V for Violett

Джен
R
В процессе
4
«Горячие работы» 5
Размер:
планируется Макси, написано 165 страниц, 13 частей
Описание:
Живешь ты такой, живешь и вдруг понимаешь, что тебе все осточертело и нужно всё изменить. Увольняешься с работы, худеешь на двадцать килограммов, меняешь прическу, город, круг общения.
К шестнадцати годам Виолетта так и решила. Был, конечно, один весомый фактор, на который даже обычная японская школьница не способна повлиять. И теперь ей придется справляться с трудностями, которые не каждому взрослому по зубам. А клубок интриг запутывается сильнее с каждым шагом в неизвестность.
Посвящение:
Всем любителям бросать дайсы в уютной компании, гореть от рака кубов и мастерам, отыгрывающим по десять персонажей в одной сцене.
Примечания автора:
- Фанфик написан по настольной ролевой игре по Джоджо в формате тренировки писательского мастерства и терпения.
- Тонны отсылок ко всему, до чего у меня дотянулись руки.
- Я отыгрывала только Виолетту и прописывала ее семью. За всех остальных - глубокий поклон ♂️Dungeon Master♂️.
- Попытки придерживаться канона в той степени, насколько я и ♂️Dungeon Master♂️ были с ним согласны.
- Возможно, изменены характеры оригинальных персов. В частности тех, у кого характеров как таковых и не было.
- Много собственных героев.
- Люблю психологию и капаться в построении отношений, характеров, травм, поэтому делаю это с наслаждением.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 5 Отзывы 2 В сборник Скачать

Опыт.

Настройки текста
Ступай в лес, ступай! Если ты не пойдешь в лес, с тобой никогда ничего не случиться и твоя жизнь не начнется. Эстес К. «Бегущая с волками» Виолетта спрыгнула с мотоцикла. Под ногами хлюпала бурая жижа, дождь все еще лил, размешивая грязные брызги на одежде и заставляя ощущать себя более мерзко. Около часа назад она с Джотаро распрощались с Канни. Репер долго рассыпался в дифирамбах, а потом заключил девушку в объятиях, которые заставили затрещать ребра. — Дермово, что я не могу отправиться с вами. Но пока на моём троне восседает грязное животное, я словно без рук. — Не парься, Канни, — Ви хлопнула его по руке. — Я всегда на связи в случае чего! — он выглядел угнетенно, но быстро собрался, запрыгнул в вертолет и крикнул напоследок. — Дайте мне пару дней. И читайте газеты. Как только увидите меня на первой полосе, знайте — я уже действую. Вертолет поднялся, взметнув в воздух палую листву и дождевые капли с пожухлой травы, и устремился прочь. Виолетта стояла и наблюдала за удаляющейся точкой. Еще несколько часов назад они были в жаркой пустыне, вшестером, теперь только она и Джотаро посреди леса и гор. А впереди неизвестность. — Дай угадаю, сама я не могу ехать на мотоцикле? — Ви зашнуровывала тяжелые плотные ботинки. Джотаро выдал ей утепленную одежду, когда они добрались до небольшого сарая в чаще. — Как видишь, тут только один, — мужчина ожидал, пока та переоденется. — Можешь сесть сзади, — она встала и слегка попрыгала, проверяю крепость шнурков. Ощущение сдавленности лодыжки было приятно. — Я не против. — Это была бы прекрасная идея, но, видишь ли, ключи у меня, — он позвенел ими. Дорога была каменистой и неровной. Однажды им прошлось заехать на гору, внизу на несколько километров раскинулся лес, после они снова спустились к подножью и ехали почти час среди деревьев. Виолетте не нравилось ехать сзади. Несмотря на хорошую амортизацию мотоцикла ее задница ощущала все кочки. А еще приходилось перманентно поджимать ноги и с силой цепляться в куртку Джотаро, чтобы не упасть. Обогнув озеро, они остановились около крутого пригорка. — Мы сюда ехали? — слегка разочарованно спросила девушка. Им пришлось подняться наверх по скользкой каменистой почве. На небольшой опушке, уютно притаившейся наверху, ютился, словно потерявшийся, дом. Он выглядел заброшенным: заколоченные окна, несколько фанерных заплаток на стенах, рядом — брошенный пикап без передней фары и накрытый сетью. — Выглядит так себе. — Не привередничай, я ведь старался, — мужчина закатил мотоцикл за стену, которая примыкала к деревьям. — У деда в Сибири и то дом ладней выглядит. Хорошо, что уж там, мне не выбирать. Теперь сарай посреди ничего — мое прибежище, — девушка натянула улыбку, как со стороны послышался громкий кашель. — Вообще-то это мой дом, — The Pretty Reckless в мгновение ока оказалась рядом с говорящим, стенд уже опускал тяжелую биту. Из леса стрелой вырвалось белой свечение, и, когда острые зубы вцепились в оружие Pretty, девушка увидела, что это призрачно-белый волк, больше обычного раза в два-три. — Виолетта, остановись, он не враг, — Джотаро схватил девушку за талию и оттянул дальше от незнакомца. — Радунхагейду, здравствуй. Извини, мы немного на взводе. — Ты мог бы и сказать, — девушка вырвалась из объятий, а The Pretty Reckless нависала уже над Джотаро. — Я не успел. — Я не в обиде. Тем более рано или поздно мне было бы необходимо познакомиться со стендом мисс Вальмонт. С делами разберемся позже, сейчас — прошу проходить внутрь. Виолетта наконец-то рассмотрела вновь прибывшего. Им оказался среднего роста мужчина лет 45 в утепленной джинсовой куртке, крепких коричневых кожаных штанах и такого же цвета ботинках на шнуровке. На лицо — типичный коренной индеец, таких в фильмах показывали: красноватый цвет лица, верхние веки сильно наваливались на глаза, от чего они казались полузакрытыми, по щекам шли две темные борозды носогубных складок. Все довершал плетеный ободок вокруг собранных назад черных волос и нескольких этнических рисунков на лице. Индеец приветливо улыбался, приглашая войти в дверь, которая, оказалось, пряталась среди фанеры и прислоненных к стене досках. Рядом с хозяином дома смиренно сидел волк и наблюдал немигающим взглядом. Зверь не выглядел, как стенд, но был похож на него. Девушка ощутила странную связь между животным и индейцем. — Мы прям так пойдем в дом? — удивилась Ви, указывая на куски невысохшей грязи, которая покрывала ее с ног до головы. — Переоденетесь внутри. Когда подсохнет, просто отобьем с одежды, — ответ нового знакомого поразил девушку. Она в жизни не занималась подобным, и уже опасалась слышать ответ на второй вопрос. — Допустим, а что насчет душа? Только не говори, что озеро снизу непросто для красоты? — она испытывающе смотрела на Джотаро. Тот пожал плечами и вошел в дом. — У меня есть уличный душ, надо чтобы солнце нагрело воду в баке, — индеец махнул за дом. — И как в нем мыться? Солнце-то нет. — Придется либо быстро, либо не мыться, — похоже хозяин дома не понимал, что смущает Ви. Девушка провела ладонью по лицу и осознала, что размазала грязь с перчатки. Внутри дома было душно и пахло смесью трав и копоти. От этого гремучего запаха закружилась голова и появилась неестественная легкость в теле. Девушка почувствовала, как что-то упорно тыкает ей в ладонь, и поняла, что волк просит от нее ласки. Она ощущала упругость шерсти, но существо было нематериально. — Кажется, ты понравилась Гире, — индеец зашел и сбросил куртку. Дом внутри выглядел как одна комната с костром-очагом посередине. Также стояла одинокая кровать, а по стенам разрослись стеллажи с банками, склянками, черепами животных, свечами и кучей другого оккультного. — Присядь, вижу смесь сильно подействовала. Позволь правильно представиться — меня зовут Радунхагейду, я шаман и целитель. Моя спутница — Гира, — мужчина помог Виолетте опереться о стену спиной и сесть, после отошел к костру. Волчица свернулась у ног девушки. Переносицу сдавило, кожа на лице щипала, дышать было сложно. Еще и Радунхагейду стал что-то напевать, очень монотонно. Виолетте казалось, что она падает, и девушка неосознанно попыталась схватиться за что-то рукой, но вокруг ничего не было. Только темная-темная вода и огромная воронка, которая увлекала все ниже и ниже. С каждым витком девушка отдалялась от поверхности, и ей переставало хватать воздуха. — Ты уже была здесь, не помнишь? — голос индейца раздался совсем близко. — Прекрати задерживать дыхание. Твое тело может сейчас спокойно сохранять автоматические функции. Ты не задохнешься. — Ты совсем спятил! — не выдержала девушка и закричала. Тут же спохватилась и зажала рот руками, но к своему удивлению поняла, что не стала захлебываться. Да и дышать не нужно было. Водоворот терял силу и через несколько оборотов полностью растворился, оставляю Виолетту в невесомости. Вокруг уже не было воды — она висела в приятной синей полутьме. — На первый раз этого хватит, — голос прозвучал прямо перед ней. И девушка поняла, что сидит с закрытыми глазами, оперевшись на мягкое тело волчицы. Радунхагейду поднял ей веки, повторяя, что ей необходимо смотреть своими глазами. — Что происходит? — Джотаро появился откуда-то справа. Виолетта все еще не могла пошевелить телом и иногда уплывала в синее ничто. — Только что она смогла побывать в мире духов, — довольно начал индеец. — Что? — мужчина явно был потрясен. — Радунхагейду, какого черта? Что ты с ней сделал? Виолетта! Девушка почти распласталась на полу с полузакрытыми глазами и ничего не говорила. В ее случае — это самые страшные признаки. Она даже не успела переодеться, грязь с куртки размазалась по стене. А еще Джотаро только сейчас заметил густой резкий запах в доме, словно в храме. Радунхагейду все время объяснял что-то, но для Джотаро он нес несусветную чушь. И он, недослушав, поднял девушку и вынес на улицу. — Это не поможет, — индеец спокойно вышел за ним. — Что ты с ней сделал? — Ничего. Травы же не подействовали ни на тебя, ни на меня. Сушеные цветы и три вида хвои. Это для концентрации. Она сама была готова, вот и все. — К чему? — Увидеть. Некоторые теряются в первый раз, пытаются быть физическим телом. Она просто не может понять, что нужно открыть глаза. Скорее всего, даже слышит все. Понадобилось некоторое время, чтобы Виолетта прекратила проваливаться в приятный полумрак. Радунхагейду даже зафиксировал ее веки скотчем. И уже порядком двух часов Ви потягивала из кружки странную жижу. Индеец настоял, чтобы она пила ее медленно, утверждал, что это вернет ощущение реальности. Девушку вначале почти вырвало от горьковатого вкуса и комков во рту. Но справившись с несколькими позывами, она отметила, что горечь ощущается только вначале, после становится кисловато-сладким, а, попав в желудок, напиток начинает будто бы распространять теплые волны. Девушка минут через пять поняла, что ей очень жарко, лицо горит, и даже согрелись вечно холодные кончики пальцев. — Это не алкоголь, — сообщил Радунхагейду, когда Джотаро решил проверить, чем тот спаивает его спутницу. — Готовится несколько лет. Вначале, конечно, бродит, но после проходит долгий процесс выпаривания, от чего все градусы исчезают. — И зачем это?.. — Джотаро не успел договорить, глотнул и тут же выплюнул. — Виолетта, как ты это пьешь? — на его лице отобразился несвойственный ему спектр эмоций — от отвращения до ужаса. — В целом — неплохо, — пожала плечами девушка. Не сказать, что физически ощущала воздействие, кроме тепла, но ей казалось, что она наполняется силами и легкостью. — Джотаро, мы, конечно, не общались с тобой в такой парадигме раньше, — захохотал Радунхагейду, — но некоторые мои снадобья не предназначены для кого попало. Это не принесет вреда, но и пользы будет мало. Хотя видел бы ты себя, — и он еще громче раздался смехом. Девушка не вмешивалась в разговор, хотя иногда казалось, что шаман обращается к ней. Она больше концентрировалась на том, что происходит внутри, и том, что пережила. Опыт заставлял трепетать и пробуждал жажду пойти дальше. — Так, — протянула Ви, когда напиток все-таки закончился, и она словно бы вышла из транса, — что это было? — Да, мне тоже хотелось бы знать, — сообщил Джотаро. — Она всегда будет впадать в этот…транс? — О нет, конечно, нет. Это фактически ее первый раз — он, как известно, не всегда проходит гладко, — Виолетта все еще ничего не понимала и выжидающе на того смотрела. Джотаро отметил, что она весьма терпеливо ждет ответ. — Сама-то как думаешь, где была? — Я слышала ваш разговор. Почему ты меня вернул? — Я тебя не возвращал, ты сама. Точнее, ты не дала пойти дальше, — он сделал небольшую паузу, девушка все время сверлила индейца взглядом, почти не моргая. — Гира сообщила, что, скорее всего, ты имеешь способности. Лучший способ понять — опыт. И ты его получила. Джотаро пытался осознать, что старается донести Радунхагейду. Индеец недоговаривал и половины. Для Виолетты тоже осталось загадкой, что же такое она умеет. — Ты сказал, что это был мир духов, — начала та. — Верно, — продолжил индеец. — Но там не было ни единого духа. — И там было что-то, что заставляло тебя не дышать. — К чему ты клонишь? — Я чувствую в тебе, скажем так, талант. Он очевидно передался тебе от кого-то из родственников. И та история на заводе. Ты можешь не только входить, но и открывать. Но ты все привязываешь к телу. От того, как только происходит нечто странное, тут же тянешь вожжи. — Я тонула! — Не тонула. Там даже воды не было. Просто ты увидела что-то и интерпретировала так, как привычно тебе в обычной жизни. — И что прикажешь мне делать? Я же не могу просто расслабиться, когда меня тянет на глубину. — Все приходит с опытом. Если продолжишь практиковаться, то со временем поймешь механизм. Виолетта напряженно вглядывалась в пламя очага. Она попробовала самостоятельно воспроизвести состояние, когда только начала проваливаться в мир духов, но ничего не выходило. Ей не нравилось, что индеец не хочет объяснить все по-человечески, тем более языкового барьера между ними не было. Он только наблюдал. Джотаро же уже жалел, что решил привести Виолетту именно сюда. Меньше всего сейчас были нужны новые неприятности. Не до конца было понятно, к чему клонит Радунхагейду, но если именно девушка вызвала призрака на заводе, то это серьезно могло усугубить дело. Особенно с ее любовью влипать в неприятности. К тому же вновь открывшееся обстоятельство могло привлечь и внимание самого фонда. Они уже высказывали желание провести несколько экспериментов… — Твои загадки — одна охрененнее другой. Опыт, опыт. Хорошо, прекрасно, только ни черта непонятно. Как повторить-то? — Виолетта очнулась от раздумий и ощутила густое раздражение. Она хотела ответов. Хотя бы ответа, как это все провернуть, а не игру в кастанедщину. — Я уже тебе сказал, — широко улыбнулся индеец. — Скажи еще раз, — прервала его девушка. — Только так, чтоб я понять смогла. Сам-то можешь такое делать? — В мир духов попасть не могу, но… — Прекрасно! Меня пытается обучить дилетант, — язвительно фыркнула Виолетта. — Я ведь не… — Скольких ты смог обучить до меня? — Я никого не обучал, но много общался с теми, кто практикует. — Снова — опыта никакого. Как ты можешь знать, как именно нужно вести себя? Или что я могу почувствовать? — Я и не… — С чего ты взял, что это передалось от родственников? У меня никто никогда о призраках не говорил, — девушка не собиралась останавливать допрос. — Духи — не призраки, — теперь Радунхагейду выглядел удивленным и растерянным. — Особо не имеет сейчас значение. Джотаро, как это со стороны выглядело? — Не знаю, словно ты накурилась, — он старался скрыть подкатывающий смех, наблюдая, как Радунхагейду знакомиться с Виолеттой. Индеец, очевидно, хотел казаться более мистичным и загадочным для девушки, навести флер таинственного учителя. Даже слегка раздражал Джотаро. Все время, что они общались, Радунхагейду не отличался особо от среднестатистического человека. Травами и правда занимался серьезно, но сильно не распространялся об этом, только иногда хвастался, какая же настойка шикарная у него вышла. А сейчас сидел напротив огня и думал, что пляшущие блики и слабая дымка произведут неизгладимое впечатление в голове юной адептки. — Тогда почему на вас не подействовало? — Потому что у нас вес больше, — предположил Джотаро. — Может быть, — согласно кивнула Ви. — Дело совершенно не в этом, — запротестовал Радунхагейду. — На нас не подействовало, потому что нет предрасположенности. Ты пытаешься доказать, что ничего не было? Ты ведь сама все видела! — Видела — не видела, личный опыт не является доказательством, — отрезала Виолетта. — Я пыталась самостоятельно сейчас воспроизвести состояние, но у меня не вышло. Хотя в воздухе еще витает запах тех трав… — Джотаро, где ты ее откапал? — Радунхагейду ошарашено уставился на того. — А в чем проблема-то? — мужчине уже не хватало сил держать серьезную и отстраненную мину, от чего после вопроса он рассмеялся. Виолетта тоже рассмеялась, увидев неподдельный ужас на лице индейца. Она решила, что не будет накалять обстановку, потому что тема ей была все-таки интересна, и объяснила уже более дружелюбным тоном, что в целом у нее нет вопросов к правдоподобности, скептический настрой из нее постепенно удалялся событиями прошлой недели. Но вот к обучению Радунхагейду — куча и вопросов, и претензий. — Как я уже сказал, сам в мир духов пройти не могу — предрасположенности нет, но могу помочь освоиться тебе, — наконец индеец все понял, и на его лицо вернулась легкая улыбка. — Не думаю, что это хорошая идея в нынешних обстоятельствах, — обратился Джотаро к Виолетте. — Но это же интересная мысль, — она уже ощущала, что это начало спора с ним. На его лице читалось «Виолетта, вразумись, у нас и так проблем по горло. Не нужно создавать лишних.» — Вообще, чем раньше она поймет, как этим пользоваться, тем безопаснее, — попытался разрядить обстановку Радунхагейду. — Виолетта может просто не проводить ритуалов в рамках экспериментов и ничего не вызывать, не так ли? — Джотаро все еще не отрывал от нее взгляда. — Не могу обещать, — пожала та плечами. — Виолетта, — холодно начал мужчина. Она и сама понимала, что, если затея опасная, то ей не стоит совать нос. По крайней мере сейчас. Но он параноил на ровном месте и пытался вынудить ее упустить интересную возможность. К тому же это как раз таки могло помочь. Ни она, ни он не знали каков спектр возможностей. — Это будет контролируемый эксперимент, — примирительно сообщил Радунхагейду. — Я ее проведу, заодно сможем понять… — Я согласна. — Я не уверен. — Мне казалось, в отношениях важно доверие, — девушка скрестила руки на груди и уставилась Джотаро в переносицу. Она где-то вычитала, что такой способ делает взгляд более невыносимым и доминирующим. — Важно, но в прошлый раз твой ритуал призвал… — Это было давно! — Это было позавчера. — В этом и проблема: я не знала, что так могу. Я и не могла до позавчера. Как бы школьные вызывания духов — не такая редкая вещь. Никогда ничего не получалась. — Ты могла просто не пытаться делать это, — отрезал тот. Комнату заполнила давящая тишина. Оба не собирались отступать. — На пару слов, — индеец поманил Джотаро наружу. — Я все понимаю, — начал тот. — Нет, не понимаешь. Сейчас нам необходима максимальная предсказуемость и незаметность. Она сама по себе не вписывается в эти рамки. А этот талант, — Джотаро не сразу справился с зажигалкой. Виолетта проводила их холодным взглядом. Конечно, Джотаро, как всегда, нудит. И, что обиднее, не доверяет. Она ведь даже не просила того, чтобы Радунхагейду устраивал внетелесный опыт. Но теперь сложно было остановиться. Девушка чувствовала почти физическую потребность попасть туда и исследовать. Да и Джотаро должен понимать, что лучше согласиться, чем потом, в случае чего, получать информацию из третьих источников. Или, что хуже, не знать о последствиях до самого конца. Девушка решила, что самый идеальный способ, в случае его отказа, усыпить на сутки при помощи настоек индейца. Она осмотрелась, но пучки трав, развешанные по периметру, и банки с коробочками ни о чем не говорили. Была надежда, что и сам Радунхагейду занимал ее позицию. Когда они вернулись в дом, девушка уже была на ногах и нюхала содержимое одного из сосудов. Сложно было определить, что именно в нем, но мята сильно выделялась из всех запахов. Джотаро следил за ее действиями и начал говорить, только когда Ви вернула сосуд на место. — Хорошо, — но его лицо выражало, что вообще-то все нехорошо, и решение, которое он принял, ему не по душе. — Радунхагейду подготовит ритуал или что это. Но только один раз и пока это безопасно, поняла? Виолетта уже было хотела сказать что-то радостное, но решила промолчать, и только кивнула. Подготовка не заняла много времени. Радунхагейду рассказал, что чувствовал приход кого-то подобного за несколько месяцев. Хотя это и звучало, как набивание цены, а не истинная информация, девушка проявляла редкий такт и терпеливо ждала, пока он закончит. — Пей, — индеец протянул ей очередную кружку с подозрительной жидкостью. На этот раз у нее был ядовито-оранжевый цвет, но пахло оно приятно. — Зачем это? — Виолетте не хотелось употреблять что-то, что она не понимает. Даже если это поможет ей выйти из тела или заработать мировую известность. — Это отвар из чабреца, желтой малины, облепихи, ромашки и еще несколько десятков трав. Выпить нужно залпом, — индеец сел в символ, начертанный на полу. До этого усадил Ви в аналогичный напротив себя. Девушка неуверенно уставилась на отвар, потом мельком глянула на Джотаро, но тут же отвела взгляд — вдруг он расценил бы это, как просьбу остановить эксперимент. Мужчина сидел и напряженно наблюдал со стороны. — Ладно, раз, два, три, — и Ви резко заглотила содержимое кружки. Отвар был вкусным, в меру кислым, с нотками пряности и остроты. Он пился легко, ни комков, ни осадка, тем более что девушка ничего не ела с пустыни, а день клонился к вечеру. Но после, к удивлению Виолетты, ничего не произошло. Она опустила кружку и вопросительно смотрела на Радунхагейду. — Дыши. Вдох носом — четыре секунды, задерживаем дыхание на четыре секунды, выдох через рот — восемь секунд. При вдохе надувай живот, при выдохе — сдувай максимально сильно. Грудь должна оставаться на месте, — и он несколько раз продемонстрировал. Ви кивнула и начала повторять. Индеец постоянно давал наставления по дыханию, говорил, что необходимо сосредотачиваться на лбу, словно, она дышит им. — Вдохни как можно глубже, — Виолетта выполнила его указание. — Задержи дыхание. Не выдыхай как можно дольше, пока станет невмоготу, и чуть дольше. Она старалась изо всех сил, сильно зажмурилась до боли в веках, а потом поняла, что нет никакого удушья, и открыла глаза. Виолетта парила в звездном небе, точнее над ним, так как яркие пульсирующие огни остались внизу. — Сейчас ты в мире духов, — рядом с ней появилась Гира. Волк не открывал рот, но говорил, и голос принадлежал Радунхагейду. — Что ты видишь? — Много-много огней внизу, звезды. — Это души живых, так как мир духов — перекресток, здесь присутствуют отражения. У тебя есть время, чтобы понять и освоиться — трать его с умом, — и Гира юркнула вниз, оставляя легкие завихрения после себя. Виолетта огляделась. В некоторых частях пространства над собой она заметила что-то вроде светящихся воронок, которые постоянно перемещались, между ними, словно плыли, острова или фрагменты чего-то, и все было окутано легкой дымкой-водой. Ее руки выглядели, как и в реальности, но любое движение создавало колыхания внутри. Она вспомнила, что видела такое однажды, когда лежала в больнице: легкие завихрения и волны цвета перемещались по одной им известной траектории, но, в отличие от того раза, субстанция из вне не могла проникнуть сквозь плотные грани. — Хорошо, — задумалась Виолетта. — Для начала надо понять, как тут перемещаться. Она попробовала, как в обычной жизни, — ногами, но почти не сдвинулась с места. Дальше в ход пошли способы из снов — движение из плавания, попытка отрастить крылья, какой-то незамысловатый предмет. Ничего. Тогда она сосредоточилась на том, чтобы просто переместиться куда-то. И о чудо — это сработало. Ноги коснулись твердой поверхности. Она очутилась в негустом лесу неестественного синего цвета, некоторые деревья висели в воздухе или росли вниз. Вокруг парило несколько огоньков, они были еле заметными со слабым фиолетовым свечением. Девушка попыталась дотронуться до одного, но сияющая сфера прошла сквозь ее руку и вынырнула за спиной. Несколько существ мелькнули на периферии сознания, но, когда Виолетта, попыталась посмотреть на них, тут же растворились и смешались с пейзажем. Девушка взглянула вперед. На зеркальной глади под ногами виднелись части домов на фоне пасмурного неба, быстро промелькнуло днище машины, на несколько мгновений заслоняя обзор. Виолетта наступила на зеркальную поверхность и очутилась на проезжей части. На одной из полос гудела пробка, а сама дорога гибкой лентой тянулась вверх, уводя взгляд далеко-далеко. То и дело в пространстве зажигались огни, какие ярче, какие тусклее, и из каждого доносились разрозненные звуки и слова. — Тише… — Давай завтра… — Ищу… — Надо бы денег… — Как жаль… Все это звучало тихо и не доставляло неудобств. Дома, словно огромные титаны, дремали вдоль дороги, и можно было увидеть их дыхание. Иногда поверхности касалось облако, оставляя ощущение дремы. — Виолетта, — донеслось откуда-то из толпы огней. Девушка обернулась, стараясь понять, какой именно произнес ее имя. Но все выглядели одинаково, никто не звал к себе и не привлекал внимание. Ви двинулась вдоль дороги, концентрируясь на услышанном. — Есть информация от полиции? — девушка поняла, что находится среди призрачных силуэтов, которые перемещались и оставляли легкую дымку после себя. В одном из них она узнала Мару. Его бледное лицо постоянно смешивалось с цветами вокруг. — Думаю, пока это тайна следствия, — раздался знакомый голос. Виолетта обернулась и наткнулась взглядом на Рейгаши. В отличие от всех встреч с ним сейчас на лице мужчины застыло серьезное выражение. Пространство вокруг преобразилось, как только призрак Рейгаши прошел сквозь девушку. Появились звуки дождя, шаги, чей-то кашель, плеск колес о лужи. Она стояла рядом со зданием с окнами во всю стену. За ними виднелись новенькие автомобили. Рейгаши двигался по направлению к припаркованной машине. — Мистер Вальмонт, я сочувствую тому, что произошло в вашей семье. Уверен, что как только служители правопорядка будут обладать информацией, то сразу вам сообщат, — мужчина ободрительно похлопал подчиненного по плечу. — Этот подонок не сможет уйти далеко: все главные дороги мониторятся, аэропорты и суда тоже. — Но он как-то смог перевезти ее через океан, — Мару следовал за начальником. — Следствие разберется с этим, — брат не видел, но Виолетта наблюдала, как лицо Рейгаши изменилось — наигранную заботу сменило раздражение. Как же, наверное, его уязвило, что он не смог их поймать, когда была такая возможность. — Но если, — Мару осекся. — Приношу свои извинения, я не хотел вас утруждать. — Нет, — Виолетта попыталась схватить брата за руку, но ладонь прошла насквозь. — Мару! Не верь ему! Этот ублюдок работает на них! Мару! Тот удивленно взглянул назад, но ничего не услышал. — Не беспокойся об этом, — Рейгаши по-отцовски улыбнулся ему. — Я понимаю твои чувства. Однажды и у меня пропадал близкий человек. — Мне очень жаль, — Мару низко поклонился. — Послушай! Черт, как сделать так, чтобы он меня услышал? — Виолетта продолжала пытаться хоть каким-то способом взаимодействовать с братом. — Мару! Ты должен уходить от него. Они используют тебя. Мару! Он снова обернулся в сторону девушки, и на секунду показалось, что услышал ее. Их взгляды встретились, и Мару напряженно всматривался в пространство, а Виолетта почувствовала тепло его пальцев. Но в следующее мгновение взгляд расфокусировался, и парень отвернулся. — Что-то не так? — Рейгаши стоял у открытой двери машины. — Нет… — он снова взглянул прямо на Виолетту. — Нет, просто показалось, что услышал голос сестры. — Вам нужно отдохнуть. Это просто дождь, — Мару кивнул и направился к машине. — Может, не совсем уместно, но я знаю хороший бар в Сан-Франциско. Давайте забудем на сегодня о делах… Автомобиль тронулся, унося в себе Мару. Виолетта все еще кричала в след, но двигаться за ним не могла: машина растворилась в золотом сиянии впереди. — Сукин сын! — Ви была в ярости. Ей хотелось вытащить Рейгаши в этот мир или самой выскочить к нему и бить, бить, бить, пока тот не начнет скулить и молить о пощаде. И тогда бы она все равно не остановилась. Она вытянула бы клещами из него всю информацию о том, кто за ней охотится. Спасла бы Мару. Золотое свечение становилось ярче. Оно ползло и поглощало дома, дорогу, фонарные столбы, впитывало звуки. Виолетта напряженно вглядывалась, стараясь понять, где же она видела его до этого. Словно дежавю, словно что-то похожее было во сне. На последней мысли она бы нервно сглотнула, если бы у нее сейчас было тело. И ведь точно. Девушка всегда видела яркие сны и могла их вспомнить после пробуждения. Но последние были особенно реалистичными и странными. И в них всегда присутствовал свет, яркий и надвигающийся. Виолетта кинулась прочь, неосознанно перепрыгивая лужи. «Если это и есть Оракул, то он почти меня настиг, ” — голова гудела от паники. Если это он, то теперь вполне можно было представить, как он ее отслеживает. Но что будет, если Оракул застанет ее здесь, прямо здесь? Белоснежный снаряд сбил ее в проулок. Гира уставилась на девушку яркими голубыми глазами, а после бросилась между зданиями. Виолетта не стала ждать особого приглашения и побежала за волком. Она чувствовала, как золотые лучи света скользят по стенам, словно щупальца, окутывая пространство и ища. Ви юркнула в подобие подвала и сосредоточилась на мысли, что ее не видят. Сама же еле заметно выглядывала наружу. Цепкие лучи дошли до середины проулка, некоторое время пробуя кирпич и грязный асфальт на вкус, а после отступили, следуя за хозяином. — Это плохие новости, — заключил Джотаро, выслушав рассказ. Девушка тяжело дышала и еле пережевывала вяленную оленину. Она не успела что-либо еще предпринять в мире духов, потому что Гира подхватила ее и выволокла, словно тряпичную куклу. Голова кружилась и гудела, а весь мир казался очень тусклым и лишенным красок. — Но теперь мы пониманием, как они отслеживают меня. — Да, только это знание мало что дает. — Не скажи, — вмешался Радунхагейду. — Виолетта всегда отбрасывает свет в мир духов, особенно сильно во сне, так как телесно не обременена. Может быть, она даже и не сны вовсе видит. Но сама осознанно туда не ходила. — Ты хочешь сказать, что Оракула запутало ее появление не там, где она есть на самом деле? — Джотаро задумался. — Отличная мысль! — Ви слегка оживилась. — Если это так… — Это совершенно не точно, — мужчина поднялся и несколько раз прошел туда-сюда. — Но если это так, — настаивала девушка, — а они не знают о моих «этих» способностях, то тогда их можно путать. — Ты пытаешься найти причину разгуливать в мире духов. — Нет! То есть, даже если так, и если это полезно для нас, что в этом плохого? — Ви тоже поднялась, хотя и неуверенно — ее все еще штормило. Его скептицизм ее бесил. — То, что мы не знаем точно. То, что ты еле стоишь на ногах. И то, что тебя там могут поймать. Что тогда будет? — последний вопрос Джотаро адресовал Радунхагейду. — Возможно, она не сможет вернуться, — индеец задумался. — Но это не обязательно, — Джотаро ничего не сказал, только выразительно посмотрел на Виолетту. Та ответила недовольным взглядом. — Не обязательно, но шанс очень велик, — мужчина видел в этой затеи слишком много «но», чтобы рассматривать его даже как план «Б». — Ты даже не знаешь! — Ты тоже, — наступила гнетущая тишина. Оба сверлили друг друга взглядами, никто не собирался уступать. Индеец прочистил горло и хотел уже сказать что-то примирительное, но Виолетта продолжила. — Я предложила план в Лас-Вегасе, и ты его, почему-то, принял. Хотя он мог пойти не так на любом из шагов, и всех могли убить. — Потому что там было больше шансов выбраться, может нецелыми, но точно больше. И я это контролировал. Здесь, если тебя поймают, и ты не сможешь вернуться, я ничего не смогу сделать. Разве это неочевидно? — если до последней фразы Виолетта не могла понять, злится он или нет, то на ней она поняла — Джотаро взбешен. Его голос чуть не перешел в крик. — Если так… — девушка уже придумала кучу аргументов, но ее прервали. — И тот же случай на заводе. Там мы тоже могли погибнуть. — Да сколько можно это обсуждать? — фыркнула та. Ей казалось, что он только и делал, что использовал этот аргумент. — Сколько нужно. Твои действия были необдуманными. И более того… — Ты стоял рядом и согласился… — Так, дети мои, — между ними вырос Радунхагейду. Он уже понял, что они оба — упрямы, как бараны, и добром стычка не закончится. — Давайте мы немного остынем. Виолетта, способность выходить в мир духов никуда не пропадет, если ты не воспользуешься ей прямо сейчас. Повремени, — индеец ласково потрепал ее волосы. Девушка раздраженно отмахнулась от его руки. — Джотаро, сейчас нет смысла устраивать скандал из-за того, чего не понимаешь. Верно, план неидеальный, но мы можем продумать его лучше на тот случай, если у вас не будет выбора. Согласны? Джотаро успокоили слова Радунхагейду. По крайней мере, он перестал сверлить взглядом плечо товарища, за которым скрывалась девушка. Виолетта же еле сдерживала поток гневных слов и нахлынувших эмоций. — Куда ты? — Виолетта направилась к двери, когда Джотаро остановил ее. — Подышу свежим воздухом, душно здесь, — процедила сквозь зубы та. — Нельзя? — Не уходи далеко, — мужчина решил, что усугублять ситуацию не стоит. За его ответом последовал сильный удар захлопывающейся двери. — Не дави на нее так, ты же видишь, что это не приводит ни к чему хорошему, — Радунхагейду с тяжелым вздохом опустился у костра. Давненько он не вступал в конфликты, особенно как третья сторона. Руки тряслись, пока он наливал кипяток в чашку. — Я не хочу давить, но она словно не понимает, что это как бы наше общее дело. Ведет себя, будто с маленьким ребенком общаешься, — фыркнул Джотаро, устало потирая лоб. Он физически ощущал, как конфликт его эмоционально выжал. Она могла бы быть хоть немного благодарна за все, что он делает. — По-моему, девушка как раз пытается доказать, что не ребенок, — индеец отхлебнул из кружки и ощутил приятное тепло. Он поднялся, вытащил из-под ящика фляжку со старым добрым коньяком и плеснул в кружку. Виолетта неловко спустилась к озеру. Дождя уже не было, но тяжелые тучи нависали молотом. На горизонте гасла тонкая полоска увядающего дня, создавая глубокие черные тени. Они ползли и расширялись с каждой минутой. Лес выглядел, словно молчаливые стражи чьего-то покоя, готовые в любой момент сойти со своих пьедесталов, чтобы защищать повелителя. Девушка ощутила нотки ужаса, когда представила, что среди стволов под дерном, палой листвой и сухими иголками может обитать нечто древнее и непостижимое. Сейчас это казалось как никогда реальным. Даже плеск воды слышался, словно шепот и предупреждения. Но она заставила себя идти вдоль берега, всматриваясь в чащу, которая тянулась длинной полосой слева. Через десять минут, а, может быть, прошел уже час, она точно не могла сказать, но тускло-оранжевые лучи умирающего заката полностью исчезли. Небесный свинец же будто бы стал еще ближе к земле. Ви дошла до излучины и решила, что стоит идти назад. Она старалась убедить себя, что это не из-за страха, но правда была в том, что ее пугала ночная картина — настолько, что даже недавняя злость на Джотаро вытеснилась на второй план. Периферийное зрение играло с ней злую шутку: все время было ощущение, что кто-то невидимый появляется и следует за ней, а как только она оборачивалась, чтобы его рассмотреть — растворялся в темноте. В мире духов это не ощущалось жутким. В физическом мире существа заставляли все внутри замирать от ужаса. Что-то зашелестело в кустах, и Виолетта решила, что вечерняя пробежка — идеальный вариант. Она сконцентрировалась на дыхании и старалась воспроизвести самую жизнеутверждающую песню, которую она когда-либо слышала. У подъема к хижине она остановилась и, тяжело дыша, уперлась руками в колени. Подниматься вверх ей тоже не хотелось, уж слишком плотно темные стволы прилегали к тонкому подъему. Да и удобнее было взбираться, используя деревья. «Интересно, если я переночую у озера, я умру от холода или от того, что меня попытаются сожрать?» — Ви представила, какая же это была бы глупая смерть и почувствовала себя полегче. Эшелон потратил столько сил, времени и денег, чтобы ее найти, а она испустила дух просто от того, что испугалась лезть на пригорок. — Ты уверена, что хорошая идея — заночевать здесь? — Джотаро появился не со стороны хижины, он шел вдоль берега с другого края. — Радунхагейду сказал, что часто видит здесь медведей. — Я как раз бежала от одного, — Виолетта от облегчения чуть не кинулась ему на шею, но собралась и попыталась изобразить на лице недовольную мину. — Если ты пришел читать нотации, то я, пожалуй, вернусь к нему. — Подумал, вдруг ты устроила вечеринку с духами. Место подходящее, — мужчина сел на небольшой валун и обвел светом фонарика каменистый пляж. — Пыталась, но ко мне никто не пришел — сказали, ты не разрешаешь. — Тебя не было пару часов, считай, карт-бланш. — Как же, наверное, ты страдал без меня все это время, место себе не находил, — девушка уже поняла, что это некого рода акт примирения, поэтому больше подтрунивала. — Держался из последних сил. Радунхагейду пришлось рассказывать мне страшные байки об этом месте. Он поведал, что в озере живет некто по имени Гарри. Встречала по пути? — его слова тоже звучали как шутка. — Только если он симпатичный. — Я не уверен насчет твоих вкусов, но по описанию как глубоководный Лавкрафта. — Ой, не, — протянула та. — Они похожи на жаб и рыб одновременно. Жабки милые, а вот от рыбы воняет. Ктулху в озере не завалялся? Люблю постарше и повыше. Такой, чтоб лет на миллиард старше и здоровенный, как три горы. Мама, конечно же, будет против, но она не узнает, когда он аккуратно постучится в мое окно своим гигантским щупальцем, потому что будет ловко прятаться на лужайке. — Ктулху? Ну, у тебя и аппетиты. Тебе вроде карлик тот понравился, — Виолетта наконец-то отдышалась. Ночь перестала пугать, деревья превратились в обычные деревья, странные фигуры больше не маячили где-то сбоку. — У нас с ним все давно кончено. Он теперь у фонда за океаном. Да и как можно оставаться с тем, кто не смог меня сохранить и так бездарно продул бой? — Он, кстати, и правда продул бездарно, — хмыкнул Джотаро. — А потом ты фактически проиграл Безликому, — Виолетта пыталась запустить гальку по воде, но камни только издавали «бульк». — У него была лопата. Я не знаю средств против этого оружия. — А как же остановка времени? — наконец-то камень издал два раза «плюх». — Рохан рассказал? — Джотаро посветил прямо в лицо девушки. — Сама догадалась, — она села недалеко от мужчины, облокотившись спиной на соседний камень. Наступила тишина, только плеск воды, шелест деревьев и редкие птицы. Казалось, что вот так можно просидеть целую вечность. И нет никаких охотников, обладателей стендов и вообще опасности. Странный звук отвлек от созерцания, словно ритмичные шлепки по мокрому песку. Это услышал и Джотаро, поэтому устремил фонарь в сторону. Издалека оно выглядело как человек в нелепо длинных ботинках. Но с каждым шагом антропоморфное существо вмещала в себя все меньше людского. В свете фонаря поблескивала гладкая серо-бурая кожа, на голове, руках и ногах колыхались перепончатые отростки, а глаза, огромные и без белков, смотрели не в одну точку, а сразу на все впереди. Джотаро и Виолетта переглянулись. Если бы мужчина не рассказал ей о Гарри и том, как он может выглядеть, девушка бы уже орала от ужаса. Сейчас она лишь серьезно напряглась, но с камня не встала. Существо было полностью голым, но без каких либо половых признаков, тонкие руки болтались ниже возможных колен и заканчивались длинными округлыми пальцами, ноги венчали широкие ласты. Было видно, что ему не слишком удобно передвигаться по суше, но существо целенаправленно двигалось к ним. — Стой! — Джотаро встал с камня и призвал стенд. Тот оказался даже ниже незваного гостя, но существо остановилось вертя головой. Оно видело стенд. — Может, он не опасен, — тихо предположила Виолетта. Тварь сделала неуклюжий шаг вправо, его коленки сгибались все время больше, чем нужно, и внезапно начало квакать, сопеть, хрипеть и булькать, размахивая руками. Девушка хрюкнула, стараясь скрыть смех, встала и медленно подошла к Джотаро. — Наверное, нам надо уйти с берега, он звучит недовольно, — мужчина светил в ноги, чтобы нечаянно не спровоцировать нового знакомого. Тот продолжал монолог. — Привет, — девушка помахала существу, надеясь, что в этот раз дружелюбие с паранормальным сработает. — Мы тебя не понимаем, ты знаешь какой-нибудь человеческий язык? Предполагаемый Гарри моргнул, но выглядело это так, словно он просто специально опустил и поднял заслонки для его огромных глаз, а потом с новой силой затараторил на своем, попутно махнув ластой на руке и шлепнув ей по лицу девушки. Это не было больно, Виолетта ощутила только холод и слизь, которая покрывала его тело. — Эй, — Джотаро схватил существо за руку, но удержать не смог — та ловко выскочила. Мужчина поморщился, отряхивая оставшуюся на ладони склизкую субстанцию. Раздался утробный гул, от которого пошла сильная рябь на воде. Существо на секунду замерло, а после попятилось в сторону подъема к хижине. «Гьрах, гьрах!» — повторяло то, задрав голову вверх, а ритмичный гул все нарастал и нарастал. Метрах в пятистах вода начала бурлить, словно кипела, а из воды вырвалось что-то полупрозрачное и длинное и рухнуло на камни позади Джотаро и Виолетты. Раздался вой, Гира, как молния, неслась с пригорка. За ней бежал Радунхагейду. Вмести с этим из центра озера начал поднимать купол. Ночная темнота почти полностью скрывало, что происходит, но его очертания были видны на фоне пасмурного неба. С колоссальной полукруглой фигуры стекала вода, создавая эффект водопада, и легкий бриз доносился даже до берега, обдавая присутствующих изморосью. Впереди по берегу рухнуло еще что-то невидимое, сломав несколько деревьев, потом еще и еще. — Не ожидал, — только и произнес Радунхагейду, когда поравнялся с Джотаро и Виолеттой. — Что это? — мужчина тянул девушку к пригорку. — Да не волнуйся. Это Нджлон. Видимо, потревожили ее, — голос индейца звучал добродушно, пока потоки воды с ревом сокрушались вниз с растущего нечто в озере. — Я никого не тревожила! — панично заорала Ви, уже предчувствуя негодование, растущее в Джотаро. — Гарри, успокойся, — прикрикнул на того Радунхагейду, но существо в панике металось туда-сюда, кружась, приседая и закидывая себя песком. Гира вскочила на невидимый отросток и побежала вдоль него под воду. — Нет, это не ты. Точнее, не совсем ты. Они взобрались на пригорок и наблюдали от туда, как Радунхагейду выплясывал, иногда что-то пронзительно выкрикивал и напевал. Внизу ничего не было видно, только Гарри, который прошел полподъема, а потом скрутился, имитируя камень. Звуков он больше не издавал. Какое-то время невидимый купол рос и стал флюоресцировать. В его нутре можно было различить озерную живность, которая спокойно плавала. Виолетта ощущала огромное давящее чувство, словно воздух стал упругим и старался ее вытеснить дальше от этого места. И с каждым новым ударом о землю и треском деревьев, давление нарастало. — Как это получилось? — голос Джотаро звучал спокойно, но глухо. Девушка вспомнила о его присутствии и обернулось. Он держался за нос, а через пальцы просачивалась кровь. Она поняла, что у нее тоже по губам стекает теплая жидкость, а уши заложило сильнее, чем при взлете самолета. И когда она уже хотела ответить на его вопрос, все внезапно закончилось. Магический купол медленно исчез в озере, оставляя после себя волны. — Ух, это было опасно, — первым появилась Гира, она преодолела последний метр подъема и ринулась в лес. За ней, пыхтя, из темноты вышел Радунхагейду. — Не так, чтобы сильно опасно, — он заметил, что оба его гостя прижимают ладони к лицу и пристально смотрят на него. — Забыл предупредить, что нужно отойти подальше. Духи сильно воздействуют на физический мир, особенно такие. — Как я могла такое вызвать? Я ведь ничего не делала, — Виолетта ощущала неподдельный ужас. Если она призывает нечто подобное, даже не прилагая усилий и не контролируя, то это становится критически опасно. Джотаро ощутил ее панику и ждал ответа от индейца. Если бы она этого хотела, то не стала бы отрицать причастность. — Ну, — Радунхагейду неловко почесал затылок, придумывая, как объяснить. Он выглядел, словно нашкодивший кот. — Нджлон призвал я, но давно. Я поселил духа в озеро в качестве эксперимента, а она возьми — да разрастись. Знаете, очень подходящее место оказалось. Людей почти нет, место девственно чистой природы. Вообще очень полезно — иметь духа под рукой. Она и за рыбой следит, рачками всякими, размножает, лелеет. Берег и ближайший лес в ее владениях тоже. Нджлон — это я ее так назвал, ей то имя не нужно. «Хозяйка» значит. — Прекрасная история, но это не ответ на вопрос, — холодно произнес Джотаро. — Ты говорил, что не можешь ходить в мир духов, — Виолетта чувствовала, словно ее обманули и подставили. Радунхагейду предложил пройти в дом и там все обсудить. Джотаро и Виолетта подозревающе переглянулись, но согласились. Внутри индеец стал в несколько десятков раз более гостеприимным, даже достал откуда-то овощей и сладости к чаю, хотя утверждал, что питается только своими настойками и вяленой олениной. Какое-то время они наблюдали, как хозяин дома напевает народные песни, нарезает кабачок и картошку и готовит рагу. Виолетта долго не могла остановить кровь из носа. Она лилась и лилась, пришлось сменить штук пять турунд, а в голове все время звучали шепотки и невнятные звуки. — Так, может, все-таки объяснишь, — Джотаро принял от Радунхагейду тарелку с едой, но раздраженного взгляда не отвел. — Ах да. — Как ты завел этого духа в озере? И зачем? — вопросы Виолетты звучали более спокойно. Ей было интересно услышать. В дверь раздались удары, но звучали, словно били какой-то деревяшкой. — Это Гарри, — сообщил он Джотаро и Виолетте. — Гарри, заходи! — дверь распахнулась и к очагу поспешило существо. Он с огромной радостью принял тазик еды и стал пальцами насаживать горячие, мягкие овощи. — Он иногда приходит, любит человеческую еду, особенно вареные овощи и овсянку. Так вот, — Радунхагейду сконфужено заозирался под пристальными взглядами гостей. — Нджлон. Вначале объясню — как и зачем. Мой наставник утверждал, что такого сделать невозможно: слишком много нынче людей, духи не любят соприкасаться с нами, только те, что вред хотят нанести. Да и они не частые гости, это знаете сколько им сил приложить надо — огого! И место выбрать тоже нужно подходящее. Они ж в мире существуют ни как мы. Мы пошли, дом построили, рыбы наловили и живем. А им нужно корни пустить, обрасти плотными тканями, стать частью чего-то. Так о чем это я? А, Нджлон. Я поспорил с наставником, что взращу духа, и он процветать будет. А он такой: «Хаг, это дурацкие мечты юнца, который ничего в жизни не понимает. Не только в людской, но и в духовной.» Ну мы поспорили. И как видите, у меня все получилось. — А спорили на что-то? — Виолетта пыталась следить и за рассказом, и за Гарри, который увлеченно запихивал в себя рагу. — Да, на его артефакт — семиглазого орла. А если б я проиграл, то взращивал бы его сад в течение года. Да только он умер раньше, чем Нджлон проявилась. Как чувствовал, пес, — последнее индеец произнес с досадой. — Но вообще ему тогда было 97 лет, а Нджлон приросла через пять лет только, так что… — Почему оно проявилось сейчас? — Джотаро не настолько увлекла история, он ожидал объяснений по сегодняшнему происшествию. — Я точно не призывала, — девушка все еще ощущала, что должна оправдаться. — Ты только косвенно повлияла, — Радунхагейду снова стал ощущаться, как нашкодивший кот. — Я не подумал, что тебе нельзя некоторое время, скажем так, бродить там, где есть сильный дух. Ты работала, как воронка, после выхода из тела. В частности из-за трав. Да еще и в ночи. Видимо, на берег набежало много всякого, привлекаемого тобой. Вот Нджлон и вылезла «убираться». — То есть Виолетта из-за твоих лекарств призывала духов, верно? — Джотаро звучал холодно. — И это могло быть опасно для нее самой? — Да, ее способности были усиленны в несколько раз, она автоматически распахивала все двери и… да, это могло быть опасно для нее самой. Но — я все исправил! — Радунхагейду поспешил оправдаться, увидев, как по тарелке в руках Джотаро начала идти трещина. — Исправил, значит? Я думал, ты адекватный, взрослый мужик, а ты помимо того, что вырастил что-то в своем озере, так еще и позволил ей туда идти? — Постой, — индеец замахал руками. — Это даже вам на руку! — В каком смысле? — Виолетта уже начала хватать Джотаро за куртку, чтобы тот не кинулся на индейца. — Тебя ищут через мир духов. Сейчас это станет сложнее. Нджлон создала что-то вроде цунами там. Какое-то время невозможно будет ориентироваться и понимать, что где находится. — Насколько это точная информация? — ответ Радунхагейду не удовлетворил Джотаро. — Про бурю в мире духов — точная. За 20 лет Нджлон появлялась всего несколько раз. И в однажды я попросил товарища проверить, как это отражается там. Ух, тогда его так долбануло… — он осекся. — Да, это точно. Ни один человек не сможет нормально там находиться. Гарри забулькал и заурчал, после чего встал и направился из дома.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты