Государыня, которой восхитился бы Макиавелли

Статьи
G
Завершён
32
автор
Sor-soressej бета
Размер:
34 страницы, 8 частей
Описание:
Ах, если бы Николло Макиавелли жил бы в Неверлэнде, его бы знаменитое сочинение называлось бы по-другому! Ибо женщины во власти — это такая сила... что остальным государям у них только «учиться, учиться и учиться!»
Примечания автора:
Данное произведение является своеобразным продолжением эссе «Молодые и зрелые годы императора Эмгыра вар Эмрейса» https://ficbook.net/readfic/10267114
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 59 Отзывы 10 В сборник Скачать

Часть 3. Королева и Предназначение

Настройки текста
Что такое Предназначение и с чем его едят, попытался разъяснить королеве и заодно нам, читателям, барон Кудкудак. Кстати, сразу видно — большого ума и редкой отваги человек! Не всякий боевой маршал решится вставить свои пять копеек, когда затронут столь щепетильный вопрос: должен ли монарх держать свое королевское слово! — Но не надо прикидываться, будто мы никогда не слышали о подобных требованиях, о старом как мир Праве Неожиданности. О цене, которую может запросить человек, спасший чью-то жизнь в безнадежной, казалось бы, ситуации, кто высказал невозможное, казалось бы, желание. «Отдашь мне то, что выйдет первым встречать тебя». Вы скажете: это может быть собака, алебардник у ворот, даже теща, с нетерпением ожидающая того момента, когда сможет набить морду возвращающемуся домой зятю. Либо: «Отдашь мне то, что застанешь дома, но чего не ожидаешь». После долгого путешествия, уважаемые гости, и неожиданного возвращения это обычно бывает хахаль в постели жены. Но вполне может быть и ребенок. Ребенок, указанный Предназначением. […] Неужто вы не слышали о детях, указанных Предназначением? Разве легендарный герой Затрет Ворута не был еще ребенком отдан гномам, потому что оказался тем первым, кого отец встретил, вернувшись в крепость? А Неистовый Деий, потребовавший от путешественника отдать ему то, что тот оставил дома, но о чем не знает? Этой неожиданностью оказался славный Супри, который позже освободил Неистового Деийя от лежавшего на нем заклятия. Вспомните также Зивелену, которая взошла на трон Метинны с помощью гнома Румплестельта, пообещав ему взамен своего первенца. Зивелена не выполнила обещания, а когда Румплестельт прибыл за наградой, колдовством принудила его бежать. Вскоре и она, и ребенок отравились и умерли. С Предназначением нельзя играть безнаказанно! Если судить по реакции Калантэ на тираду Кудкудака, все эти истории она прекрасно знала и имела свое мнение на их счет. Судьба, Провидение, Предназначение — материя настолько тонкая, что глазами не увидишь, руками не пощупаешь… то ли есть, то ли нет. В конце концов, разве она не государыня своему слову: хочет — даст, хочет — заберет его обратно! Да и мужчины, отдающие своих сыновей в чужие руки, те еще му… пентюхи, совсем как покойный Рёгнер. А вот ее товарка, королева Зивелена — настоящий боец, — бьется с одинаковым пылом и за корону, и за свою кровиночку! Да и кто сказал, что ее покарало Предназначение? Желающих расправиться с королевой на троне всегда хоть сетью таскай! Уж, она, Калантэ, лучше всех об этом знает! Нет, Львица не уступит метиннке ни в чем! И за свое единственное дитя будет драться до конца… и даже дальше! А посему рraemonitus, praemunitus — предупреждена, значит вооружена. И к этой борьбе Калантэ подготовилась как нильфгаардский генерал к сражению. Коль третий кандидат на руку Паветты — чудовище, то пусть его убьет охотник на чудовищ. У того работа такая! Все честно, не правда ли? К выбору охотничка на чудовищ Калантэ подошла весьма тщательно. Для дела был призван «лучший из лучших», некий ведьмак Геральт из Ривии, чья слава как профессионального борца против нечисти гремела по городам и весям. Его отмыли, побрили, приодели, напоили (пока пивом), дали соответствующие инструкции: «...советую, милсдарь ведьмак, если королева прикажет вам раздеться догола, покрасить себе задницу голубой краской и повиснуть в сенях головой вниз навроде канделябра, делайте это не удивляясь» …и пригласили на пиршественную вечеринку, называемую смотринами принцессы Паветты. Там ему была оказана невиданная честь — посадили не просто «около соли», где сидят самые высокопоставленные гости, а рядом с самой королевой, которая соблаговолила в личной беседе очертить ведьмаку поставленную задачу. К сожалению или к счастью — это с какой стороны посмотреть, — Геральт оказался человеком аполитичным, прямолинейным и совестливым, и с ходу заявил Калантэ, что убивать нежелательных женихов он не подряжается. — Королева, не сомневаюсь, что союз со Скеллиге, заключенный путем замужества твоей дочери, Цинтре необходим. Возможно, интриганов, которые хотят этому помешать, следовало бы проучить, да так, чтобы властитель не был в это замешан. Разумеется, лучше, если б это сделал никому здесь не известный хозяин из Четыругла, который тут же исчезнет со сцены. А теперь я отвечу на твой вопрос. Ты путаешь мою специальность с профессией наемного убийцы. Но даже профессиональная щепетильность не помеха планам целеустремленной королевы. Против совести есть прекрасные и убедительные доводы. Кинжал. Яд. Подземелье. Раскаленные клещи. Но сначала она предложит деньги. Очень большие деньги. Поскольку «купить можно любого. Любого. Вопрос только в цене». Как тут не вспомнить Макиавелли, который утверждал, что великий государь должен быть похожим и на льва, и на лису! И сила ее убеждения такова, что аполитичный ведьмак все-таки промычал нечто похожее на согласие, правда, предупредив, что для борьбы с Предназначением одного меча маловато будет. (Здесь, кстати, тоже отмечу, что и Геральт — малый не промах. В борьбе с чудовищами можно лезть на рожон, но когда имеешь дело с сильными мира сего — особенно с такой особой, как распрекрасная и великодушная государыня Калантэ, — следует проявить недюжинную гибкость, или хотя бы сделать вид, что согласен исполнить королевский приказ). Но и Львица была на должной высоте. Как говорят в Цинтре: «На ведьмака надейся, но сам не плошай». Помимо ведьмака, для встречи нежеланного гостя из Эрленвальда она приготовила весьма широкий арсенал воздействия, которым не брезгуют искушенные политики: клевету, подлог, угрозы и провокации. Цель оправдывает средства, не так ли? И как только Железный Йож обозначился на горизонте, то есть в пиршественной зале, Калантэ тут же дала по нему несколько залпов убойной клеветы. Судите сами. Вот ее заявление, где она обвиняет Йожа в корысти: — Вот как? — улыбнулась королева, но в ее глазах забегали зеленые искорки. — Стало быть, ты нашел короля на дне яра, безоружного, раненого, брошенного на произвол судьбы, на милость змей и чудовищ, и только после того, как он пообещал тебе награду, поспешил ему на помощь? А если б он не хотел или не мог обещать награды, ты оставил бы его там, а я до сих пор не знала бы, где белеют его кости? А вот здесь упрек в нечистоплотности совмещен с угрозой расправиться с гостем: — Стало быть, говоришь, награду тебе обещал Рёгнер? Что делать, трудновато будет призвать его сюда, дабы он расплатился с тобой. Пожалуй, проще отправить тебя к нему, на тот свет. Там вы договоритесь, кто кому задолжал. Я достаточно сильно любила своего супруга, Йож, чтобы не думать о том, что могла бы потерять его уже тогда, пятнадцать лет назад, если б он не захотел с тобой торговаться. Да-с, клевета — страшнейшее оружие, особенно в устах тех, кто облечен властью. Оклеветанному следует обладать немалым мужеством, чтобы во всеуслышание заявить: венценосная особа лжет как сивый мерин. У Йожа из Эрленвальда пороху на это хватило. В словесной битве он держится твердо и, не впадая в оскорбительный тон, отстаивает свои права на Паветту с достоинством настоящего принца. Когда же клевета и угрозы не возымели на Йожа ожидаемого действия, в ход был пущен более тонкий прием. И с более устрашающими последствиями. Прикинувшись «бедной овечкой», Калантэ сделала вид, что признает правоту безвестного рыцаря и идет на попятный. — Хорошо. Как королева завтра я соберу Совет. Цинтра — не тирания. Совет решит, должна ли клятва покойного короля повлиять на судьбу наследницы трона. Решит, следует ли ее и трон Цинтры отдать бродяге без роду и племени или же поступить в соответствии с интересами государства. Калантэ ненадолго замолчала, косо взглянув на Геральта. — А что касается благородных рыцарей, прибывших в Цинтру в надежде получить руку принцессы… то мне остается только выразить соболезнование по случаю жестокого оскорбления, обесчестия и осмеяния, которым они здесь подверглись. Не моя в том вина. В гуле голосов, прокатившемся по зале, ведьмак уловил шепот Эйста Турсеаха. — О боги моря, — выдохнул островитянин. — Так не годится. Ты явно провоцируешь их на кровопролитие. Калантэ, ты их попросту науськиваешь… Да, дражайший Эйст Турсеах, именно этого добивается Калантэ, искусно играя на амбициях других женихов, оскорбленных тем, что ценный приз в виде Паветты может уйти в весьма недостойные руки. Раз ведьмак Геральт медлит с выполнением королевского приказа, то с претендентом, козыряющим правом Предназначения, прекрасно могут справиться прочие «оскорбленные, обесчещенные и осмеянные» гости. Особенно если увидят морду лицо так называемого Йожа. Достаточно незваному гостю снять шлем, с которым он якобы не может расстаться по обету до полуночи, — и толпа сама озвереет. И Калантэ не брезгует хитрой уловкой — по ее приказу полночь в королевстве наступает аж на час раньше своего срока. — А посему, — продолжала королева, поднимая унизанную перстнями руку, — да исполнится закон, да исполнится клятва, выполнения которой домогаешься ты, Йож из Эрленвальда. Пробило полночь. Твой обет уже не действует. Откинь забрало. Прежде чем моя дочь выскажет свою волю, пусть она увидит твое лицо. Все мы хотим увидеть твое лицо. Йож из Эрленвальда медленно поднял закованную в железо руку, рванул завязки шлема, снял его, схватившись за железный рог, и со звоном кинул на пол. Кто-то вскрикнул, кто-то выругался, кто-то со свистом втянул воздух. На лице королевы появилась злая, очень злая ухмылка. Ухмылка жестокого торжества. Увы, торжествовала королева рано, и надо было ей все-таки прислушаться к барону Кудкудаку. Ибо клевета, обман и подлог лишь послужили наибольшему торжеству Судьбы. Выступивший арбитром Предназначения Геральт весьма некстати напомнил, что залог уговора между королем Рёгнером и рыцарем Йожом — принцесса Паветта — должна сама выразить свою волю и тем самым доказать, что является Ребенком-Предназначением. И, ко всеобщему удивлению, тишайшая Паветта, чьим мнением до этого никто не интересовался, из всех женихов выбрала человека, которого и человеком трудно назвать. Он не был ее ровесником (в отличие от прочих претендентов), не отличался особой красотой, не мог предложить ей ни высокого положения, ни огромного богатства. Её не смутил даже тот факт, что бо́льшую часть суток ее избранник оставался в образе зверя и в глазах других мог вызвать в лучшем случае только брезгливость. И вот когда Предназначение продемонстрировало свою силу, Калантэ бросила в бой тяжелую артиллерию. — Стража! — взвизгнула Калантэ.[…] От дверей бежали стражники, вооруженные гизармами, глевиями и пиками. Калантэ, прямая и грозная, указала им на Йожа властным, резким жестом. Паветта принялась кричать, Эйст Турсеах ругаться. Все повскакивали с мест, не очень-то зная, что делать. — Убейте его! — крикнула королева. В американском сериале «Ведьмак» сценаристы пошли еще дальше и вложили оружие в руки самой Калантэ. Когда мужская общественность в лице Геральта, Мышовура и Эйста Турсеаха встала плечом к плечу и хором начала настаивать на исполнении королевского обета, Калантэ сделала вид, что поддалась на уговоры и даже отдала меч островитянину. Вид при этом у нее был весьма выразительным, ее взгляд, полный укоризны, без лишних слов говорил Эйсту: «В Цинтре, когда жених следует просьбам своей невесты, про него не скажут, что он поступает недостойно или не по-мужски. Можешь поставить ей фонарь под глаз, чтоб крепче любила, — это твое личное дело, но выполни то, о чем она просит» ©. И, приблизившись к ненавистному Йожу вплотную, она срывает с его пояса кинжал и направляет оружие прямо в горло противника! Но, как говорится, против лома нет приема… если нет другого лома Предназначения. Предназначение ревом гласом Паветты чуть не разнесло стены замка по камушку — и точно разрушило все планы хитроумной королевы. Пришлось отдать невесту тому, кому она была предназначена Судьбой, и тем самым снять с него чары. Следует отметить, что даже здесь Калантэ не потеряла своего лица — а для любого государя это немаловажное обстоятельство при поражении. — Достаточно. — Калантэ выпрямилась, гордо подняв голову. — Довольно. Когда все кончится, я хочу видеть вас у себя в палатах. Всех, кто здесь стоит. Эйст, Паветта, Мышовур, Геральт и ты… Дани. Мышовур? — Да, королева? — А этот твой прутик… Я стукнулась спиной. И… окрестностями… Во всяком случае, королевское чувство юмора осталось при королеве. Так неужели у вас случилось поражение, прекрасная Калантэ? «Ах, — улыбается она мне в ответ, — мы получили лимон — большой и очень кислый, прямо «вырви глаз». А теперь мы из него приготовим лимонад, смотрите и учитесь! Рухнул союз со Скеллиге? А вот и нет! Раз дочка этот союз проигнорировала, так есть еще одна незамужняя персона — прекрасная и достаточно молодая, готовая вступить в брак с лучшим представителем этих островов. Вы разве не видите, как восхитительно государственный интерес совпал с личным, прямо тюлька в тюльку! И это не единственный бонус, который можно извлечь! Раз наша неразумная дочка из всех возможных женихов выбрала не лучшего, а худшего — то разве подданные благородной Цинтры смирятся, что ими будет править бродяга без роду и племени? Конечно, не смирятся! Этот мезальянс серьезно отодвинет Паветту от трона, да и ее муженька тоже. Хвала Небесам, в Цинтре есть великолепная и разумная королева Калантэ, то есть я… а теперь еще и замужняя. Уж не знаю, кого благодарить, неужели то самое Предназначение? Тебе все понятно?» «Да-с, ваше прекрасное величество, — киваю я и замечаю, как Железный Йож что-то записывает на манжете своего кафтана. — Мы это прекрасно запомнили». Позднее люди, плавающие в самых глубинах цинтрийской политики, утверждали, что именно такой вариант королева и прорабатывала с самого начала, сговорившись с неким ведьмаком. Какое-то Право Неожиданности. Так, Геральт? Что случилось дальше, ты, вероятно, помнишь. Калантэ притащила в Цинтру ведьмака, а ведьмак наделал там шороху. Не зная, что им манипулируют, снял заклятие с чудовищного Йожа, позволив тому жениться на Паветте. Тем самым ведьмак обеспечил Калантэ сохранение трона. Вот так, не больше и не меньше! Именно так выглядит поражение, когда его завертывают в обертку победы и записывают на скрижалях истории! Да, такова многомудрая и распрекрасная государыня Калантэ. И «бродяга без роду и племени», ее зять, нашел прекрасную наставницу в искусстве государственного менеджмента. У которой он будет учиться, учиться и еще раз учиться.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты