Я знаю, что меня зовут Ремус

Джен
Перевод
R
В процессе
26
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/16338731/chapters/38226119
Размер:
планируется Миди, написано 126 страниц, 12 частей
Описание:
Практикантка Лили Эванс начинает работать в подростковом отделении психиатрической больницы Святого Мунго. Там она знакомится с группой подростков, чьи проблемы принимает слишком близко к сердцу. Особенно проблемы таинственного Ремуса и бывшего члена секты Регулуса.
Примечания переводчика:
Без преувеличения могу сказать, что вцепилась в этот фик мертвой хваткой, несмотря на объем. (Так и вижу, как читатели "Северуса Снейпа и Искусства войны" в этом месте многозначительно кивают, но его тогда не было. Как раз, поняв, что мне под силу 100К, я рискнула взяться за более, чем 500К). И без преувеличения скажу, что это, пожалуй, самый классный фик по ГП из всех, мною читанных.
Отзывы будут переведены авторам, они их очень любят.
А еще - не поленитесь, сходите по ссылке на оригинал. Zayhad рисует потрясающие иллюстрации к главам.
Бета - традиционно Кана Го.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 10 Отзывы 8 В сборник Скачать

Глава 5. Я не сумасшедший!

Настройки текста
      Завтрак в четверг утром едва закончился, когда в палату вошли два дюжих санитара, сопровождающие очень взбудораженного подростка. Мальчик был довольно худым, с русыми волосами и веснушчатым лицом. − Я НЕ СУМАСШЕДШИЙ! Вы не сможете упрятать меня сюда! Я не буду молчать! Я никогда не сдамся и не склоню голову! – кричал мальчик, изо всех сил пытаясь вырваться из хватки санитаров.       Чуть позади шагал, опираясь на трость, пожилой мужчина с повязкой на глазу. Он выглядел почти таким же обеспокоенным, как мальчик, похоже, приходившийся ему сыном.       Рядом с мужчиной шла Молли, положив руку ему на плечо. − Все будет хорошо, мистер Грюм, − заверяла она. – Мы позаботимся о Майлзе. − Я надеюсь. Я искренне на это надеюсь, − печально кивал мужчина. − Пройдемте в его палату, − произнесла Алекто, направляясь по одному из коридоров.       Майлз уперся ногами в пол. − Нет! Куда вы меня ведете! Ты что, собрался меня запереть? Хочешь от меня избавиться? Чтобы я пропал бесследно? – он оглянулся на полные любопытства лица в комнате отдыха. – Я призываю вас в свидетели! Если вы никогда больше меня не увидите, знайте, что я убит! Расскажите обо мне миру! РАССКАЖИТЕ, ЧТО ОНИ СДЕЛАЛИ! − Пошли отсюда! – произнес самый крупный из санитаров и поволок Майлза по коридору, пока тот продолжал вопить о преступлениях против планеты и человечества.       Питер повернулся и посмотрел на остальных. − Кому рассказать о том, что «они» сделали? И кто такие «они»? − На случай, если ты не заметил, − отозвался Сириус, обнимая одной рукой Марлен, − это сумасшедший дом, а этот парень явно псих. − По-моему, он просто великолепен! – просиял Джеймс. – Выглядит очень веселым. Я хочу с ним подружиться. − У него явно не все в порядке с головой, − промолвил Гилдерой. – Слово мудрости: держитесь подальше от этого безумного юноши. − А сам ты, можно подумать, не таков? – с ухмылкой поддразнил Сириус. – Почему бы не тебе не поискать свое кольцо и не оставить в покое менее безумных? – Он кивнул в сторону Северуса, как обычно, сидевшего у окна в одиночестве. – Берегись назгула! Он отнесет кольцо Саурону! − Уверен, что это не Голлум? – добавил Питер, ища одобрения Сириуса.       Тот приподнял бровь и расхохотался. − Для Голлума у него волос слишком много, − смех Джеймса был достаточно громким, чтобы Северус услышал. − Поосторожнее, Джеймс, а то Барти придушит тебя во сне, − опасно сощурился он. − О, нет, − драматично воскликнул Джеймс. – Воображаемая боль! − Заткнись, − Северус сжал руки в кулаки и поднялся, готовясь броситься на него. − Как можно! Двое против одного! – ахнул Джеймс, вставая.       Северус накинулся на Джеймса, повалил на диван и принялся осыпать ударами. Тот кричал и истерически хохотал одновременно. − Помоги, Сириус! На меня напали сразу несколько человек! – Джеймс закрыл лицо руками, защищаясь от кулаков Северуса.       Сириус рассмеялся и попытался встать, но Марлен рывком усадила его обратно. − Нет! Если снова вляпаешься, о поцелуях можешь забыть до конца года!       Антонин подбежал и резким рывком оттащил Северуса от Джеймса. − Эй, мы еще не закончили! – смеясь, пожаловался Джеймс, хотя губа у него распухла. – Я еще не надавал ему сдачи! − А я сказал, закончили! – рявкнул Антонин, после чего уволок Северуса в угол, усадил его на стул и ткнул пальцем в лицо: − Сиди смирно, если не хочешь неприятностей!       Северус нахмурился и пробормотал под нос нечто нелестное. Антонин вернулся к Джеймсу. − А ты – марш в палату! И не высовывайся до обеда!       Для многих пациентов (таких, как Регулус и Северус), предпочитавших уединение в своих палатах, это было бы блаженством, но для Джеймса такое времяпрепровождение приравнивалось скорее к пытке. − Нееееет! – заскулил он. – Я же умру там от скуки! Почему меня наказывают? Это же он на меня напал! − Да, но я уверен, что начал ты, − ответил Антонин, схватив его за плечо. – Сам пойдешь или тебе помочь? − Никогда! – взвыл Джеймс, решив придать ситуации еще больше драматизма. – Ты не можешь меня заставить! У меня есть права!

***

      Доктор Лавгуд появилась как раз в тот момент, когда санитары втащили Майлза в одну из палат. Мальчик изо всех сил боролся и звал на помощь. − Полегче, полегче, − пыталась унять его Молли. – Мы тебе не навредим. Мы лишь хотим, чтобы ты немного успокоился. − Упокоился, ты хочешь сказать! − Просто расслабься, сынок, − сказал отец мальчика. – Они всего лишь хотят помочь тебе. Мы все хотим тебе помочь.       Майлз переводил безумный взгляд с одного на другого. − Уберите от меня этого самозванца! – закричал он, указывая на отца.       Молли, слегка растерявшись, решила, что лучше пусть доктор Лавгуд с ним разбирается. − Мистер Грюм, пожалуйста, следуйте за мной, − произнесла она, выводя его из палаты, поскольку Майкл продолжал на него кричать. − Подержите его, − сказала доктор Лавгуд, готовясь сделать мальчику укол успокоительного. − СМЕРТЕЛЬНАЯ ИНЪЕКЦИЯ! СМЕРТЕЛЬНАЯ ИНЪЕКЦИЯ! – заголосил Майлз. − Ты просто вздремнешь, − сказала доктор Лавгуд, но, видя, что до истеричного подростка никак не достучаться, быстро воткнула иглу ему в плечо, оставив попытки урезонить.       Через минуту мальчик ощутил сонливость, и его уложили на кровать. − Попался… − пробормотал он, прежде чем уснуть.       Доктор Лавгуд вместе с санитарами вышла из палаты и заперла дверь. Она подошла к Молли и мистеру Грюму, утирая лоб рукавом. − Пройдемте в мой кабинет, поговорим.       Молли отправилась за чаем, а доктор Лавгуд села рядом с отцом Майлза. − Мистер Грюм, примите мои глубочайшие соболезнования. Когда кто-то из членов семьи теряет рассудок – это всегда нелегко, но поверьте, вы сделали правильный выбор. − Да… − мистер Грюм вздохнул, потирая шею. – Я даже не знаю, когда все успело стать настолько плохо. То есть, Майлз всегда был особенным ребенком, но в последние несколько месяцев… − Бред может развиться очень внезапно, − объяснила доктор Лавгуд. – Но паранойя, наверное, проявлялась и раньше? − Ну…− пробормотал Грюм. – Я и сам всегда довольно скептично относился к обществу, так что, возможно, это отразилось и на Майлзе. Но когда он вдруг обвинил меня в шпионаже и в том, что правительство убило и подменило его отца, я понял, что надо что-то делать. − Понятно, − нахмурилась доктор Лавгуд. – И вы не смогли убедить его в обратном. Боюсь, это довольно серьезное расстройство. Но будьте уверены, − с улыбкой добавила она, видя его волнение, − мы сделаем все, что в наших силах, и я убеждена, что нам удастся улучшить его состояние. Мы неплохо справляемся со своей работой, уверена, что сын вновь узнает вас. Просто наберитесь терпения. О, спасибо, Молли, − произнесла она, увидев медсестру с чаем.       Мистер Грюм взял чашку и положил в нее несколько кусочков сахара. − Искренне на это надеюсь. Он отказывается прислушаться, когда я взываю к голосу его разума. Надеюсь, вам повезет больше, − он сделал глоток чая и поставил чашку на стол. – Вы же видели, как он себя ведет. Он думает, что его пытаются убить. Считает меня тайным членом повстанческой группы, желающей свергнуть правительство, поэтому МИ-5 меня якобы убила и заменила на самозванца, чтобы проникнуть в организацию. − А откуда растут корни этой идеи? – спросила доктор Лавгуд.       Мистер Грюм сделался слегка виноватым. − Я член «Большого Брата» − это группа гражданских свобод, если вы не знали, но в этом нет ничего тайного или безумного. Это мирная организация, работающая над привлечением внимания общественности к слежке и нарушению частной жизни. Боюсь, это и породило идеи о тайной повстанческой группе.

***

− Этот новый парень сексуальный, − произнесла Рита, глядя в ту сторону, куда увели Майлза. – Мне нравятся веснушки. Они сексуальные. − Тебя послушать, так каждый парень сексуален, − ответил Сириус. – И я удивлен, что ты до сих пор не попытала счастья с Нюнчиком. Вы могли бы устроить секс втроем с ним и его воображаемым дружком.       Рита искоса взглянула на Сириуса. − Я не попытала с ним счастья, потому, что он жутко противный. Я вообще не уверена, что ему нравятся девушки. По-моему, ему нравится только Барти.       Большинство сидевших на диване рассмеялись. − Это потому, что он еще не испытал твоих нежных ласк, − сказал Сириус. – Но у вас есть кое-что общее. − И что же? − Кажется, вы оба интересуетесь воображаемыми мужчинами, которые, похоже, единственные, кто платит вам взаимностью. − Отвали! – фыркнула Рита. – Неправда! Половина здешних парней хотя бы раз поддались моим чарам! Даже несколько ребят из персонала. − Это не делает тебя сексуальной. Это делает тебя дешевкой, − заметил Сириус.       Лили обратила внимание, что Северус прислушивается к разговору, и заметила, что на его лице едва заметно отразилась обида, когда говорили о нем. Она подошла и села рядом.       Северус скептически взглянул на неё и отвернулся к окну. − Не обращай на них внимания, Северус, − ласково произнесла Лили и мягко положила руку ему на плечо. – Рита говорит то, что, по её мнению, Сириусу нравится слышать. Она просто хочет его впечатлить. − Как будто меня волнует, о чем они разговаривают, − пробормотал Северус, но на сей раз не проявил враждебность и не оттолкнул её руку. – Им просто делать нечего, кроме как людей поносить. Так говорит Барти. − Что ж, тут я должна согласиться с Барти, − улыбнулась Лили.       Северус краем глаза взглянул на неё, и на его губах появилась улыбка, которая, впрочем, исчезла так же быстро, как и возникла. − Ну да… они ему не нравятся. Они говорят, что он ненастоящий. − Что ж… − протянула Лили. – Ты же сам сказал, они просто дразнятся, поскольку им скучно. Лучше всего было бы просто не обращать на них внимания. Тогда тебя не так весело дразнить. Хотя я понимаю, что это легче сказать, чем сделать.       Он медленно кивнул и вновь перевел взгляд на сад. На улице шел сильный ливень, оставляя на окне водяные узоры. Северус провел пальцем по следу капли, стекавшей по стеклу. На несколько минут он погрузился в свои думы, но, заметив, что Лили продолжает на него смотреть, вынырнул из мыслей. − Хочешь поиграть? – предложила она. – Честно говоря, мне скучновато. Может, сыграем в карты?       Северус мгновение поколебался, затем кивнул и встал. Он огляделся, чтобы проверить, не наблюдает ли кто за ними, но, к его облегчению, на них никто не обратил внимания. − В какую игру? – спросил он, когда они пересели за столик у стены. − А какие ты знаешь? Покер? Червонка? Кункен? − Я знаю кункен, − он поднял бровь, когда Лили достала колоду. – Почему ты так добра ко мне? Мне не нужны друзья, и я не был добр к тебе, почему ты продолжаешь настаивать? − Я общительный человек, − улыбнулась Лили. – Мне кажется, что ты хороший парень, даже несмотря на то, что пытаешься казаться противным. – Она принялась раздавать карты. − Здрасьте, − произнес Северус. – А как же Барти? Где его карты? − О, прости. Я забыла спросить Барти, будет ли он играть.       Северус взглянул на нее скептично, но потом откинулся на спинку стула. − Все нормально. Он на тебя не злится. Только не забывай про него больше.       Они сыграли несколько партий. − Эй, а почему ты играешь картами Барти? – спросила Лили.       Северус слегка смутился. − Да, почему я играю твоими картами? – спросил он пустое место рядом с собой и ответил Лили: – Я ему просто помогаю. Он не знает этой игры. − Ладно, − сказала она. – Хотя это немного несправедливо. Ты получаешь преимущество, видя два набора карт.       Его уши слегка покраснели, и он швырнул карты на стол. − Я больше не хочу играть! − Да ладно, − сказала Лили. – Я не то имела в виду. Давай просто поиграем. Ты можешь помогать Барти. Я не возражаю против дополнительного стимула.       Северус все еще выглядел немного кислым, но все же согласился продолжать и взял карты. − И вообще, зачем ты здесь? – пробормотал он и рявкнул: – Я могу спросить её об этом! − Я новая медсестра на стажировке. Прости, что не сказала. Я только что закончила школу медсестер. − Я знаю, но зачем тебе целыми днями общаться с душевнобольными? − Эй, Сириус, − позвал кто-то и прибавил громкость телевизора, где только что начался выпуск новостей. – Твоя секта!       Перед зданием суда стоял журналист с микрофоном.       «Сегодня началось первое слушание по зловещему делу секты Вальпургиевых рыцарей. Для всех, кто сидел в танке в течение последних месяцев, могу сообщить, что осведомитель из секты сообщил полиции об убийстве одного из ее членов, Элвина Кричера. Предположительно, это было наказание за попытку защитить маленького мальчика. При штурме штаб-квартиры секты полиция обнаружила огромный оружейный арсенал, в том числе 43 бомбы и, хуже того, биологическое оружие – смертоносный вирус. Похоже, что секта готовилась к… ».       Никто не обратил внимания, что Регулус вошел в комнату отдыха, пока все не обернулись на сдавленный звук. Регулус стоял, уставившись на экран, и его лицо было белым как полотно. Затем его глаза закатились, и он рухнул на пол.       Сириус первым оказался рядом с братом и с силой встряхнул его. − Регги!       Гораций поспешно отправился на поиски врачей, а Молли и Артур опустились на колени рядом с мальчиком, пытаясь привести его в чувство. Все в комнате отдыха притихли, наблюдая за происходящим. − Отойди, чтобы мы могли ему помочь! – Молли строго взглянула на Сириуса.       Артур взял Регулуса на руки. − Лучше отнесите его в палату, чтобы он побыл один.       Когда Лили открыла дверь для Артура, Ремус в ужасе уставился на мужчину, указывая на него дрожащим пальцем. − Все в порядке, Ремус, − Лили взяла его за руку. – Регулус просто расстроился и потерял сознание. С ним все будет в порядке.       Из комнаты отдыха доносились вопли Сириуса – он кричал на Молли, требуя пустить его к брату.       Регулус через несколько минут очнулся. Пришла доктор Лавгуд и проверила его жизненные показатели. − Привет, Регулус, − улыбнулась она. – Как ты себя чувствуешь? − Я… не очень. Что случилось? − Ты упал в обморок в комнате отдыха, − объяснила доктор Лавгуд, положив ладонь ему на лоб. – Ты помнишь, почему? − Нет… − Наверное, это к лучшему, − кивнула она и красноречиво взглянула на Лили.       Вошел Артур со стаканом апельсинового сока и тарелкой с фруктами и печеньем. − Выпей немного, − произнес он. – Это поможет тебе прийти в себя.       Глаза Ремуса расширились при появлении Артура, и он вновь задрожал. − Он… он… − ахнул он.       Артур удивленно взглянул на Ремуса, но быстро отступил к двери. − Пожалуй, мне пора. − Не знаю почему, но Ремус тебя боится, − кивнула Лили. − Ну что ж, отдыхай до конца дня, − улыбнулась Регулусу доктор Лавгуд.       Регулус кивнул, всегда радуясь возможности не появляться в общей комнате. − Но что же случилось? – спросил он Лили, когда доктор Лавгуд ушла.       Лили немного сомневалась, стоит ли говорить ему об этом, но под умоляющим взглядом сдалась. − Ты кое-что увидел в новостях, а потом потерял сознание. − О… − лицо Регулуса вытянулось. Об остальном не было нужды спрашивать. Но он тут же добавил: − Там…сообщили что-то новое или то же самое? − Как раз говорили о слушании. Ничего нового, правда.       Регулус кивнул своим мыслям. Ему было дурно. Теперь воспоминания начали оживать. Те самые, на избавление от которых он потратил так много сил, пряча их далеко в подсознании.       Ремус взглянул на Регулуса. − Он… он причинил тебе боль? − Кто? – недоуменно взглянул на него Регулус. − Тот человек. Который пришел с тобой. − Артур?       Лили кивнула. − Нет, зачем ему причинять мне боль? – спросил Регулус. – Он очень милый. − Просто он… он держал тебя, а ты не двигался. − Он принес Регулуса, − объяснила Лили. – Регулус потерял сознание в комнате отдыха, и мы решили отнести его в постель. − Ммм… – отозвался Ремус. – Я рад, что он не причинил тебе вреда. − Мы здесь не для того, чтобы обижать пациентов, − мягко сказала Лили. – И тебя тоже. Некоторые дружелюбнее, чем другие, но вредить никто никому не собирается.

***

      Едва Лили вернулась в комнату отдыха, к ней тут же бросился Сириус. − Как там Регги? Он расстроен? Клянусь, я убью всех, кто ему навредил, когда выберусь отсюда! – он стукнул кулаком по ладони, наглядно иллюстрируя, что намерен сделать. − С ним все в порядке, − ответила Лили. – Но не думаю, что он обрадуется, когда ты попадешь в тюрьму за нападение. − Какое это имеет значение? Он меня все равно не признаёт. − Признает, если дать ему время, − сказала Лили. – А почему он не хочет с тобой разговаривать? – Она, конечно, знала почему, но, может, будет лучше, если Сириус расскажет все сам.       Сириус вздохнул и уселся на ближайший диван. − Потому, что я сбежал четыре года назад. Мне было четырнадцать, ему – десять. Я хотел, чтобы он ушел со мной, но он отказался, и мне пришлось бежать одному. − Почему же ты не остался, раз он отказался идти с тобой? – спросила Лили. − Я не мог остаться! Они бы меня убили. Это был лишь вопрос времени, поскольку я их не слушался и критиковал идеологию секты. Но я не мог вбить это в его чертову черепушку. Он все время повторял, что мама и папа никогда не позволят им причинить мне боль. − Но… − Лили немного опешила. – Ты знал о внешнем мире больше, чем Регулус. Может, он испугался? − Конечно, испугался. Он всю жизнь боялся. Секты, внешнего мира, того, что случится, если нас поймают при попытке бегству. И не без оснований, поскольку нельзя было просто уйти. Член секты – это на всю жизнь, и это касается даже детей, которые вступили в нее не по собственной воле. Если тебя поймают при попытке к бегству, то убьют. Так погибла наша кузина Андромеда за несколько лет до моего побега. − Они убили её? – глаза Лили расширились. − Да. Таково наказание. Иногда, если попадается кто-то из высокопоставленной семьи, ему дают второй шанс. Как Регги. Но Энди давно привлекала неприятности, подвергая сомнению систему. Прямо как я. Поэтому я знал, что второго шанса мне не видать. Думаю, Регги тоже это знал. − Это ужасно! – воскликнула Лили. – И теперь он не хочет с тобой разговаривать потому, что ты сбежал, а он не понимает почему? − Да. Он просто не может отпустить прошлое, упрямый идиот. Будто я оставил его там и сбежал лишь из жажды приключений. Я пытался вытащить его оттуда с помощью полиции, но они мне не поверили. И когда они, наконец, согласились проверить, секта уже съехала из штаб-квартиры. Потому я больше ничего не смог сделать, а полиция решила, что я чокнулся, и отказалась продолжать расследование.       Лили внимательно прислушивалась к каждой детали. Она никогда прежде не слышала эту часть истории. И в новостях об этом тоже не упоминали. − А что было потом? Не могли же тебя сразу отправить сюда. Ты ведь здесь недавно, правда? − Нет. Несколько лет я скитался то тут, то там. Научился жить на улицах. Все лучше, чем в проклятой секте. Будь со мной Регулус, все было бы хорошо. − Так как же ты здесь очутился? − Нас с приятелем за что-то арестовали – я уже и забыл, за что – и я психанул. Я ненавидел полицию за то, что они тогда меня подвели, а они по-прежнему мне не верили. Они-то меня сюда и отправили, думая, что я несу бред и представляю опасность. Здесь мне тоже не поверили. Пока не разоблачили секту. А потом, когда сюда прислали Регги, я думал, что все, наконец, наладится, но этого не произошло.       Заметив боль и горечь на лице молодого человека, Лили мягко положила руку ему на плечо. − Сириус, я уверена, он тебя не ненавидит. − Если бы только мне позволили с ним поговорить. Если бы я мог заставить его меня выслушать. Но у меня никогда не было такой возможности. − Нет смысла заставлять его с тобой разговаривать. Дай ему время, Сириус. − Дамблдор говорит то же самое! Но пока ничего не изменилось. Он гипнотизирует Регги, ты это знаешь? Под гипнозом можно заставить людей совершать самые безумные поступки, хоть вести себя как курица и все такое. Так какого черта он не может просто внушить Регги поговорить со мной? − Не знаю, − вздохнула Лили. – Но уверена: доктор Дамблдор знает, что делает, и все уладит.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты