то вниз. Поттер обнимал его ногу, обхватив бедро как подушку. — Я пытался встать, но, наверное, тебе это не понравилось… А кто я такой, чтобы мешать мужу выспаться после таких бешеных событий… Кстати, выспался? — Да… Нужно поговорить. И сообщить Джонсону, что он здесь задержится, и… — Поттер, я уже отправил ему сообщение с Кричером. Мы не общались, как ты и хотел. И сначала мой муж поест, а потом уже мы поговорим. И душ тоже игнорировать я тебе не позволю… — И кто теперь Старший супруг? — улыбнулся Гарри. В голове была блаженная легкость, будто кто-то, кто постоянно от всей души лупил друг о друга чугунными сковородками, наконец перестал. Ни тени сомнений, ни одной тёмной мысли. Малфой как обычно руководил им, ни капли не изменив своих привычек. Может, делал это чуть более открыто, чем Поттер видел это раньше. Когда Гарри вышел из ванной, стол был уже накрыт. — Не думал, что у тебя в твоём воображаемом идеальном семействе принято есть в спальне. — Во-первых, мы не в спальне, а в моей комнате, — Поттер поморщился. Это было правдой — у Малфоя были комнаты. Не просто название помещения в великосветском понятии. У него была своя ванная, спальня, будуар и комната, где были книжные шкафы, стол, пара кресел — все, что обычно стоит в спальнях обычных людей. Чистокровные, что с них взять… — А во-вторых, в моей идеальной семье ты можешь есть там, где тебе захочется. Даже в постели… Садись, я сейчас вернусь, а ты давай, ешь. — Малфой, ты сейчас похож на Молли Уизли. В любой непонятной ситуации нужно накормить семью, — с шутливым ужасом в глазах сообщил Гарри. — Мудрая женщина, — парировал Драко. — Ничего плохого в такой заботе я не вижу. Приятного аппетита. Он вернулся быстро, волосы блестели влажными прядями, а по комнате разнёсся приятный тонкий аромат лаванды. Он был одет в простой домашний костюм, без этого вечно затянутого горла, без вычурных запонок, без тени официоза. Уютный и потрясающе красивый. — Ты обалденно красивый, Малфой, — выдал Гарри и тут же смутился. На этот раз не самого факта, что он радует мужа комплиментом, а того, что это, возможно, неуместно. Он так и не разобрался с той вермишелью из мыслей и ощущений, которые всё наваливались и наваливались на него всё это время с Рождества. — А ты меня пугаешь, Поттер. И я тебя не понимаю, не знаю, как с тобой разговаривать. Не знаю, что происходит. С тобой. Но я хорошо понимаю, что наши отношения могут подождать, а вот то, что происходит в Аврорате — нет. Джонсон уедет завтра с фестралами в заповедник. В Уэльсе его встретят и переправят порт-ключом на берег Ирландии. Там у него надёжный канал. Так что эту проблему мы решили. — Спасибо, Малфой… Мне вообще не хотелось лезть во всю эту политическую грязь… Только я, кажется, вляпался. Нам нужна Гермиона. Малфой тут же стал серьёзным. — Говори… Типпи попросит домовиков Хогвартса её срочно пригласить. Типпи не появился, но по виду Малфоя было ясно, что тот уверен в исполнении этого поручения. — Превышение служебных полномочий. Уизли с Роском обозначили повестку совещания для Робардса. И что-то мне подсказывает, что это не связано с Красной тревогой… — Думаешь, связано с тем, что ты решил организовать реформу образования? — А что ещё? — Поттеру очень хотелось просто подойти ближе, просто стереть морщинки между бровей Малфоя, потому что мужа он хотел видеть только довольным. А тут он мало того, что на его плечи переложил такой ответственный момент с Джонсоном, так ещё и грузит проблемами на работе. — Так, Поттер, или ты прекращаешь это вот всё, что творится в твоей голове, или я тебя швырну в родовой зал. Он тебя, видимо, как-то сломал. Пусть теперь сам и чинит! — Я бы не сказал, что очень против… — пробормотал Гарри. Потом посмотрел на встревоженного Малфоя. — Я запутался, я так запутался. Но я во всём разберусь. Просто… Ты такой… И Хельга. А потом Робардс… И Джонсон, а потом снова ты… И это было так… А потом я… — Твоего «запутался» было достаточно. Не надо теперь ещё и меня запутывать. Я твой муж, Драко Поттер-Малфой. Я рядом, я открыт для любых вопросов, но Мордред тебя забери, я не понимаю, какие у тебя могут быть вопросы ко мне. А со своей головой разбирайся сам, потому что я в этот раз ни хрена не понимаю. Скажу только снова, что я всё равно рядом. Типпи появился как раз в тот момент, когда Гарри едва позорно не прослезился. Малфой каким-то чудом говорил именно то, что ему нужно было услышать, чтобы выдохнуть спокойнее. Да. Всему своё время. Да, они разберутся, поговорят, и спешить некуда. — Хозяева, мисс Грейнджер не может войти в мэнор. — Ох, Мордред… Гарри поторопился вниз к камину, чтобы впустить подругу. Малфой присоединился к ним спустя минут десять, одетый как подобает к прибытию гостей. Вот здесь и начинается самое интересное. Как только Малфой спустился, Гермиона задала дикий для Поттера вопрос: — Привет, Малфой, думаешь началось? — Добрый вечер. Уверен. Твои готовы? — Да! Да… Это было непросто, но я убедила Сюзи, так что, как только мы будем готовы… Она идёт на это не только из отчаяния… Она считает, что это правильно… Не дать другим близким так страдать, не допустить для авроров такого отношения… Ты уверен, что всё получится… — Так! Минуточку! — перебил их Поттер. — Никто не хочет мне всё объяснить? У меня завтра в десять совещание с Робардсом… — Мерлин, Драко… У нас всего ночь! — Грейнджер тут же уловила главное и снова проигноровала Гарри. — Мы всё успеем, Гермиона. Со Скитер всё уже улажено, главное, чтобы твоя Сюзи не сдала назад. В конце концов, она же понимает, что окажется в центре скандала? — Не думаю, что она осознает все последствия. Но… Да, в ней я уверена. — Да, Мордред и Моргана, о чём вы тут говорите?! — взорвался Поттер. Он даже подскочил с кресла. — О том, дорогой, к чему готовились с самого дня, когда обсуждали это… Мы создаём повод. С которым ты сможешь донести до Главы Аврората необходимость реформы. Поэтому я предлагаю тебе сосредоточиться на своём докладе, а не на том, что будет происходить в нашей гостиной. Или лучше выбрать зимний сад? — Я бы вообще выбрала какое-то нейтральное место. Хогвартс? Или может, редакция Пророка? — Нет, слишком много ушей. А вот школа… Идеальное место. Умница, Гермиона… Эта одновременно рабочая и по-тёплому домашняя атмосфера между ними совсем выбила Гарри из колеи. — Мне нужно в Мунго. Вы называете друг друга по именам и вообще… Я кажется схожу с ума… — Поттер! — хором проговорили Драко с Гермионой, и от того, что их интонация была совершенно одинаковой, они сами переглянулись и рассмеялись, а Гарри всерьёз задумался над своей вменяемостью. — Мы переписывались, Гарри. Я не хотела тебя отвлекать, да и позиция Драко куда проще, чем твоя. Я поделилась с ним своей идеей, он ответил… И он прав. Твой доклад должен быть убедительным. Поэтому я надеюсь, что ты помнишь Роба Бэкгрэма. — Так… Я конечно помню… Кажется… — Ладно. Драко, пригласи мисс Скитер в Хогвартс через, скажем, час. Сюзи я заберу по дороге. У нас есть сорок минут, чтобы ввести Гарри в курс дела… Так Поттер узнал заново то, что уже, конечно, проходило перед его глазами. Только с другого ракурса. Он работал тогда ещё с Роном у Робардса, ещё до его повышения. Начгруппы, как Уизли. Вызов был простым — семейный скандал с применением запрещённых заклинаний. Ну, соседи всегда подобное говорили, когда не могли спать из-за криков таких громких, что стандартные Заглушающие чары не справлялись. Кому охота раз в полчаса просыпаться, чтобы обновить заклинание. Гарри не сразу вспомнил имя, которое назвала Гермиона, потому что погиб в ту ночь другой аврор. Из его группы. Нильсон Армс. А вот Бэкгрэм служил у Рона. Всего несколько месяцев. Они действовали по протоколу. Разделились на двойки, вошли в периметр, а потом и в здание. Поттер услышал возню и вскрики, вызвал группу Рона для подкрепления, и двинулся дальше. Двойка его людей уже вошла с чёрного хода — от хозяев дома не было и слова — только постоянные стоны и шум на втором этаже. К моменту, как появились авроры второй группы, Гарри был уже наверху. Весь этаж светился непонятным светом. Сам он был неярким, но вспышки ослепляли на пять или десять секунд, делая авроров абсолютно беззащитными. Обнаружить кого-то в такой обстановке было почти невозможно. По мере обследования дома все больше ребят поднималось на второй этаж, кто-то был уже под крышей на небольшом обжитом чердаке, и в этой давящей на глаза обстановке становилось все труднее действовать. Кто и в какой момент использовал заклинание, было неясно, это стало понятно потом, после исследования палочек. Но оно породило стадный рефлекс. Слава богу, что в этой суматохе кроме Ступефаев и Инкарцеро ничего не летало. Робардс потом конечно устроил им разнос. Никто не удосужился даже бросить заклинание Обнаружения. Авроры бродили по дому около часа, а вышли только под утро, в неполном составе. Только после отчаянного Соноруса Поттера, взвывшего в ночи. Армс остался там. Кто-то бросил Инкарцеро, привязав его к балке, и он, не выдержав загадочного мерцания, попробовал спрыгнуть с лестницы вниз. Не вышло. Перила оказались выше, чем он смог рассчитать, и аврор повесился на магических путах. С Бэкгрэмом обошлось, как считали среди парней. Он вышел со всеми. Только… Сошёл с ума. Эти вспышки света, они просто лишили его рассудка, когда кто-то задел его своим Ступефаем. Ни отвернуться, ни закрыть глаза. И так десять, или пятнадцать, или двадцать минут… Его комиссовали. Сюзи была его женой. Да. Это был отличный повод. Это был капитальный, колоссальный, абсолютно обличающий Аврорат скандал. Потому что никто из авроров, работающих в ту ночь, мало того, что не узнал, есть ли вообще в доме люди, но и не попытался распознать чары, наложенные на это место. Хозяева уехали к родственникам и оставили простую «пугалку». На случай, если кто-то заберётся в дом и захочет открыть семейное хранилище. От ветхости дом дал трещину по полу, дверь хранилища приоткрылась, активировав чары. Это было глупо, и Поттер и сам после этой миссии, когда скорбь о потере утихла, с юмором рассказывал об этом в баре друзьям. Но он никогда не оценивал это с позиции жертвы, оставшейся в живых. Тогда это была и его ошибка тоже. Но самым страшным сейчас он находил, что Робардс ничего не сделал. Никак не предупредил повторения. Будь среди ребят артефактор, подтвердивший, что это не его сфера, будь кто-то, владеющий знаниями о таких вот простых способах защиты своего имущества, никто бы не пострадал. И да, Гарри, выискивая подобные случаи, натыкался и на этот. Только ничего не заметил. Совпадение. Пусть сожаление о том, что он не знал, что такие чары бывают, скользнуло по его мыслям, но Гермиона была той, кто видел страдания Сюзи. И кто безошибочно сделал страшный вывод — виной всему тотальная необразованность авроров, а в этом виноваты всегда начальники. Те, кто набирает кадры. Те, кто должен понимать, что общее школьное образование никогда не бывает лишним. Любые знания должны быть усвоены, потому что в службе аврора никогда не знаешь, что может произойти. Гарри, выслушав подругу, чувствовал себя убитым. Виноватым. Бестолковым. — Поттер, можно тебя на минутку. Гермиона скоро уйдёт, а мне бы хотелось… — Да… Пока девушка связывалась с домом Бэкгрэмов, Малфой чинно вышел в коридор. — Я сейчас должен написать подтверждение для завтрашнего путешествия нашего гостя. Но это важнее. Он серьёзно посмотрел на Гарри, потом нервно дёрнул плечом и подошёл ближе. Свет коридора делал его необычайно уставшим и грустным, но взгляд был наполнен энергией. Такой сильной, что почти осязаемой. Взгляд его был наполнен верой. Малфой поднял руки и опустил ладони на плечи Поттера. — Послушай. Что бы ни произошло тогда, это не твоя вина. Ни одного из вас. Это стечение обстоятельств. Если хочешь, судьба. Ни у кого из вас не было плохих намерений, когда вы шли в Аврорат. И теперь у тебя есть шанс сделать так, чтобы подобных глупостей больше никогда не случалось… Я вышел замуж за человека, уже несколько раз изменившего историю. И я знаю, что ты можешь сделать это снова. И я горжусь тем, что мы супруги. Потому что ты, Гарри Поттер, можешь всё. Только не глуши в себе надежду этими ненужными теперь никому сожалениями. Они не нужны ни тебе, ни Сюзи, ни Робардсу. Они только помешают тебе. — Малфой… Это всё настолько… Неоднозначно… Я влез туда, где слабо разбираюсь в тонкостях… И я иду туда, рассказывать о том, насколько всё плохо там, где я должен был поддерживать порядок… — Я думаю, что пора навести там новый порядок, а не поддерживать тот, который позволяет таким как Бэкгрэм гостить в Мунго по пять месяцев в году. Твой порядок. Мы всё сделаем как нужно. И завтра ты сможешь достойно ответить Уизли. Малфой кивнул и собрался уже убрать руки, которыми всё это время крепко сжимал плечи Гарри, будто так он его лучше слышал бы. Но Поттер остановил его, притягивая ближе за талию. — Спасибо. Я без тебя этого не сделал бы… Пёр бы напролом… И ещё, я больше не буду искать повод, чтобы тебя поцеловать. Ты, Малфой, просто невероятный. Красивый, умный, проницательный, и ты постоянно не даёшь мне всё испортить. И я хочу дать тебе твою идеальную семью. Поттер поцеловал мужа, как и планировал перед этим спонтанным монологом, спокойно, уверенно и благодарно. Не пытаясь на что-то претендовать. Просто выражая себя в этот момент. И почувствовал, что это очень правильный поступок.
Примечания:
Небольшая ремарка: автор фанфика "Скандал" - то бишь, я, и рассказчик истории, который повествует вам о событиях магического мира - это не отождествление.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты