Принцесса и медведь

Гет
NC-17
Завершён
113
автор
Размер:
332 страницы, 44 части
Описание:
– Надо же, как эта девка тебя зацепила. И что в ней такого особенного?
– Какое второе условие?
– Второе условие таково... Ты объездишь эту кобылку. Сейчас. При мне.
– Что?!
– Я ведь должен убедиться, что продаю тебе качественный товар.

Ее похитили из собственной постели за то, что отец отказался платить дань свирепым северным горцам. В чужой стране ей предстоит множество невзгод, и главная из них – правитель, который поставит одно трудновыполнимое условие…

Примечания автора:
Действие происходит за 400 лет до событий "Портрета предателя". Ангалония еще не завоевала Хейдерон, и хейдеронцы периодически "набигают" и "нагибают" ))
Группа ВК с визуалами и анонсами глав https://vk.com/public196499889
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
113 Нравится 981 Отзывы 32 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
— Ньорун великий и всемогущий, прими наших доблестных братьев, павших в бою, дабы они веки вечные пировали в твоих небесных чертогах! С этими словами Бьорн поднес пылающий факел к дровам, на которых покоились тела хейдеронцев. Огонь лизнул древесину, сперва нехотя, примеряясь, затем — с растущим аппетитом, и вот уже через несколько минут над поляной трещало и гудело могучее пламя, вознося к небу прах мертвецов. Виола закашлялась от дыма и вони горелой плоти. Снова эта чертова горелая плоть! Она вдруг вспомнила те сочные ребрышки, которые с таким удовольствием обгладывала сегодня утром, и ее чуть не вырвало. «Проклятье! Никогда в жизни больше не притронусь к жареному мясу!» Хейды со склоненными головами стояли у костра, отдавая последние почести погибшим товарищам. Виола перевела взгляд туда, где были кучей навалены тела ангалонцев, сложила руки на груди и начала молиться за упокой их душ. Через какое-то время к ней подошел Бьорн и, подождав, пока она закончит, сказал: — Пора ехать. Он легко подхватил ее на руки, забросил на плечо и понес к лошадям. — Никуда я с тобой не поеду! — Виола отчаянно извивалась, пытаясь вырваться из его хватки. — Мы уже обсудили этот вопрос, — спокойно сказал Бьорн. — Поедешь. Вот только в мешке или в седле — зависит от тебя. Когда он поставил ее на землю, Виола увидела, как Рагнар неподалеку разворачивает огромный пыльный мешок. Черт, похоже, они не шутят! — Ну так что? В мешок? — Бьорн поднял на нее насмешливый взгляд. В его зрачках отражались танцующие языки пламени. — Не надо! — буркнула Виола, вспомнив поездку вниз головой в ночь похищения. — Вот и славно! — Он наклонился и перерезал путы, стягивающие ее лодыжки. Рослый чалый жеребец с широкой грудью и мощными ногами нетерпеливо перебирал копытами у коновязи. Бьорн посадил на него Виолу, и она обнаружила, что он успел переделать седло для удобства двоих наездников: приладил к каркасу вторую пару стремян, и удлинил сиденье куском, вырезанным из другого седла. Бьорн вскочил следом, а конь при этом всхрапнул и переступил копытами. — Бьорн, ты слишком много жрешь, — съехидничал Олаф. — Лошадь не выдержит такую тушу. Давай лучше я повезу девчонку. — Размечтался. — Посади ее на отдельную лошадь, их у нас хренова куча. — Рагнар махнул в сторону скакунов, принадлежавших погибшим воинам. — Я думал об этом, — ответил Бьорн, — но нет. Жаль, конечно, бросать столько лошадей, но они лишь замедлят нас в горах. Да и она, — он ткнул Виолу под ребра, — вообразит, что сможет сбежать. Зачем нам лишняя головная боль? Виола презрительно фыркнула. Неужели всю дорогу придется провести прижатой к этому проклятому хейду? Ну уж нет! Она ухватилась связанными руками за переднюю луку, чтобы подвинуться к лошадиной шее, подальше от Бьорна, но тут ее плед зацепился за седло, пряжка расстегнулась, и шерстяная ткань сползла с плеча. Виола взвизгнула, едва успев поймать ускользающие края. Еще секунда — и она бы предстала перед всеми в чем мать родила. — Ты б ей хоть одежду какую дал, — хохотнул Рагнар, укладывая пожитки на гнедого жеребца. — Зачем? Не дали пощупать, так хоть полюбуемся, — из-за густых клуб дыма пробасил один из бородачей. — Зенки повылазят, — проворчал Бьорн. Он спешился и принялся рыться в седельной котомке, затем ссадил Виолу с коня, развязал ей руки и протянул свернутую одежду. — Возьми. Почти неношеное. Хейды с интересном наблюдали за ней. — Я что, должна одеваться при всех? — Виола надула губы. — Мы не против, — ухмыльнулся Олаф. Бьорн тяжело вздохнул, взял ее за руку и отвел за толстое дерево на опушке. — Давай, только быстро. Попытаешься сбежать — будешь одеваться при них. — Он привалился к стволу и отвернулся. Убедившись, что он не подсматривает, Виола скинула плед и быстро облачилась в голубовато-серую тунику с вышитым воротом. Рубаха болталась по колено, а рукава закрывали кончики пальцев. Следом Виола натянула штаны. Они оказались так велики, что она просто-напросто утонула в них. Но ничего не поделаешь. Виола закатала рукава и штанины и опоясалась куском веревки — все же лучше, чем щеголять с голым задом. Лен туники приятно облегал тело. Ноздри щекотнул чужой запах, и Виола, оттянув ворот, понюхала его. Горькая хвоя, дым костра и что-то еще — мужское и приятное… К щекам прилила кровь. — Ты там скоро? — окликнул ее обладатель манящего запаха. — Подождешь. Она сняла с ветки плед и, накинув на плечи, попыталась застегнуть, но замочек фибулы был слишком тугим. Вдобавок обрубок пальца зацепился за ткань, и руку снова пронзила такая боль, что пришлось закусить губу, чтобы не заорать. — Дай сюда. — Бьорн взял у нее пряжку. Затаив дыхание, Виола смотрела, как его большие руки аккуратно прилаживают застежку. Когда фибула была надежно закреплена, он поправил плед и при этом нечаянно задел ее грудь. Жар ударил в лицо, а, взглянув на Бьорна, Виола увидела, что он тоже покраснел. Без единого слова они вернулись в лагерь. Все уже были готовы к дороге. Бьорн подсадил Виолу в седло, уселся позади и тронул поводья. Конь размеренной рысью поскакал по лесной тропе. Остальные отправились вслед за ними. *** Солнце скрылось за верхушками деревьев, надвигались сумерки. Лошадиные копыта все дальше уносили Виолу из родных краев. Хмель все еще туманил голову, немного притупляя страх, но чем дольше они ехали, тем яснее становилось, что привычной жизни проходит конец. Руки Бьорна, держащие поводья, охватывали Виолу нерушимым кольцом, а за спиной ощущался жар его могучего тела. Ей ни за что не сбежать! Спрыгнуть с лошади — Бьорн тут же ее подхватит, а если и удастся, и она не сломает при этом шею — то босую он настигнет ее в тот же момент. «Суждено ли мне вернуться домой, увидеть отца? — с каждой минутой отчаяние становилось все сильнее. — Я должна бежать. Любой ценой. Лучше всего на привале, когда хейды уснут. А до тех пор надо притвориться, будто я смирилась, чтобы усыпить их бдительность». Когда стемнело, Рагнар зажег факел и поехал впереди, показывал дорогу остальным. Через несколько часов Виола уже умирала от усталости и, наплевав на неприязнь к хейдам в целом, и Бьорну в частности, прислонилась к его груди и погрузилась в тревожное полузабытье. Свалиться она не боялась — коней пустили шагом, а крепкие руки похитителя надежно оберегали от падения. К полуночи резко похолодало. Свежий ветер бил в лицо, и Виола озябла. Бьорн, заметив, что она дрожит, снял свой плащ на волчьем меху и укрыл ее спереди как одеялом. Стало намного теплее. Виола даже ощутила прилив благодарности, но тут же поспешила его отогнать. «Он всего лишь заботится о собственности своего господина, — напомнила она себе. — Если бы не он, я бы сейчас спокойно спала в своей постели». При мысли о доме к глазам подступили слезы. «Надо бежать при первой возможности», — твердо решила она. К тому времени, как над лесом забрезжил рассвет, люди и лошади окончательно выбились из сил. Хейды остановились на поляне у небольшого ручья. Бьорн соскочил на землю и ссадил Виолу с коня. — Будешь вести себя разумно, или мне тебя связать? — поинтересовался он. — Не надо, — буркнула она. Мышцы внутренней части бедер и голеней так утомились от верховой езды, что было больно даже стоять. На поляне закипела работа. Альрик и Лодур — за прошедшую ночь Виола наконец запомнила имена бородачей — принялись рубить деревья, пока Олаф с Ингваром расседлывали лошадей, Бьорн вбивал колышки для палатки, а Рагнар разводил костер. Виола уселась на бревно, которое уже успели приволочь к будущему очагу. — Повезло тебе, девица, — хмыкнул Рагнар, когда из-под кучи хвороста взметнулся серый дымок. — Спас он тебя. — Кто? — Бьорн. Когда назвал добычей ярла. — Пф-ф, я его об этом не просила, — скривилась Виола. — Да ну? — Рагнар насмешливо поднял рыжие брови. — Так значит, ты была не прочь поразвлечься с мужиками? Виола возмущенно фыркнула и отвернулась, уставившись на танцующие языки пламени. Рагнар начал прилаживать над огнем треногу для котелка. — Тяжко ему придется, — вздохнул он. — Кому? — Бьорну. — В каком смысле? — В таком, что ярл назначил его таном и поставил во главе дружины. Договориться с твоим папашей — как раз и было его первым заданием. — И он его с треском провалил, — невесело усмехнулась Виола. — Угу. — Рагнар кивнул. — Но я сейчас не об этом. — А о чем? — Понимаешь ли, ваши графья крайне редко приглашают нас на пирушки. Обычно мы сами приходим в ваши деревни и берем, что захотим. — То есть, грабите нас? — Можно и так сказать. Ну, так вот, во время набегов у мужиков кровь вскипает в пылу битвы, поэтому, если под руку попадется какая женщина… Ну ты понимаешь… всякое бывает… Даже за толстые стены кастильской крепости проникали слухи о злодеяниях, что творили хейды в разоренных селениях. Массовые изнасилования были обычным делом. Виола на миг представила, что случилось бы с ней, если бы не вступился Бьорн, и по позвоночнику пробежала ледяная волна. — И к чему ты мне это рассказываешь? — спросила она. — Я вот просто ума не приложу, как Бьорн собирается возглавлять набеги. Дело в том, что он терпеть не может, когда над женщинами непотребства всякие учиняют. — Хм… И откуда же такое благородство?.. «…у дикаря», — хотела добавить Виола, но благоразумно осеклась. Рагнар пожал плечами. — Думаю, из-за Альвейг. — Альвейг? Кто это? — Сама у него спроси, — ответил он, глядя ей за спину. Обернувшись, Виола увидела, что к ним приближается Бьорн. — О чем «спроси»? — поинтересовался он. — Об Альвейг, — смущенно пробормотал Рагнар. У Бьорна дернулась щека. Он бросил на приятеля испепеляющий взгляд. — Вот трепло безмозглое! Скажи лучше, жрать скоро будем? Похоже, откровенничать он не намерен. Ну и черт с ним! А перекусить и правда не помешало бы: желудок скрутило от голода, ведь во рту с прошлого утра и маковой росинки не было. Пожалуй, Виола даже от жареного мяса не отказалась бы. Рагнар поднялся с бревна и направился к пожиткам, наваленным под суконным навесом между палатками. — Замерзла? — Бьорн присел рядом. — Немного. — Она поплотнее запахнула плащ. Он молча поднялся и ушел, а через минуту вернулся, принеся с собой две кружки и железный ковшик с деревянной ручкой. Примостившись у костра, он сунул ковш прямо в огонь. Виола увидела, что внутри плещется темная жидкость. — Что это? — поинтересовалась она. — Увидишь, — загадочно усмехнулся Бьорн. Вскоре раздалось бульканье, из сосуда повалил пар. В воздухе разлился необычный аромат — пряный и хмельной. Бьорн снял ковш с огня, а когда напиток чуть остыл, наполнил кружку и протянул Виоле. Теплые деревянные бока приятно согревали ладони. Виола поднесла кружку к губам. Пары алкоголя ударили в нос, заставив поморщиться, но на вкус было вполне терпимо. Она сделала еще несколько глотков, и по жилам разлилось приятное успокаивающее тепло. Тем временем Бьорн потягивал напиток из своей кружки, молча взирая на пылающий костер. Яркие языки пламени придавали красноватый отблеск его лицу. Высокий лоб, прямой нос, красиво очерченные губы… «Хоть бери, да на монетах чекань!» — подумала Виола. — Так все-таки, что это такое? — Она кивнула на кружку. — Горячее пиво. Виола чуть не поперхнулась. — Пиво? Разве его не пьют холодным? — В жару — да. Но сейчас — согласись, так намного приятнее. — Хм-м. — Она снова сделала глоток и крепко обхватила кружку озябшими ладонями, чтобы не упустить ни толики исходящего от нее тепла. — Пожалуй, соглашусь. От холодного пива я бы точно окоченела. Через пару минут у костра появился Рагнар с котелком в руках. Бьорн налил пива товарищу. Тот, сделав добрый глоток, приладил котелок к треноге, и вскоре в нем забулькала похлебка, распространяя по лагерю соблазнительные ароматы мяса и пахучих трав. Подтянулись остальные хейды. Виола вздрогнула, когда напротив уселся Ингвар, но горячее пиво на пустой желудок затуманило разум и притупило страх, а когда Бьорн вручил ей полную миску наваристого супа, то она и вовсе перестала обращать внимание на этого негодяя. Хмельные пары, сытная пища — и вот уже веки потяжелели. Через какое-то время Виола обнаружила, что клюет носом, прислонившись к плечу сидящего рядом Бьорна. Кажется, она собиралась бежать, когда они встанут на привал. Но, черт побери, с таким набитым животом она и двух шагов ступить не сможет, да еще когда так кружится голова, а ноги начинают мучительно ныть при одной только мысли о ходьбе. «Я вздремну пару часиков, а потом проснусь и обдумаю план побега», — твердо решила она и снова закрыла глаза. Очнулась она от того, что ее подхватили на руки. — Куда ты меня несешь? — сонно поинтересовалась Виола, удостоверившись, что это Бьорн. — Спать, — сказал он, направляясь к палатке.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты