Давид III - Новая королева (2ч)

Слэш
R
Завершён
8
автор
Размер:
329 страниц, 32 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 5 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 27 - Предмет власти

Настройки текста
Утром, как раз в то время, как слуги заканчивали одевать короля и когда он уже надевал перстни, Густав на минуту удалился из покоев и в своей обычной манере вернулся, стал недалеко от дверей, сложив руки за спину: - Ваше величество, пришел Карл. Он хочет узнать злитесь ли вы всё еще на него и не захотите ли вы его принять? - "Злюсь"... - недовольно поправил кольца на пальцах. - А он как думает? И я не хочу его принять. Как будто он мне что-то новое скажет, - обернулся и посмотрел на Густава: - Подготовь мне после обеда ванну. Хочу отмыться от вчерашней компании. Сидел среди быдла так, - повернулся к слугам, - будто я один из них, - пригнулся и дал надеть на свою голову корону. - Пусть учится себя вести, - поправил элемент власти. - Надоело уже, - осмотрел себя в зеркале. Слуга кивнул, поспешил к гостю. Король с рыцарем встретился уже в коридоре. Карл обездолено сидел под стенкой, напротив двери, и жалобно, будто виноватый пес, глядел на своего господина, вымаливая прощение. Давид небрежно отмахнулся: - Я милостыню не даю, - развернулся и пошел к лестнице. Воин мог только провести его взглядом, будто умоляя проявить к нему милость. Уже много дней придворные обсуждали немного странное поведение короля. То он исчезнет на пару дней, будто в приступе страшной болезни, то пожалует своим приближенным земли, то уедет сам на целый день неизвестно куда. Многое не поддавалось простому объяснению, без каких-либо странных или даже пугающих догадок. Некоторые шептались о том, что король действительно болен и вчера он уезжал к какому-то врачу, кто-то говорил о любовницах, а кто-то - о любовниках. Однозначной версии не было. Ясно было лишь то, что Давид хочет веселится и периодически его многое из окружающего злит. У Терезы были свои хлопоты. Со дня на день, девушка с тревогой ожидала месячных, что доказали бы ее несостоятельность в зачатии детей. Кроме того, новый охранник, которого к ней поставили вместо Карла, королеве откровенно не нравился. Она боялась даже проходить мимо него, смотреть в его сторону и вообще находиться где-то поблизости. Хотелось бы найти уюта и спокойствия в чьих-то мужских руках, однако те костлявые руки, что у нее были до этого - и вовсе перестали как-то с ней взаимодействовать. Амиран значительно охладел к девушке за последнее время. Это могло лишь разбивать даме сердце, когда та, от безысходности просто куталась в его плащ и чем-то занималась в своей комнате. Затворная жизнь ей нравилась не так сильно, однако здесь ей хотя бы не нужно было играть какую-то дурочку и сумасшедшую. У Арифа сегодня и вовсе возникло необычное для него дело. Пришло письмо из его баронства, от того самого Густава, что просил прислать ему рисунок герба и фамильную печать, для законности документов, которые он рассылал по землям. Химик в шоке рухнул на кровать. - Что случилось? - подошла к нему Ирина. - Густав просит у меня семейный герб, чтобы развесить его копии по замку, - с большими глазами посмотрел на нее. - Но у меня нет герба. - Так давай наймем человека, что понимает в геральдике? Он составит нам герб и ты отправишь его в Хари. - Так просто? Это же герб. Всё должно быть более ответственно. На него смотреть будет каждый. Он будет как королевский - повсюду. - А кто говорит, что это не ответственно? - с улыбкой присела рядом и припала к его плечу. - Геральдист нам всё расскажет и что-то нарисует. Будет у нас герб. - А у тебя есть герб? - опустил глаза на письмо. - У моих родителей есть - перо на голубом фоне. - Просто перо? - нахмурившись взглянул на нее. - Наш край славился гусями, - усмехнулась. - Не переживай ты так. Геральдист всё за тебя сделает. - А ты знаешь, где его взять? - Геральдиста? Хах, я тебе найду его. Приглашу сегодня-завтра. - Ну хорошо, хорошо... - опустил глаза на послание, в котором от него требовали еще и печать. После обеда, который подали в личных покоях, Тереза решила всё же навестить своего любовника и спросить в чем собственно дело. Войдя в кабинет, девушка обнаружила барона за трудоёмкой работой, в которой тот буквально утопал, постоянно что-то записывая, считая и просматривая документы. - Амиран, любезный мой... - ласково начала та, проходя внутрь. - Здравствуйте, ваше величество, - приподнялся и поклонился. Его слуги сделали также, отвлекаясь от собственной работы. Кто-то натурально считал монеты, аккуратно складывая их в столбики в сундуке и записывая сколько он насчитал, кто-то копошился в бумагах, перебирая и сортируя их, скользя глазами по тексту, кто-то писал отчетность и отдавал ее начальнику на рассмотрение. После приветствия, слуги вернулись к своим занятиям, Амиран же был вынужден прерваться, уделяя все свое время названной королеве: - За чем пожаловали? Хотите взять немного денег из казны? - Ну что вы. Пока что, деньги у меня есть, не жалуюсь, - направилась к нему и стала близко к столу, сложив руки вместе. - Мне вас не достает. Совсем уж вы перестали говорить со мной. Перестали лелеять и заботиться. - Тереза, я вынужден много работать. Когда, скажите мне на милость, мне читать вам сказки? Посмотрите на гору документов, - указал на кучку слева от него. Девушка лишь покосилась на бумагу: - Раньше вы всегда находили время для разговоров и прогулок со мной, - открыто посмотрела в глаза. - Это было раньше. - Не говорите, что всё из-за свадьбы или Давида. Вы были моим другом и после того как я вышла замуж. - Ваш разум помутнился, ваше величество. - Это не вас пытались убить! - вскрикнула, пугая всех присутствующих. - Меня пытались убить и далеко не раз. - И вы этим хвастаетесь?! Хвастаетесь так, будто я должна стать такой же как вы после всего, что со мной случилось! Я - не вы! - Вы начинаете терять разум... - А вы ослепли! Старик сорокалетний! Не удивлена, что вы так хвастаетесь своим шнобелем! Вы просто не можете рассмотреть его в зеркало! - угрожающе уперлась в стол руками. - Потому что вы его не видите! Не замечаете очевидного! - Того, что я не первый красавец? - спокойно выдал. - Того, что я не дура! Вы всегда меня идиоткой считали?! Такой себе девчонкой малолетней и несмышленной, которой можно помыкать как вздумается! - Вы наивный ребенок, Тереза... - Наивная?! Ребенок?! Такой меня видели только вы! Точнее видите! Для остальных - я сумасшедшая и неадекватная, от которой неизвестно чего ждать! И только у Давида чистый глаз! Только он не слепой! Но вам этого не понять! Вы слишком заняты своей работой и развращением каких-то дам! Шлюхами и золотом! Вы так привыкли давать молодым людям ярлыки, что якобы те несмышленные цыплята, что разучились видеть в них что-то кроме глупости и наивности! - хлопнула ладонью по столу, выровнялась и угрюмо ушла. Амиран лишь закатил глаза, в который раз убеждаясь, что она ненормальная. Гневно шагая по коридору, девушка подозвала жестом кого-то из своих служанок: - Принеси ему "Габриеля"! Может, он всё же не слепец! Та кивнула, поспешила в библиотеку. "Габриель" - пьеса относительно новая, но совсем не популярная в этих местах, где убийство членов семьи хоть и распространенно, но говорить об этом никто не хочет. Повествование идет о неком принце Габриеле, что ради мести своему отчиму за смерть отца и брак на матери, долгое время притворялся сумасшедшим. Тереза же направилась непосредственно к королю, но совсем по другому делу, по дороге успев хорошо остыть в своей немного наигранной злобе. В ванну, королева вошла всё-таки без стражей, которых Давид не хотел видеть, во время достаточно интимного для него процесса. Король лежал в ванной и расслабленно давал делать с собой всё, что служанки захотят. Одна чесала королевские пятки жесткой мочалкой, другая стригла ногти на руках, а третья массировала голову, вынуждая Давида чуть ли не уснуть от удовольствия. Королева застыла недалеко от входа, с шоком наблюдая как ее суженого обслуживают три недурного вида девушки. - Давид! Кто это? - указала на них. Тот приоткрыл глаза и, в состоянии между сном и бодрствованием, взглянул на жену, на слуг: - Это мои омывательницы. И не кричите пожалуйста, я отдохнуть пытаюсь, - снова закрыл глаза, отдавая свою голову одной из девушек. - Вас моют? - недоумевала. - К тому же женщины? - махнула на них. - А вы хотели бы, чтоб это были мужчины? - скептически покосился на нее. - Мне женщины больше нравятся, - вновь закрыл глаза. - Подлейте горячей... Та, что была занята пятками, поднялась и подошла к камину, в непосредственной близости от которого, грелась вода. Взяла ведро, подошла с ним к королю и бережно, по черпаку, начала добавлять в ванну, не желая обжечь своего государя. Тому всё нравилось, что можно было увидеть по безмятежному лицу. - И вы всегда так? Моетесь "в компании". - Да. Вы же видели. - Я думала вас моют, потому что вы на ногах стоять не можете, а не потому что у вас такая привычка, - с неприязнью осмотрела дам. - Что вы хотели? Я люблю принимать ванну в тишине, - посмотрел на нее. - Тот охранник, которого прислали вместо Карла, пугает меня. Он как-то косится на меня. Как-то смотрит... Он мне не нравится. Он будто схватить меня постоянно хочет. - Так отошлите его. - А если он отомстить за это захочет? Отошлите его вы. Вам он ничего не сделает. - И кого вам дать на замену? - Лучше уж никого. К этим я уже привыкла. С ними мне спокойно. - Ну хорошо, - закрыл глаза. - Если это всё - идите. - Мне не нравятся ваши "омывательницы", - недоброжелательно осмотрела их. - Они слишком красивые. Я боюсь, что вы изменять мне с ними будете. - Не стоит вам ревновать. Они просто выполняют свою работу. Я верен перед вами... - У меня нет в этом уверенности. - Никто мне детей не родит, если вы об этом переживаете. - Я бы не хотела конкурентов своим детям, - положила руки на живот. - А вы, - посмотрела на слуг, - лишитесь головы, если с королем переспать решите, - развернулась и ушла. Как только дверь закрылась, Давид тяжело выдохнул: - Как будто кто-то разрешит ей убивать тех, кто мне нравится, - с усмешкой посмотрел на девушек, от чего те малость смутились. С Карлом он встретился уже вечером, да на том же месте - под дверью в покои. - Что это за бродяга? - брезгливо отмахнулся король. - Сидит тут как под церковью. Я не даю милостыню, - настойчиво ему повторил. - Давид, прости меня, - виновато выпрашивал тот. - Я больше так не буду. - Что "не будешь"? - свысока оглядел его. - Не будешь вести себя как обычно или не будешь подстрекать быдло? - Они не быдло... Прости всех нас... - перекатился на колени и подошел к нему. - Пожалуйста... - взял края его кафтана, умоляюще глядя вверх. - Ты сейчас унижаешь мое достоинство. Будто нищий хватаешься за одежду, - поднял ногу и медленно его оттолкнул. - Прости меня, - продолжал умолять тот. - Ты уже наказан, - вырвал полы своего кафтана из рук. - Пожинай плоды своего поведения. Может хоть это убедит тебя образумится, - развернулся и зашел к себе. Карл рухнул задницей на пол, с болью провожая короля глазами. Чуть позже, Густав уволок рыцаря в его новые покои, где тот снова же не смог уснуть. Ариф напротив, спал будто младенец, в частности, из-за того, что ему снилось. Он снова был малым ребенком, что ползал, иногда становился на ноги и неуклюже куда-то бежал, размахивая маленькими ладошками во все стороны. Вокруг снова было светло. Через арки галереи, где он бегал, просовывались зеленые ветки каких-то деревьев, что с трудом спасали от яркого летнего солнца. Был слышен шум города, по помещению гулял свежий ветерок, а позади, шли взрослые и о чем-то говорили, наблюдая за любознательным ребенком, бегущим впереди. - На востоке сложная ситуация, - говорил знакомый бородатый мужчина облаченный в белую тогу. - Вам лучше уехать. Ариф тем временем набрел на мозайку, которой украсили стену. Совсем не понимая, что там нарисовано, он подошел к твоению искусства, положил на него руки и начал хлопать, желая, чтобы что-то произошло. К нему направилась какая-то женщина, с которой говорил тот бородач. - Наши люди пытаются отбросить неверных обратно в море, - говорил другой мужчина, что шел чуть позади первого. - Их слишком много, - отвечал ему первый. - Без помощи нам не обойтись. Женщина взяла ребенка на руки и дала рассмотреть мозаику уже со своей высоты. Ариф стал забавно хохотать, протягивая руки к лавровому венку, что был там изображен на кудрявых волосах какого-то молодого мужчины в красной тоге. Бородатый усмехнулся всему этому: - Такой маленький, а уже к венку тянется. - Сразу видно чей сын, - усмехнулся второй мужчина. Женщина только ласково погладила ребенка по голове, целуя его в висок. Разбудил Арифа тот самый чёрно-белый кот, что ближе к рассвету, запрыгнул на хозяйскую грудь и начал выпрашивать еду. Химик лениво отмахнулся, согнав животное с кровати. Перевернулся и обнял Ирину, желая возвратиться всё в тот же сон. Но к сожалению, до утра, молодой человек больше ничего не видел. После рассвета, когда девушка проснулась и когда муж уже помогал ей затягивать короткий корсет на спине, он вдруг начал: - Мне сегодня снился необычный сон... - О чем? - придерживала корсет спереди. - Я был ребенком и бегал по какой-то галерее, смотрел на мозаику и был окружен людьми, совсем не похожими на здешних. - Какими же это? - обернулась. - Они носили странную одежду и жили в странных домах, - посмотрел на нее. - Всё было таким светлым, белым, будто божественным. - Ты себя хорошо чувствуешь? - забеспокоилась. - Может быть ты видел рай? - Нет, не думаю, - опустил глаза на нити, которые одну за другой затягивал. - Это просто странный сон. Но мне кажется... Кажется, будто это могут быть воспоминания, - начал завязывать бантик. - Там всё так по-другому. Тут всё серое и в коврах, гобеленах, - осмотрелся, - а там всё белое, светлое, залитое солнцем. И окон нет. Оно совсем не похоже на этот замок, - вернулся к ней. - Может быть ты и правда с юга, - пожала плечами. - Ты немного смуглый, так что... - У них необычные имена еще. И здесь никто об этих именах не знает. - Думаешь, ты видел свой дом? - повернулась и положила руку на его щеку. - Не знаю, - опустил глаза. - Может быть, мне просто хочется верить в это. Ирина заботливо его поцеловала. К десяти часам пришел геральдист. Разложил свои бумаги и карандаши на столе, который ему предоставили в свободное пользование, и начал расспрашивать обо всем подряд. Речь по большей части шла о символизме цветов, зверей, предметов и каких-то орнаментов, которые заказчик захочет изобразить на своем гербе. Ариф слушал всё это и всё казалось ему чужим. Эти медведи и кабаны, присущие региону рощи, эти змеи и мечи, розы, шипы и разные птицы... Всё казалось ему слишком грубым и жестоким. В конце концов, он спросил геральдиста: - Возможен ли герб без всех этих животных и кинжалов? - Да, конечно. Можно использовать разное расположение цвета и меха. Но и такие варианты Арифа не устроили. Геральдист уже сам не знал, что предложить, разглядывая все эти рисунки, которые он с собой принес. - Ам... - неловко начал барон. - А я могу расположить на своем гербе что-то отличное от того, что вы называли? - А что вы хотите? Иногда изображают замки, растения или еще что-то. Фантастических животных например. - Нет, я могу использовать... Эм... Венок из лавровых веток? - Венок? Если честно, у нас такой символ не используется. - Совсем? Он кажется мне наиболее подходящим для меня. - Ну, "совсем". Каждый сам решает, что хочет показать через свой герб. Даже его величество. Он сменил свой герб только из-за того, что ему черный цвет не нравился. По-сути, никто не может запретить вам использовать негеральдические символы. Это герб вашей семьи в конце концов. - В таком случае, я могу расположить на своем гербе лавровый венок? - Да, вполне. На каком фоне и щите хотите это сделать? - Возможно на красном. Они с зеленым будут в контрасте. - Угу, а что еще хотите изобразить? - Я могу больше ничего не изображать? - Но тогда герб будет пустым. Внутри венка будет пустое пространство. Туда необходимо поместить что-то. - Мне ничего в голову не приходит. - Мы можем встретиться с вами спустя время, дабы вы успели подумать над всем этим. - Было бы неплохо, однако я всё же сомневаюсь, что мне придет что-то в голову. - И всё же. Эту пустоту нужно чем-то заполнить. Подумайте. Я приду к вам через пару дней, - начал собирать бумаги. Давид сидел тем временем в тронном зале и выслушивал какие-то просьбы священника, тобишь - "денег на храм дайте". Сказав ему, что всеми подобными делами занимается Платон, король поспешил избавиться от этого непонятного ему человека. Священник поклонился и пошел на выход. Дверь перед ним открылась. Зашла другая фигура и лишь увидев ее, Давид закатил глаза, отвернув голову к окну. Пошатываясь от недосыпа и тотальной печали, к нему приволок своё тело Карл. Спустился на колени перед властителем, на том самом месте, где все чего-то просили, и жалобно посмотрел на короля. Тот раздраженно фыркнул: - Чего ты хочешь? - посмотрел на него. - Ты меня бесишь уже. Ты получил то, что заслуживаешь. Иди отсюда, - махнул ему на дверь. - Давид, я изменюсь, но прости меня... - неустойчиво упал на зад. - Ты как пьяница, - с неприязнью выдал на него. - Или отсюда и не мешай просить что-то тем, кому надо явно больше твоего. - Ну ведь не все же в драке участвовали. Разреши хотя бы им участвовать в турнире. Что мне сделать, чтобы ты простил меня? Даже если не меня, прости их. Тех, кто не виноват. Я не хочу подводить своих людей, лишь став их бароном. - Это - твои заслуги. Разбирайся с этой проблемой сам. - Ну пожалуйста, Давид... Что мне сделать? Скажи. Я всё сделаю, только не забирай у невиновных то, к чему они не причастны. - Ты смотри какая редкость. В тебе справедливость заговорила, - саркастично махнул рукой. - Так доведи это желание справедливости до конца, - наклонился к нему, упираясь руками в подлокотники. - Что ты имеешь ввиду? - Я тебя прощу, когда ты наведешь в своих новых землях порядок. И начни именно с этой драки. Не хочешь, чтоб были наказаны все, так накажи виноватых. - Ты хочешь, чтобы я убил их? - Ты - исполнитель судебной власти! Наведи порядок и тогда я подумаю. Успеешь к турниру, может разрешу твоему баронству участвовать, - сложил руки в замок. Карл тут же кивнул, наконец-то услышав как ему загладить вину. Подскочил и поспешил к конюшне, дабы поскорее уехать к себе. Тереза тем временем находилась в детской и играла с Антоном в шахматы, используя фигуры как игрушки. Принц, сидя на руках у няньки, всё совал себе в рот, периодически наблюдая за детской игрой своей мачехи и хохоча от ее поведения. Незадолго до совета, сюда зашел Амиран, значительно напугав своей внешностью маленького ребенка, что тот заплакал и был вынужден просить помощи у няньки, которая быстро взяла его на руки и отнесла к окну, начав успокаивать и отворачивать от этого страшного человека. Тереза на миг отвлеклась от своих игр. Обернулась на великана. Тот подошел к девушке и положил на край стола небольшую книжку: - К чему вы дали мне это? - А вы вот умный. Сами скажите мне, - продолжила играться с белыми конём и ферзем. - У меня нет желания играть с вами в загадки. - Хаха! А вы даже не пытались их разгадать! - взглянула на него и показала белого ферзя: - Это - я, - поставила фигуру на середину доски, - а вот это, - потянулась к черным, - вы, - взяла слона и показала барону. - Как нелестно, - категорично выдал. Девушка поставила все фигуры на свои места. - Посмотрите на меня и на вас на этом поле. В чем наша разница? - сложила руки и взглянула на великана. - В том, что вы белая королева, а я - черный слон? Та усмехнулась, не показывая зубов: - У нас с вами разные возможности, - опустила глаза на доску и убрала две пешки, что стояли перед их фигурами. - Вы должны ходить по своей дороге, - походила слоном к краю доски. - В то время как я, - взяла ферзя, - могу идти прямо в лоб, - уверенно столкнула пешку перед черным ферзем и стала на ее место. - Вас легко устранить, - взял другого слона и побил ее, - если вы надумали действовать "в лоб". - Хах, а будут ли это воспринимать лобовым столкновением? Ведь, меня все видят далеко не ферзем, а... - довольно показала пешку. - Хотите сказать, это игра? - походил одной из черных пешек. - А вы как думаете, господин слон? - Почему вы выбрали для меня именно эту фигуру? - У вас много общего. В частности, размеры и "расположение на доске", - задумчиво прикусила губу и обратила лицо к шахматам. - Какой будет ваш следующий шаг? - Пока что, я стою на периферии доски, - поставила пешку в крайний ряд. - Здесь, меня на зацепят. Здесь, я никому не мешаю. - А когда же вы собираетесь к центру? - выступил туда слоном. - Когда я буду под защитой, - подняла на него невеселые глаза. Миновало два дня. Арифу так и не пришло ничего в голову. - Я могу предложить вам изобразить что-то из ваших достоинств, - решил всё-таки геральдист. - Возможно, вы очень храбрый или очень ученый, - взглянул на кучи бумаг вокруг. - Мы можем изобразить практически всё, что вы захотите. - Я могу выделить из своих достоинств лишь преданность, верность и любовь к наукам. - Конечно же, сейчас найдем что-то подходящее, - открыл толстую книгу и начал листать. - Вот например, - открыл одну страницу и показал ему. - Например десница - символ верности клятве. Вот так выглядит. Или свеча - верность своему делу, служению. Свиток - как отношение к науке. Вы, я вижу, человек ученый, - окинул глазами бумаги. - Также, - вернулся к нему, - есть символ правды, стремления к знаниям и служению - горящий факел. Но на красном фоне его изображать нежелательно. О, вспомнил один символ, он у нас редко используется. Символ преданности, бдительности и верности, - начал листать в обратную сторону. - Иногда, изображается как символ врачевания. Но тут у меня нет таких примеров, - показал ему, от чего Ариф тут же побагровел, выкатив глаза. - Вы хотите назвать меня этим?! - со всей мощью ударил кулаком по столу, от чего чернильница задребезжала. - Это только символ, - чуть притихнув забрал книгу к себе. - Никогда! Никогда я не буду жить под знаменем с этим! - указал на нарисованного пса. - Извините, извините, - начал поспешно листать вперед. - Вы собираетесь назвать меня так! Поместить на мой герб..! Будто это мой портрет! Вы хотите, чтобы меня ассоциировали..! - Может быть сова? - тут же предоставил ему изображение. - Символ мудрости, смекалки. - Лучше сова, чем это! - указал на прежние страницы книги. - Хорошо-хорошо, больше не буду предлагать вам собаку. - И никогда больше не говорите мне об этих животных! - Ни в коем случае, ни в коем случае, - притих, начав побаиваться этого человека. Немного остыв от злобы, они всё же сделали набросок герба: сидящая сова, со свитком в лапах, в окружении лаврового венка и на красном фоне. Такое ученое миролюбие нравилось химику значительно больше, чем тот пес, которого ему предложили раньше. После обеда, рисунок герба отправился в баронство Хари, к Густаву. В тоже послеобеденное время, Карл вновь прибежал к своему господину. Просьбами вытащил его из уютного сада и поволок к коням. Помчал с ним к себе. В этот раз, Давид путешествовал в обществе стражей и слуг, среди которых непременно был Густав. Приехав на место, Карл соскочил в то же мгновение, нетерпеливо пригласил государя внутрь и, суетливо давая распоряжения конюшим, побежал вперед. Барон был так взволнован и взъерошен, что всегда был не на месте. Розовощекий, потный и блестящий на солнце, в грязных сапогах и с жирной головой, он казался перепуганным сусликом или енотом с темными кругами под глазами. Провел короля в свой кабинет, суетливо подсунул некоторые бумаги с подписями и печатями, подвинул стул, и дал удобно сесть. Беспокойно стал в стороне. - Хорошо подсуетился, - спокойно комментировал тот, скользя взглядом по документу. - Мне пока что не сделали новую печать, - дрожащим голосом затараторил. - Я пока что личную поставил. Но всё уже действует, - успокоил ладонью. - Я этим утром ездил в несколько замков. В-все н-наказаны, - взволнованно кивнул, принимая обычную для себя солдатскую позу. Тот непринужденно хмыкнул, переходя на другую страницу. Карл наблюдал за ним так, будто от этой бумажки зависела его жизнь. Давид читал неспеша, вдумчиво, вникая в каждое слово и запечатлевая каждую фамилию и каждое название ранга, местности, замка. Неторопливо перешел на третью страницу: - Сам приказ писал? - оглядел последние слова и печать. - Д-да, - отрывисто кивнул. - Н-неправильно? - Слишком много слов, - поднялся с места. - Приказ должен быть короче, - вручил ему. - Н-но он работает, - кивнул. - Прости меня. Прости моих людей. - На "ты"? - невозмутимо поднял бровь. - П-простите, - робко опустил голову. - Густав, - посмотрел на слугу, - ты взял то, что я просил? - Конечно, ваше величество, - поклонился. - Кто-то из твоих людей здесь? - перевел взгляд на Карла. - Д-да, - кивнул. - Они в торжественном зале ждут. - Как удобно. Пошли туда. Густав, принесешь эту вещь в зал. В коробке. Тот кивнул, удалился. Барон и король направились к залу. Войдя, Давид увидел здесь около двух десятков человек, что с волнением ждали ответного слова своего монарха. Все скопом поклонились чуть ли не в пояс, показывая свое тотальное уважение и совершенную преданность, любовь. Карл недостаточно уверенно указал королю на свой трон, продолжая держать в руках тот приказ, что медленно насыщался потом с ладоней. Давид жестом отказался. Задумчиво оглядел толпу, глазами и рукой пригласил хозяина сесть самому. Карл был не в том положении, чтобы противиться. Взволнованно сел, проглотил слюну, ожидая когда же король скажет хоть что-то. На голове того сияла корона, одежда отливала золотом и каждый тут понимал в каком он контрасте с самим Его Величеством. Наконец пришел Густав с крупным футляром на руках. Давид взглянул на него, подозвал пальцем и направился к Карлу. Того уже трясло. "Для кинжала - слишком большой, - косился на коробку. - Для чего-то покрупнее - маленький. Что меня ждёт? Что со мной будет?" - со страхом спрашивал глазами у короля. Тот лишь похлопал правое плечо, заходя за трон. Положил на спинку кресла руки и опустил глаза к голове перед собой: - Помнишь, ты хотел кое-что? - Ч-чтобы мой король простил меня? - пугливо обернулся. - Я исправлюсь, честно, - сложил руки вместе. - Я стану самым дисциплинированным на свете. Вассалы глядели на эти мольбы с волнением. "Подействует или нет?" - Конечно же я в это не верю. Не может дикий конь в один момент стать объезженным и полностью покорным. Я про другое твоё желание, - подозвал Густава к себе и открыл футляр. Толпа отозвалась удивлённым вздохом, открыв свои глаза и рты навстречу неожиданности. Барон тут же обернулся, однако из-за спинки ничего не мог увидеть. Король взглянул на него: - Отвернись. Воин покорно отвернул голову к подопечным, что с каким-то завидным изумлением наблюдали за происходящим. - Не смотря на обиды, я всё равно выполняю слова, которые я даю, - взял в руки простую золотую корону-обруч с несколькими цветными драгоценными камнями по периметру, торжественно поместил символ власти над головой барона и надел на его засаленную голову, чуть брезгуя от этого жира. Карл пугливо схватился руками за обод, отрывистыми движениями пощупал его со всех сторон, снял и посмотрел. - Мерки делали с твоего шлема, - беспристрастно выдал правитель, пока тот осматривал украшение. - Должна подойти. - Т-так мой король простит меня? - обернулся, всё еще озабоченный этой проблемой. Давид подобрел во взгляде и положил руку ему на плечо. Непринужденно взял его мочку двумя пальцами и сжал, чуть надавливая коготками. Карл облегчённо выдохнул. Повернулся к своим, с легкой счастливой улыбкой надел корону и вновь обернулся на короля, будто ожидая его разрешающего жеста или слова. - Я разрешаю вашим землям участвовать, - держа руку на плече, объявил тот. - С условием, что вы не последуете примеру тех, кто не будет допущен, - слегка улыбнулся. Вассалы с легкостью выдохнули и тут же начали кланяться, всеми словами благодаря государя за его неисчерпаемую милость. Давид отошел чуть в сторону, не без удовольствия наблюдая за всем этим, и взглянул на Карла, буквально схватив этот благодарный взгляд глазами, что будто знамя, предупреждало короля о полной боевой готовности наброситься на него в страстном поцелуе. Чуть ухмыльнулся ему. Похлопал по плечу: - Отмойся и сегодня я жду тебя к ужину. Подарок не забудь, - с усмешкой клацнул пальцем по короне. Карл тут же кивнул. Король усмехнулся, развернулся и неторопливо направился к выходу, уводя с собой всех своих слуг и стражей. Барон, едва правитель вышел, расслабленно сполз на кресле. Дворяне, те, что не пошли провожать святого для них человека, лишь поражались этой близости Карла с самим королем. "На ужин позвал, - шептались между собой. - А как он сам тут ел на вторых ролях!" Интерес к этому новому барону возрос многократно. Молва о такой близости с самим монархом, достаточно быстро разнеслась по ближайшим баронствам, что были крайне заинтересованы в дружбе с таким человеком, которому сам король короны дарит и в гости ездит. Вечером, Давид встретил своего дворянина в одежде, завлек в танец, крепко прижимая эту коронованную особу к себе и повалил на кровать, бросив при этом: "Ха, мой робкий коронованный барон. Такой же робкий как и непослушный." Карл только усмехнулся, схватил его за ягодицы и перекатил его на спину, с ухмылкой посмотрев в лицо, став в полный рост. - Ты шикарен в короне, - провел пальцами по его животу. - Я хочу быть твоим королем, - многозначительно выдал, стоя над ним, будто государь. - Оу, - заинтересовался. - Да я близок с особой королевской крови? Как это звучит... - начал развязывать его гульфик. - Иди ко мне, - заманчиво кивнул, подзывая к себе. Тот расплылся в довольной ухмылке, прежде чем двинутся к нему всем телом.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты