Amor omnia vincit

Слэш
Перевод
R
Заморожен
36
переводчик
минблизь сопереводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/15465666
Размер:
48 страниц, 6 частей
Описание:
Ли Тэён вместе со своими братьями переехали – новый город, новая школа, новая рутина. Снова.
Пока им не удаётся приспособиться к новой обстановке, однако они есть друг у друга, и этого всегда было вполне достаточно.

~

Всем вскружили голову мысли о снежном принце и его братьях. Кто они в действительности и что они скрывают?
Примечания переводчика:
До сих пор не понимаю, почему этот шедевр никто не перевёл :о
Но если перевёл, пожалуйста, сообщите мне!!!
Возможно, с первых строк данная работа вам покажется примитивной, но советую читать дальше, оно того стоит
(Один из немногих фф, который заставил меня чувствовать чувства и ради которого я пробую себя в роли переводчика)

~~

Отдельное спасибо Оле за то, что вызвалась помогать в роли соавтора, люблю-целую хохо

~~

https://t.me/nayelis_and_write — анонсы, спойлеры к главам, мои комментарии и всякое разное
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 10 Отзывы 10 В сборник Скачать

chapter 4

Настройки текста
      Ченлэ было до жути скучно. Ему не хотелось смотреть фильм, а ещë он закончил собирать пазл. Что бы ему ещë такого сделать? Он торжественно поднялся по лестнице, направляясь к комнатам старших братьев. Он заглянул в комнату Чону и Лукаса и обнаружил их, сидящими каждый за своим письменным столом: они делали домашнюю работу. Конечно, он не будет мешать им.       Оказавшись в комнате Сычена, Ченлэ увидел ту же картину: парень тоже окунулся с головой в учебники и конспекты. «Ну вот, некому поиграть со мной», — младший надулся. Наконец, он отправился в комнату Донхëка. И к великому несчастью для Ченлэ, Донхëк тоже делал домашку, просто немыслимо. Он собирался было уйти, однако старший заметил его, стоящего в дверном проëме.       — Привет, Ченлэ, что-то случилось? — Донхëк приветливо улыбнулся.       — и у кого нет времени, чтобы поиграть со мной, — прошептал Ченлэ, снова надув свои пухлые щëки. Донхëк не сдержал смех и поднялся из-за стола.       — У меня есть немного свободного времени, чтобы поиграть с тобой. Хочешь потанцевать? Почему бы нам не продолжить разучивать тот танец, что мы с тобой учили? — Донхëк вскинул брови, а Ченлэ радостно взвизгнул. Он схватил старшего брата за руку и потянул по лестнице на первый этаж. Учить к-поп танцы — это было своеобразной традицией для Ченлэ и Донхëка. Эта традиция появилась несколько месяцев назад — они оба любили танцевать, а вместе заниматься любимым делом в миллион раз веселее и интереснее.       Когда они проходили мимо кухни, Тэëн сидел за кухонным столом. Джисон сидел у него на коленях, пока старший составлял список покупок на неделю. Ченлэ и Донхëк прокрались в гостиную; старший включил youtube на телевизоре, Ченлэ начал с энтузиазмом делать растяжку. Джисон присоединился к ним, ему было любопытно, что здесь делалось. Он держал в руках неизменно любимого плюшевого мишку, которого затем положил на диван, чтобы тот смог смотреть за ними, и старался скопировать упражнения, которые делал Ченлэ. Получалось у него из рук вон плохо.       — Нет, Джисони, твои руки должны быть вот здесь, — Ченлэ терпеливо исправил позу младшего. Джисон отрицающе заскулил.       — Но у меня получается, хëн, получается! — настоял он. Ченлэ не мог не улыбаться, глядя на решительно настроенного Джисона.       — Пожалуй начнëм с «bboom bboom» Момолэнд, — произнëс Донхëк и убедился, что Ченлэ готов, а рядом с Джисоном нет мешающих предметов и твëрдых поверхностей на случай, если он вдруг споткнëтся, перед тем как включить песню.

***

      Марк медленно подошëл ко входной двери. За плечом у него была тяжëлая сумка. Он и раньше не раз приходил к дому Донхëка, но ещë ни разу не заходил внутрь и не знает, что он из себя представляет. Честно признаться, он волновался. Как выглядят донхëковы родители? Их ему тоже ещë не приходилось видеть. А если Тэëн дома? У них есть домашние питомцы?       Марк сделал глубокий вдох и поднялся на крыльцо на три ступеньки вверх. Он бездушно уставился на дверь перед собой. Изнутри доносилась громко играющая музыка, и Марк узнал в песне Момолэнд.       Ещë один глубокий вдох — всë будет хорошо, когда переступишь порог. Марк поднял руку и, наконец, позвонил в дверной замок.       Музыка резко оборвалась, прежде чем одна пара ног приблизилась к двери. Сердце Марка бешено стучалось, словно билось в истерике. Но когда дверь открылась, он увидел перед собой… ребëнка? Маленький мальчик потянулся к Марку; чëрные волосы, такие мягкие и пушистые, и большие по-детски добрые глаза, в которых читалась нотка умоления.       — П-привет? Ли Донхëк дома? — смущëнно спросил Марк. Может быть, он ошибся домом? Но нет, бессмыслица, это точно тот дом, сомнений быть не может. Ребëнок расплылся в широкой улыбке, его взгляд был расфокусирован.       — Хëки-хëн! — крикнул он, повысив тон и без того своего тоненького голоса. Снова послышались приближающиеся к двери шаги.       У Марка дыхание перехватило при виде открывшегося перед ним зрелища. Донхëк остановился позади ребёнка — серые спортивные штаны, просто огромная безразмерная футболка, что буквально сваливалась с его плеч. На его лице не было косметики, волосы взъерошены и не уложены, загорелая медовая кожа блестела от капелек пота. Чëрный лак на ногтях облупился, мочки ушей проколоты серьгами с бриллиантом. Он держал ещë одного ребëнка на руках, на вид тому было меньше, чем первому мальчику, который открыл перед Марком дверь.       Развернувшаяся картина была болезненно домашней, нежной, тëплой, уютной. Марк в первый раз видит Донхëка таким, его сердце продолжало заходиться ангельскими ритмами, бешено колотясь. Вот-вот — пробъëт грудную клетку и выскочет. Марк забоялся, что они услышат это неистовое биение.       — Марк! Ты рано, — воскликнул Донхëк.       — Марк-хëн, — поправил младшего Марк. Тот мастерски его проигнорировал.       — Заходи, — произнëс Донхëк и пригласил старшего пройти внутрь. Марк вошëл в дом, закрыв за собой входную дверь. — Ах да, это мои младшие братья. Ченлэ и Джисон, — немного неловко представил младших Донхëк. Марк не привык, чтобы Донхëк вëл себя настолько по-другому. В каком-то смысле это освежало разум, заставляло взглянуть на него с иной стороны.       — Привет и приятно познакомиться, — робко произнëс Марк. Ченлэ застенчиво помахал ему рукой, а Джисон просто уставился на него немигающими глазами.       — Окей, Ченлэ, можешь, пожалуйста, отнести Джисона к Тэëну? — Донхëк усадил самого младшего на пол. Ченлэ осторожно взял Джисона за руку, чтобы увести его наверх, и они, не проронив больше не слова, оставили старших наедине.       — Замечательно, а теперь — добро пожаловать! Поднимемся в мою комнату, чтобы ты там оставил свою сумку, — уголки губ Донхëка тронула застенчивая улыбка.       — Окей.       Уже наверху Марк заговорил снова:       — Так у тебя четверо братьев? — вкрадчиво спросил он. — Просто это… это так необычно. На моей памяти не было никого, кто имел больше двух братьев и сестëр.       Донхëк нервно хихикнул, и Марка снова поразила эта непривычная концентрация неловкости и стеснительности между ними.       — Э-э, ну да, — бросил младший пренебрежительно.       Комната Донхëка выглядела такой живой, словно каждый предмет здесь дышит и живëт своей жизнью. Яркие пятна, контраст между ними, все стены обклеены различными плакатами кумиров, буквально каждый сантиметр когда-то унылых и до жути скучных стен. И выглядело это до невозможности по-домашнему, по-родному, Марку понравилось это. Он чувствовал себя здесь как дома, а может быть, ещë уютнее.       — Думаю, надо познакомить тебя с остальными, — Донхëк подал голос, снова обретя частичку своей былой уверенности. Марк нахмурился.       — С остальными? У тебя… есть ещë?       — Просто идëм со мной.       С этими словами Донхëк нежно взял Марка за руку, заставив сердце канадца вновь бешено забиться. Рука Донхëка была мягкой и тëплой, смуглая кожа контрастировала с бледной марковой. Марк прекрасно знал, что Донхëк был очень тактильным человеком, хотя сам не был любителем скиншипа, но с Донхëком просто держаться за руки, соприкасаться бëдрами и обниматься — прекраснее некуда.       Они подошли к первой двери; Донхëк постучался и отворил еë, не дождавшись ответа. В комнате они обнаружили сидящего за столом Сычена, который что-то печатал на телефоне, совсем позабыв о курсовой.       — Эй, хëн. Это Марк, но, думаю, вы уже знакомы с ним, — представил Донхëк своего друга. Марк коротко поздоровался, в ответ ему помахали рукой и бросили короткую улыбку, после чего Сычен снова уставился в свой телефон. Донхëк потащил Марка из комнаты и направился в другую.       В этот раз он даже не постучался, просто с ноги открыл дверь и вихрем ворвался внутрь. На кровати в самом дальнем от двери углу сидели два парня. Они увлечëнно решали математическую задачу.       — Марк-хëн, а это мои младшие братья. Лукас и Чону. Братья, это Марк. — Лукас и Чону одновременно подняли взгляды и уставились на пришедших. Глаза Марка округлились в замешательстве: то есть, у Донхëка целых шесть братьев?       — Итак, ты наконец решил привести Марка к нам домой? — поддразнив проговорил Чону. Донхëк незаметно для себя сжал чужое запястье сильнее и напрягся. — Мы очень наслышаны о-       — Закройся, Чону, не беги вперëд паровоза. Марк просто пришëл раньше, вообще, мы с друзьями сегодня устраиваем ночëвку. С друзьями, а не только вдвоëм, повторюсь. — Донхëк стиснул зубы, глядя на младшего брата. — А сейчас — мы уходим.       — Приятно познакомиться, Марк-хëн, — крикнул им вслед Лукас, когда старшие уже скрылись за дверью.       — Одну минуту. У тебя… правда их шесть? — осторожно спросил Марк.       — Ну да. Что-то не так? — возразил Донхëк, который за своих братьев готов сделать всë что угодно.       — Нет, нет. Конечно, нет. На самом деле, это здорово, правда. — Марк виновато улыбнулся. Он был награждëн ответной улыбкой со стороны Донхëка, из-за которой всë изнутри перевернулось с ног на голову и перемешалось в одну кучу.       — Итак, что мы будем делать сейчас? Можем зависнуть в моей комнате или же посмотреть телек в гостиной. А может быть ты голоден? Думаю, на кухне найдëтся что-нибудь пожевать, не хочешь? — протараторил Донхëк.       — Может, каких-нибудь снэков и просто прокрастинировать в твоей комнате какое-то время, — предложил Марк. — Пока остальные не придут. — Донхëк коротко кивнул и первым ступил на лестницу, отпустив маркову руку.       Марк почти застыл как вкопанный, когда они спустились на кухню, но смог сдержаться, собрав всю свою волю в кулак и нервно сглотнув.       Там он застал Ченлэ и Джисона, которые сидели со столом, свесив ноги с огромных для них стульев и уставившись в экран планшета, на котором была детская игра. А ещë Тэëна. Тэëн устроился рядышком и наблюдал за младшими, чтобы те не натворили бед или не сломали планшет. Когда он услышал присутствие посторонних, то сразу перевëл взгляд на них. Марк обратил внимание на свисающую в ухе серьгу, мягкие светлые волосы, падающие на глаза. Эти пустые несверкающие глаза. Хотя он всë ещë выглядел пугающим, как всегда, однако эти свободные домашние штаны, худи и уютная обстановка — Марк, безусловно, запомнил Тэëна не таким. Теперь его аура ощущалась совсем по-другому.       — Привет, хëн. Как ты уже понял, это Марк, — произнëс Донхëк, приблизившись к холодильнику.       Марк определëнно не ожидал, что Тэëн откроет рот, и что он вообще не немой:       — Привет, меня зовут Тэëн. Впрочем, ты уже знаешь, — его голос был мягкий чуть с хрипотцой, разнëсся по комнате, как мягкое одеяло.       Марку нечего было сказать.       — А-а, э-э…       Донхëк стрельнул в него удивлëнным взглядом из-под приподнятых бровей, однако не вмешался. Смотреть на то, как Марк смущается с самого себя, забавнее и не придумаешь. Тэëн весело улыбнулся, что заставило Марка растерять слова и забыть родной язык.       — Угу. А сейчас мы с Марк-хëном поднимемся в мою комнату, пока он не выставил себя ещë большим придурком, — заявил Донхëк, одной рукой схватив чипсы и газировку, а другой — запястье Марка. Последний, заикаясь, отпирался такому обращению к нему. Им вслед последовал мелодичный смех Тэëна.       — Позаботься о нëм, Донхëк-а!

***

      — Вау, твой брат, оказывается, умеет говорить, — недоверчиво сказал Марк, рухнув на кровать Донхëка. Последний хмыкнул и принялся настраивать колонку и подключать еë к телефону. Спустя какое-то время из неë полилась успокаивающая музыка и разлилась по комнате.       — Он просто слишком застенчив и не заинтересован в новых знакомствах. — Донхëк осторожно присел рядом с Марком.       — Ха, — Марк всë ещë был потрясëн.       Спустя несколько минут безмолвия, когда слышно было только тихую музыку, Марк снова заговорил:       — Кстати, где твои родители?       Он осознал, что тема была не из самых приятных для обсуждения, когда увидел, как плечи Донхëка напряглись, а губы скривились в жалком подобии усмешки, прежде чем он собрался с мыслями.       — Сейчас их… нет дома.       И Марк решил больше не развивать эту тему и перешëл к жалобам на тест по математике, который им предстоит написать на следующей неделе, постепенно рассеивая повисшее напряжение.

***

      Тэëн подпëр подбородок рукой, наблюдая, как Ченлэ и Джисон всë ещë играли в айпад, когда Марк и Донхëк уже давно ушли.       — Хëн? — подал голос Джисон. — Марк-щи — друг Донхëка?       — Да, думаю так. — Тэëн слегка улыбнулся.       — У меня тоже есть друзья! Это Джухëн и Чонин, и Гуанлинь! — взволнованно залепетал Джисон, оставив игру на Ченлэ; тот пододвинул планшет к себе. — Даже если Гуанлинь любит Супермена больше, чем Спайдермена.       — Нет! Не может быть, — шокированно воскликнул Тэëн.       — Ага, может! Но мы всë равно друзья, потому что он делится со мной печеньем. — Тэëн засмеялся наивности младшего.       — Конечно, вы остаëтесь друзьями. Вам не обязательно должно нравиться одно и тоже, чтобы дружить, — мягко сказал он и зарылся пальцами в мягкие волосы Джисона. Младший понимающе кивнул.       Затем раздался звонок в дверь. Тэëн подумал о том, что надо было бы открыть дверь, но что если Донхëк будет злиться? Поэтому он решил остаться на месте и не открывать. Ченлэ был слишком увлечëн игрой, чтобы реагировать на это, а Джисон очень не любил знакомиться с новыми людьми.       — Хëк-а! Дверь! — крикнул Тэëн.       — Уже иду, — прозвучало приглушëнно. Вскоре на лестнице послышались шаги, тем временем, позвонили снова.       Донхëк и Марк промелькнули на кухне, а когда исчезли из поля зрения Тэëна, послышался звук открывающейся двери. Тэëн постарался выглядеть расслабленным и спокойным. Он прекрасно знал, что его внешность пугает людей, и не хотел, чтобы из-за этого Донхëк ощущал себя неловко.       Донхëка и Марка сопровождали три новых лица. Все трое — удобная одежда в стиле кэжуал и рюкзаки с нужными для ночëвки вещами за спиной.       — Итак, это мои младшие братья, Джисон и Ченлэ. Возможно, Тэëн-хëна вы уже видели, — усмехнулся Донхëк. — Братья знакомьтесь, это Джено, Ренджун и Джемин.       — Приятно познакомиться, — неловко произнëс Джисон. Он совсем недавно научился правильно выговаривать эту фразу. Трое парней приветливо ему улыбнулись.       — Твой младший братик такая прелесть, — протянул тот, кого назвали Джемином, с ослепительной улыбкой. Донхëк понимающе ухмыльнулся.       — Да, я знаю, — согласился он. — А теперь поднимемся наверх.       — Подожди, Донхëк. — Тэëн прочистил горло. Он увидел удивление в глазах парней, однако не такое явное, как было у Марка час назад. — Скажи, пожалуйста, Лукасу и Чону, чтобы они спустились и помогли мне с ужином.       — Будет сделано, босс! — шутливо отсалютовал ему Донхëк. Тэëн закатил глаза, скомкал листок бумаги и бросил его в младшего. Бумага ударила его по носу, прежде чем упасть на пол. Донхëк прыснул со смеха.       — Ты ведь не потерпишь, чтобы этот клочок бумаги лежал на полу, и поднимешь его, как только мы уйдëм, так ведь, чистюля? — добродушно подразнил Донхëк. Тэëн раздражëнно поморщился, ведь конечно, он так и сделает. Младший знает его слишком хорошо.       — Сегодня ты дежурный по мытью посуды, — фыркнул он, и Донхëк заливисто засмеялся. Затем, перепрыгивая через две ступеньки, поднялся по лестнице, пригласив парней следовать за ним.

***

      — Твой брат кажется каким-то холодным, — сказал Ренджун, когда они поднялись по лестнице.       — На самом деле он большой милашка, — ответил Донхëк и засмеялся. Он остановился у двери и хлопнул еë рукой.       — Хëн хочет, чтобы вы спустились и помогли ему! — сказал он сквозь древесину. Спустя несколько мгновений ему открыли, в проëме появилось два парня, Донхëк представил их парням как Лукаса и Чону. Они радостно помахали старшим и побежали вниз.       — Жаль, у меня нет младших братьев. — Джемин задумчиво вздохнул. Затем они направились в комнату Донхëка.       — Я бы предложил взять одного из моих, но думаю, тогда тебе придëтся забрать сразу всех, — с умешкой заявил Донхëк. Джено пробормотал что-то невнятное.       — О, наконец-то ты раскрыл свою тëмную сторону, — в его словах читалась неприкрытая насмешка. Донхëк стрельнул в него свирепым взглядом-молнией, затем — ударил в плечо.       — Вот сука.

***

      Ужин был насыщенным разговорами, впрочем, как и всегда бывало в доме Ли. С добавлением четырëх громких подростков шум только удвоился. Тэëн был удовлетворëн тем, что тихо беседовал с Марком, пока остальные оживлëнно спорили, громко смеялись и вели себя как малые дети. Лукас и Донхëк были, пожалуй самыми громкими, однако то и дело их перебивал звонкий и заразительный смех Ченлэ.       Тэëну и Марку удалось прилично поговорить, причëм Марк наконец перестал заикаться. За разговором они выяснили, что у них есть одно общее увлечение, а именно — рэп. Марк поделился со старшим, что часто пишет строки на полях тетрадей или в своëм блокноте, и своей мечтой когда-нибудь выйти на сцену. Тэëн не мог не улыбаться той искре, что зажглась в марковых глазах. Марк заставлял его чувствовать себя заботливым старшим братом. Особенно, когда Донхëк пытался обмануть друга, заявив, что Лукас, на самом деле, натуральный блондин.

***

      Тэëн помог парням найти в подвале одеяла, принëс со второго этажа подушки; друзья обустраивались и укладывали их в гостиной.       — Что-нибудь ещë? — спросил Тэëн, оглядывая распластавшихся на полу пятерых парней, а также разбросанные повсюду снэки и фильм, который вот-вот начнëтся. Ответ был отрицательным, мол, всë, больше ничего не нужно. — Ну хорошо. Тогда зовите, если что-нибудь понадобится.       Он уже собирался выключить свет, как вдруг в гостиной появился Джисон. Малыш подошёл к Донхëку и крепко его обнял; тот заботливо поцеловал младшего в щëку.       — Спокойной ночи, хëн, — мальчик улыбнулся. Затем он посмотрел в сторону Джемина и осмелился обнять его тоже. Во время ужина Джемин и Джисон действительно нашли общий язык. — Спокойной ночи, Джемин-хëн.       Счастливо улыбнувшись, брюнет мягко обнял малыша в ответ. Они не отлипали друг от друга целую вечность; наконец, Джемин отстранился, и Джисон засеменил к Тэëну, который поднял его на руки.       — Доброй ночи! — произнëс старший и выключил в гостиной свет.

***

      Фильм, что они смотрели, был довольно хорошим. Донхëк думал, что троп гетеро-парочки — выбор клишированнее некуда, однако не видел необходимости жаловаться по этому поводу, так как всë внимание в фильме было обращено вокруг сюжетной линии, и романтика общей картины не портила, чему он был несказанно рад.       — Мне понравилось, — прокомментировал Ренджун, растянувшись поперëк своего матраса и матраса Джено.       — И мне, — отозвался Донхëк. Он устроился рядом с Марком на животе, подперев руками голову. Джемин лежал рядом с ними; он выключил телевизор, когда фильм подошëл к концу. Брюнет включил фонарик на телефоне, чтобы каждый смог разглядеть друг друга.       — Сегодняшний день был классным. Твои братья — это что-то с чем-то. — Джено одарил Донхëка взглядом улыбающихся глаз. И ко всеобщему удивлению, Донхëк слегка, совсем немного, но покраснел с этих слов. Несколько минут они молчали, изредка зевая.       — Хëки? — Джемин взъерошил персиковые волосы друга, затем снова их пригладил. — Я рад, что мы стали друзьями, правда.       — Согласен. Это замечательно, что в нашей школе есть кто-то ещë, кто против этой до жути консервативной гетеронормативности, — поддержал Ренджун и тихо засмеялся. Донхëк был переполнен смешанными эмоциями, которые складывались в одно общее — дружба и радость от этой дружбы.       — Я… — начал он; Джемин продолжал пропускать через пальцы волнистые персиковые пряди. — Я очень благодарен вам, ребята, так, что не описать словами. И… спасибо за то, что приняли меня и не осуждаете. — Он поперхнулся собственными словами. Щëки загорелись ещë сильнее, Донхëк чувствовал горячую кровь, что прилила к ним. — Я действительно… ценю это. — Он не удержался и уткнулся носом в подушку, спрятав в ней всë своë смущение.       Марк несильно ущипнул Донхëка за бедро, заставив младшего громко вскрикнуть.       — Окей. Гейства на сегодня достаточно, на всю жизнь нам хватит, — хмыкнул Джено. Ренджун щëлкнул своего парня по голове.       — Слушай, перестань притворяться крутым, когда я знаю, что ты хнычешь как девчонка с грустных диснеевских мультиков.       Все дружно засмеялись, когда Джено пытался тщетно протестовать.       Прошло какое-то время, прежде чем Ренджун заговорил снова:       — Ладно, я знаю, что вам это может показаться стереотипным, хотя и сомневаюсь — учитывая ту футболку, которую ты надевал во вторник. «На вопрос о моей ориентации ты не получишь натурального ответа» или как там дословно, не помню уже. Донхëк, ты… ты ведь не натурал, да? Можешь не отвечать.       Губы Донхëка на долю секунды предательски дëрнулись вверх.       — Верно, я не натурал. Я гей, да, — устало усмехнулся он, сильная усталость туманила его разум. Джемин улыбнулся своей ангельской улыбкой и крепко сжал донхëкову ладонь.       — Отлично! Я просто должен был знать наверняка, — улыбку Ренджуна едва можно было разглядеть в слабом свете телефонного фонарика, однако Донхëк понял по интонации рыжеволосого — он улыбался.       — Думаю, у нас было достаточно разговоров по душам на ближайший месяц, — вмешался Марк.       — О, посмотрите, бедняжка гетеро столкнулся с настоящими чувствами, — дразняще проворковал Ренджун. Сердце Донхëка болезненно ëкнуло. Он и не догадывался, что Марк, оказывается, был гетеро. Честно говоря, где-то на глубине души он ожидал этого, но всë же был шокирован. Донхëк сходил с ума от переполнявшего его шквала запутанных эмоций — ох уж этот переходный возраст. Он не чувствовал любовь, было просто влечение. И он просто должен покончить с этим до того, как это простое «влечение» пустит корни и вырастет в нечто большее.       Хотя все пятеро жутко устали, они продолжали разговаривать о всëм подряд.

***

      Этой ночью Джемин, Джено и Ренджун умудрились каким-то образом завернуться в один большой буррито из тел и одеяла, которое мягко обволакивало их, укрывая всех троих, лежащих друг на друге, сразу. Донхëк сделал парочку фотографий — материал, которым в случае чего можно было шантажировать парней. А ещë это выглядело очень и очень мило.       Сделав ещë несколько снимков, Донхëк вновь принял горизонтальное положение, стараясь не потревожить мирно спящего Марка. Младший уже почти провалился сон, как рядом с ним зашевелилось одеяло, и он почувствовал, как две руки обхватили его в ленивых объятиях. Он тихонько ахнул от неожиданности. Марк притянул Донхëка ближе и прижался, точно к плюшевому мишке. Благо, они были в пижамах, подумал Донхëк. Его бешено колотящееся сердце определëнно не смогло бы выдержать кожу на кожу.       Марк, казалось, и не думал отпускать младшего, заставляя Донхëка буквально таять. Неспящий Донхëк смирился с этим и довольно быстро провалился в сон, чувствуя себя в тепле и безопасности.
Примечания:
Вот такая тëплая и домашняя глава получилась))
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты