Disarmed

Гет
Перевод
PG-13
В процессе
247
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/29929482/chapters/73667631
Размер:
планируется Миди, написано 75 страниц, 6 частей
Описание:
— Итак, правильно ли Паймон поняла... Ты считаешь, что мистер Денежный мешок влюбился в тебя?

— Ну, он влюбился не в меня, а в Ин.

Ин — вымышленное имя любимой секретарши 11-го Предвестника и полностью поддельная личность, созданная Люмин, когда она пыталась проникнуть в Фатуи. Чайльд влюбился  в женщину, которой даже не существовало.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
247 Нравится 63 Отзывы 35 В сборник Скачать

Глаз Бога

Настройки текста
— Как ты получила Глаз Бога? Это был уже пятый вопрос, который Чайльд задал за последние две минуты. Две минуты— это все, что ему потребовалось, чтобы загнать ее в угол. Она даже не знала как ответить на любое из того перечня. Откуда у нее Глаз Бога? У Люмин не было его. Тем не менее, если ему рассказать это, то подобное лишь свяжет ее с путешественницей, у которой, как знал Чайльд, также не было глаза бога. Или он мог бы предположить, что Ин лжет, чтобы заставить его замолчать. В любом случае Люмин была не в настроении отвечать на его вопросы. — И ты до сих пор не объяснила, почему ты сказала мне, что ты лысая? — продолжал Чайльд следуя за ней по пятам, и наблюдая, как она топала по тропинке к дороге рядом, — Или про ту реплику ошейником. Реплика про ошейник. Подтекст. — В основном потому, что я хочу полностью стереть тот факт, что я произнесла это. — Ты не можешь стереть это, — покачал головой Чайльд, — теперь это навсегда записано на подкорку моей памяти. Конечно же, а как иначе. Люмин просто не могла выйти победительницей. Она отчаянно пыталась сбежать от него. Она натянула капюшон своего пальто ближе к лицу и поспешила вперед, хотя его ноги упрощали ему задачу поспевать за ней. Люмин просто хотела выполнить настоящую работу Фатуи и, возможно, получить некоторую информацию, а не пошло пошутить перед человеком, коим она была сыта по горло. И то, как он посмотрел на нее, когда она повернулась, чтобы заметить, как он наблюдает. То, как его глаза метались то к ее мечу, то к телам хранителей сокровищ, то к ее волосам. Люмин не могла выбросить это из головы. Он анализировал ее. Все, что она хотела, — это перезапустить всю эту тайную миссию и потеряться на фоне. То, что Предвестник теперь так страстно следует за ней по пятам, сулило только неприятности. Она еще не дала ему ответа, но это, похоже, не развеяло его любопытства. — Давай, Ин, кто тут хорошая девочка? Она усмехнулась и повернулась к нему лицом. — Вы будто собаку зовете. — Ну ты ж в восторге от ошейников. Люмин позарез нужно было стереть самодовольную ухмылку с его лица. Как приятно было бы щелкнуть его по носу. — Не в этом смысле. Не выдумывайте себе лишнего. Чайльд только приподнял бровь: — Если бы ты рассказала больше, возможно, мне бы не пришлось выдумывать лишнее. Если бы она рассказала больше. Верно. — Хорошо, конечно же, давайте просто устроим миленькую ночевку между секретаршей и боссом, где мы сможем обсудить как дела на личном фронте и наесться шоколада до отвала! — На самом деле это звучит забавно, — задумчиво он приложил руку к подбородку, — Когда я был ребенком, моя старшая сестра и ее друзья заставляли меня оставаться во время их ночевок, чтобы они могли практиковать на мне прически. Люмин совсем не ожидала такой реакции. Она была саркастична. Она явно пыталась отговорить его от любой игры, в которую он играл. И вместо этого у нее в голове картина маслом с Тартальей и косичками. Люмин могла в ответ только уставиться: — У вас есть старшая сестра? — Ага, — кивнул он, со странной гордостью отвечая на ее вопрос, — У меня шесть братьев и сестер, четыре брата и две сестры. Я средний ребенок. Всего семеро детей. Семь. Ну, надо им как-то согревать друг друга холодными ночами. — Это многое объясняет. — Что объясняет? — Чайльд непонимающе моргнул — Почему вы ...ух, даже и не знаю, — она ​​указала на него, — Это синдром среднего ребенка. Как будто вам нужно призывать древних богов с щупальцами, только чтобы вас заметили. — Я бы согласился с тобой, но мои родители на самом деле не знают обо всем этом, — улыбнулся он, — Я просто позволил им подумать, что это был другой Предвестник. Люмин в ужасе разинула рот: — У вас и родители есть? — ... Ин, ты думаешь, я вырос в лабораторной пробирке? — Нет, я думала, что вы отпочковались из пятна плесени на чьем-то старом ботинке. Его улыбка была нерушимой. Люмин больше нравилось иметь преимущество, тогда она могла смотреть, как он напряженно и безрезультатно ей угрожает. Теперь она чувствовала себя мышкой, пытающейся вырваться из кошачьей лапы. — Это мило, принцесса, правда. Ты просто душка. Люмин почувствовала вспышку раздражения в груди: — Почему вы меня так называете? Хотя она не знала ни одного слово по снежански, было только одно предположение, что оно означает. Чайльд только протянул руку и закрутил прядь ее волос вокруг своего пальца: — Ты выглядишь как принцесса, если бы ты просто опустила капюшон и сняла маску, я уверен... — Не хочу это слышать, — перебила Люмин, — разве у вас нет дел получше, чем следовать за мной по пятам? — Не особо. На его столе лежала куча дел. Она прекрасно знала это, она их туда положила. — Почему бы вам лучше не потосковать по путешественнице или что-то в этом роде, я уверена, что вы бы с радостью занялись этим. Это идеальное попадание. Эта мышка была освобождена и встала на дыбы, возвращая должок. Довольная, Люмин наблюдала, как он напрягся, и его улыбка сразу же сменилась пристальным взглядом. Хотя тогда и это было всего в пол силы, словно он не знал, что с ней делать. Минута тишины. Взгляд и почти самодовольная улыбка. У Чайльда ярко читалось намерение вернуть себе власть над беседой, чего Люмин хотела избежать. — Как у тебя появился Глаз Бога? — невинно спросил он. Она могла в ответ только нахмуриться: — Не пытайтесь сменить тему. — Это ты меняешь тему, — парировал он, — и я с самого начала спросил тебя о твоем Глазе. Какая у него стихия? Его глаза метнулись к ее талии. Ее тело было скрыто под курткой, отчего она казалась бесформенной, тем самым не раскрывая, что под ней было. Если бы она держала свой глаз при себе, он, естественно, был бы скрыт от мимолетного взгляда. Тем не менее, Люмин не беспокоилась о том, что он его найдет, потому что искать там было буквально нечего. На всякий случай она натянула пальто еще сильнее и отвернулась. — Не ваше дело. Обычно это никогда не было проблемой. Глаз Бога всегда носили гордо. Чайльд носил свой на самом благоприятном и бросающимся в глаза месте. Люмин пошла дальше. Она направлялась в лагерь застрельщиков, чтобы дать им инструкции по переезду, как Чайльд и должен был сделать несколько дней назад. Он последовал за ней в своем неустанном поиске ответов. — Дай угадаю, пиро? Она оглянулась через плечо: — Почему вы так подумали? — Ты пылкая. Верно. Это вызвало у нее смех, хотя и небольшой. — Это не пиро. Помните как на прошлой неделе заставлили меня драться с Океанидом в одиночку? — Я думал ты просто купила те сердца, — признался Чайльд, — так это не пиро, и я сомневаюсь, что это гидро. Опять верно. — Разве я не подхожу для гидро? — По правде говоря, ты не из типажа гидроархонта. Еще один смешок, еще одна вспышка веселья по поводу этого странно занимательного нового раунда обмена колкостями. — Я недостаточно драматична? — Вообще никак, — засмеялся он, — держу пари — это крио, оно подошло бы твоему ледяному сердцу. Ее ледяное сердце. Он и не подозревал, что сердце Люмин было ледяным только по отношению к нему. Это было результатом наблюдения за тем, как он спустил с цепи древнего бога на город невинных людей. Тем не менее, ей понравилась идея крио. Она позволила ему так думать, какой бы неправдой это ни было. Остановившись на месте и обернувшись, Люмин сделала шаг навстречу и улыбнулась настолько невинно, насколько это было возможно. — Если бы у меня было крио, разве бы это не дало мне преимущества? — Ее палец коснулся обнаженной кожи прямо над его глазом бога, — Вам следует бояться того, что я могу с вами сделать. Он напрягся от ее прикосновения. Одно легкое прикосновение пальца, и он отреагировал так, словно она предложила ему переспать. В то время как его лицо ничего не выдавало, его глаза мерцали. Нечто, что она не могла прочесть, нечто, что напоминало ей о море перед бурей. Было чувство, что Люмин ненавидела всей душой, и это было томление. Она не возражала быть источником этого, но когда подобное случалось с ней, это было настоящей пыткой. Темные облака, треск грома и молний, запах дождя в воздухе — все это было томлением. Молчание, в которое ее окутал Тарталья, было худшим из тех, что ей приходилось испытывать за долгое время. Тогда Люмин решила демонстративно игнорировать дрожь от всепоглощающего тепла внутри. Тело могло сыграть с ней злую шутку, иногда она ненавидела это. До тех пор, пока, Тарталья не сделал то, что получалось у него лучше всего — не выкрутил все в свою пользу.       — Это ты тут любишь носить ошейники, принцесса. Если бы только она могла ударить его. Если бы только она не была под прикрытием, она бы пнула его в живот так сильно, что дети его детей почувствовали бы это. Люмин придется помечтать об этом сценарии на досуге, когда у нее будет больше времени. Ее испепеляющий взгляд мог легко убить, если бы это было возможно. — Как бы мне хотелось иметь крио. Так я могла заморозить вас и получить хотя бы 5 минут покоя. Она снова начала топать мимо деревьев и скал. Люмин не терпелось уйти и ее только больше разочаровывал тот факт, что он до сих пор следовал за ней. — Эй, ты первая начала. Какая наглость. Она сопротивлялась желанию наступить ему на ногу, пока у нее в сердце у нее что-то обрывалось. Это горячее чувство внутри вернулось, словно какой-то паразитический червь, живущий внутри нее. — Я не первая начала! Я пыталась запугать вас, что бы вы перестали задавать вопросы и оставили меня в покое! — Запугать? Ты? — Да! Что б вы знали, некоторые очень даже боятся меня. Он весело усмехнулся: — Ты себя видела? Ты ростом 155 сантиметров с кепкой, а весишь 45 кг как максимум- — У меня мускулы, Тарталья! Гигантские! — Ты звучишь, как бурундук, когда кричишь- — Нет, не звучу! — Ты опять это сделала, повторила свой бурундучий голос! — Заткнитесь! — Послушай, — он поднял руки, сдаваясь, хотя на его лице все еще чувствовалось веселье. — Я просто даю тебе понять, что ты совсем не пугаешь. А вот что интересно во всем этом — как может кто-то типа тебя, победить сразу пятерых? Хороший вопрос. Ей следовало быть осторожнее. Если бы она просто обратила внимание на свое окружение, прежде чем призвать свой меч, она бы увидела наблюдающего Тарталью. И его внимание сейчас не было бы полностью сосредоточено на ней. Она действительно думала, что угроза «Я заморожу тебя своим крио» сработает — обычно это прокатывало с другими носителями гидро. Тем не менее, казалось, это только больше заинтересовало его. Теперь, когда она задумалась об этом, возможно, прикосновение к его коже было лишним. Как бы Люмин ни хотела убежать, она знала, что не сможет. Чтобы избежать подозрений, ей просто нужно было дать быстрый и правдоподобный ответ. Если бы только это было так легко. — Что ж, — она неловко перекатилась на носках и уставилась в землю, — неужели это так странно, что я умею драться? В конце концов, я все еще в составе вооруженных сил Снежной. Он уставился: — Но ты же конторский служащий. Екатерина даже не знает как правильно держать удар. Разве Фатуи не учили всех сражаться? Это казалось странным, хотя Люмин предчувствовала, что большинство людей низших чинов были просто нормальными людьми, поддерживающими свои семьи. Значит план Б. — Это просто мое хобби и хорошая разминка. — Твое хобби? Чайльд подчеркнул это слово, как будто оно может открыть путь к безграничным сокровищам. Люмин потребовалась любая капля самообладания, чтобы не признаться, что она уже побеждала его раньше. — Да, — она ​​натянула улыбку — хотя у нее было ощущение, что он мог видеть сквозь эту фальшь, за которой она скрывалась, — и отвернулась — каждый владелец Глаза Бога хоть чуточку да знает как сражаться. Ведь была же веская причина из-за которой они получили его. Люмин просто попросила, хотя как она считала, это держало ее особняком от других. Чайльд понятия не имел об этих обстоятельствах, когда шел за ней по дорожке. — Значит, это не гидро, крио или пиро. Ты слишком дерганая для дендро... Думаю, это электро. Видимо она была слишком дерганной и для гео. Хотя Люмин думала, что ее печально известное упрямство сойдет за признак каменной стихии. Носители электро в целом были разношерстными. Ничего не складывалось касательно причин, почему именно им он был дан, в отличие от других элементов. Владельцы гидро были фантастическими, хвастливым и креативными по-своему. Владельцы пиро были полны решимости сжечь все вокруг себя для достижения своих целей. И так далее. Личность архонта проявлялась через носителей Глаза. Люмин хотела бы электро. — Я могла бы просто сказать ответ, раз вы так ужасно справляетесь. — Это же анемо, не так ли? Она улыбнулась ему через плечо: — Почему это была ваша последняя догадка? — Метод исключений, принцесса. Свобода и ветер, — размышлял Чайльд, — это не особо подходит. Барбатос, как известно, раздражает людей подобных тебе. — Возможно, именно поэтому он и дал мне свое видение, как напоминание о том, какое я огорчение. Удивительно, но он засмеялся. Звук застал ее врасплох, почти заставив ее подпрыгнуть в ответ. Это был тот смех, который мог привлечь внимание девушек, наполняя комнату каким-то весельем, которое никто не мог объяснить. Она остановилась, чтобы посмотреть на него. — Ты не огорчение, — начал он, — на самом деле, ты скорее удивительна. Удивительна. Если бы он только знал. — Я думала, что раздражаю вас, лорд Предвестник? — И это тоже, только в удивительном ключе. — Как мило, вы всегда так складно стелите? — Вовсе нет, я просто ничего не могу с собой поделать. Он ничего не мог поделать со своей пассивной агрессией и сарказмом. Любой юмор, который был между ними, растаял, когда Люмин встретилась с ним взглядом. Он бросал ей вызов, и она готовилась встретить его. Она могла только предположить, что ему это в ней не нравилось. Он не привык к такому обращению со стороны новобранца. Каким бы чудесным ни было разочарование Тартальи, Люмин знала, что ей нужно оставаться в рамках приличия. Настоящий новобранец не был бы настолько неуважительным, поэтому она прочертит грань именно тут. Она подняла карту словно напоминая ему, почему они пришли сюда — кроме как найти путешественницу. — Не желаете поработать? — Конечно, — оживился Чайльд, и вызывающий огонь в его глазах исчез, — только не давай этим застрельщикам подумать чего-то лишнего. Этого было достаточно, чтобы привлечь ее внимание. Что-то лишнее — может в Фатуи творилось нечто важное, что она могла бы раскрыть? Как бы то ни было, Нин Гуан могла взять любую кроху информации и сварганить из нее полноценный обед. — Что вы имеете в виду? Чайльд посмотрел на нее так, словно хотел прочитать ее мысли: — Ты так долго была на Родине, что не помнишь, каково это — быть на полевой работе? — Да, — сумела она утвердительно кивнуть, — это было давно. Я больше привыкла к работе за столом. — Классика. Что ж, не удивляйся, когда они начнут пускать слюни. Она остановилась, чтобы дать себе время проанализировать его слова. Он продолжал идти впереди нее к первому лагерю, который он мог видеть за холмами. Люмин сражалась со многими застрельщиками Фатуи, они ни разу не пускали слюни. Если только за три месяца своего отсутствия с Ли Юэ Царица не выжала любые остатки разума из их головешек. Какими бы зловещими ни были их супер-костюмы и улучшения, они были обычными людьми. Ей не нравилась идея проведения еще большего количества экспериментов в каждом регионе. Спустившись с небес на землю, Люмин поспешила не отставать от длинноногого Чайльда: — Ч-что вы имеете в виду? — Здесь, в дикой природе, живут одни мужчины, — пожал он плечами, — что бы ты почувствовала, если бы к тебе подошла какая-нибудь красивая девушка в короткой юбке? Архонт свидетель, он был прав. Застрельщики Фатуи и правда неприятно попахивали, они редко купались, оградили себя от мира в этих маленьких горных лагерях и, казалось, сходили с ума, проводя дни напролет с одними и теми же тремя людьми. А юбка у нее и вправду была довольно короткой, хотя она считала большим преувеличением предполагать, что они будут пускать слюни. Ноги Люмин были ничем по сравнению с ногами Джин или Нин Гуан. Помимо этих фактов; Тарталья, 11-й из Предвестников Фатуи, просто назвал ее красивой. — Притворюсь, что не слышала, что вы сказали. Он кинул ей улыбочку через плечо. Люмин уставилась в ответ. У Чайльда была милая улыбка, даже если временами она граничила с ухмылкой. Их прогулка продолжилась. Это был бы первый раз, когда Люмин действительно разговаривала с застрельщиком во время ненасильственного противостояния — случай с Гань Юй она ​​не считала ненасильственным. Она последовала за Тартальей по холмам и дороге к лагерю вдалеке. Между ними воцарилась приятная тишина. Она была благодарна за то, что она больше не была напряженной, хотя и дружеской ее не назвать. Это было более профессионально, по-деловому, чем что-либо еще. Слово «красивая» повисло между ними словно едва заметная оговорка. Шли секунды, и дискомфорт Люмин перерос в нечто удушающее. — Сэр? — Она подождала, пока Чайльд хмыкнет в ответ, прежде чем продолжить — Если вы были так любопытны со мной, могу ли я спросить, как вы получили свой Глаз Бога? Он замолчал, Люмин чуть не врезалась ему в спину. Она остановилась как раз вовремя, чтобы заметить, как хаотичные пряди его волос вырисовываются на фоне голубого неба. Это было преступлением, насколько высок этот мужчина — а может, это она была слишком низкой. — Почему ты спрашиваешь? — Он даже не смотрел на нее, когда говорил. Она спросила, потому что хотела знать все секреты Фатуи и использовать их для поисков своего брата. Конечно, она не могла сказать этого Тарталье. — Я думаю, что это справедливо после вашей игры в 20 вопросов. — Верно, — пожал он плечами и повернулся, — но мне было любопытно, потому что ты скрывала свой Глаз Бога. Я ношу свой открыто, так что это не столь интересно. — Я считаю, что это интересно! — Ты? — Чайльд приподнял бровь, — С чего бы? Она злобно ухмыльнулась: — Мне просто интересно, кого вы убили, чтобы заполучить эту штуку. — Это скорее, что я убил. Упавшая улыбка и пристальный взгляд. Люмин напряглась, а Чайльд только вздохнул и отвернулся. Он продолжал путь к лагерю застрельщиков в неловкой, сдержанной тишине. ________________________________________________________ Глаз Бога, монстры и застрельщики, отчаянно нуждающиеся в цивилизации. Оползни, Предвестники и улыбки, которые опаснее, чем они должны были быть. Люмин, Ин, кем бы она ни была, вряд ли могла выбросить из головы эту поездку. Она могла выделить несколько интересных моментов: 1. У Тартальи есть семья, это могло быть материалом для шантажа. 2. С застрельщиками Фатуи нужно было разговаривать очень медленно и максимально упрощенно. 3. Тарталья очень хорошо избегал вопросов. Он не мог знать, кто она, в таком случае было бы глупо держать ее при себе. И хотя он раздражал ее, он был совсем не глуп. Он просто отступал от каждой попытки копать глубже. К концу дня Люмин ничего не выяснила, кроме этих трех пунктов. Единственное, что она узнала, это факт, что Чайльд считал Люмин своим другом, что было чистой воды неправдой. Откуда у него взялась эта идея, она понятия не имела. Друзья. Что было дружеского в том, чтобы сломать под ней пол и сбросить? И действительно ли она его привлекала, также оставалось без ответа. Той ночью Люмин обнаружила, что не спит, Паймон прижалась к ее руке и блаженно храпела, а она в ужасе уставилась в потолок. Привлекала ли его путешественница? Если нет, то почему он просто не сказал этого? Все это было странно. И все же, опять же, Тарталья в целом был странным. На следующий день на работе он был необычайно тихим. — Ваш завтрак, — шепотом произнесла Люмин, когда она протиснулась через дверь в его кабинет. Поднос с едой звенел и слегка трещал, это было слишком шумно для такого раннего утра. Хотя Чайльд обычно приходил, когда хотел, он мог явится и в 7:00 утра. Люмин никогда бы не сочла его ранней пташкой. Когда она поставила поднос с едой, он оторвал взгляд от документа в руках. — Спасибо. — Вы… серьезно меня поблагодарили прямо сейчас? Он никогда раньше не благодарил ее за подобное. Чайльд только безэмоционально моргнул: — Ты бы предпочла оскорбление? Чайльд редко оскорблял ее, он просто делал жизнь намного труднее, чем следовало бы. Люмин только покачала головой и натянула пушистый капюшон, чтобы прикрыть волосы. — Нет, нет. Пожалуйста. — Подойди и взгляни ка сюда, — он положил документ и откинулся на спинку стула. Люмин обошла его стол, заглянула через плечо и произнесла, — Прошлой ночью прибыл отчет о путешественнице. Люмин не следует удивляться тому, что у Фатуи везде есть глаза и уши. Тем не менее, с его спокойным поведением и отсутствием озорства, она не могла не почувствовать важность этого момента, давящего на нее. Чайльд нахмурился, глядя на документ, это был самый серьезный вид, который она видела у него со времен Сердца Бога. Если именно он же раскрыл ее планы и положил конец ее миссии, Люмин просто хотела с этим покончить. Ее сердце забилось быстрее. Когда она не ответила, Чайльд только взглянул на нее: — Путешественница полностью исчезла. Думаю, ты была права насчет того, что она в Инадзуме. Облегчение. Сладкие волны облегчения, были словно холодная вода в жаркий день. Она хотела упасть в обморок и поблагодарить богов. — О-о, — Люмин отстранилась и вздохнула, — Ну, не дуйтесь. — Я не дуюсь. Он ворчал как обиженный ребенок. Люмин подавила желание фыркнуть. — Могу я спросить, что случилось? Чайльд откинулся назад и скрестил руки на груди. Она заметила, что он был непоседой. Если он был сосредоточен на чем-то, он дергал коленкой или качался на стуле, стучал пальцами или топал ногой. Единственный раз, когда он, казалось, оставался неподвижным, был разгар битвы. Теперь его стул раскачивался от необузданной энергии. Ему потребовалось время, чтобы собраться с мыслями, но Ин терпеливо ждала, даже если ее слегка раздражало то, как он игнорировал завтрак, который она несла поднимаясь по четырем лестничным пролетам специально для него. — Я ... мне нужно с чем-то сражаться. — Хмурый и далекий взгляд темно-синих глаз — Я думал, что вчера увижу путешественницу и буду драться с ней, но она ушла. И после той битвы нет никого кто бы мог... Тарталья редко затруднялся подобрать слова. — Никого кто бы что? — Кто мог бы меня удовлетворить. Люмин презирала, насколько сексуально это звучало. Она уставилась. Он заерзал. Он был беспокойным и бледным, как и на протяжении всей недели. Он был похож на забитую больную собаку, которой отчаянно нужно было выбежать на улицу. Она знала все это, но никогда не видела, чтобы он так сдерживался. Не то чтобы она хоть как-то могла ему помочь. — Что ж, надеюсь, вам станет лучше! — Люмин повернулась, чтобы уйти — Я собираюсь доставить сегодняшнюю почту в гавань, а затем проверю периметр дозорных и- — Ин? — Д-да? — Она застыла в дверном проеме. — Ты сразишься со мной? — Нет. — Ее ответ был незамедлительным. — Тогда давай перефразирую, — Чайльд откинулся на спинку стула и закинул ноги на стол, очевидно занимая позицию силы, несмотря на то, что это он сидел, — Ин, как твой начальник, я приказываю тебе сразиться со мной... Люмин теперь понимала все эти истории о людях, которые увольнялись прямо на месте. — Что случится, если я откажусь? — Тогда тебя с позором уволят за неподчинение моему приказу, и я смогу атаковать тебя уже как враг, а не как спарринг-партнер. У нее был выбор, и было очевидно, какой из них был здравым решением. Было очевидно и то, что Тарталья нуждался в чем-то после двухнедельного сидения в банке. Она могла просто изменить свой стиль, используя только анемо, а не оба своих элемента. Она обязательно ошибется, будет действовать медленнее и будет настолько убедительно плохой, насколько это возможно. Ин была бойцом, но не такой как Люмин. Она бы не позволила Чайльду заметить какие-либо сходства. — Как пожелаете, мой Господин.
Примечания:
Если вам понравилось, то не забудьте тыкнуть кнопку kudos под оригиналом тоже.
Спасибо)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты