Aperture S. - Воспоминания Рэттманна +25

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Portal

Основные персонажи:
Даг Раттман, Челл
Пэйринг:
Дуглас Рэттманн, Майкл Уотт, Сьюзан Тайнманн, Генри Розенберг, Роберт, Роджерс/виолончелистка ансамбля "Aperture Symphony" Николь Октавия (ака Ms DoubleCleff), Джесс, Лайра, Мэтт, Доктор Хувс, Джи-мен (в эпизодах), Энтони, Саша, Джейми, Адам, тренер Спиди "Крейзи" Скайболд, Питер Брандл, Трио "Эдвенчерус Гёрлс", Кэролайн, Челл, Эбби, Кейв Джонсон (упоминается), ГЛэДОС, и другие
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Songfic, Эксперимент, Стёб
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 192 страницы, 16 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Непризнанный ГЕНИЙ! :D» от ashotspilberg
«Очень жду продолжение» от ярусс16
Описание:
Согласитесь, мы ведь ничего не знаем про Рэттманна да и мало что про Apeture в целом. Кто он такой? Почему из тысяч испытуемых помог именно Челл? Как Керолайн стала ГЛэДОС? Какой у Керолайн характер? Что именно произошло в тот роковой день запуска суперкомпьютера? Почему из всех учёных в живых остался лишь Дуглас, или не только он?
Почему гели, запрещённые в 70ых Аперче использовала в камерах 90х годов, а в камерах 2000ых - нет?
Чтож, думаю, я отвечу не только на эти вопросы...

Посвящение:
Разработчикам Portal 1-2, Portal: Prelude и Portal Stories: Mel;
ChristianCartoons за гениальную идею создать пречудеснейший сериал-кроссовер по мотивам MLP: My Little Portal;
Сообществу Machinima.com за оригинальные идеи по развитию фансообщества игры Portal

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Один из моих наиболее глобальных проектов.
Я планирую описать здесь то, что разработчики игры оставили в тайне, а таких моментов в Портале куча.
Сразу хочу сказать, что в этом фанфике будет полным полно отсылок к Gta Vice City, My Little Pony и другим фан работам по игре Portal, так что приготовтесь к этому :)
Продолжение - Спустя столько времени наконец-то выложено!
Насчёт отсылок - можете смело спрашивать меня, если есть подозрения на них, через личку.
Сайт фанфика - http://apertures-rattmann-memoirs.blogspot.ru/2013/11/aperture.html

Глава 08 - Aperture Fortress 2

5 ноября 2013, 16:10
3 Октября 1994 года.
Дуглас, с головой ушедший в собственные мысли, не заметил как прошёл нужный ему поворот к отделу TF-24. Рэттманн, проводивший правой рукой по металлическому поручню, не обращал внимания даже на голубые огоньки “разумных панель” испытательных камер, которыми тот, как и Сьюзан, мог любоваться часами, не сходя с места. Не до них ему было сейчас. В голове вертелись тревожные мысли. Люминесцентные жёлтые лампы слабо освещали темноту, заполнявшую огромную полость бывшей соленой шахты. Под Дугласом – пятьдесят метров свободного падения до массивной тёмной бетонной перегородки десять метров толщиной. Такие барьеры стояли теперь раз в триста метров на случай, если учёные или работники предприятия что-либо уронят. Вплоть до конца Восьмидесятых всё, что упало за пределы асбестовых сфер, считали без вести пропавшим (предмет ожидает километр свободного падения, да и ещё озеро высокотоксичных отходов на дне). Раньше, ещё до того как уровень воды подземного соленого озера перестал подниматься из-за изобилия кислотных отходов, ресепшен иногда затоплялся разогретым подземным течением, это и послужило одной из причин, почему ранние камеры сороковых быстро вышли из строя.
Рэттманн не заметил идущего на него Мэтта. Тот держал на руках увесистый Куб-компаньон, на котором лежало два брифкейса и пара папок с бумагами.
— Чёрт возьми! — Вскрикнул Мэтт, натолкнувшись на Дугласа. Куб полетел вниз, а вслед за ним на чёрный бетонный пол рухнули и папки с бумагами и два чемодана.
— Ой, Мэтт, прости! Я не хотел.
— Да ладно, сам виноват. Надо было смотреть куда иду. И на диету пора б мне уже сесть. А то на таком узком мостике разминуться с другими учёными для меня целая проблема.
— Мне, правда, так неловко! Сейчас я спущусь и всё принесу в наш кабинет. Подожди пару минут.
— Можешь не утруждаться. — Рэттманн, уже направившийся к пневмолифту, остановился, и, развернувшись к Мэтту, посмотрел на толстяка удивлённым взглядом.
— В смысле?
— Завтра Эперче проводит ежегодный день Осенний Уборки. Мы в этом году
чистим самый низ, так что утром спустимся и заберём Куб с чемоданами.
— Ну, обычно генеральную уборку принято проводить весной, не?
— Верно. Вот только Эперче так быстро засоряется, что приходится её чистить два раза в год. Завтра спустимся и всё заберём. Дело не горит.


На следующий день все без исключения учёные из секторов TF-24, BL-1 и OM-19 вооружившись швабрами, вёдрами и пакетами для мусора занялись тотальной чисткой научно исследовательского института. Учёным из сектора XB-33 досталась очистка тестовых камер, а парням из TF – уборка мусора с нижних секторов. По регламенту, установленному ещё при “империи” Кейва Джонсона работа должна быть полностью завершена за четыре часа, но на практике эта цифра возрастала до двух дней. Некоторые ленились, кто-то не приходил вовсе. Отдел TF же трудился непокладая рук. На дне было всегда больше мусора, чем где бы то ни было ещё. Всё из-за того, что испытуемые часто сбрасывали в пропасть дефектные турели, радио и Кубы, а учёные – макулатуру и вышедшие из строя системные блоки. Не сказать, что на дне были прям непролазные горы мусора, но раз в пять метров вам обязательно встретятся ржавые обломки дефектных турелей или роботов.
Дуглас с Лайрой, Роджерсом и Генри тащили за собой два оранжевых контейнера для отходов, один из которых был уже доверху набит поломанными процессорами, рваной одеждой и прочим хламом. Они всё шли и шли вдоль синих ржавых металлических колонн, на которых держалась невероятная масса сотен испытательных камер, подбирая разбитые окуляры и процессоры роботов. Взглянув наверх, можно было увидеть бессчётное количество пневмотруб, по которым из одной части предприятия в другую с бешеной скоростью доставлялись кубы, турели и картонные коробки, набитые аппаратурой. Приглушённый голубой свет неоновых ламп создавал ощущение наступающих сумерек. Кроме хлама и шести шлюзов, ведущих к пневмолифтам, на дне ничего не было.
— Да уж. Как много хлама! — Хнычет Лайра, скинув пару прутов металлической арматуры и три старых порванных портфеля с логотипом компании в контейнер.
— Угу, — Отвечает ей Роджерс.
— Весной его было меньше.
— Угу.
— Что ты всё “угу”, да “угу”?
— Можно подумать, тебя бесит это занятие?
— Нет, не бесит, просто… Ну я ещё понимаю, когда испытуемые скидывают в пропасть Кубы и турели, но чтоб учёные… Их что, не учили пользоваться мусорными вёдрами?
— Хватит ворчать. Лучше принеси третий контейнер, — Лайра с недовольным выражением лица послушно удаляется.
— А где Мэтт? — Спрашивает Генри у Дугласа.
— Мы с ним вчера столкнулись на мостике, и он кое-что уронил на дно. Видимо ищет свои папки.
— Нашёл! Я их нашёл! Можете не искать, чемодан у меня! — К ним подбегает запыхавшийся Мэтт.
— Рад за тебя, — Бурчит Генри, — Отнеси их ко мне в кабинет.
— Так я же кода не знаю!
— Ну, поставь у двери! Сообрази что-нибудь. — Мэтт уезжает вверх на пневмолифте.
— Глупое решение.
— Ты это о чём, Дуглас?
— О том, что учёные должны чистить тут всё. Пусть этим уборщики занимаются!
— Они отказались убирать эти огромные пространства с испытательными камерами по двум причинам: первая – небезопасно, а вторая – мало платят.
— И поэтому этим должны заниматься учёные? Прекрасно.
— Да, ладно тебе! — Говорит Роджерс, — Должна же быть у этих слабаков-учёных хоть какая-то физическая нагрузка, а то тут одни дохляки работают. Учёные ведь не проходят ASHPD тесты принудительно вот уже шесть лет.
— И слава богу, — Добавляет Генри. — Паршивое было время, когда мистер Джонсон отравился раствором лунных камней…
— Я что-то пропустила? — Спрашивает Лайра, ведя за собой чистый оранжевый контейнер.
— Нет, ничего. Генри, я предлагаю собрать мусор вон у той колонны, а сюда мы ещё успеем вернуться на обратном пути.
— Согласен. — Учёные подошли к горе мусора.
— Боже мой! Это ещё что?! — Вскрикивает Лайра, как ужаленная. — Перед ними под грязными оранжевыми лохмотьями лежит серый человеческий скелет. На черепе – глубокая трещина. Рядом – поломанное устройство создания порталов.
— Какой-то испытуемый, номер 2054. — Ровным голосом отвечает Роджерс.
— Ну ничего себе! — Вскрикивает Дуглас.
— Роджерс тебе совсем пофиг?! — Лайра смотрит недоумённым взглядом на парня, с интересом перебирающего в руках растресканный череп.
— А что тут такого?
— Нет, блин, ничего! Подумаешь мёртвый испытуемый!
— Как он сюда попал? — Спрашивает Рэттманн у Генри.
— Скорее всего, нашёл служебный проход за камерой испытания и свалился с мостика обслуживания. Такое редко, но случается.
— Поражаюсь тебе, Роджерс, ты иногда бываешь таким безразличным!
— Вовсе нет! Я же каждый день навещал Роберта, когда тому прострелили бедро в секторе TSC-42 год назад, забыла? И за Джесс тебе помогал ухаживать, когда та заболела. Ты ведь знаешь, насколько она беспомощна. Такие находки здесь не редкость, Лайра, за год разбивается около десяти испытуемых.
— Хорошо, хоть не мучился… — Добавляет девушка, разглядывая глубокую трещину на черепе, почти расколовшую его надвое.
— Да, мгновенная смерть. С такой высоты даже Рессоры не помогут. — Сказал Генри, устремив взгляд на сотни метров ввысь.
— Ладно, пакуйте и заканчиваем с уборкой, — Роджерс кидает пару костей в оранжевый контейнер.
— Так, вы уж тут давайте без меня! Не люблю такие вещи.
— Лайра, ты ведь нормально воспринимаешь смерть испытуемых от пуль турелей или, когда те ныряют в кислоту.
— Ну, знаешь, Роджерс, тут как бы…
— Парни, никто не видел моей ключ-карты третьего уровня? Я не могу попасть в офис. Возможно, он выпал у меня из кармана, когда я столкнулся с Дугласом, и лежит где-то неподалёку отсюда.
— Нет, я не видел.
— Кхм… Я не помешал? — Генри оборачивается. За его спиной стоит Питер Брандл, его злейший конкурент по инновационным разработкам.
— Здравствуй, Питер. Какими судьбами?
— Вот, держите. Это, наверное, ваше, — Мужчина протягивает Генри папку с бумагами.
— Да, да спасибо.
— Это ещё не всё. Вот. — Питер отдаёт Генри ключ-карту Мэтта. — Знаете, у вас там такой барак, особенно в твоём офисе, Генри! Я навёл… небольшой порядок. Ну, знаешь, почистил стеллаж, выкинул мусор из корзин… Ты ведь не против, да? — На лице мистера Брандла красуется саркастическая улыбка, а вот лицо Генри становится мрачнее тучи.
— Как закончите, поднимитесь ко мне. — Говорит Генри, не спуская подозрительных глаз с Питера, медленным шагом направляясь к ближайшему пневмолифту.


— Какая он всё же сволочь! — Вскрикивает Генри, когда в его кабинет поднялись
все сотрудники из TF-24.
— Что случилось-то? — Спрашивает Мэтт.
— Питер Брандл украл у меня чемодан с чертежами Модуля Фактов! Ну, это уже
слишком…
— Чертежи чего? — Спрашивает Лайра.
— Модуля Фактов. Это была секретная разработка, но, думаю, теперь вам я про неё могу рассказать. Мы с Майклом были одни из пятнадцати учёных, кто присутствовал при запуске ГЛэДОС первого поколения. Результаты были так себе. Именно в тот день, седьмого марта 1989 года, мне в голову пришла мысль: а что, если ИИ сойдёт с ума? Если произойдёт короткое замыкание или скачёк напряжения или ещё что-то случится? Во-первых, она может сломаться и миллионы баксов просто вылетят в трубу, но не это главное. А главное, что, во-вторых, это может привести к фатальным последствиям, когда она будет управлять комплексом, для чего собственно мы её и создаём. Она вполне может распылить нейротоксины через систему вентилирования или сменить коды на шлюзах между отсеками. Мы окажемся в ловушке. Я был одним из первых, кто предложил использовать модули смягчения интеллекта, и Керолайн одобрила проект…
— Это ещё что такое?
— Если ГЛэДОС свихнётся, то с помощью этих наипримитивнейших разумных машин мы сможем в некоторой мере ограничить свободу её действий. Они будут, так сказать, тормозить ГЛэДОС, если понятнее. И вот теперь Питер их украл у меня. Сволочь, хочет всю славу присвоить себе! — Шеф от злости со всей дури бьёт кулаком стол.
— И что ты планируешь делать, Генри? — Спрашивает Роджерс, скрестив руки на груди.
— Мстить. — Жёстко ответил Генри. Мистер Розенберг встал изо стола и, введя код, открыл дверь сейфа, спрятанного за его портретом. Шеф вытащил оттуда огромный бронированный чемодан чёрного цвета, положил его на стол и введя трёхзначный код, открыл. Учёные в один голос ахнули, раскрыв рты. К тому зрелищу они были явно не готовы.
— Ни хрена себе, Генри! Миниган? — Мистер Розенберг с большим трудом достаёт массивный шестиствольник.
— Вообще-то, Мэтт, это ХэвиФайр-2000, но можешь называть, как хочешь.
— Да у тебя тут целый арсенал! — Вскрикивает Лайра, — Но… эээ… как? Как ты протащил такую штуку через пост охраны?
— Я не протаскивал. Мы сконструировали её здесь, в Эперче, вместе с парнями из TF-07.
— Генри, ты уже совсем того? — Лайра постукивает пальцем по виску.
— A la Guerre comme a la guerre, Лайра. Питер украл наши чертежи, а мы их вернём и украдём его разработки. Как говорится, око за око. Всё будет честно, дорогуша.
— Да уж, честно. С учётом того, что мы нашпигуем учёных пулями двадцатого калибра?
— Лайра, я не убийца, а учёный. Всё-таки разница есть. Хэвифайр стреляет не пулями, а снотворными дротиками. Одно попадание – и человек двадцать минут в отключке. Никакого вреда организму, никаких побочных эффектов. Передозировка препарата практически исключена. Спустя сутки препарат выходит из организма, и обнаружить его почти нереально.
— Ну, если так, то я в деле. Выясним, какой из меня Джеймс Бонд. — Усмехается Лайра.
— Так, Мэтт у нас самый сильный, поэтому он будет с миниганом. Вот, держи, — Генри передал увесистый шестиствольник учёному.
— Ты, Роджерс, будешь с Пайро-7. — Генри передаёт огнемёт в руки Роджерса.
— Вау, вот это круто! Будем отжигать?
— Вы двое, Наденьте-ка противогазы.
— Зачем? — Хором спрашивают Мэтт с Роджерсом.
— Мы ведь хотим сохранить анонимность, верно? Так, остальные разбирайте маски. Майкл, вам с Джесс, даю сломанные портальные устройства. Ставить порталы вы не сможете, но зато разбрасывать вещи с их помощью – самое то! Вы вчетвером, используете оружие только, чтобы избавиться от хвоста! Надеюсь, всё же ограничиться проникновением со взломом. Не хочется наводить шум, но если вы всё-таки попадётесь – тут уж, как говорится, сейте опустошение. Чем больше компьютеров Питера сломаем – тем лучше для нас! Убедительная просьба вернуться живыми, так к слову, я думаю, для вас это не проблема.
— У вас уже совсем крыша поехала! — Говорит Сьюзан и приземляется в кресло, справа от Генри..
— Ну как-то это…
— Сьюзан, иногда цель оправдывает средства. Мы втроём остаёмся здесь. Будем мониторить ваш путь от начала и до конца.
— Генри, а зачем мне всё-таки огнемёт? — Удивляется Роджерс.
— Как зачем? Уничтожать компьютеры, документы и активировать систему противопожарной сигнализации, если вас накроют.
— Понятно.
— А Порталганы?
— Забаррикадировать проход для отступления. Так, значит, Дуглас, ты у нас будешь со снотворным пистолетом, держи. Будешь в форварде – сообщать количество учёных остальным и их месторасположения.
— Понял.
— И, Лайра, ты проникнешь в их офис через вентиляционный проход. Я даю тебе марлевую повязку, спреевый баллончик, снотворный пистолет и складной нож. Ты знаешь, что делать с последним.
— Ну, разумеется.
— Я лично буду вас мониторить. Майкл – ты ответственный за взлом кодовых замков. Если что пойдёт не так, свяжись по гарнитуре с Робертом, мной или Сьюзан. Мы подскажем, что надо делать.
— Ей, вот только меня в свои шпионские интрижки не впутывайте!
— Сьюзан, твоя задача всего лишь следить за экраном монитора. Ну и давать команды парням. Если дело прогорит, и нас, ну просто невероятным образом вычислит Керолайн, вы с Робертом будете не причём.
— Ну не знаю…
— Приму твой ответ за “да”. Гарнитуры раздаю каждому, мало ли что можешь случиться. Ваша главная задача – вернуть брифкейс с моими четежами и по возможности разнести в пух и прах сектор RED-91. Вот ваша основная миссия. Будет и ещё кое-что. Для начала расскажу план…


17:08. На входе в сектор RED-91.
Пневмолифт приезжает на нужный этаж, и Майкл, Джесс, Дуглас, Мэтт и Роджерс с синими резиновыми масками на лицах бегут по металлическому мостику по направлению к кодовой двери. Тем временем Генри, Сьюзан и Роберт, надев массивные наушники синего цвета, сидя в офисе сектора TF-24, пристально следят за тремя ЖК-мониторами, показывающими их перемещение вдоль комплекса. Сьюзан щёлкает по клавиатуре и одну за другой ставит статичные картинки на камеры видеонаблюдения. Роберт и Генри как никогда сосредоточены. Майкл наклоняется над синим кодовым замком.
— Начинаю взлом?
— Не торопись, — Отвечает ему Генри, — Лайра, как там главная камера?
— Дайте ещё пару минут, — Отвечает Лайра, откручивая ножом стенку внутри вентиляционного прохода, — Если б вы знали, как тут неудобно! Так, Генри, передо мной куча проводов. Что дальше? — В разговор вступает Роберт.
— Лайра, поменяй местами жёлтый и красный провода, фиолетовый с сиреневым, а синий отрежь.
— Готово. — Перед Генри, Робертом и Сьюзан появляются два изображения: видео-передача главного входа в сектор и помехи. В следующий миг помехи исчезают – статичная картинка теперь передаётся в RED-91, а видео-трансляция записывается на видеокассеты в TF-24.
— Прекрасно! Ты как всегда на высоте, Лайра!
— Вы мне льстите, Генри.
— Эээ… Генри… Такое дело. Я как бы пароля их не знаю. — Сказал в микрофон, прикреплённый к гарнитуре, Майкл.
— Попробуй, 11111.
— Шутишь?
— Вовсе нет! — Майкл вводит пароль, и двойная дверь распахивается.
— Видишь?
— Ну Питер и идиот! — Глазам нашей пятёрки предстаёт недлинный коридор с четырьмя маленькими комнатками без дверей, сверху донизу напичканными мониторами, транслирующими видео с камер охраны. В каждой из этих комнат сидят по два учёных. Впереди – ещё одна двойная дверь с кодовым замком, над ней – только что выведенная из строя Лайрой камера.
— Так, Дуглас и Джесс, сначала вырубите парней из дальних двух комнат, затем из ближних. — Джесс, сделав тройное колесо вперёд, по очереди стреляет в учёных из правой комнатки, Дуглас, проскочив мимо первого поста охраны, делает кувырок, прислоняется спиной к стене, выглядывает из-за угла, и за мгновенье до того, как учёный оборачивается, Рэттманн выстреливает обоим в спину. Секунду спустя они с Джесс симметрично подпрыгивают, перекатываются по полу в сторону напарников и, плавно переметнувшись друг через друга в эффектном движение танго вмиг кладут оставшихся четырёх учёных.
— Вот это я называю искусством. — Смеётся Генри и ему подмигивает Роберт.
Пятёрка интрудеров подбегают ко второй двери на кодовом замке.
— Слушайте меня внимательно, — Наклоняется над своим микрофоном Генри, — Там, в офисе, пять человек: трое слева, один – спереди у куллера, один справа. Джесс усыпляет того, что у куллера, затем Мэтт кладёт левых, Дуглас – правого. Всё ясно?
— Э-э-э, Генри. Твой пароль из пяти единиц не работает.
— А ты как думаешь, какой ещё пятизначный пароль мог поставить Питер? — Тут Майкл бьёт себя по лбу.
— Ну конечно же! Анаграмма “73837”!
— По-моему, Уитли и то поумнее Питера Брандла будет! — Говорит Лайра, ползя по вентиляционной решётке где-то над сектором RED-91. Дверь открывается. Джесс, бесшумно проскочив рысью метров десять вперёд, берёт со стола учёного, сидящего рядом с кулером, белоснежную кружку, как вдруг слышит:
— Линда, налей мне воды. Жажда просто замучила. — Сказал учёный, не сводя глаз с монитора, заставивший Джесс изрядно испугаться.
Джесс высыпает в кружку содержимое двух пилюль, заливает их водой и аккуратно, стараясь не попасть в поле зрения “Рэдовца”, ставит её на стол. Учёный залпом её опустошает.
— Чёт вода какая-то приторно сладкая. Надо бы нам ку… — И он падает лицом на стол, заливаясь тихим храпом. В ту же секунду работники TF-24 впрыгивают в кабинет, и четверо оставшихся учёных со снотворными дротиками, торчащими из их шеи, падают лицом на клавиатуры.
— Вот это профессионализм! — Интрудеры дают друг другу пять: Джесс Майклу, а Роджерс – Дагу и Мэтту.
Они оглядываются. В кабинете кроме них никого, остальные учёные ещё не вернулись с ужина, в том числе и сам Питер. По электронной оснащённости помещение было на уровне главного офиса TF-24, если не сказать большего. Вдоль левой стены тянулась красная полоса, уходящая на второй этаж.
— Роберт, нам наверх?
— Да. Осторожней, там ещё парочка наблюдателей.
— Круто мы их, а? — Усмехнувшись, говорит Роджерс, поправляя противогаз.
— Не расслабляйтесь. Вас ещё ожидает побег.
Пятёрка нарушителей взбегает вверх по лестнице и стараясь наводить как можно меньше шума несутся вдоль узкого металлического мостика на высоте пяти метров от конвейера испорченных турелей. Джесс как всегда радостная скачет перед Дагом. Слева – две пневнотрубы, доставляющие Кубы из одной части Эперче в другую. Прикреплённая над квадратной дверью с круговым замком камера светится красным огоньком. Джесс подпрыгивает и корчит гримасу, Мэтт с Роджерсом машут трём хакерам из TF-24.
— Не сбавляйте темп. Питер с остальными вот-вот закончит ужинать, — Говорит Генри, переводя взгляд на синий монитор тепловизора Сьюзан, на котором оранжевыми точками отмечены Рэдовцы. Команда вламывается в следующий офис. Мэтт, активировавший свой миниган, командует лечь на пол, и в следующую секунду он с криком вертится вокруг собственной оси, одаривая бесплатными дротиками шокированных учёных сектора RED-91. Пару секунд спустя барабан ХэвиФайра-2000 останавливается, и Мэтт разрешает напарникам подняться.
— Что у вас там происходит? — Спрашивает Лайра, грациозно пробираясь из одного вентиляционного прохода в другой, услышав звуки выстрелов в своей гарнитуре.
— Мэтт активировал ХэвиФайр.
— Всё-таки активировал?
— Угу. Хотя я и говорил ему использовать миниган только в крайнем случае.
— Слушай, Генри, их тут двенадцать человек! Как ты предполагал с ними расправиться?
— Так, так, куда дальше? — Забеспокоился Рэттманн.
— Направо и прямо по коридору. Там будут два рукава: направо и налево, только не попадитесь на глаза ТЕМ охранникам, пожалуйста.
— А в чём дело? — Уточняет Роджерс. — Почему они для нас так страшны?
— Они вооружены винтовками.
— Прекрасно!
Интрудеры один за одним на цыпочках походят развилку и со всех ног бегут дальше. Впереди – поворот направо, за ним – массивная дверь двойного шлюза без кодового замка. Майкл подбегает с ней и прислоняется к шлюзу спиной. Остальные делают то же самое.
— Так, Лайра, мы на месте.
— Ну на конец-то! Пять минут уже жду!
— Ты в кабинете Питера?
— Я НАД ним. Я распылила аэрозоль, и оказалось, что у него тут все решётки под сигнализацией.
— Чёрт возьми! — Вскрикивает Генри. — Меняем план. Работаем по плану “Б”.
— Лайра, — Говорит Роберт в микрофон, — Вылезай к остальным. Я займусь взломом двери, но будет нужна твоя помощь.
— Слушаюсь.
Лайра выбивает ногой вентиляционную решётку и спрыгивает в коридор. Слева – массивная металлическая дверь со сканером сетчатки глаза. Девушка приседает, вскрывает ножом небольшую панель и вводит код доступа “73837”. Панель вдвигается в стену, а глазам Лайры предстаёт небольшая клавиатура. Брюнетка безжалостно её вырывает и отбрасывает в сторону. Перед ней – сотни проводов.
— Так, Роберт, какой теперь?
— Нагнись пониже, чтоб я мог разглядеть. Да, да, вот так. Кхм… Я думаю жёлтый… Э-э-э, нет, нет. Красный! Точно красный!
— Роберт!
— Или синий. Сейчас… — Роберт открывает книжку “Хакерство для “Чайников” и быстро-быстро её перелистывает.
— Так красный, жёлтый или синий?
— Э… Я не уверен… но думаю синий.
— Нет, режь жёлтый, сто процентов! — Выкрикивает Майкл. На синим есть реле?
— Чего?
— Ну, переключатель такой?
— Да есть.
— Тогда ни в коем случае его не режь! Какие ещё провода к нему подходят? Я не вижу.
— Синий, бирюзовый и лимонный.
— Лимонный или жёлтый?
— Да не знаю! Лимонный.
— Тогда режь свободный, жёлтый!
— Уверен?
— ДА!
— НЕТ!
— Всё, режу, — Лайра перерубает провод, и массивная дверь с шумом раздвигается. Перед ней стоят Роджерс, Мэтт, Даг, Майкл и Джесс.
— Лайра! — Счастливая Джесс кидается на руки брюнетке. — Я так боялась, что это был не жёлтый! Ох, я прям была вся на нервах. Если бы ты знала, если бы ты знала…
— Спокойнее Джесс, ну-ка слезь с меня.
— Сколько ещё нам идти? — Спрашивает Роджерс, облокотившийся на поставленный дулом вниз Пайро-7.
— Вы уже на месте. — Отвечает Генри. — Развилка прямо перед вами, а за той бронедверью – наша цель.
Интрудеры из TF-24 постоянно переводят настороженный взгляд с одного конца длинного коридора, соединяющего различные офисы и уходящего вдаль на пятьдесят метров, на другой. Перед ними – огромная круглая металлическая дверь метров три в диаметре, три титановых штыря уходят глубоко в стены, а по центру – синий ЖК-дисплей. Такие двери обычно ставят в крупнейших банках планеты для защиты наиболее ценных ячеек.
— Как-то тут неспокойно, — Говорит Лайра, постоянно оглядываясь по сторонам.
— Мы уже на месте.
— Вижу.
— Роберт, — Говорит Майкл. — Я подозреваю, если Питер Брандл любит анаграммы, а первый код был 73837, то второй, состоящий из восьми цифр будет “2726353”?
— Правильно думаешь. — Стоит Майклу ввести код, как металлические штыри убираются в стену и массивная дверь медленно открывается. Проход в кабинет начальников секторов RED открыт. Учёные из TF-24 влетают в небольшую комнатку, правая и левая стороны которой обставлены чёрными столами, и направляются к столу напротив них. На нём стоит выпуклый монитор компьютера, несколько папок с пометками “Top secret”, ручка “Паркер” и Колыбель Ньютона с небольшим глобусом Звёздного Неба. За чёрным кожаным креслом – портрет Питера Брандла на фоне первой ГЛэДОС, в белом халате с логотипом Эперче, датированный 1991 годом. Роджерс кидает свой огнемёт на стол, снимает портрет со стены, и за ним обнаруживается сейф. Майкл подбегает к небольшому дисплею, вмонтированному в стену.
— Так, Роберт, что теперь?
— Разбей стекло для начала. — Подходит Мэтт и своим широким кулаком выносит бронированное сенсорное стекло напрочь. За ним – связка различных проводов.
— Опять провода? Ну, прекрасно! — К сейфу подходит Лайра.
— Схема идентична той, что я взломала две минуты назад. Снова режем жёлтый?
— Лайра, не торопись. Здесь, в сейфе, используется гексагональная система кодировки, так что просто так ты его не взломаешь. Одну секунду… Лайра придвинь камеру своей гарнитуры поближе к проводам. Ага, так…
— Парни, — Наклонилась к микрофону Сьюзан Тайнманн, — Питер закончил ужинать и уже вышел из кафетерия. У вас три минуты девятнадцать секунд.
— Спасибо, Сьюзан.
— Майк, режь провода в строгой последовательности: чёрно-белый, алый, голубой, фиолетовый, белый.
— Так, чёрно-белый… готов, алый… готов, голубой… готов, фиолетовый готов и белый… готов!
— Так, теперь соедини передатчик, который я тебе отдал, с чёрно-белым проводом.
— Есть. Соединение с сервером установлено. Декодер стабилен. Передача данных стабильна.
— Прекрасно. Теперь подожди пару секунд… — Роберт начал быстро-быстро щёлкать пальцами по клавиатуре. Сейчас, если у нас шесть в пятой степени комбинаций, то перебор всех займёт… около 70 секунд.
— Всегда поражался твоим даром расчёта в уме, парень!
— Спасибо за комплимент, Майкл.
— Готово! — Майкл отсоединяет жучок и дверь сейфа открывается. Перед ними лежат два чемодана: белый с подпиской “Строение Модуля Фактов”, а второй – потрёпанный красный с золотой звездой посредине.
— Забираем оба? — Спрашивает Мэтт.
— Да, — Отвечает Генри.
— Генри, подожди-ка секунду… На красном чемодане случайно ли не эмблема Космических Вооружённых Сил СССР? И если да, то второй вопрос: а что внутри?
— Внутри – чертежи устройства, позволяющего создавать плазменные сферы из обычного тока до пятисот Вольт. В Семидесятых годах в СССР, был проведён ряд экспериментов по изучению “пространственных червоточин”, закончившихся полным провалом. Порталы как и плазменные сферы были признаны антинаучными, и проект свернули. А Питеру посчастливилось раздобыть эти чертежи два года назад. Он понял, что, поработав над конструкцией и перераспределив синтезированную из молекул энергию, можно добиться создания стабильных энергетических сфер с продолжительностью жизни вплоть до ста пятидесяти секунд! Советские учёные просто использовали не те изоляционные материалы и резонансные пластины из неправильных сплавов, да и ток был не тот, что нужен – в этом-то всё и дело! Представляете, как бы мог измениться ход истории, получив они то, к чему так стремились двадцать лет?!
— Да уж… — Обводит взглядом помещение Лайра и видит, как некий учёный, проходивший вдоль коридора, поворачивает голову в их сторону.
— Эй! — Вскрикивает он и направляется к бронедвери. В следующий миг в пятнадцати сантиметрах от его головы в стену по рукоять вонзается раскладной нож.
— Пообещай не кровить на мой костюм, и я убью тебя быстро, дорогуша. — произносит Лайра высокомерным тоном, скрестив ноги. Молодой блондин падает в обморок и, прислонившись спиной с белой стене, медленно съезжает на пол. — Четыре интрудера из TF-24, раскрыв от удивления рты смотрят на Лайру.
— Неплохо я его, а?
— А мы, оказывается, ничего о тебе толком и не знаем. — Произносит ошарашенный Майкл.
— Учитесь, пока я жива, — Лайра с лёгкостью достаёт из деревянного косяка нож и профессионально вертит его вокруг пальцев, ни разу не поранившись.
— А где, собственно, Роджерс?
— Мне вот тоже интересно, — Оборачивается Лайра, — Вроде был только что тут, а теперь исчез…
— Ну этого ещё не хватало! Эй, Роджерс!!! Ты где?
— Да, здесь я! Чего шумите? — Раздаётся голос из соседнего кабинета. После – Роджерс забегает к оставшимся интрудерам из TF-24 и, открывая нижний ящики столов, забрасывает туда небольшие прямоугольники, обмотанные фольгой. — Учёные смотрят на того в недоумении.
— Чё ты там делаешь? — Интересуется Лайра.
— Раздаю Питеру Брандлу и его коллегам подарки на рождество, — Учёный с огнемётом подбегает к столу Питера и забрасывает в верхний ящик (единственный не на кодовом замке) три прямоугольных серебряных “слитка”, затем – резко его захлопывает.
— Это то, о чём я думаю? — Спрашивает по рации Мэтт.
— Нет, Мэтт, — Отвечает Генри Розенберг, — Это не нейротоксинная бомба, это – кое-что покруче!
— У меня мурашки по спине, когда вы так говорите, сэр.
Вдруг в коридоре слышится топот ног, и раздаётся оглушительный визг сирены: “Внимание, нарушитель! Синие интрудеры на базе!”, из решёток вспомогательной вентиляции валят клубы нейротоксина, из стен выдвигаются красные лампы тревоги, а перед бронедверью начинает опускаться решётка.
— Так, я уматываю! — Говорит Лайра, сорвав с петель вентиляционную решётку на потолке и одним прыжком скрывшись в тёмном проходе. Остальная пятёрка выбегает из кабинета за секунды до того, как опустится решётка, а концентрация нейротоксина достигнет смертельной отметки. Из левого коридора к ним бегут учёные.
— Хватайте их! Не дайте им уйти!
Мэтт, Дуглас, Майкл, Джесс убегают в левый коридор, а Роджерс прикрывает тыл, активировав свой Пайро-7. Учёные несутся дальше по коридору. Лайра с бешеной скоростью перебирается из одной “стерильной от нейротоксина” вентиляционной трубы в другую.
— Генри, чёрт возьми, нас накрыли!!!
— Вижу.
— Что теперь?
— Проберитесь к восточному шлюзу, это – ваш единственный шанс выбраться!
— А мне куда? — Спрашивает Лайра.
— Не уходи от них далеко. Двигайся в том же направлении.
— Прямо, направо, вниз, налево, налево и направо?
— Точно так!
— Поняла вас, конец связи.
— Генри! — Кричит в микрофон Майкл, — Куда нам теперь?
— Пробегаете насквозь конференц-зал, поворачиваете налево, затем – третья дверь направо, после – лестница вниз. Выход там.
— Понял вас. — В двадцати метрах дальше по коридору дверь слетает с петель, и к нарушителям несётся с десяток учёных с бронежилетами, вооружённых винтовками.
— Пропустите-ка меня! — Кричит Мэтт, выскакивает вперёд и, пробежав мимо нужной двери, останавливается и активирует ХэвиФайр-2000.
— НУ КАК ВАМ??? НРАВИТЬСЯ, А?! Получи! И ещё! Вот так детка, клади их наповал! — Орёт Мэтт, заглушаемый звуками пневмовыстрелов. Снайперы с дротиками в руках и ногах один за одним валятся на пол. А Мэтта, кажется, уже не унять. Разозлился мужик не на шутку.
— Мэтт, быстрее сюда! — Роджерс втаскивает напарника с противогазом в тёмную комнатку, пихает его вперёд, а сам срывает два кольца с нейротоксинных гранат. Раздаётся взрыв, усыпивший нескольких Рэдовцев. — Получили? Сдачи не надо!
Пятёрка поворачивает налево, Мэтт выбивает рукояткой своего минигана третью дверь направо, и вот они уже несутся вдоль длинного белоснежного коридора в направлении второй лестницы справа. Квадратная дверь впереди открывается, но Роджерс успевает спалить всю электронику до того, как та раскроется полностью. Он разворачивается и несётся назад, по направлению к лестнице, попутно пробегая пустые офисы и беспощадно жаря жёлто-белые системные блоки, различные чертежи и бумаги. Офисы превращаются в огромные полыхающие факела.
— Ну как вам, нравится? А мне очень нравится! Гори оно всё дотла!
Учёные из TF-24 несутся вниз по лестнице, за ними бегут десятки вооружённых учёных.
— Генри, второй этаж? — Мэтт размахивается, готовый нанести удар рукоятью шестиствольника по двери.
— НЕТ! — Кричат хором Сьюзан, Генри и Роберт, — Четвёртый! Вам на четвёртый! — Интрудеры, перескакивая один оранжевый лестничный проход за другим, несутся дальше. Дверь слетает с петель, и наши герои бегут направо по коридору. Впереди – выход, но как же до него далеко! Включается интерком:
— Говорит, Питер Брандл. Сдавайтесь, или мы будем вынуждены прибегнуть к крайним мерам.
— Значит, начать нас расстреливать и распылить нейротоксины по своему же сектору это не крайние меры? — Задаёт риторический вопрос Майкл.
Они бегут вперёд и только вперёд. Впереди – развилка. Майкл с Джесс достают Портальные пушки, стреляют перекрёстным огнём в противоположенные друг относительно друга стороны и разбивают наспех сооружённые баррикады из столов, ящиков и кулеров. Два выстрела вперёд, и вот уже от баррикад ничего не остаётся. Мэтт вырывается вперёд, позади всех – Роджерс отбивается огнём от хвоста. Вентиляционная решётка на потолке выламывается и из задымляемого зелёной дымкой нейротоксина прохода с маской на лице падает Лайра, отбив себе весь зад при приземлении.
— Ауч, сильно же я задницей ударилась!
— Лайра вставай, некогда жаловаться! — Мэтт подхватывает девушку с каштановыми волосами, и вот она уже несётся с остальными вниз по коридору, туда – где выход! Очередная дверь слетает с петель, и интрудеры оказываются в длинном широком коридоре, по центру обставленным столами с чертежами и включёнными настольными лампами Рэдовцев. Шестёрка несётся дальше. Вслед за ними один за одним открываются прямоугольные двери шлюзов, и, опрокинув столы и заняв безопасные позиции, охранники RED-91 открывают огонь по интрудерам. Учёные из TF меняют тактику. Они запрыгивают на столы и бегут по ним, мастерски уворачиваясь от летящих в их сторону снотворных дротиков и пуль. Мэтт ставит треножную турель позади себя, и та усыпает спецназовцев летящими со скоростью пятьдесят миль в час яблоками и неочищенными грецкими орехами. От хвоста вроде бы отбились.
— Это ещё что за хрень, Мэтт? — Спрашивает Роджерс, замечая “продуктовую пушку”.
— Идея Генри. Он же у нас не убийца, а учёный. Ну, собственно, эта модифицированная турель, украденная с Блэк Мейзы, тоже его изобретение! — Кричит Мэтт, но его слов почти не разобрать из-за надетого противогаза.
Джесс швыряет в сторону Портальное Устройство, достаёт пистолет, и они вместе с Дугласом начинают прицельный огонь по неприятелям, забаррикадировавшим двойную дверь выхода. Майкл, то проскальзывая под столами, то перепрыгивая по столам, разбрасывает в стороны своим ASHPD столы, баррикады и системные блоки. Роджерс зажигает огнемёт и беспощадно жарит разбросанные по столам документы, брифкейсы, и самое главное - компьютеры с бесценной информацией.
— Что не нравится? А мне нравится! На, получай! — Он пинает ногой раскрытый чемодан, так что всё содержимое вываливается на пол. Увидев, что на него уже нацелены три ствола, Роджерс одним движением руки переворачивает увесистый огнемёт на двести семьдесят градусов, и обдаёт жаром противопожарные датчики на потолке. Датчики мгновенно срабатывают, и всех присутствующих окатывает ледяной водой из разбрызгивателей. Рэдовцы в шоке, а учёные из TF были к этому вполне готовы. Мэтт бегает кругами вокруг напарников, раздаривая всем неприятелям бесплатные дозы снотворного лекарства. Учёные с бронежилетами валятся в кучи, на их место прибегают новые “скауты”.
— Чёрт возьми! Да, когда же вы закончитесь?! — В следующий миг в предплечье Лайры попадает синий дротик, та спотыкается о монитор, но Мэтт успевает её схватить и перебросить через плечо. Девушка с каштановыми волосами засыпает крепким сном.
— Ой, ну вот только не сейчас! — Жалуется Мэтт, нагруженный брюнеткой и тяжёлым миниганом. Роджерс продолжает свой огонь, и, кажется, от преследователей они избавились. Шестёрка подбегает к двойной двери выхода. Та – заколочена двумя хлипкими досками.
— Проклятье! — Кричит Дуглас и тут же падает на пол. Через секунду в стену рядом с ним попадает красная ракета, разорвавшись, отбросив его на пол метра в сторону.
— Ты жив, Даги? — Волнуется Джесс. Рэттманн со слегка опалённым халатом поднимается на ноги и отряхивает мусор и сажу с головы.
— Вроде да.
— Думали, так просто уйти от меня? — Наши герои оборачиваются. К ним со всех ног несётся Питер Брандл, вооружённый переносным облегчённым миномётом. За ним следует ещё с десяток вооружённых людей. Мэтт отбегает назад и открывает огонь из ХэвиФайра. Питер запрыгивает за перевёрнутый стол и стреляет наугад.
— Отстань от нас, Питер! — Кричит сквозь противогаз Роджерс.
— Отстану, когда вернёте мне мои чертежи!
— Никогда!!! — Кричат вся шестёрка хором.
— Но и я ведь никогда не отступаю! — Питер выбегает из-под стола и бежит к выходу, мастерски уворачиваясь от летящих в его сторону дротиков Мэтта. Мистер Брандл поднимает ствол миномёта, спускает курок и, целясь в Дугласа, приказывает ракете размазать нарушителей по стенке.
— Даг! — Кричит Джесс. Рэттманн оборачивается, видит ракету в опасной близости, и в следующую секунду его с ног сшибает Майкл. Учёные падают на пол, а толстая ракета разносит в клочья прогнившие доски. Правая половина двери резко распахивается. Интрудеры выбегают на узкий металлический мостик и видят, что им на встречу несётся вооружённый учёный с синим бронежилетом поверх халата. В его плече появляется красное перо снотворного дротика, и тот мгновенно падает, освобождая дорогу на пневмолифт. Майкл останавливается и смотрит куда-то вдаль, направо. В тридцати метрах он замечает, затаившегося на испытательной камере Сони с модифицированной винтовкой.
— Красавчик, Сони! — Сони встаёт, опирается на винтовку и машет интрудерам рукой в ответ.
— Подождите-ка меня, — Не с того не с сего говорит Роджерс и несётся ко входу в RED-91. Он скидывает портфель с плеч и кидает его в угол у двери.
— Тебе это должно понравиться, Брандл! У тебя шесть секунд.
— Чёрт возьми! Всем ложиться! — Командует мистер Брандл и падает на пол, закрыв руками голову. Роджерс выносится из офиса, захлопывая на ходу дверь. Раздаётся мощный взрыв, и огненная масса проносится вдоль пустой части сектора, где находился сейф и портрет главы RED-91. Взрыв разбивает все стёкла в округе, срывает пару водопроводных труб и в лучших традициях Голливуда разносит в щепки системные блоки, а клубы огня пролетают над Питером.
Питер Брандл, обсыпанный штукатуркой и облитый распрыскиваемой водой, с опалёнными волосами и посеревшем от взрыва халатом медленно поднимается. Вслед за ним встают на ноги и другие Рэдовцы. Он осматривает офис, пытаясь оценить масштабы разрушений.
— Сто пудов это всё Генри! Ну ничего, когда-нибудь я ещё выведу его на чистую воду! Он ещё будет на меня работать! Когда-нибудь… — Прихрамывая на одну ногу, Питер удаляется в развалины своего кабинета.


20:17 Спальня Генри.
В спальне Генри уже собрались все интрудеры, участвующие в проникновении в сектор RED-91.

— Признаться, я ожидал проникновения со взломом и только. Но увидев, какой вы там беспорядок натворили!.. У меня просто нет слов! Устроили настоящую Третью Мировую! — Хохочет Генри.
— А как к этому Керолайн отнеслась? — Спрашивает заинтересованный Майкл, надкусывая второй ломтик бисквитного торта, испечённого Джесс по случаю удачной операции.
— Сказала, что вводит запрет на изготовление учёным самодельного оружия в стенах Эперче.
— И только? — Удивляется Даг.
— Угу.
— Как-то она слишком лояльно ко всему подходит. — Говорит Лайра.
— Так она ведь в курсе, что Я устроил огненное шоу.
— ЧТО??? — Удивляются все присутствующие, — Что это значит? Объясни.
— Мы уже давно с Керолайн пытались смерить пыл Брандла, но у директорши ничего не выходило. Питер как вцепится во что-то как клещ, так потом его от этого не отдерёшь! Одна беда, не умеет предугадывать последствия. Работает за результат, игнорируя промежуточные итоги. Ну вот Керолайн и умоляла меня любыми методами его вразумить. По-моему, неплохо получилось, а? — Как ни в чём не бывало улыбается Генри.
— Блин, да ты, Генри, просто… Даже не думай, что мы согласимся на продолжение твоих шпионских страстей! — Возмущается Мэтт.
— Такого больше и не будет, парни.
— То есть, ты хочешь сказать, что она тебя ещё и похвалила за тот хаос, что мы устроили? Ну вообще...
— Ну, может и не похвалила, но сказала, что такой экстравагантной идеи на Эперче не приходило ещё ни кому, поэтому на первый раз она меня прощает.
— Ну ты и псих! — Качает головой Сьюзан.
— Я не псих, Сьюзан. Я всего лишь хороший администратор.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.