Aperture S. - Воспоминания Рэттманна +25

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Portal

Основные персонажи:
Даг Раттман, Челл
Пэйринг:
Дуглас Рэттманн, Майкл Уотт, Сьюзан Тайнманн, Генри Розенберг, Роберт, Роджерс/виолончелистка ансамбля "Aperture Symphony" Николь Октавия (ака Ms DoubleCleff), Джесс, Лайра, Мэтт, Доктор Хувс, Джи-мен (в эпизодах), Энтони, Саша, Джейми, Адам, тренер Спиди "Крейзи" Скайболд, Питер Брандл, Трио "Эдвенчерус Гёрлс", Кэролайн, Челл, Эбби, Кейв Джонсон (упоминается), ГЛэДОС, и другие
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Songfic, Эксперимент, Стёб
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 192 страницы, 16 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Непризнанный ГЕНИЙ! :D» от ashotspilberg
«Очень жду продолжение» от ярусс16
Описание:
Согласитесь, мы ведь ничего не знаем про Рэттманна да и мало что про Apeture в целом. Кто он такой? Почему из тысяч испытуемых помог именно Челл? Как Керолайн стала ГЛэДОС? Какой у Керолайн характер? Что именно произошло в тот роковой день запуска суперкомпьютера? Почему из всех учёных в живых остался лишь Дуглас, или не только он?
Почему гели, запрещённые в 70ых Аперче использовала в камерах 90х годов, а в камерах 2000ых - нет?
Чтож, думаю, я отвечу не только на эти вопросы...

Посвящение:
Разработчикам Portal 1-2, Portal: Prelude и Portal Stories: Mel;
ChristianCartoons за гениальную идею создать пречудеснейший сериал-кроссовер по мотивам MLP: My Little Portal;
Сообществу Machinima.com за оригинальные идеи по развитию фансообщества игры Portal

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Один из моих наиболее глобальных проектов.
Я планирую описать здесь то, что разработчики игры оставили в тайне, а таких моментов в Портале куча.
Сразу хочу сказать, что в этом фанфике будет полным полно отсылок к Gta Vice City, My Little Pony и другим фан работам по игре Portal, так что приготовтесь к этому :)
Продолжение - Спустя столько времени наконец-то выложено!
Насчёт отсылок - можете смело спрашивать меня, если есть подозрения на них, через личку.
Сайт фанфика - http://apertures-rattmann-memoirs.blogspot.ru/2013/11/aperture.html

Глава 09 - Baby-sitters

27 марта 2014, 11:33
4 Февраля 1995 года.

8:55 Утра. Двойная дверь, ведущая к кабинету Генри, резко распахивается и из неё быстрым шагом выходят Генри, а за ним – Майкл. Майк чуть ли не висит на плече шефа, а Генри делает вид, будто его в упор не замечает. Всё случилось настолько быстро, что присутствующие учёные, включая Дугласа, в тот же миг синхронно подняли головы от неожиданности и любопытства.
— Нет, нет и ещё раз нет! Даже думать не смей об этом, Майкл! Я категорически против…
— Но, Генри…
— Никаких “но”! Понятно?! Я ведь тебе рассказывал, что произошло, когда Эперче устроила (на свою голову) “День приведи-свою-дочку-на-работу” в восемьдесят пятом?
— Сами виноваты! Не фиг было проводить его в соседнем отсеке с генератором нейротоксина!
— А что если эти озорницы проберутся в зону обслуживания камер, выдвинут интеллектуальные панели, не дай Бог, поскользнутся и упадут в кислоту? Кто понесёт ответственность за их смерть? Именно – я!
— И как они по-твоему проберутся в эти самые помещения, если там все двери на кодовом замке? Да не волнуйся же ты так!
— Парни, что случилось? — К Майклу подбегает Рэттманн в белом халате. К ним так же присоединяются Мэтт и Лайра.
— Тут такое дело, — Начинает Майкл, видя, как нахмурился надзиратель, — Мою сестру срочно вызвали в Лос-Анджелес, а племянницу оставить не с кем, вот я ей и предложил, чтобы Эвер Блум с подружками посидела здесь, у нас, пару часов. Я бы за ними приглядел.
— Почему нет? — Усмехается Мэтт.
— По-моему неплохая идея… — Добавляет Лайра. — Мне твоя племянница понравилась. А что, я только “за”!
— И я! — Добавляет воодушевленная Джесс, — Она вся такая прям… супер-пупер! Ну, вы ведь её помните?
— Лично мне, кажется, что научно-исследовательский институт не лучшее место для детей. Роджерс, что думаешь? — Запротестовала Сьюзан.
— Что?... — Роджерс, опустившись на компьютерном стуле до самого пола и закинув ноги на стол, крепко спал, до тех пор, пока его не разбудила Сьюзан. Но суть разговора он уже успел уловить. — Нет! Я против. Она прошлый раз такой погром здесь устроила! Майкл, подумай вот о чём: если она ОДНА создала столько проблем, то сколько неприятностей мы получим от трёх девчонок? Забудь об этом! Мы за месяц не восстановим компьютеры или ещё какое оборудование, которое они сломают, а они наверняка что-нибудь сломают. Вот увидишь!
— Ой, да ладно тебе, Роджерс. Эвер было всего семь лет! Ей и её подружкам уже девять – они взрослые, будут друг друга контролировать...
— Размечтался! Кому-то будет не лишним изучить детскую психологию. — Говорит Сони.
— Когда это было? — Спросил Рэттманн у Сьюзан, — Что-то я не припомню такого…
— Даг, Майкл последний раз приводил сюда Эвер в апреле девяносто третьего, за два месяца, до того, как ты к нам присоединился. — поясняет Генри.
— Взгляни правде в глаза, — Продолжил Роджерс, обращаясь к Майклу, — эти “Искатели Приключений”, или как они там себя называют, не знают чувства меры. Как ни старайся, но ты не сможешь ограничить их любопытство. Они исследуют объект, привлёкший внимание, вдоль и поперёк, и при том ну просто чудом каждый раз они умудряются найти приключения на свою задницу. К тому же хочу напомнить, что твоя Эвер – тихоня по сравнению с моей Синтией.
— Знаешь, ну не сказал бы.
— Майк, — Вставила слово Сьюзан, — Я знакома с твоей троицей давно, и даю тебе слово, что они не угомоняться, пока не перевернут с ног на голову всю Aperture Science… Или не взорвут её, что вероятнее.
— А по-моему неплохая идея. Меня дети любят, например. — Сказал Роберт.
— А я про что говорю? — Возмутилась Джесс. — Мы с ними прошлый раз весело наигрались! Все же помнят?
— Ой, даже не напоминай, как вы устроили “Ноев Потоп” в спальном отсеке включив разбрызгиватели пожарной сигнализации! — Зажмурился Генри. — Я месяц приводил в порядок отсек!
— Да всё будет нормально! Ну что вы, блин…
— Майкл. В три раза больше девочек – в три раза больше проблем. А зная озорной характер твоей Эвер – то и во все двенадцать!
— Генри, смотри, с ними уже согласны посидеть пять человек: у Мэтта – большой опыт, у Лайры – дар ладить с детьми, а у Джесс… — Майкл перевёл взгляд на визжащую девушку с кудрявыми розово-кремовыми волосами, кружившуюся на компьютерном стуле от восторга, что скоро вновь встретится с троицей “искателей приключений”. — …она вообще может с ними часами играть не уставая! Вспомни, как те играли с прятки.
— Нет, это окончательное решение. — Генри скрестил руки на груди.
— Ге-е-енри, ну пожа-а-а-алу-уйста! — Противно заныла Лайра и повисла на руке у шефа, — Они ведь такие милашки! Я их просто обожаю, да и Сьюзи будет рада с ними вновь встретиться, правда?
— Ага, ещё чего! — Отвернулась угрюмая Сьюзан и сделала вид, будто исправляет чертеж.
— Ну, подумай, что с ними может случиться, если мы впятером будем за ними следить? Ну, пожа-а-ал-у-у-у-у-у-ста…
— Лайра, вот только ты не ной! Умоляю… Терпеть не могу, когда ты ноешь. — Генри зажал ладонями уши. — Хорошо, хорошо, так и быть! Будь по-вашему. Вот только возникнут проблемы – сами разбирайтесь, и да: Керолайн – не слова! Майкл, ты в ответе за девчонок. Пусть Мэтт, Джесс, Роберт, Лайра и ещё кто угодно тебе тут помогают, если хочешь, но чтобы троица не ногой из кабинета!
— YES!!! — Воскликнул Майк и уже был готов обнять шефа, но тот вовремя вывернулся.
— Да, да, я разрешаю. Но ты Майкл в ответе за них трёх. Только убедительная просьба скрыть этот инцидент от директора. Керолайн меня убьёт, если узнает, что я разрешил детям погулять по небезопасному предприятию.
— Всё будет окей, Генри!
— Хорошо бы, если так. — Вздохнул надсмотрщик, — И да, меня позвали на совещание в пять часов, так что вернусь скорее всего к девяти. Ключи от сектора FIM-12 будут у Рэттманна. — И с этими словами Генри удалился.
— Нашли-таки себе головную боль… — Пробурчала про себя Сьюзан.
— Да ладно тебе. Не хочешь с ними нянчится – не надо. Вместо тебя Джесс с Лайрой за ними присмотрят. Дуглас, иди сюда. На пару слов. — Майкл подошёл к Рэттманну.
— Майкл, я не силён в воспитании, так что если хочешь, чтоб я за ними присматривал, то, думаю, обратился не по адресу…
— Я не об этом. “Эдвенчерус Гёрлс” придумали себе звучные псевдонимы и требуют, чтобы их звали по вымышленным именам. Ты ведь не против?
— Кто, прости?
— “Эдвенчерус Гёрлс”. Они такое название придумали своей троице.
— Да уж, оригинально.
— Так вот. Эвер просит её называть “Саншайн”, Аннабелль – “Мунбим”, а Синтия - “Скейтер-Флэш”.
— А почему именно так?
— По их хобби и характеру определишь.
— Ну, если хотят, ладно, никаких проблем. Я не против.


Спустя два часа…

— Привет, Майкл! — Раздался мелодичный женский голос за спиной учёного Майкла Уотта. Парень обернулся.
— Как ты попала сюда?
Около открытой входной двери на кодовом замке стояла симпатичная брюнетка, похожая на Майкла, за её спиной толпились три активных девчонки лет девяти. Их любопытные глазки обыскивали каждый дюйм этого помещения, в надежде найти что-нибудь интересное. При первом взгляде на них становится ясно, что если тебе суждено провести с ними хотя бы час – об отдыхе можешь и не мечтать.
— Ты же сам мне отдал копию ключ-карты, забыл?
— Я имею в виду, как ты прошла через охрану. Я ожидал с тобой встретиться на поверхности. Не думал, что охрана так просто пропустит детей в этот сектор.
— Стэнли пропустил.
— А КПП?
— Тот старичок, как увидел мой так называемый “пропуск” (если понял о чём я), и что я еду с “Эдвенчерус Гёрлс”, улыбнулся и поднял шлагбаум. Неудивительно, что Блек Мейза крадёт у вас десятую часть изобретений, вам следует больше денег вкладывать в охрану предприятия. Качество Секьюрити хромает.
— Скажешь об этом Генри.
— Привет, дядя Майкл! — Хором выкрикнула троица.
— Привет, Саншайн, Мунбим и Скейтер-Флэш. Давно не виделись! Ну как, скучали без меня?
— Очень! — Оживилась Эвер, — С тобой так интересно! Мы, “Эдвенчерус Гёрлс”, столько новых развлечений придумали! Ты просто обязан их все сегодня увидеть!
— Полный улёт! — Подтвердила Синтия.
— Всё, я побежала, уже и так на самолёт опаздываю. Девчунь заберу в восемь, если обратный рейс не задержат. — Девушка нагнулась к дочке. — Ведите себя хорошо. Майкл мне всё расскажет, если будете хулиганить. Вечером я за вами вернусь, и пообещайте, что хотя бы не взорвёте всё в округе, как прошлый раз.
— Обещаем. — Ответила троица хором.
— Ну вот и хорошо, а я побежала. До встречи! — И сестра Майкла скрылась вместе с пневмолифтом. Они вчетвером остались одни.
На Эвер было надето бежевое платье и зелёная клетчатая рубашка, её золотистые волосы были сзади собраны в забавный хвостик, Аннабелль – в одежде ярких пастельных цветов с перламутровыми волосами, переливающимися цветами Северного Сияния. Синтия – в стильном чёрно-белом платье и багрово-чёрной футболке, её коротко подстриженные волосы с забавной непричёсанной чёлкой, чуть отогнутой назад, были выкрашены в тёмно-фиолетовый цвет.
— Дядя, Майкл, ты тут один?
— Остальные учёные скоро вернуться.
— Может, в Марио сыгранём? — Предложила Аннабелль Эвер. Та посмотрела жалобными глазами на Майкла.
— Можно?
— А вы уроки уже сделали?
— Уроки-шмуроки… Да кому они вообще нужны? — Заворчала Синтия.
— Пока не сделаете уроки за компьютер я вас не пущу. — Девчонки опустили головы в разочаровании.
— А если мы…
— Никаких “если”! Вон, садитесь за тот столик в углу. Когда всё сделаете, скажете мне, я проверю. — Недовольные “Эдвенчерус Гёрлс” медленным шагом направились к стеклянному столику, но перечить не стали. Они втроём уселись на белые стулья, выкинули из портфеля учебники и, бормоча что-то неразборчивое себе под нос, начали решать задачи по математике. Майкл был доволен, что хоть какое-то время получится провести без их выкрутасов. Прошло полчаса…
— Блин, Саншайн, какой ответ в тринадцатой задаче?
— Скейтер, чё ты у меня-то спрашиваешь? Вон, спрашивай у Мунбим, это ведь она у нас ботаничка.
— Что? Я вовсе не ботаник! — Не на шутку обиделась Аннабелль — А будете меня так обзывать – вообще ничего вам не дам, ясно?
— Мунбим, какая-то ты сегодня обидчивая.
— Какая уж есть.
— Ну так что?
— Отстань, Скейтер-Флэш, не дошла я до туда, говорю же! Над девятой думаю.
— А ты, Саншайн?
— У меня скорость автобуса вышла двадцать семь миль в час.
— О, у меня такой же ответ! А в пятнадцатой?
— Двадцать девять с половиной.
— Чего? Ну-ка дай сюда. — Скейтер-Флэш выхватывает тетрадь Эвер прямо из под носа, кидает рядом со своей и начинает быстро-быстро переписывать решение Саншайн.
— Эй! А ну-ка верни! — Эвер тянется за тетрадкой, а Синтия её отпихивает спиной.
— Вот перепишу пятнадцатую, Саншайн, и отдам.
Саншайн обращается к Аннабелль.
— Давай что ли Английским займёмся, а то эта вредина ведь не отдаст мне тетрадь, пока всё не перепишет.
— Как скажешь. — Мунбим достаёт красный учебник для четвёртого класса и пододвигается к Эвер Блум.
— Ей, сначала дорешивайте матеку! Чё я одна должна над ней кряхтеть? — Возмутилась Скейтер, увидев, что из десяти задач у Эвер выполнено только четыре.
— Ишь чего захотела! Сама забрала у меня учебник – сама и решай!
— Ух ты! Кто это у нас здесь, неужели, сами “Эдвенчерус Гёрлс”? — В дверном проёме появился Роджерс.
— Дядя! — Скейтер-Флэш вскакивает из-за стола, побегает к Роджерсу и запрыгивает на руки учёного.
— Привет, Синтия, давно не виделись. Здорова, малышня! — Роджерс приветливо машет девчонкам, и те отвечают ему тем же.
— Дядя Роджерс, Саншайн и Мунбим совсем офигели! Отказываются мне помогать с математикой, представляешь!
— Это что ещё за слова, Синтия?
— Да, дядя Роджерс, Скейтер совсем уже Додо*! — Мунбим вертит пальцем у виска, — Выхватила тетрадь Саншайн прямо из-под её носа!
— Не смейте меня обзывать словами, чьё значение я не понимаю!!!
— Ну ладно, вы тут уж как-нибудь без меня разберитесь, — Роджерс опускает Скейтер-Флэш на пол, — А мне пора работать. — Роджерс подходит к Майклу. — Вот те папки с документами. Что ты там хотел у меня спросить?
— Вообщем, смотри… — И двое учёных уходят в противоположенный конец кабинета обсуждать научный проект.
— Ладно, ладно, давайте уж вместе решать что ли. — Говорит слегка пристыженная Скейтер-Флэш, подойдя к столику и кинув тетрадь по математике Эвер.
— Поздно. Мы Английским занялись.
— Ну, так, я тогда с вами! — Синтия бесцеремонно влезает между Саншайн и Мунбим.
— Хорошо, хорошо, уговорила. Только без своих этих выкрутасов, окей?
— Да я тебя умоляю!


Прошло ещё двадцать минут.

— Вау! Глазам не верю! Неужели это снова вы?
— О, Джесс, привет! Да, мы, “Эдвенчерус Гёрлс”. Как видишь: в полном составе.
— Вау! Вау! Вау! — Джесс скачет вокруг столика от восторга.
— Да, Джесс, мы тоже очень рады тебя видеть. — Говорит Саншайн, следя слегка недоумённым взглядом за Джесс.
— Вау! А, знаете, я недавно придумала пять новых видов тортов!
— Правда что ли?
— Угу. Розовый торт – бисквитный с вишнёвой глазурью, Солнечный – с грецкими орехами, лимонными коржами и таким вкусным кремом! Так, потом что ещё… А! Ну, разумеется, Ночной – с шоколадом и месяцем из глазури, “DubStepBoom”, это меня Вайпер Стретч натолкнула на идею создать торт в её честь, по-моему неплохой получился, ещё там есть такой “Красная роза”. Ммм! Я его так обожаю! Прекрасная глазурь получилась, мне кажется. Так, какой же там ещё был…
— Джесс, нам, конечно, интересно, мы знаем, какой ты прекрасный кулинар, когда речь заходит про выпечку тортов, но пока не сделаем уроки, Майкл нас отсюда некуда не выпустит, так что извини, давай лучше поболтаем через часок, окей?
— Окей.
— И да, Джесс, — Говорит Синтия, — Мне наконец-то доставили мой реактивный самокат. Помнишь, ты хотела на нём прокатиться?
— А то!
— Ну так вот, он при мне. Давай сразимся, кто быстрее? У меня и секундомер при мне. Тут есть какой-нибудь коридор ярдов сорок длинной или больше?
— Да, в спальном отсеке.
— Супер! Я придумала несколько аэротрюков, когда прыгала с рампы. Спорим, не повторишь?
— Вызов бросаешь?
— А то!
— Слушай, Джесс, мы тут на днях с десяток новых игр придумали, может, через часок сыгранём? — Спрашивает Саншайн.
— Неужели я могу от такого отказаться? О! У меня тоже найдётся парочка новых развлечений. Ой, они такие классные!… Я должна про них рассказать. Вообщем, первое это…
— Хм, Дже-е-е-сс. — Девушка с кремово-розовыми кудрями оборачивается. В дверях стоят Роберт, Майкл и Мэтт, скрестивший руки на груди, и Дуглас. — Нам пора идти с сектор FIM-12, не забыла?
— Да, да, да, я помню. Давайте после обеда, окей?
— Давай.
— О! — Вскрикивает Эвер, — Я смотрю, дядя Роберт и тётя Лайра тоже тут.
— Привет, девчонки! — Улыбаясь, говорит Роберт, поправляя очки. — Как дела в школе?
— Да нормально, как всегда.
— У-и-и-и! “Эдвенчерус Гёрлс”, вы ли это?! — Выглядывает из-за плеча Майкла Лайра.
— Ага! Как видишь, сегодня – в полном составе!
— Ой, здорово! Давно не виделись! — Лайра подбегает к стеклянному столику и начинает трясти вверх-вниз руку Скейтер, затем - Саншайн. — Скучали по Эперче, да?
— Да, здесь прикольно! Столько мелких штучек, интересных приспособлений! Всегда найдётся, чем развлечься.
— Ой, вот, то-о-олько не мо-о-огла-а-а б ты отпусти-и-и-ить мне ру-у-ку… — Бормочет Эвер Блум, подпрыгивая на стуле под натиском Лайры.
— Ой, прости. Не рассчитала силы.
— Да ладно, всё нормально. Всё ещё занимаешься армрестлингом, смотрю? — Отвечает ей Саншайн, разминая отдавленную руку.
— Да, два года назад уж перестала.
— По тебе и не сказать.
— Здарова, всем присутствующим! — Мэтт в шутку салютует “Эдвенчерус Гёрлс”.
— Здравствуй, дядя Мэтью. — Эдвенчерус Гёрлс салютуют в ответ. — Будешь с нами заниматься абсельингом**?
— Ну, посмотрим, посмотрим…
Учёные расходятся по своим рабочим местам и начинают что-то щёлкать за компьютерами. Спустя десять минут Саншайн и Скейтер закончили Английский, дорешали математику и стали ждать, когда Мунбим дорешает задачу про самолёты.
— Блин, ну сколько тебя можно ждать? Давай побыстрее! — Мямлит, засыпая за столом, Скейтер-Флэш.
— А давай без неё начнём? — Предлагает Саншайн.
— Да давай. Мне-то что?
— Что значит без меня?
— Ну, Мунбим, тебе и так ещё много дорешивать. Вон: целых четыре задачи. Это полчаса займёт, не меньше.
— Я постараюсь уложиться в двадцать минут.
— Аннабелль, ну пойми, мне размяться надо, опробовать, так сказать, новую трассу понимаешь? — Старается выкрутиться Скейтер.
— А мне привыкнуть к её экстремальной езде. На это тоже, между прочим, много времени уходит.
— Ну ладно, ладно, давайте. Только, чур, я поднимусь, и она меня тут же прокатит, договорились?
— Лады.


Проходит ещё час… Время - 12:20 PM.

Лайра с Джесс, Даг, Майкл и Роберт уже пообедали и вернулись в сектор TF-24. Ещё через минуту к ним присоединились Мэтт и Роджерс. Только наши учёные решили заняться своими ежедневными обязанностями, как раздался странный звук, похожий на звук при старте турбины самолёта, и сотрудники услышали глухой удар этажом выше. Через минуту два странных звука повторились снова. Ещё через две минуты вновь раздался глухой стук за потолком.
— Эээ… парни? Кто-нибудь знает, что это такое? — Спросила присутствующих Лайра. Мэтт, Джесс и Дуглас отрицательно покачали головами.
— Кажется, я догадываюсь… Идёмте за мной. — Скомандовал Майкл, и учёные направились к лестнице, ведущий в спальный отсек.
Майкл Уотт открывает дверь в коридор, и его догадка подтверждается сама собой. Посередине коридора лежала пустая металлическая бочка из-под хладагента***, на которую были положены несколько деревянных досок, скреплённых вместе в виде рампы. К этой самодельной конструкции на бешеной скорости приближались “Эдвенчерус Гёрлс”. Все три девчонки стояли на навороченном самокате Скейтер.
— Ну что, готовы??? — Крикнула Скейтер-Флэш Саншайн и Мунбим, державшимся за её спину. На всех трёх были надеты шлемы безопасности и противоветровые очки.
— Да!
— Тогда включаю бустеры на счёт три… два… один… ПОНЕСЛАСЬ!
Из двух реактивных мини-сопла, прикреплённых над задним колесом самоката, вырвались две красных огненных струи. Самокат, получивший дополнительное ускорение от реактивного двигателя, заехал на доски и подлетел в воздух. Скейтер пригнулась, а Саншайн и Мунбим, как по команде, отскочили друг от друга, спустя мгновенье – сцепились руками и встали роликами на противоположенные стены коридора. Они проехали по стене чуть меньше секунды, затем разомкнули руки, отскочили от стены и приземлись обратно на самокат Синтии. Скейтер-Флэш задрифтовала и успела остановить свой реактивный самокат до того, как тот врезался бы в квадратную дверь шлюза. Вдалеке послышались довольные возгласы.
— Ничего себе! — произнесла Лайра, широко раскрыв от удивления рот и глаза.
— Обалдеть! — подтвердила Джесс.
— Согласен, — добавил Рэттманн. — Да это просто…
— Офигенно, да? — сказал Майкл. — Неплохие игрушки стали делать для детей, скажите?
— Да уж, не то слово! — ответила Лайра. — И где только они его нашли?
— Это корпорация Mattel их производит, — ответил Роджерс. — После нашумевшей второй части трилогии “Назад в Будущее” Mattel стала разрабатывать похожие по концепции фильма скейтборды и самокаты на реактивной тяге. Пару лет назад они выставили первый образец.
— На реактивной тяге… А это не опасно? Со скольки лет можно на них кататься?
— Не знаю насчёт безопасности, но на упаковке стояла маркировка “+8 лет”. Синтия мечтала о таком, вот мы ей и купили. Теперь и дня без него не проводит. Даже в школу ездит на нём.
— Да они там совсем шизонулись! Реактивные двигатели продают детям! А что дальше?
Тем временем девчонки хвалили друг друга с успешно выполненным трюком.
— Ну вы вообще красавцы! — сказала Скейтер-Флэш. — Вот что я называю профессионализм! Выполнили трюк просто идеально!
— Ну, без тебя-то мы его точно бы не выполнили.
— Это да. Таких самокатов пока что лишь три в Кливленде. — Синтия ставит своё средство передвижения на заднее колесо, в который раз хвастаясь своим двухколёсным конём.
— Молодец, Саншайн, — сказала Мунбим подруге, — Секунда в секунду. Не зря мы столько месяцев тренировались!
— А ты как думала? — ответила Саншайн. — Что мы бросим начатое дело на полпути? Настоящие Эдвенчерус Гёрлс так не поступают.
— Согласна.
— Ну что? Теперь опробуем “двойной вихрь”? — Спросила Скейтер.
— “Двойной вихрь”? — спросили хором Саншайн и Мунбим. — А ты уверена? Мы ведь даже не тренировались…
— Да чё там тренироваться-то? Разогнался, заехал на рампу и “Уииии!”. А затем приземление. Да проще простого!
— Если так говоришь, то… я согласна! — отвечает Саншайн.
— Вы уверены? — заволновалась Мунбим. — Всё таки без тренировки…
— И что с того? — искренне удивилась Скейтер-Флэш. — Я люблю рисковать!
— Поддерживаю!
— Ну вы хоть вспомните, сколько мы репетировали этот трюк. — сказала Мунбим.
— Ну, ты сравнила! То был действительно высший пилотаж! А это что? Так, ерунда. Его даже первоклашки выполняют. К тому же вам всего-то и нужно, что держаться за меня. Делов-то.
— Ну давайте попробуем… — нерешительно произносит Мунбим. Скейтер запрыгивает на свой реактивный самокат, Саншайн ставит на него Мунбим, а сама замыкает троицу.
— Держитесь! — скомандовала Скейтер-Флэш. Саншайн обхватила подругу за талию и скрестила пальцы на её животе. Мунбим последовала её примеру. Скейтер недолго думая включила реактивную тягу и, разогнав самокат до приличной скорости, заехала на рампу. “Эдвенчерус Гёрлс” подлетели на полтора метра над землёй. Синтия крутанула руль, и их самокат сделал два разворота против часовой стрелки, а затем приземлился, два раза отскочив от пола. Скейтер-Флэш задрифтовала и остановилась прямо перед ногами учёных.
— Ну что, как вам наш трюк? — с восторгом задала вопрос Синтия.
— Нет слов… — пробормотала Лайра.
— Супер! Супер! Супер! — ответила Джесс, — Особенно тот момент, когда вы такие “Yes!”, а самокат такой “Врум, врум!”, а после вы такие – подлетаете в воздух, а затем Саншайн и Мунбим такие – едут по стене, а затем ты Скейтер снова…
— Спасибо, Джесс, — перебила её Скейтер-Флэш, — Мы всё поняли.
— Потрясающе! — подтвердил Роберт, — Давно, наверное, тренируетесь?
— Несколько месяцев.
— Браво! Просто, высший пилотаж! Я поражён, честное слово. — ответил Дуглас.
— Ну а то! — сказала Скейтер. — Ты ещё не видел, как я мёртвую петлю делала! Вот это был реальный экстрим!
— Ладно, девчата, — произнёс Майкл, преимущественно обращаясь к своей племяннице. — Это всё очень хорошо, но на такой скорости гнать по узкому коридору затея не из лучших.
— Ой, дядя, перестань! — сказала Саншайн.
— Нет, Эвер, это и правда опасно. На улице – пожалуйста, но не здесь, не в закрытом помещении. Поиграйте лучше во что-нибудь другое. К тому же при таком шуме совершенно невозможно сконцентрироваться. А у нас работы выше крыши. — Скейтер переводит взгляд на своего дядю Роджерса, надеясь, что хотя бы он им разрешит покататься. Но Роджерс был такого же мнения, что и Майкл.
— Майк дело говорит.
— Но, дядя Роджерс! — заныла Скейтер-Флэш.
— Ничего, Синтия, на свете существует много других развлечений. Вон – полазайте под лестницей. Наверняка что-нибудь интересное в той куче мусора да найдёте.
— Эх, ну пошли смотреть, что у них там завалялось… — бормочет Саншайн. Трио спускается под лестницу, ведущую к главному офису.
— Ничего тут нет. Только зря время тратим. — сказала Скейтер, рассматривая содержимое очередной картонной коробки.
— Погодите-ка. Кажется, я кое-что интересное нашла…
— Что там, Эвер? Покажи?
— Скейтер, не лезь ко мне! Тут до жути мало места. Отойди! Сейчас, сейчас… — С большим трудом Эвер Блум вытаскивает длинную темно-синюю сумку. Скейтер тут же её раскрывает и залезает головой внутрь.
— Ну что там?
— Что и должно быть.
— Значит, дядя Роджерс нам сказал правду, что тут можно поживиться.
— Может, устроим турнир? — предлагает Мунбим.
— Давайте. Чур, я первая! — отвечает Саншайн.
— Это ещё почему? — недоумевает Скейтер-Флэш.
— Потому что я первой нашла тайник!


Спустя десять минут из спального отсека продолжают доноситься странные звуки.
— Эээ… Майкл!
— Что, Лайра? — Брюнетка подъезжает на стуле к Майклу.
— Ты тоже это слышишь?
— Да, но не могу понять, что может издавать такой гул.
— Я, кажется, догадываюсь… — произносит Роджерс и убегает вверх по лестнице. Лайра, Майкл, Джесс и Дуглас недоумённо переглядываются. Спустя минуту гул затихает, а затем – возобновляется снова.
— Нет! Я просто не могу работать в таких условиях! — жалуется Сьюзан и зажимает уши ладонями. В дверях появляется Роджерс.
— Короче, они нашли мою сумку из-под боулинга и устроили мини-кегельбан в коридоре, волноваться не о чем. — Наверху раздаётся очередной стук.
— Роджерс, там, насколько я помню, в левом углу у двери шлюза находится электрический щиток. — заволновалась Лайра.
— Ой да ладно! Вероятность, что они по нему попадут шаром… — Не успел Роджерс договорить, как всё освещение в их секторе отрубается, и учёные оказываются в сумерках.
— … Практически стопроцентные. — завершает за Роджерса Дуглас.


14:45 PM.

Роджерс уже минут пять ходил взад-вперёд перед троицей “Эдвенчерус Гёрлс” с задумчивым и при этом сердитым взглядом, словно генерал перед солдатами. Девочки чуть опустили головы, признав свою оплошность. Позади них стояли и все оставшиеся учёные. Трио было чему стыдиться. После снайперского броска Саншайн их сектор на два часа остался без электричества. Роджерсу, Майклу, Лайре и Дугласу волей-неволей пришлось ремонтировать щиток. В конце концов, Генри не должен был узнать о произошедшем, не говоря уж и про Кэролайн. Два часа они провели за ремонтом щитка, целых два нудных часа. Уже не говоря о том, что никакие проекты на компьютерах Сьюзан и Мэтта не сохранились, и завтра всю работу им придется переделывать заново.
— Ну и что мне с вами делать? — задаёт риторический вопрос Роджерс.
— Мы не нарочно… — пробормотала Саншайн.
— Понятно, что не нарочно. Ладно, улыбнитесь, мы на вас не сердимся.
— Не сердитесь? — спросила Мунбим.
— Будем считать, это был форс-мажор. В этом есть и моя вина. Чёт я совсем забыл про тот электрический щиток. Но чем бы мне вас таким занять… — Роджерс обыскивает взглядом офис, — …Чтобы вы нас от работы не отвлекали. И чтобы ничего не поломали… У кого какие предложения? — Роджерс переводит взгляд на напарников по работе. Те тоже не могут предложить ничего дельного. Никаких развлечений, подошедших бы для детей, в их секторе, да и вообще в Эперче Сайнс не было.
— Может, компьютер? — предложила Скейтер-Флэш.
— Кстати, хорошая идея! — подтвердила Саншайн.
— Да, почему бы и нет. Вон, садитесь за мой. — Роджерс показывает на стол у стены.
— А там игры есть?
— Смотря какие вам нужны.
— Да любые, мы не привередливые.
— Metal Gear сойдёт?
— Сойдёт! — отвечает за всех Скейтер-Флэш.
— Нет!!! — выкрикивают остальные.
— Да что вы, культовая ведь игра! Вещь! Стелс-шутер года!
— Вот ты играй в свои шутеры, а я – пас. — ответила Саншайн. — Может, Марио есть?
— Вроде устанавливал.
— Ура! Ну вот это другое дело! — воодушевилась Саншайн. — Чур, я первая!
— А я тогда вторая! — говорит Скейтер-Флэш.
Трио “Эдвенчерус Гёрлс” подбегают к компьютеру, прикатывают три белых кресла на колёсиках и усаживаются за крупный монитор. Эвер Блум первая занимает клавиатуру и начинает по ней строчить, а Мунбим со Скейтер критикуют каждый неверно сделанный шаг в игре. Роджерс ухмыляется. Когда он был маленьким, о персональных компьютерах дети могли только мечтать. Учёные перебрасываются несколькими насмешливыми фразами насчёт девчонок и расходятся по своим рабочим местам. Они думали, им удалось их утихомирить до вечера. Но то было лишь затишье перед бурей…
Компьютер надоел девчонкам за гораздо меньший промежуток времени, чем предполагал Роджерс. Через полчаса Марио им наскучил, и трио слало думать, чем бы им ещё поразвлечься. Чтобы ребятня не мешалась, Роджерс предложил поиграть в “Ковбоев и Индейцев”, однако это затея сразу не заладилась: втроём играть было не интересно, а с присоединившейся к ним Джесс – и вовсе смешно. Тогда Майкл посадил их за свой компьютер. У него стояли “Дум 2: Ад на Земле” и “Червячок Джим”. Последнюю игру у учёного никак не хватало времени записать на компакт диск и передать сестре, а сейчас предоставлялся такой замечательный случай. Но и эти игры оставили внимание девчонок через полчаса. Присутствующие стали думать, что делать дальше.
— Так, парни, я пас. У меня больше нет идей. — сдалась Лайра.
— У меня тоже. — подтвердил Дуглас.
— Ничего, сейчас что-нибудь придумаем… — сказал Майкл. — Надо только немного поработать мозгами.
— Ничего себе! Это вы, тётя Лайра? — Брюнетка обернулась. Саншайн вместе с Мунбим и Скейтер-Флэш разглядывали календарь на текущий 1995 год.
— А, ну да, это мы с Джесс. Между прочим, год назад мы получили титул “Мисс Эперче Сайнс-1995”.
— Правда что ли? — не верит её словам Саншайн.
— Ага. Ой, как же мы вымотались со всеми этими примерками платьев…
— Это, наверно, было просто сказочно! — произносит Мунбим, устремив мечтательный взгляд в окно. — Я бы тоже стала кутюрье, если бы мне выпал шанс…
— Не думаю, что тебе понравилось бы. Столько мороки, столько напряжения.
— А по-моему нет ничего на свете лучше шитья. Стоп, а ты откуда знаешь, какого это, быть знатоком моды? Ты работала дизайнером?
— Тётя Лайра, не обращайте внимания на Мунбим. Она у нас поехавшая на моде. — Саншайн подходит к подруге, хлопает ту по плечу и крутит пальцем у виска.
— После победы в конкурсе красоты мне предложили двухгодичный контракт с французским ателье. Но я отказалась. — услышав такое, Мунбим чуть не падает в обморок, а Саншайн со Скейтер над ней хохочут.
— Неужели? Отказалась от контракта с ФРАНЦУЗСКИМ ателье???
— Да. Возможно, это прозвучит странно, но мне больше нравится здесь, среди знакомых. — Лайра закидывает руки на плечи Майкла и Дугласа.
— А кто это такие? — спрашивает Скейтер, перелистнув календарь на текущий месяц.
— Стейша и Хонор. Наши извечные конкуренты. Из-за них-то нам и пришлось приложить максимум усилий, чтобы победить. Все ведь их помнят? — учёные утвердительно кивают.
— Таких забудешь. — подтверждает Дуглас.
— Да уж, выглядят устрашающе. — подтверждает Мунбим.
К этому времени в их сектор уже вернулась Джесс, и Лайра предложила девчонкам сыграть в классическую игру под названием “Морской Бой”. Никто не возражал. Тогда Майкл достал из своего стола несколько блокнотов, ручку, передал их “Эдвенчерус Гёрлс” и, попросив, чтобы девчонки не сильно шумели, ушёл с головой в разработку Модулей для будущего ИИ. Остальные учёные последовали его примеру. Сначала всё шло как по маслу: Джесс вместе с девчонками сидели за стеклянным столиком в дальнем углу офиса и довольно тихо играли. Затем интерес к ней, как и к компьютерным играм стал потихоньку угасать. Тогда Джесс предложила сыграть в свою игру. Розово-волосая девушка притащила из спального отсека огромную картонную мишень, коробку с воздушными шариками и набор дротиков. Надув все шары до единого, Джесс аккуратно привязала их к гвоздикам на круге и предложила выяснить, кто из них самый меткий. Один за другим раздались хлопки. На этот раз не одна Сьюзан была недовольна тем, что её отвлекают от работы. Получив замечание от Майкла и остальных, Джесс поменяла круг на мишень для игры в дартс. Через некоторое время Джесс предложила девчонкам сыграть в полномасштабный Морской Бой. По всему офису были расставлены коробки различных размеров с нарисованными на них фломастерами кораблями. Теперь это уже больше смахивало на пейнбол, нежели на Морской Бой. Саншайн перебегала из одного укрытия в другое, изредка высовываясь из-за столов с тем, чтобы попасть пульками в корабль противника. Скейтер избрала другую тактику: её главной задачей было сбить противника с толку, отвести его подальше от своего флота, а затем устроить тотальный обстрел с флангов и тыла. Мунбим же не нападала, а только оборонялась – из-за этого она и проиграла в пяти боях из восьми. Во время десятой партии на Майкла и Роджерса посыпался град “шальных пуль”. У учёных закончилось терпение, и они пригрозили, что если их вновь отвлекут от работы, “Эдвенчерус Гёрлс” не поздоровится. Тогда Скейтер достала из ящичка Мэтта верёвку и спросила разрешения устроить соревнования по скоростному абсельингу. Роджерс запретил, выхватил трос и отнёс его к себе в спальный отсек. Во время прошлой игры девчонки случайно опрокинули кружку с водой на халат Сьюзан, чем та была крайне недовольна. “Эдвенчерус Гёрлс” посовещались и решили, что лучшим примирением будет сшить новое красивое платье для учёной. Кутюрье у них уже имелся. Одна беда – подходящего платья не было. Тогда Мунбим, недолго думая, решила разукрасить один из рабочих халатов Сьюзан Тайнманн. К 18:30 работа была выполнена, Мунбим потрудилась на славу. Когда девчонки предоставили Сьюзан в знак примирения новое модное платье, учёная открыла рот, увидев, что сделали с её рабочим халатом. Нет, ей не было его жалко (таких халатов у неё было ещё штук десять), она скорее была польщена таким благородным поступком со стороны Мунбим, Саншайн и Скейтер-Флэш. Хотя платье и выглядело очень нарядно, но из-за своей изобилующей пестроты зеркальных ленточек и страз Сьюзан бы в нём не вышла и на показ мод.
— Вау, это… — учёная долго не могла подобрать подходящих слов. — Это очень мило. Я удивлена… правда. Даже не знаю, что сказать. Оно такое всё пёстрое, в некоторых местах даже, может быть, чересчур. Но всё равно спасибо вам, особенно тебе Мунбим!
— Спасибо, — Мунбим опустила голову от скромности. — Я старалась.
— Очень… необычное платье. Пёстрое, блестящее. В футуристическом стиле. Интересно, а где вы нашли этот разноцветный пояс? — Сьюзан показывает связку из нескольких проводов.
— Не ну что за! — раздаётся возглас Мэтта на заднем плане. — Эй! Кто работал за моим компьютером? Стоило отойти всего на час, так он уже запускается.
— Упс… — произносит Саншайн.
— Видимо, ты была права, — добавляет Скейтер. — Тот кабель был не лишний…
Роджерс в последний раз предупредил троицу, что если те совершат хоть один проступок, он запрёт их в своей комнате в спальном отсеке до приезда мамы. Девчонки всё поняли. Перспектива провести три часа под замком их нисколько не устраивала. Поняв, что сидеть тихо “Эдвенчерус Гёрлс” не столько не хотят, сколько не умеют, Лайра вместе с Робертом принесли откуда-то набор “Юный Химик” и предложили троице в каком-то роде заняться наукой. Ни Саншайн, ни Мунбим, ни Скейтер-Флэш не были против. Следующие двадцать минут до семи часов “Эдвенчерус Гёрлс” проводили химические эксперименты под руководством Роберта. Он немного помнил Химию из школьного курса и говорил девочкам, какие вещества мешать можно, а какие ни в коем случае нельзя. Саншайн слушала Роберта очень внимательно, а вот Скейтер чуть не заснула от нудных лекций учёного. Ей хотелось всё испробовать самой, а не по книжкам. Пока “Эдвенчерус Гёрлс” строго шли по инструкции, как им сказал Роберт, ничего плохого не происходило, но вот когда Роберт ушёл…
Синтии стало скучно. Она выхватила из рук Эвер флакон с жёлтой жидкостью и подлила в неё фиолетовую.
— Эй! А ну отдай! — крикнула Саншайн.
— Сейчас отдам. Только проверю одну теорию…
Затем она добавила несколько крупинок солей магния, подлила какую-то щёлочь, перелила это всё в третью пробирку, добавила ещё какую-то гелеобразную массу. Скейтер подлила какую-то третью жидкость. Получившаяся бардового цвета смесь тут же перекрасилась в лимонно-зелёный цвет и забурлила, из пробирки повалила розовая пена.
— Ой, зря это я, — поняла свою оплошность Скейтер и поспешила спрятаться за ближайшим столом. Саншайн и Мунбим последовали её примеру. Спустя секунду учёные услышали оглушительный взрыв. Посреди комнаты стоял обгоревший стол с разбитыми колбами и химическими реактивами, разноцветные жидкости струйками стекали на пол. Перед этим столом, как ни в чём не бывало, стояли перепачканные “Эдвенчерус Гёрлс”. Ближайшие компьютерные стулья, стоявшие вплотную к столу, разнесло на несколько кусков пластика, которые теперь валялись в дальнем углу офиса. Два монитора вышли из стоя, пять компьютеров искрились. Один из системных блоков покачивался позади троицы, зацепившись электрическим кабелем за форсунку разбрызгивателя пожарной сигнализации. Форсунка сорвалась, и на присутствующих полетели брызги холодной воды.


20:15 PM. Спальная комната Роджерса.

— Поверить не могу, что они нас всё таки закрыли! — Скейтер-Флэш стоит, скрестив руки, прислонившись спиной к стене напротив кровати Роджерса. На ней развалились Саншайн и Мунбим. Последняя играет в тетрис.
— Интересно из-за кого? — задаёт риторический вопрос Саншайн, нахмурив брови.
— Это ты на меня что ли намекаешь?
— Я не намекаю, а говорю прямо: если бы ты не полезла со своими химическими экспериментами вперёд очереди, а работала по инструкции, никакого бы взрыва не произошло и им не пришлось бы вытирать пол и стены от воды.
— И кстати, кабель тоже ты предложила пришить к платью. — добавляет Мунбим.
— Ну всё, всё! Поняла, я была не права. Давайте лучше думать, что нам дальше-то делать. У кого-нибудь есть идеи?
— Я пас, — отвечает Саншайн. — Мы уже час в этой комнате дурью маемся. Обыскали уже все ящики – так ничего и не нашли. Скучно живёт здесь Роджерс: ни игровой приставки, ни настольных игр.
— Только лишь электрогитара в углу стоит. Да плакаты с их группой “Z – c.o.r.e.” по комнате развешаны.
— Может что-нибудь сыграешь? — предложила Саншайн Скейтер.
— Не, не охота.
— Интересно, а что это? — спрашивает Мунбим и достаёт из-под кровати некий агрегат наподобие турели.
— А я по чём знаю? Может, одна из их местных турелей безопасности.
— Нет. — говорит Саншайн. — Это точно не турель.
— А что это тогда по-твоему? — спрашивает Скейтер-Флэш. — Ствол есть, магазины есть, система лазерного наведения есть – чем не пулемёт?
— Мне Майкл рассказывал, что их начальник Генри изобрёл несколько “продуктовых турелей”.
— Чего??? — не поняла Скейтер-Флэш.
— Ну турели, стреляющие едой. — объяснила Саншайн. — Видишь маркировку на магазине? Эта стреляла орехами и яблоками.
— А зачем её изобрели?
— Я так и не поняла. Может, на Первое апреля разыграть коллег по работе? — предположила Эвер.
— Глупые у них шутки в таком случае, я тебе скажу.
— Ну не знаю, это всего лишь моё предположение. — Мунбим убрала странную турель обратно под кровать.
— Не ну а серьёзно? Что мы тут будем ещё полтора часа делать? — заныла Мунбим.
— Ничего, что-нибудь придумаем… — Саншайн начинает один за другим обыскивать ящики стола.
— Саншайн, ну что ты там хочешь найти? Мы ведь всё по два раза обыскивали. Там нет ничего интересного!
— Может быть и нет. А как насчёт гардероба?
— Саншайн, ты совсем того? — Мунбим крутит пальцем у виска.
— Подождите-ка секунду… — Саншайн начинает один за другим обыскивать халаты, футболки и джинсы учёного.
— Саншайн, у моего дяди нет там ничего интересного. Иди сюда! Будем думать, как отсюда сбежать.
— Я уже придумала. Скейтер-Флэш, твой реактивный самокат при тебе?
— Ну да. А что толку? По комнате мы ведь на нём не поездим!
— По комнате – нет, а вот по коридорам...
— Саншайн, забыла? Мы тут взаперти сидим!
— Уже нет. — Саншайн покачивает из стороны в сторону ключом-картой Роджерса.
— Вау! Где ты его нашла? Мы ведь всё здесь перерыли!
— Кроме одежды. Он был в его джинсах.
Скейтер дала пять подруге за то, что та нашла способ вызволить их из домашнего ареста. Синтия выхватывает ключ-карту, проводит ей по слоту, и дверь разблокировалась. Радостные девчонки выходят в коридор, подбегают к квадратному шлюзу и пытаются открыть и его. На их удивление дверь открывается.
— Свобода! — прокричала Саншайн.
— YAY! — подхватила Мунбим.
— Теперь мы можем пойти, куда захотим! И так, куда смотаемся для начала?
— Могу сделать небольшую экскурсию по НИИ. — предложила Скейтер-Флэш, — Как ни как Роджерс мне много, чего рассказывал об Эперче Сайнс. Возьмём те же Порталганы и оттестируем их.
— Портал-что? — переспросила Мунбим.
— Порталганы. Или ASHPD: Переносное устройство для создания порталов. Вы что не слышали? — Мунбим отрицательно покачала головой.
— Мне вроде что-то такое рассказывал дядя Майкл… — отвечает Саншайн.
— Где-то здесь неподалёку наверняка должна располагаться какая-нибудь тестовая ветка. Их здесь сотни. Я слышала, что победители получают торт!
— Торт? Тогда я в деле! — Оживилась Саншайн.
— И я! — добавляет Мунбим.
— А с твоим самокатом, Скейтер-Флэш, у нас вообще не возникнет проблем с прохождением тестов! Плюс одна из нас может быть в наблюдательном пункте и помогать остальным.
— Предлагаешь жульничать? Это ведь неспортивно! — возмущается Скейтер.
— Ой, да кто увидит? Мне мой дядя Майкл сказал, что все их надзиратели ушли на какое-то важное заседание. Я более чем уверена, там и лаборантов-то нету.
— Если не узнают – то можно. Не столько из-за торта, сколько из-за победы.
— А мне торт хочется! — возразила Мунбим. — К тому же его по рецепту Джесс изготовили. Он просто не может быть невкусным!
— Тогда за дело! — Скейтер-Флэш нацепляет себе на голову шлем безопасности и передаёт два шлема остальным. Троица запрыгивает на самокат. Скейтер запускает бустеры.
— Ты знаешь, куда нам ехать? — спрашивает Саншайн.
— По пути разберёмся. Готовьтесь! Три… два… один… погнали! — Синтия отпускает ручку тормоза, и самокат “Эдвенчерус Гёрлс” срывается с места и несётся вдаль по коридору.


— Роджерс, не слишком ли вы их сильно наказали? — беспокоится Лайра. Последние полтора часа она думала о троице искателей приключений и не могла себе представить, какого это таким девчонкам, как они, провести чуть больше часа взаперти.
— Ничего, ничего, это послужит им уроком на будущее.
— Согласен, — поддерживает учёного Майкл, — если в воспитательных целях – то можно.
— И всё равно я не представляю себе, какого это им провести столько времени на одном месте. Они ведь такие энергичные! Да они там со скуки помрут!
— То то мы не помирали со скуки, пока последний час приводили офис в порядок! — добавляет Дуглас.
— Да ладно тебе! Вспомни себя в их возрасте!
— Нет уж, Лайра, — произнесла Сьюзан, — пусть посидят под домашним арестом. Им пойдёт на пользу, а у нас больше компьютеров уцелеет.
— Поддерживаю Сьюзан. — поднимает руку Роберт, сидящий в ротивоположенном углу кабинета.
— И я! — добавляет Мэтт.
— А я против! — выступила в защиту “Эдвенчерус Гёрлс” Джесс, — Это ведь так долго! Целый час! Не, ну вот вы можете себе представить: сидите вы за компьютерным столом… и сидите, и сидите… Вы думаете, прошла уже целая вечность. А как бы не так! Прошло всего десять минут. А вы всё сидите, и сидите, и ждёте…
— Джесс! — сказала Лайра, — Мы вообще-то по несколько часов сидим на одном месте и работаем. И так каждый день! И между прочим, ты тоже, а не жалуешься.
— Ну так это я! А вот была бы я одной из них. Ну вот Саншайн, например. Хотя нет, Саншайн я бы никогда не была. Не то, что мне не хотелось бы стать Саншайн, наоборот – Саншайн такая весёлая, активная, быстрая… — вновь затараторила Джесс.
— Джесс, ближе к делу.
— Ну так вот. О чём это я? Ах, да: а была бы я Скейтер-Флэш, тут уж совсем другое дело. Вот это я могу себе довольно чётко представить. То тогда мне было бы до жути скучно. Она ведь спортсменка, любит экстремальные виды спорта, все дела… А её раз и под замок. А он такая: “Ну и что мне делать? Здесь так скучно!” и шатается из левого угла комнаты с правый, а затем из правого в левый, а затем из левого…
— Всё, Джесс, умоляю, помолчи.
— А уж если б я была Мунбим…
— Заткнись! — вскипает Лайра, — Мы всё поняли. Не дураки.
— Так до вас дошло, что я пыталась сказать? Ура! А я-то боялась, что все мои усилия останутся напрасными, чего бы мне искренне не хотелось по нескольким причинам. Ну во-первых… — больше Джесс никто не слушал, а она продолжала говорить не то что бы сама с собой, но с абстрактным собеседником.
— Может, Джесс всё же и права. — говорит Майкл. — Надо дать девчонкам второй шанс.
— Думаете? — спрашивает Мэтт, — После всего того, что они сделали?
— Но они же не виноваты, что родились такими активными, — ответил контраргументом Даг. — И потом, надо уметь прощать.
— Дадим им ещё один шанс. Но последний. — предложил Роджерс. Все присутствующие учёные одобрительно закивали. Восьмёрка учёных поднялась в спальный отсек.
— Странно… Не помню, чтобы я оставлял шлюз открытым. — говорит Майкл, вглядываясь в дальний конец коридора.
Учёные подходят к двери спальной комнаты Роджерса. Тот набирает код, и замок на двери открывается.
— “Эдвенчерус Гёрлс”! Это Роджерс и Майкл. Мы тут подумали и решили… — Роджерс останавливается в растерянности. Комната пуста. Лишь тетрис, лежащий на кровати, и портфель Мунбим напоминали о сбежавших девчонках. — Хм, Эвер, Синтия! Где вы? Ничего не понимаю! Куда они могли испариться?
— А они не могли набрать код? — предположила Лайра. — Может, ты…
— Исключено. Я его нигде не записывал, а всегда держу в памяти. Если только…
Роджерс открывает гардероб и достаёт оттуда скомканные джинсы. Учёный обыскивает карманы. Через несколько секунд он достаёт свой бэйдж и кошелёк.
— Проклятье! Только не это. — Роджерс хлопает себя по карманам рабочего халата. — Я, кажется, оставил свой ключ-карту в джинсах, и, похоже, они его нашли.
— Только этого нам не хватало! — говорит Мэтт. — И где нам их теперь искать?
Учёные выходят в коридор.
— Этот коридор ведёт прямиком к пневмолифту. — говорит Майкл. — Я думаю, они должны быть где-то на глубине полутора километров. Выше они врятли поднимутся.
— Предлагаешь разделиться? — Спросила Лайра.
— Ни в коем случае! — запротестовал Майкл. — Нам конец, если Генри или Кэролайн узнают про девчонок!
— И что тогда будем делать?
— Предлагаю обыскивать сектор за сектором. — говорит Дуглас. — Раз Скейтер-Флэш взяла реактивный самокат, я думаю, будет не сложно найти учёных, увидевших их.
— Может кто-то их и остановит. — предполагает Мэтт.
— Их-то реактивный самокат? Я так не думаю. — усмехается Дуглас. — Себе дороже.
— Тогда, как предложил Даг, найдём их по горячим следам. Только бы их не увидел кто из администраторов или Кэролайн…


Тем временем “Эдвенчерус Гёрлс” с бешеной скоростью неслись на своём самокате по длинным коридорам НИИ Aperture Science. Немногочисленные учёные бросались в стороны при виде реактивного средства передвижения. А Скейтер-Флэш от времени к времени продолжала выполнять трюки, чем безумно радовала Саншайн и Мунбим, одержимых манией скорости. Учёные испуганно оглядывались, подбирали рассыпанные по полу бумаги и спрашивали друг друга, кто разрешил девятилетним девчонкам разъезжать по научно-исследовательскому институту. Спустя минуту, в коридор прибегала запыхавшаяся восьмёрка учёных из TF-24, спрашивала, куда поехали трио на реактивном самокате и, не удостоив ответом на вопрос, чьи они дети и как сюда попали, бежали дальше. Так продолжалось около двадцати минут. Хотя учёные бежали быстро, им было невозможно догнать самокат.
— Майкл… Ты… правда думаешь… Что мы… их… догоним? — кричит Лайра.
— Нет. Но мы должны попытаться. Пока ещё не поздно! Пока они не добрались до тестовых линий! Они наверняка захотят заполучить торт.
— А откуда они про него знают? И про тестовые линии? — спросил Даг Рэттманн. — Это ведь секретная информация!
— Я рассказал Синтии. — поясняет Роджерс. — Не надо было, знаю. Скейтер просто засыпала меня вопросами про моё место работы, когда писала школьное сочинение. Я ей в двух словах и рассказал.
— Час от часу не легче. — вздыхает Лайра.


Тем временем Саншайн, Скейтер-Флэш и Мунбим с каждой минутой всё ближе и ближе приближаются к тестовой линии.
— Причём здесь это?! Я никогда в жизни не работал на НИИ Блэк Мейзу! — Кричит доктор Хувс. Джи-мен с непоколебимым взглядом лишь поправляет свой тёмно-лиловый галстук и продолжает пилить доктора взглядом.
— С Вашими связями Вам ничего не стоит подделать документы, мистер Хувс. — Учёному казалось, что неестественно бирюзовые глаза бюрократа смотрели ему прямо в душу. Бледные цвет кожи и резкие черты лица наводили ещё больший дискомфорт.
— Связями? Да, отстаньте Вы от меня, Стюард Нолдер! Что Вы ко мне прицепились? В который раз повторяю, меня ничего не объединяет с Блэк Мейзой!
— Неужели? В таком случае, позвольте мне спросить, почему в Вашем досье не упоминается… прошлое место Вашей работы?
— Ты прекрасно знаешь ответ на этот вопрос. — Прорычал учёный. Эти игры в “угадайку” начинались действовать ему на нервы.
— Мне бы хотелось услышать это из Ваших уст, мистер Хувс.
— По той же причине, что и в твоём, Джи-мен. Его ещё не существует! Восточная Чёрная Мейза будет основана только через десять лет после Семичасовой войны!
— Значит, я был прав, предполагая, что твоим прошлым местом работы была Чёрная Мейза?
— ВОСТОЧНАЯ Чёрная Мейза! — кричит доктор Хувс. — Она не имеет ничего общего с тем НИИ, с которым конкурирует Эперче Сайнс, как ты не понимаешь?!
— И я беру на себя смелость предположить, что ты встречался и со старым Илайем? — теперь Хувс понял, к чему клонит Джи-мен.
— Я имею право не отвечать на этот вопрос. — Доктор Хувс скрещивает руки.
— Разумеется, никто не отбирает Вашего права на частную жизнь. Тем не менее, мистер Хувс, в сложившейся ситуации мои работодатели находят самым разумным решением с Вашей стороны рассказать всё о тех, на кого вы работаете.
— Я не отвечу ни на один твой вопрос, Джи-мен, пока ты мне, наконец, не объяснишь толком, кто ТВОИ работодатели.
— Не разумно сопротивляться мне. Особенно потому, что нам обоим известно наивероятнейшее дальнейшее развитие событий.
— Тебе – да, а вот мне ещё очень многое неизвестно! И вообще, Вы обвиняете меня в серьёзном преступлении – шпионаже, Стюард Нолдер. Позвольте мне спросить, а на каких таких основаниях?
— На основании того, что Вашим прошлым местом работы была Чёрная Мейза.
— ВОСТОЧНАЯ Чёрная Мейза! — выходит из себя Хувс. — Прошу заметить, что я вкладываю невероятные усилия для предотвращения несчастных случаев на Эперче Сайнс. У нас с Вами одна миссия, мистер Нолдер. Различие лишь в том, что к Вашим… так сказать, функциям я отношусь сдержанно, в то время как Ваша главная миссия мне нисколько не ясна, и ничего не объясняя, вы ещё находите наглость докапываться до истоков моей работы. — доктор Хувс перешёл на пародию официального тона с тем, чтобы позлить мистера Нолдера. Однако затея не удалась - тот лишь продолжал безучастно смотреть в глаза учёного и поправлять галстук раз в полминуты.
— Облагоразумьтесь, мистер Хувс. Найдите в себе силы сделать… ну… первый шаг, что ли.
— Только после Вас.
— Когда-нибудь Ваше упрямство сыграет против Вас. — произнёс Джи-мен. Доктор Хувс так и не понял из интонации политика, была ли это угроза или предостережение. Тем временем мимо окна, выходящего в коридор, пронеслись “Эдвенчерус Гёрлс”.
— Здравствуйте, доктор Хувс! — Крикнула Скейтер-Флэш. Доктор Хувс легонько взмахнул рукой.
— Вы знакомы? — спросил Джи-мен.
— Не то, что бы знакомы… — замялся Хувс. — Встретился здесь с ними пару лет назад. Познакомились, сдружились.
— Тогда мне придётся сообщить Вашему директору, Кэролайн Джонсон, о том, что, ознакомившись с контрактом, вы не сочли своим долгом его исполнять. В пункте 59.11.1 говорится, что “кроме Дней Привиди-свою-дочку-на-работу, учёные не имеют право приводить несовершеннолетних на территорию научно-исследовательского института. А в случае их обнаружения должны их немедленно задержать и привести CEO Кэролайн Джонсон”.
“Вот козёл! — подумал про себя доктор Хувс, — Всё готов сделать, лишь бы я ему разболтал, на кого работаю. Ну ничего, ты ещё не знаешь, как я умею выкручиваться!”
— Ладно, ты хотел узнать, кто мои работодатели, Джи-мен - я скажу. Но для начала я попрошу от тебя кое-что взамен…

А тем временем Скейтер-Флэш, не справившись с управлением, на полном ходу сбивает с ног девушку в оранжевом комбинезоне, только что появившуюся из соседнего коридора. “Эдвенчерус Гёрлс” слетают с самоката и падают на пол. Реактивный самокат отлетает дальше по коридору.
— Это всё ты, Скейтер-Флэш. — говорит Саншайн, потирая ушибленный бок, — Надо было смотреть, куда едешь!
— Я то и смотрела, пока кто-то не качнулся и ни завалил самокат на левый бок!
— Так это я ещё и виновата?! — кричит Саншайн.
— Ну не я же!
— Ну всё… сейчас ты у меня получишь! — начинается потасовка.
— Эй, перестаньте! — кричит Мунбим, но девчонки её не слышат. — Эдвенчерус Гёрлс так не поступают! Остановитесь! Прекратите драться! Да перестаньте же, мы человека сбили!
Саншайн и Скейтер-Флэш тут же останавливаются.
— Человека? — только что вспомнила Скейтер.
— Да ладно, со мной всё нормально. — учёная поднимается на ноги, отряхивает комбинезон и пытается вновь привести в порядок растрёпанные волосы.
— Извините нас, пожалуйста, — бормочет Мунбим, опустив голову и подняв на девушку пристыженные глаза. — Мы не хотели Вас сбивать с ног.
— Да, простите, что так вышло, — добавляет Скейтер-Флэш. — Мы не нарочно. Просто очень спешили.
— Спешили? — удивляется брюнетка, — А куда это вы так спешили?
— К тестовой линии №119. — отвечает незнакомке Мунбим. — Мы хотим получить торт! А я слышала, что для начала нам нужно пройти ис…
— Из сектора TF-24 в сектор CB-12. — Скейтер-Флэш на полуслове затыкает подруге рот. — TF ведь разрабатывают Транспортные Воронки, а не пекут торты! Вот была бы путаница, если бы наоборот, да? Кстати, как нам быстрее до него добраться: через этот коридор или тот?
— Проезжаете четыре развилки прямо, затем поворачиваете направо, вверх по лестнице до третьего этажа и сразу налево.
— Спасибо, ах да, мы не представились. Я – Скейтер-Флэш, это – Саншайн, а это – Мунбим. Также известные, как…
— Неразлучное трио искателей приключений “Эдвенчерус Гёрлс”!!! — выкрикивают все троя хором.
— Забавно. Я – Челл, приятно познакомиться.
— А уж нам-то как приятно! — отвечает Саншайн и пожимает учёной руку.
— Может, мне Вас проводить?
— Не, сами доберёмся, не маленькие. — отнекивается Скейтер-Флэш. — Захотите с нами встретиться, опуститесь в сектор TF-24. Спросите моего дядю, Роджерса Рейна, или дядю Саншайн, Майкла Уотта.
— Непременно загляну, — подмигивает брюнетка троице. Те были слегка польщены.
— А можно спросить, почему вы здесь одни?
— Ну, понимаете… — начала Мунбим, но Скейтер успела во время спохватиться.
— Простите, у нас нет времени разговаривать! Торт не ждёт! Приходите в TF-24, там всё обсудим. — отвечает девушке Скейтер. Девчонки запрыгивают на самокат.
— Погнали! И-и-и-ха! — кричит Скейтер-Флэш, активирует реактивные бустеры, и “Эдвенчерус Гёрлс” скрываются за ближайшей дверью.
— Интересно, и где они только раздобыли такой самокат… — Произносит Челл.


— Что это значит? — спросила Мунбим.
— Ты о чём? — не поняла Скейтер-Флэш.
— Зачем ты заткнула мне рот?
— А затем, что, напоминаю для забывчивых, — Скейтер поворачивается и легонько стучит по пластиковому шлему Мунбим. — Нам не разрешено покидать пределы сектора.
— Уж не говоря о том, чтобы проходит тесты Портального Устройства. Типа мы маленькие, все дела… — добавляет Саншайн.
— Ну посмотрим, кто из нас маленький, когда пройдём тесты не хуже предыдущих испытуемых!
“Эдвенчерус Гёрлс” проезжают мимо окон одно из многочисленных зала заседаний. Кэролайн, стоявшая у спроецированных проектором графиков и диаграмм и рассказывающая про десятилетние перспективы Эперче Сайнс, застыла на месте раскрыв рот от удивления. Многие учёные обернулись, услышав раскатистый гул в коридоре.
— Получит же от меня Майкл, когда я вернусь! — подумал про себя Генри Розенберг, находившийся в этом же самом помещении.
Спустя пару минут трио “Эдвенчерус Гёрлс” остановились посреди очередного белого коридора. Впереди и позади них было две развилки.
— Супер! — говорит Скейтер. — И куда нам дальше?
— Если бы ты внимательно слушала Челл, мы бы не заблудились! — отвечает ей Саншайн.
— А если бы кто-то мне не мешал рулить, мы не набили синяков! — огрызнулась Скейтер-Флэш.
— Девочки, не ссорьтесь. — вклинивается Мунбим. — Вон, поглядите по карте. — Скейтер спрыгивает с самоката, подбегает к стене и срывает с неё план сектора в застеклённой рамке.
— А поаккуратнее нельзя было? — спрашивает Мунбим, заметив осыпавшуюся краску.
— Всё нормально, Саншайн. Так, мы были здесь, затем оказались вот здесь, а потом поехали сюда…
— Не сюда, а вот сюда.
— Заткнись, Мунбим, я точно помню, что сюда.
— Да не сюда! Саншайн, докажи ей! — Эвер Блум подходит к девчонкам и всматривается в карту.
— Хм… Сложно сказать.
— Я же говорю, что туда!
— Не туда, а сюда!
— СТОП! — кричит Саншайн. — Давайте по порядку. Мы проехали вот эти две развилки, затем свернули вправо, поднялись по лестнице…
— Мы не сворачивали здесь вправо! Мы свернули там вправо! — говорит Скейтер и тычет пальцем в стекло.
— А прочему мы свернули там, если надо было здесь? — спрашивает Мунбим.
— Потому что у дяди Роджерса ключ карта не самого высокого уровня, тупица!
— Хватит меня обзывать! — возмущается Мунбим.
— Девочки, не отвлекайтесь! Куда мы поехали дальше?
— Значит так, лестница была заперта, и нам пришлось объезжать в объезд.
— Воспользоваться объездом. — поправляет Мунбим.
— Ты у нас что, словарь? — огрызается Скейтер-Флэш.
— Тихо! — кричит Саншайн. — Где мы ехали? По этой дороге или по вот этой?
— По второй, а после…
— По первой! — перебивает Скейтер Мунбим.
— Ты хочешь сказать, мы ехали по подвешенным мостикам техобслуживания?
— Ты что, совсем ничего не помнишь? — спрашивает Скейтер-Флэш. — Мы половину дороги по ним ехали!
— Так то половину, а когда мы пустились в объезд мы спустились на два этажа и повернули налево, а затем проехали то тёмное помещение…
— Это было до нашего спуска! Замечательно, теперь мы вконец заблудились!
— Может быть и нет… смотрите! — Саншайн, отбежавшая на пару метров вперёд, машет рукой, призывая подруг к себе. Мунбим и Скейтер подбегают к пуленепробиваемому наблюдательному стеклу во всю стену, за которым в сумерках бывших соленых шахт виднеется несколько чёрных параллелепипедов, обшитых разумными панелями с синими огоньками. Отсюда же можно было и разглядеть мостик, ведущий к главному наблюдательному пункту этой ветки.
— Ура! Мы его нашли! — кричит довольная Скейтер-Флэш. — Ну что, не подвела меня моя интуиция!
— Ой, кому-то хвастаться меньше надо!
— Ну всё, всё, Саншайн, — отнекивается Синтия. — Задача выполнена: контрольный пункт найден.
— Вообще-то напоминаю, что наша главная задача – пройти тесты и получить торт. — отвечает Саншайн.
— Я помню. Так, ну и кто из нас будет курировать остальных? — Мунбим и Саншайн опасливо переглянулись. — Ладно, не хотите – буду я. Это даже поинтереснее, чем просто проходить тесты. Такой простор действий!
— А мы тогда с Саншайн будим проходить тесты. — говорит Мунбим. — Ты только отдай нам свой самокат. В комнате наблюдения тебе он не понадобится, а вот нам может сослужить хорошую службу.
— Пожалуйста.


Спустя несколько минут Скейтер-Флэш, развалившаяся на стуле и закинувшая ноги на пультовую, открывает несколько плит в потолке, и от туда спрыгивают Саншайн и Мунбим. Рессоры заметно смягчили падение с четырёхметровой высоты. Саншайн удержалась на ногах, а вот Мунбим качнулась на них вперёд-назад и упала на пятую точку. Саншайн смеётся над неуклюжей подругой. Интерком передает раскатистый хохот Скейтер.
— Ха-ха! Очень смешно! Помогла бы мне лучше подняться. — Саншайн протягивает руку Мунбим.
— Прости, но… это выглядело так нелепо! — вновь ухахатывается Эвер Блум и падает на спину. Саншайн катается с боку на бок, обхватив от хохота руками свой живот.
— А ну вставай! Ненавижу, когда надо мной ржут!
Успокоившись, Саншайн поднимается на ноги, и две подруги направляются из комнаты с крио-кроватью в нулевую тестовую камеру. Она представляла собой обшитые белыми панелями стены, большую напольную кнопку, доставщик Кубов, пустой наблюдательный пункт и закрытую полукруглую дверь с изображением бегущего человека. Видеокамера с красным окуляром была повёрнута в их сторону.
— Проверка, раз, два, три, сосисочная, Кливленд, Луна-парк. Меня слышно? — проверила связь Скейтер-Флэш.
— Слышно. — откликнулась Саншайн.
— Превосходно! Тогда начинаем испытания. — Скейтер нажимает на кнопку на пультовой, раздаётся лёгкий скрежет металла, раскрывается труба дистрибьютора, и на голову Саншайн чуть не падает увесистый металлически Куб.
— Ей, ты там совсем того? — крутит у виска пальцем Саншайн, крайне недовольная тем, что её чуть не прибило этой железякой.
— Надо быть внимательней, испытуемая Саншайн Блум. В обязанности наблюдателя не входит предупреждения о потенциальной опасности.
— Кончай из себя мнить учёного, Скейтер. Ты там, чтобы нам помогать, между прочим.
— И комментатор, сказать по правде, из тебя не очень. — добавляет Мунбим.
— Кончаем разговоры. Теперь поставьте Куб на 1500-мегаваттную экспериментальную сверхпрочную сверхударную сверхкнопку.
— Чего??? Ты хоть сама-то поняла, что сказала?
— Тут так написано. — отвечает Скейтер, глядя в памятку, которую должно быть забыл один из учёных с последней смены. Саншайн, вспомнив про африканских аборигенов, при помощи Мунбим ставит увесистый Куб себе на голову и, смешно петляя из стороны в сторону, с большим трудом, но всё-таки доносит тот до кнопки.
— Фух! — облегчённо вздыхает Саншайн, увидев, что двери выхода открылись.
— Скейтер включи свет! Надоело тут бродить в сумерках. — кричит Мунбим. Скейтер-Флэш всё никак не может найти нужный рубильник.
— Так, свет, свет, свет… Где же “свет”…
— Ну что ты там возишься? — не выдерживает Саншайн.
— Не могу найти нужный рубильник. — достаётся размытый голос Скейтер.
— Так какой ж из тебя наблюдатель, если ты даже свет в камере включить не можешь? — Девчонки-испытуемые смеются.
— Идите на фиг! Я вообще могу здесь развалиться на кресле и попивать сок с пирожными, а вы как хотите, так и проходите тесты!
— Ладно тебе, Скейтер-Флэш, какая ты у нас обидчивая. — иронично замечает Саншайн.
— Да не обидчивая я! Вот. — Синтия дёргает рубильник, и камера испытаний озаряется ярким белым светом. Саншайн и Мунбим закрыли глаза руками. В скорее их глаза адаптировались к яркому свету и две из “Эдвенчерус Гёрлс” направились к выходной двери. Девчонки замирают в метре от странно движущихся голубых частиц некого таинственного поля.
— Пожалуйста, обратите Ваше внимание на поле раскалённых частиц при выходе. Это поле (под названием, поле Антиэкспроприации) испепеляет любое не разрешённое к выносу оборудование НИИ Эперче Сайнс, как то: экспериментальный Куб. — прочитала по памятке Скейтер-Флэш.
Саншайн набирается с духом и прыгает сквозь поле раскалённых частиц. Результат оказался неожиданным: у Эвер слегка онемели кончики пальцев, а свободные от косички волосы поднялись из-за статического напряжения.
— Мунбим, давай сюда! Это поле неопасно.
— Саншайн, я не думаю, что это хорошая идея. Просто, знаешь, всякое может случится...
Эвер Блум перепрыгивает сквозь поле на сторону подруги.
— Ну же! Да-вай! — кряхтит Саншайн, пытаясь пропихнуть упирающуюся руками в стены Мунбим. Наконец, её руки подкашиваются и девчонки, пролетев сквозь поле, падают на плиточный пол.
— Из-за тебя одни проблемы. — бурчит Саншайн.
— Просто я расчётливая.
— Просто ты трусливая! — Раздаётся насмешливый голос Скейтер-Флэш по интеркому. Мунбим и Саншайн спускаются вниз по лестнице, заходят в пневмолифт и отправляются вперёд, навстречу испытаниям…

Первые несколько камер “Эдвенчерус Гёрлс” прошли относительно быстро. Конечно, до рекорда камер им было далеко, но увидев результаты девятилетних девчонок, тренер Крейзи Скайболд наверняка бы взяла их на обучение портальной акробатики без предварительной регистрации. Несмотря на частые придирки со стороны Саншайн к Мунбим и колкие замечания Скейтер-Флэш, “Эдвенчерус Гёрлс” проходили камеру за камерой довольно слажено. Эвер ругала Аннабелль за нерасторопность, но при этом никогда не отказывала ей в помощи. В четвёртой камере девчонки впервые использовали самокат Скейтер-Флэш, чтобы перелететь через кислотный бассейн и тем самым они перескочили, чуть ли не через половину испытания. Для того, чтобы открыть дверь выхода, нужно было раздобыть два Куба, но Саншайн с Мунбим поступили хитрее: они встали на кнопки, дверь открылась, и Эвер поставила оранжевый портал на еле заметную порталопригодную стену за выходом. После этого Саншайн выстрелила ещё один портал себе пол ноги и оказалась напротив лифтовой шахты. В пятой камере они тоже смухлевали. Саншайн налила синий гель на край кислотного бассейна, затем они вместе с Мунбим разогнались на самокате, отскочили от странной склизкой субстанции и перелетели на другой берег. Синий гель подразумевался как средство для того, чтобы испытуемый добрался до платформы у самого потолка, активировал световой мост и уже с помощью него перебрался на противоположенный край бассейна. В шестой камере Скейтер-Флэш по приколу активировала все имеющиеся механизмы. Саншайн упрекнула в этом подругу. Даже имея в руках Порталган, проходить его стало неинтересно. Вообще, несмотря на разногласия, девчонки работали скооперировавшись, что не могло не повлиять на скорость прохождения тестов. А проходили они тесты быстро. С седьмой камерой пришлось повозиться, здесь “Эдвенчерус Гёрлс” впервые познакомились с турелями. Но и роботы-андроиды не стали для них серьёзными врагами, по крайней мере, пока. Саншайн при помощи Устройства для создания порталов мастерски хватала одну турель за другой и швыряла их оземь. Турели беспомощно катались из стороны в сторону (в эти моменты Саншайн и Мунбим прятались за ближайшим укрытием. Хоть они были далеко, а словить пулю им всё же не хотелось) и переходили в спящий режим. Если судьба вновь сводила девчонок с поваленными турелями, то Саншайн из мести уничтожала их все до единой: какие-то бросала в кислоту, какие-то кидала под лазер и те взрывались на её глазах. Восьмую камеру Скейтер-Флэш (как и Джесс год назад) ненароком разорвала надвое.
— И что нам теперь делать? — спросила Саншайн, глядя в красный объектив видеокамеры. Половина тестовой камеры была разорвана в клочья: сломанная дверь выхода была теперь открыта, но при этом большая часть необходимых для прохождения теста устройств валялась на дне глубокого тёмного ущелья, а те, что остались, были теперь в нерабочем состоянии. Мунбим аккуратно приблизилась к краю уцелевшей напольной панели. Под ней простирались двести метров пустоты. От падения с такой высоты даже джамперы не спасут.
— Сейчас, я что-нибудь придумаю. — Скейтер по очереди нажимает клавиши. В какой-то момент к девочкам-испытуемым подъезжает излучатель Светового моста.
— Скейтер, можешь его включить? — спрашивает Мунбим.
— Не вопрос, — отвечает ей Синтия. Скейтер-Флэш нажимает на кнопку, лампа поворачивается под нужным углом и активируется. Теперь осталось всего-то пройти по полупрозрачному мосту над двухсотметровой пропастью.
— Шикарно!
Но сделать это оказалось намного легче, чем думала Саншайн. Мост был плотный и довольно широкий, так что подружки с лёгкостью добрались до выхода, хотя Мунбим всё время не покидало волнение и другие неприятные ощущения. Пока что тесты представлялись для “Эдвенчерус Гёрлс” не более чем весёлым времяпрепровождением для получения желанного торта.
Однако в девятой камере ситуация координально поменялась. Мунбим подлетела на самокате в воздух, и в этот момент у него кончилось горючее. Турбина издала несколько хлопков и смолкла. Аннабелль поняла, что не долетит до противоположенного края бассейна. Скейтер-Флэш оципинела от ужаса, представив, что ждёт внизу девятилетнюю девочку. В тот же миг раздался отчаянный крик Мунбим. Синтия за доли секунд обежала пультовую взглядом и нашла то, что могло спасти подругу от неминуемой смерти. Скейтер нажала на несколько кнопок. Из стены выдвинулись три разумные панели и повернулись вверх. Позади них была небольшая грязная комнатка для техперсонала и закрытая дверь на кодовом замке.
— Хватайся! — Кричит подруге Саншайн, но та и сама рефлекторно понимает, что единственный шанс выжить – это ухватиться за поршни панели. Мунбим отпускает самокат, хватается за гидравлический манипулятор и сцепляет пальцы. Средство передвижения Скейтер-Флэш без лишнего груза спокойно долетает до противоположенного берега и ударяется об дальнюю стену камеры.
— Мунбим! — кричит Скейтер подруге, висящей на металлическом поршне в трёх метрах над кислотным бассейном. — Ты можешь запрыгнуть в комнату обслуживания?
— Я… так не думаю! — кряхтит подруга, — У меня еле сил хватает… чтобы держаться… и не упасть!
— Скейтер! Сделай что-нибудь? — кричит Эвер.
— Что я могу сделать? Если я задвину обратно панели, они могут отрезать ей руки!
— И что ты предлагаешь?
— Я думаю, думаю… — Скейтер начинает судорожно пробегаться по всем клавишам пульта управления. — Ага! Есть! — Синтия нажимает на пару кнопок, и из стены неподалёку от висящей Мунбим выдвигается ещё одна панель. — Саншайн, найди два Куба и залезь по ним в комнату обслуживания! Оттуда ты сможешь вытащить Мунбим.
— Предлагаешь мне пройти половину испытания?! Это займёт целую вечность! Нет более короткого пути?
— Боюсь, что нет. По крайней мере, я здесь не вижу. — Скейтер очередной раз оббегает взглядом пультовую.
— Спасите! На помощь! — Кричит Мунбим, размахивая ногами, — Мне тут долго не продержаться!
— Держись, Мунбим! Потерпи ещё чуток! Я найду Кубы, и вернусь за тобой!
— Умоляю быстрее!
Саншайн бежит к противоположенной части испытательной камеры. Теперь ей предстоит одной пройти камеру от начала и до конца. И пройти быстро: каждую секунду руки Мунбим ослабевали, а значит, на глазах таяла надежда её спасти. Саншайн казалось, что время ускорилось в разы. Секунды текли, и времени становилось всё меньше и меньше. Девочке одной пришлось проходить испытание Порталгана, не рассчитанное на ребёнка. Она выполняла действия рефлекторно, почти не осознавая их. Мышцы, разработанные в прошлых испытательных камерах, будто бы двигались сами собой. Эвер сделала несколько зеркальных прыжков, перелетела через бассейн с кислотой, уничтожала турели и словно кошка перепрыгнула с одного Светового Моста на другой, поставленный в полёте. Скейтер-Флэш давала указания, что Саншайн следует делать, и та покорно их выполняла. Скейтер, из наблюдательного пункта было виднее, что надо делать. Ей было не менее страшно, чем Саншайн, и даже Мунбим, висящей в нескольких метрах от верной смерти. Хватка Мунбим всё ослабевала. Саншайн уже успела добыть первый Куб и сейчас искала наибыстрейший способ получить и второй. Завладев вторым Кубом, бесстрашная Саншайн, предварительно разлившая оранжевый и синий гели в необходимых местах, разогналась на самокате подруги, подпрыгнула на пару метров в воздух и перелетела через бассейн с кислотой. В какой-то момент она посмотрела вниз. Сердце Эвер ёкнуло. Собравшись с мыслями, Эвер в полёте спрыгивает с транспортного средства и со всех ног несётся к Мунбим. Саншайн ставит один Куб на другой и вскарабкивается по импровизированной лестнице с комнату обслуживания. Полдела сделано.
— Мунбим, хватайся за мою руку! — Кричит Эвер своей подруге.
— Я боюсь! — провизжала писклявым от страха голосом Мунбим. — А если упаду?
— Не упадёшь!
— Я всё равно не дотянусь!
— Вот что: попробуй раскачать взад-вперёд, а я схвачу тебя за руку в полёте. — Мунбим легонько покачивается из стороны с сторону. С каждым разом амплитуда понемногу нарастала.
— Хорошо! Ну же! Ещё чуть-чуть…
Саншайн подбадривала Мунбим, помогая той собраться со стремительно покидающими девочку силами. В какой-то момент Мунбим всё же решилась и разжала руки. Она не долетела всего полметра до служебной комнаты. Саншайн подалась вперёд и успела схватить Мунбим за левую руку. Однако Эвер не до конца рассчитала свои силы. Саншайн упала на живот. Левой рукой она держала Мунбим, а правой упиралась в выступ под разумной панелью, чтобы самой не свалиться вниз. Она пыталась отползти, но сила гравитации неумолимо тянули девочку вперёд.
— Скейтер! На помощь! — Кричит Саншайн.
— Сейчас, я иду! — отвечает по интеркому Скейтер, срывает с себя наушники, открывает дверь и несётся по коридорам в направлении девятой тестовой камеры, прося о помощи. Но ей на глаза так и не попался не один учёный. Синтия подбегает к нужной двери на кодовом замке, за которой раздаются знакомые голоса.
— Подождите, сейчас я найду карту и помогу! Да, где же она? — Скейтер-Флэш роется по карманам, затем скидывает портфель, раскрывает боковой карман и спустя пару секунд находит карту доступа дяди Роджерса. Девочка проводит картой по слоту, и магнитная дверь открывается. Перед ней – распластавшаяся на полу Саншайн, из последних сил удерживающая Мунбим. Скейтер-Флэш бросается к подругам. В этот момент нижняя разумная панель, в которую упиралась Саншайн, отодвигается от стены на десять градусов. Эвер разжимает правую руку, но её тут же ловит Скейтер. Последняя не удержалась на ногах и упала. Под тяжестью Саншайн и Мунбим Скейтер-Флэш заскользила по направлению к кислотному бассейну. Но девочка умудрилась ухватиться рукой за внутренний поршень, а ногой тем временем упереться в саму панель. “Эдвенчерус Гёрлс” находились в крайне опасном положении: Мунбим висела всего в полутора метрах над кислотой, её держала за руку Саншайн, а ту в свою очередь левой рукой держала Скейтер. Её же правая рука мёртвой хваткой вцепилась в гидравлический поршень, а правая нога давила на отогнутый верх неисправленной разумной панели. Всем своим весом цепочка приходилась на крепёжные части панели, явно не рассчитанные на такие нагрузки. Все троя находились теперь на территории тестовой камеры. Скейтер-Флэш из-за всех сил пыталась вытащить своих подружек из передряги. Она хотела влезть на панель, а затем – на безопасный пол комнаты обслуживания, но сил для этого ей было явно недостаточно. Будь она одна, влезть не составило б труда, но когда ты пытаешься поднять ещё двоих твоего веса, вот тут-то и начинаются проблемы.
Тем временем восьмёрка учёных из TF-24, узнав про то, что “Эдвенчерус Гёрлс” умчались поисках торта, поняли, что по пути трио обязательно захочет пройти испытания Порталгана.
— Как мы узнаем где они? — спрашивает у Майкла запыхавшаяся от непрерывного бега Лайра. — Они могут быть на любой ветке. Их тут сотни!
— Не на любой. Их задача - заполучить торт. Для этого придётся пройти тесты соответствующего сектора. А какой сектор готовит самые вкусные торты?
— Тот, где работает Джесс! CB-12!
— Именно!
— Давайте, парни, не отставайте! — кричит Дуглас Мэтту и Роберту, — Мы уже близко!
— Только бы с ними ничего не случилось! — молится Роджерс.
Восьмёрка врывается в наблюдательный пункт 119-ой испытательной линии. На полу лежит большинство вещей, оставленных Скейтер-Флэш после того, когда девочка побежала спасать подружек из беды. На одном из мониторов учёные заметили отчаянно болтающуюся троицу над бассейном кислоты.
— Вот они! — кричит Рэттманн, указывая на нужный монитор.
— Девятая камера. Скорее туда! — командует Майкл.
Учёные в мгновенье ока пролетели на пневмолифте девять этажей и устремились к комнате техобслуживания. Дверь в неё была открыта. На погнутой панели висела Скейтер-Флэш, из последних сил державшая Саншайн и Мунбим. Майкл, Роджерс и Мэтт устремляются вперёд. Только они успели схватить Скейтер за руку, как поломанная разумная панель слетела с креплений и потонула в смертоносной жиже. Роджерс с Майклом вытаскивают Скейтер, а Мэтт тем временем достаёт Саншайн и Мунбим. Те падают к его ногам, обхвативши их мертвой хваткой, трясясь от пережитого страха и шока. Трио “Эдвенчерус Гёрлс” было спасено.


Тем же вечером. Сектор TF-24. 21:44 PM.

— Мы всё поняли, и мы больше так не будим… — сказала Саншайн, опустив пристыженную голову. Главный офис сектора TF-24 был забит до отказа. Несмотря на поздний час, сюда пришли практически все учёные и не только те, кто работал в помещениях по соседству. Здесь были люди и из дальних уголков Эперче, и из верхних секторов, преимущественно администраторы. Джи-мена среди них не было, однако был доктор Хувс. Кэролайн пришла тоже. Как минимум из-за того, что той было безумно интересно даже не столько факт самого проникновения детей на предприятие, сколько то, каким образом им удалось протащить в НИИ реактивный самокат. Она ушла всего пару минут назад, поняв, что больше ей здесь делать нечего. Последние полчаса сестра Майкла Уотта, мать Саншайн, сам Майкл, Роджерс, Лайра, Дуглас и ещё многие другие по очереди отчитывали “Эдвенчерус Гёрлс” за совершённые безрассудные поступки. Троица девчонок покорно слушали нравоучения взрослых, опустив пристыженный взгляд в пол. Каждая из них понимала, что сегодня они поступили невероятно глупо. Эвер, как зачинщицу большинства злоключений, ругали больше всех. Синтию чуть меньше, хотя и та сегодня порядочно отличилась. Мунбим успела напроказничать меньше всего. Все замечания были по делу, и все относились лишь к сегодняшним выкрутасам. Та же Лайра не могла поверить, что за единственный сегодняшний день девчонки умудрились, как сказал Майкл, “перевыполнить месячный план “хулиганств” ”. Под конец исправительной беседы Майкл с Роджерсом поняли, что она прошла не даром, и облегчённо вздохнули. Конечно же, никто не верил, что трио будет меньше проказничать в будущем. Всё же для того, чтобы человек изменился, нужно приложить к этому немалые усилия и набраться терпения. Но надежда на то, что сегодняшний урок не прошёл для девчонок даром, заставлял учёных в них верить.
— Хотелось бы верить… — вздыхает Майкл.
— Мы… постараемся. — пробормотала Скейтер-Флэш. — Честно.
— Что ж поживём – увидим. — отвечает Лайра.
— Это ж надо было додуматься! — говорит Роджерс и проводит рукой по потному лбу. — Обыскать всю мою комнату, найти ключ-карту (которую я до сих пор не понимаю, как вы нашли), сбежать из сектора, раскатываться по коридорам на реактивном самокате, чуть не упасть в кислоту, и ради чего? Кремового торта?!
— Бисквитного. — поправляет учёного Мунбим. — У меня аллергия на крем. — присутствующие смеются.
— Да, Вам ещё расти и расти… — произносит Лайра и обнимает троицу. Она, как и все, была безумно рада, что всё кончилось хорошо.
— Ничего, за сегодня мы наверно года на два выросли. — говорит Саншайн.
— Дуглас, твой выход. — подталкивает нерешительного учёного Мэтт и подмигивает.
— Ну что, надеюсь, сегодняшний день не прошёл для Вас даром. Так чему же мы научились? — Эвер Блум прокручивает в голове все события дня по порядку и говорит:
— Тому, что нужно работать сообща…
Мунбим тихонько хихикнула, вспомнив про то, как они делали уроки.
— Тому, что надо быть вежливым и не шуметь, когда другие работают… — добавляет Скейтер-Флэш. Это она вспомнила, как сегодня днём те веселились с Джесс.
— Неплохо, что-нибудь ещё?
— Что нужно спрашивать перед тем, как захочешь создать кому-то новый стиль, а хочет ли он этого и пойдёт ли он ему. — Это Мунбим вспомнила случай с платьем для Сьюзан.
— Что нужно всегда следовать инструкции безопасности или посоветоваться с более опытными прежде чем ставить собственные эксперименты. — сказала Мунбим, намекая Скейтер-Флэш на сегодняшнее светопреставление с химическими реактивами.
— А может быть что-нибудь ещё? — спросил Дуглас. — Какой самый главный урок вы усвоили?
— А самый главный урок в том, что… — Саншайн обнимает подружек за плечи. — Самый главный урок заключается в том, что нужно уметь вовремя остановиться, чтобы последствия не навредили ни тебе, ни другим людям, что нужно уметь отличать игру от реальности и что верные друзья всегда придут тебе на помощь в какой бы переделке вы не оказались.
— Очень неплохо! — похвалил Рэттманн троицу искателей приключений и легонько потрепал им волосы. — По крайней мере вам теперь будет, что вспомнить на каникулах.
— Это уж точно! — поддерживает Скейтер-Флэш и подмигивает подружкам.
— И с каких пор ты стал таким сентиментальным? — спрашивает Майкл Дугласа, через минуту после того, как пневмолифт с мамой Саншайн и девчонками уехал вверх.
— Сам удивляюсь. От вас и не такого наберёшься.
— Не думал о карьере детского психолога? — шутит Майкл.
— Нет уж. — усмехается лаборант. — Хочешь, чтобы мой каждый новый день был таким же сумасшедшим как этот?
— Да, “Эдвенчерус Гёрлс” кого угодно заставят поседеть своими выкрутасами.
— И не говори.
— А это были ещё цветочки… Вот помню, что они учинили в Диснейленде на прошлый день рожденье Саншайн! Хорошо, что тебя там не было.
— А что они учудили? — интересуется Дуглас.
— Тебе лучше не знать. — отвечают вместе Майкл и Сьюзан и смеются.
— Будешь упоминать “Эдвенчерус Гёрлс” в своём дневнике?
— Разумеется. Хотя… думаю, сегодняшний день я при всём желании не забуду!
Примечания:
* Додо (англ.) – дронт; косный, неумный человек.
** (англ. - abseiling) – Вид спорта: спуск с горы по верёвке.
*** Хладагент (англ. - coolant) – жидкость, используемая в системах охлаждения ядерного реактора.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.