Рауха: Призрачный мир

Джен
R
Завершён
2
автор
Размер:
243 страницы, 21 часть
Описание:
Герой, которому еще только предстоит обзавестись приставкой «супер», узнает, что мир не совсем такой, каким он привык его считать. А значит, времени на раздумья и сомнения нет, нужно срочно решать, что делать: сражаться или погибнуть, убивать – или защищать. Всех, кто нуждается в защите, не только людей.

Супергерои убивают монстров, это общеизвестный факт. Однако монстры, как и люди, бывают разными, и далеко не всегда «сражаться с монстрами» означает «сражаться против».
Примечания автора:
Это отдельный, полностью самостоятельный «сезон» японского супергеройского сериала о камен райдерах, наездниках в масках. С оригинальными сезонами не связан ни миром, ни героями, ни монстрами, ни сюжетом (каждый сезон канона тоже отдельная история, не связанная с другими). Возможно, называть это сочинение ориджиналом не совсем корректно, но назвать его фанфиком, пусть даже и AU – значит обмануть тех, кто ожидает увидеть в нем хоть что-то знакомое, кроме инсектоидной брони, поясов и мотоциклов.
Автор оригинальной идеи – Исимори Сётаро, за что ему большое спасибо.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

II. Глава 8

Настройки текста
«Такое впечатление, что автор пытался изобразить серьезное сравнительное исследование мифологии, разбавив его экшеном, но что-то пошло не так, и в итоге получился примитивный ужастик для невзыскательной аудитории. Лучше бы и вовсе не пытался. Вспоминается Джером К. Джером и его «Трое в лодке», которые задумывались как исторический роман с юмористическими вставками, а на деле все вышло ровно наоборот. Впрочем, такого сорта литература тоже имеет право на существование. Без обид». «Зуб даю, этот Кирано Ито на самом деле женщина. Как-то все нелогично». «Волк откусил человеку голову? Автор, вы серьезно?» Время от времени Эйто заходил на какой-нибудь литературный форум, чтобы почитать отзывы и, если будет настроение, пообщаться с читателями. Отрицательные отзывы без конструктивной критики он игнорировал. К восторженным относился скептически. На некоторые отвечал. После трех лет общения в активе у Эйто оказался десяток людей, с которыми он более или менее регулярно переписывался, а также пара обвинений в плагиате и штук пятнадцать приглашений на свидание. Приглашения Эйто неизменно отклонял, на ходу придумывая причины, часто смешные, но не обидные. Кажется, на него и правда не обижались. «А мне понравилась сцена со стремной оба-сан, у которой нога из костей. Жаль, она не успела зажарить того самодовольного болвана в печи». Снизу послышался звонок, а сразу же следом – стук входной двери и пронзительно-резкий голос. Эйто вздохнул, закрыл вкладку и вышел из комнаты. Не узнать голос своей собственной оба-сан он при всем желании не мог. Обладательнице властного голоса было уже хорошо за пятьдесят, но спина ее была прямой как флагшток, манеры – уверенными, а на талии и боках не наблюдалось ни грамма лишнего жира. Эйто показалось, что его тетя ничуть не изменилась за те шесть или семь лет, что прошли с их последней встречи. Тем временем Инамори Хината скинула легкое желтое пальто на руки Тору и прошла в холл. Заметив стоящего на лестнице Эйто, она неторопливо приблизилась и оглядела его с головы до ног. Эйто немедленно почувствовал себя так, будто заявился в пижаме на светский раут. Закончив осмотр, тетя снисходительно кивнула. – Ну здравствуй, Эйто. Давно не виделись. Эйто вежливо поздоровался и стал ждать продолжения. Облегчать ей жизнь и изображать радость встречи он был не намерен. Хината-сан еще немного посверлила его взглядом и снизошла до объяснений. – Наверное, нужно было сообщить о своем приезде заранее, но все случилось так внезапно. Эти болваны, служащие гостиницы, что-то напутали с бронью. Тогда я вспомнила, что у меня есть племянник, который, конечно же, не откажется меня приютить. Эйто уже достаточно долго общался с неору, отчего поневоле научился распознавать ложь. Тетя, вне всякого сомнения, лгала, даже не потрудившись сделать ложь правдоподобной. Почему она вообще опустилась до лжи, Эйто не знал, но был уверен, что скоро выяснит, поэтому молча кивнул и подхватил чемоданы. – Я попрошу Айрин приготовить для вас комнату родителей. – Айрин – это у нас кто? – Она занимается хозяйством. – Прислуга, значит, – хмыкнула тетя. – Я считаю ее своей подругой, – сказал Эйто, надеясь, что это прозвучало достаточно убедительно. – А тот невоспитанный молодой человек, который открыл мне дверь? Тоже друг? – Друг, – подтвердил Эйто. – Интересная у тебя компания. – Родственница покачала головой, но от дальнейших комментариев воздержалась. Эйто открыл комнату на втором этаже, куда старался не заходить без крайней необходимости. Хината-сан придирчиво осмотрелась, и, не обнаружив ни пыли, ни мебельных чехлов, одобрительно кивнула. – Твоя… подруга не зря получает зарплату. Регулярная уборка в комнате было инициативой Айрин, которую Эйто не поощрял, но и не осуждал, делая вид, что ничего не замечает. – Пожалуй, пока отдохну с дороги. Где здесь ванная, я помню. И да, скажи своей… подруге, что на ужин я хочу форель. Только ни в коем случае не размороженную. У меня диета. Дверь захлопнулась у Эйто перед носом. – Нужна помощь? Может, ее как следует напугать, чтобы в гостинице тут же нашлись свободные номера? – сказал Кайрен, незаметно подкравшийся сзади. Эйто даже не вздрогнул. Предложение было на редкость дурацким, но он почему-то сразу же почувствовал себя лучше. – Да нет, не надо. Но спасибо. Эйто задумался. – Ты не знаешь, где сейчас можно раздобыть форель? – Знаю, – кивнул Кайрен и исчез. Эйто вернулся в холл, где сел на диван, собираясь хорошенько подумать. Кайрен объявился через полчаса, и за пазухой у него что-то отчаянно трепыхалось. Оставляя на полу мокрые следы, неору прошел к столу, расстегнул куртку и вывалил на него пятнистую рыбину. Навскидку в рыбине было килограмма три. – Что это? – спросил Эйто, когда снова обрел дар речи. – Форель. – И где ты ее взял? – Поймал, – отозвался Кайрен с легким удивлением. – А на что еще это похоже? – Поймал… где? – В море. Норвежском. Слушай, ты сказал раздобыть форель, я ее раздобыл. Какие проблемы? – Вообще-то я имел в виду купить… Ладно. Никаких проблем. Спасибо. – Вот сразу бы так. Море, между прочим, было холодным, – сказал Кайрен, и, подхватив форель за жабры, уволок на кухню. Эйто достал салфетки и принялся оттирать стол от липкой слизи с примесью серебристых чешуек. За этим занятием и застал его Тору. – Чем здесь так пахнет? – спросил он удивленно. – Кайрен поймал форель. В море. – Ясно, – отозвался Тору и ушел на кухню. Эйто закончил уборку и последовал за ним. На кухне Кайрен готовил форель. Рыбина уже была почищена и разрублена на аккуратные куски, и Эйто был рад, что не застал начальную стадию разделки. Тору помогал, натирая стейки чем-то зеленым и остро пахнущим. – Ты ничего не хочешь нам рассказать? – спросил Кайрен, доставая из духовки решетку для гриля. – А надо? – спросил Эйто чуть резче, чем собирался. Кайрен отвлекся от приготовления стейков, налил в кружку чай и поставил перед Эйто. Потом положил на тарелку пару сэндвичей с сыром и помидорами. – Не хочешь – не рассказывай, дело твое. Но если вдруг захочешь… Эйто взял сэндвич, внимательно осмотрел со всех сторон и положил обратно на тарелку. – Ее зовут Инамори Хината. Я жил у нее после смерти родителей. Нет, она меня не била и голодом не морила. Даже старалась заниматься моим воспитанием, ну, как она себе это представляла. Просто… была не очень рада. И не стеснялась это показывать. Теперь я ее, пожалуй, понимаю. А тогда… – Что случилось с твоими родителями? – спросил Тору, как всегда без обиняков. – Тору… – Кайрен взглянул на него укоризненно, но тот только пожал плечами. – Все в порядке, это нормальный вопрос. Они погибли, когда мне было шесть лет, – ответил Эйто, понимая, что, в сущности, так ничего и не рассказал. – А у этой твоей тетки случайно не было мужа и противного родного сына? – Нет, – усмехнулся Эйто. – Мужа не было, и сына тоже. Был один дальний родственник. Или вовсе не родственник, просто сын ее знакомых. Он жил со своими родителями, но на лето его отправляли к тете в деревню. Он был вовсе не противный, мы дружили. Правда, Хината-сан почему-то считала его гораздо более… правильным ребенком, и вечно ставила мне в пример. Но наши отношения это не испортило. – Понятно, – сказал Кайрен. – Я так полагаю, что при первой же возможности ты покинул ее не особо гостеприимный кров. – Именно. После школы я поступил в университет и переехал сюда. С тех пор мы почти не общались. – Почти как я, – кивнул Тору. – Только дом побольше. По какой-то неведомой причине Эйто стало неловко. Он не собирался жаловаться на жизнь: если подумать, жизнь его была не так уж и плоха. Поэтому, ни на кого не глядя, быстро договорил: – Если бы я знал о ее приезде заранее… Успел бы подготовиться. Морально. А так… Будто и не было всех этих лет. Чувствую себя ужасно глупо. – Это нормально, – сказал Кайрен мягко. – Детские травмы, все такое. Но посмотри на это с хорошей стороны. – Это с какой, например? – подозрительно спросил Эйто. – У нас на ужин будет форель.

***

Накрыв на стол, Айрин почему-то не села ужинать вместе со всеми, а осталась стоять, чинно сложив руки на груди. Выглядела она тоже непривычно. Вместо джинсов и рубашки на ней было скромное платье приличной длины и передник. Зеленый, с оборками. Эйто сразу же понял, в чем тут дело. Он уже открыл было рот, чтобы высказать все, что думает о чужих монастырях и людях, которые суются туда, не спросив разрешения хозяев, но посмотрел на довольное лицо Айрин и решил отложить разговор. В итоге она весь ужин развлекалась, старательно приседая в неловких реверансах, и беззвучно смеялась, прикрыв рот ладонью, когда оказывалась у гостьи за спиной. Эйто рад был видеть Айрин в хорошем настроении, поэтому почти простил тете ее снобизм. На Кайрена Хината-сан поглядывала с подозрением, но ничего не говорила. Эйто показалось, что она его побаивается. Это было странно, потому что вид Кайрен имел самый что ни на есть мирный и доброжелательный. Форель тоже была великолепна, как только может быть великолепна свежепойманная рыба, побывавшая в руках хорошего повара. От вина тетя отказалась, сославшись на слабое здоровье и пресловутую диету, но предложила остальным не стесняться. Правда, таким тоном, что только законченный эгоист мог бы это предложение принять. Эгоистом оказался Кайрен, заявивший, что рыба без вина – все равно что бордель без девочек. Эйто немного полюбовался стремительно багровеющим лицом тети, уткнувшимся в тарелку Тору и исключительно довольным собой Кайреном, после чего решил, что вечер определенно удался. После ужина Тору ушел к себе, Айрин – на кухню, а Кайрен устроился в кресле. Тетя осталась сидеть на диване. – Эйто, – сказала она после долгого молчания. – Мне нужно с тобой поговорить. Ты не мог бы попросить своего друга нас оставить? Эйто собирался сказать «у меня нет от него секретов» или еще какую-нибудь пафосную банальность, просто для того, чтобы сделать ей неприятное, но подумал, что это уж точно будет по-детски глупо. Поэтому на вопросительный взгляд Кайрена кивнул. Инамори Хината дождалась, пока тот уйдет, и повернулась к Эйто. – Я приехала не для того, чтобы проверить, как у тебя дела. Наверное, ты и сам догадался. Отчего-то Эйто снова стало тоскливо. Он ничего не ответил, но ответа и не требовалось. – Так получилось, что какое-то время назад я вложила деньги в один… проект, который оказался крайне неудачным. Теперь мой магазин собираются отобрать за долги. Я собиралась заложить дом и рассчитаться с кредиторами, но проблема в том, что формально он принадлежит тебе. Я хочу, чтобы ты подписал на него дарственную. Тетя даже просьбы излагала так, словно отдавала приказы. Впрочем, Эйто было все равно. Хината-сан достала из портмоне прозрачную папку с документами и протянула Эйто. Он взял листы, бегло их просмотрел и подписал в нужных местах. – Это все? Тетя взяла бумаги и спрятала обратно. – Да, все. – Сколько денег вы должны? Хината-сан помолчала, словно раздумывая, потом назвала сумму, которая оказалась внушительной, но не чрезмерно. Ни слова не говоря, Эйто ушел в свою комнату, затем вернулся и положил на стол чек. Сумма в чеке незначительно превышала названную. – Этого хватит? – спросил Эйто и с удовлетворением увидел, как тетя пытается подобрать нужные слова и впервые на его памяти не находит. – Да, вполне, – сказала она наконец. – Но почему? – Я бы не хотел, чтобы вас выгнали на улицу. Вы так со мной не поступили. – Наверное, ты хочешь, чтобы я как можно скорее уехала? Эйто некоторое время боролся с желанием ответить утвердительно, потом пожал плечами. – Как хотите. – Эйто… Эйто взглянул на тетю. Она больше не казалась ему страшной и злой, как в детстве. Просто немолодая женщина, которая так и не смогла его полюбить, поэтому убедила себя, что он этого не заслуживал. Но меньше всего Эйто хотел вести с Инамори Хинатой задушевные беседы и предаваться воспоминаниям, поэтому он пожелал ей доброй ночи и наконец-то ушел к себе.

***

Призрачный мир был все так же тих и спокоен. Эйто погладил дерево по жесткой коре и, пройдя через полынное поле, вышел на дорогу, едва различимую в темноте. Асфальт под ногами шершаво царапал ботинки. Эйто шел так долго, что дерево почти исчезло из виду. Вернуться к нему было делом пары секунд, стоило лишь захотеть, но он никуда не спешил, хотя время от времени и поглядывал на луну-хронометр, словно чего-то ждал. Полчаса и пару тысяч шагов спустя Эйто дождался. Превратившись, он закрыл глаза и нащупал в бесконечном пространстве Призрачного мира то, что встревожило Рауху. Потом сделал шаг и ступил на призрачный мох. Эйто был уверен, что его цель совсем рядом, поэтому не стал тратить время на поиски следов, хотя все равно заметил их краем глаза. Неору, который их оставил, обнаружился у серой кирпичной стены в компании светловолосой девушки, одетой так смело, что это можно было посчитать за вызов. Обычно люди-фантомы, убаюканные иллюзиями неору, не осознавали, что с ними происходит что-то неправильное. Но девушка сопротивлялась. Отчаянно и безуспешно. Такое Эйто видел впервые. Не считая медведя, но девушка однозначно была человеком. Даже в Призрачном мире животные не могли притвориться людьми. Подойдя поближе, Эйто обнаружил, что бледно-розовые нити-каналы были толстыми и лохматыми, как обросшие водорослями тросы. Он не знал, хочет ли неору убить свою жертву, но не собирался оставаться безучастным наблюдателем, чтобы выяснить это наверняка. Эйто выхватил трезубец, в один скользящий шаг оказался рядом и наискось рубанул по нитям. С опозданием заметив присутствие райдера, неору отскочил к стене и выставил перед собой недлинный узкий клинок. Удар заставил его выронить меч и вжаться спиной в призрачную стену, погрузившись в нее почти наполовину. Эйто замахнулся снова, и неору поднял руки, то ли сдаваясь, то ли пытаясь защититься от удара. – Эйто, нет! Стой! Эйто остановился. Еще никто из неору не называл его по имени при первой же встрече. Не опуская трезубца, он приказал: – Превращайся. Неору превратился. Эйто несколько секунд задумчиво его разглядывал, затем посмотрел на девушку. Та стояла поодаль с видом самым безучастным, но Эйто все равно показалось, что она за ними наблюдает. Девушку Эйто узнал тоже, хотя и не сразу поверил в то, что почувствовал. – Привет, Изуру, – сказал он, снова поворачиваясь к неору. – Ты не против зайти ко мне в гости? С тетей, кстати, поздороваешься. Нормально. Неору вздрогнул, но послушно кивнул. Эйто одной рукой схватил его за плечо, а другую сунул под струйку воды, которая стекала по стене неизвестно откуда и исчезала, не успев коснуться призрачного мха. В холле Эйто расположился на диване и указал Изуру на кресло. Тот, помявшись, сел, не сводя с него настороженных глаз. Потом глубоко вздохнул. – Спасибо. Эйто поморщился. – И давно ты этим занимаешься? Повисла долгая пауза. Эйто не сомневался, что бывший друг решает, соврать ему или сказать правду. В конце концов тот кивнул, и Эйто порадовался, что хотя бы на это у него хватило смелости. Или ума. – Стало быть, слабое здоровье и плохое самочувствие Хинаты-сан – не плод ее воображения и не попытка манипулировать, как я было подумал. Кто мог знать… – «Эйто, все в порядке? Мне прийти, или справишься сам?» – Приходи, – сказал Эйто, почему-то вслух. Через пару минут Кайрен спустился вниз и, демонстративно покосившись в сторону занятого кресла, уселся на диван. – Знакомься. Это Савада Изуру, мой друг детства. – Что ты собираешься со мной делать? – спросил Изуру, с надеждой посмотрев на Кайрена. – Не смотри на меня, я не помогаю тем, кто охотится на пожилых леди, – немедленно отреагировал тот. – Если Рауха решит тебя прикончить – я и пальцем не пошевелю, чтобы его остановить. – «Ты ведь это не серьезно?» – «Нет, разумеется. Хотя…» – Ты собирался ее убить? – спросил Эйто. – Нет, конечно же нет! Я… в общем, я просто хотел, чтобы ей было не до меня. – Рассказывай, – велел Эйто История была банальной и скучной, как инструкция к лопате. – Это все равно что потихоньку травить ядом человека, который тебе мешает, – резюмировал Кайрен. – Достойное занятие. Прямой угрозы ее жизни не было, поэтому райдеры ничего не замечали. Только сегодня, когда он малость перестарался, Рауха отреагировал. – Я так и подумал. Кстати, почему ты не рассказал о себе? Еще в детстве? – спросил Эйто почти безразлично. – Рассказать, что я монстр? – усмехнулся Изуру. – Тогда мы стали бы врагами еще раньше. Эйто поднял глаза к потолку и пересчитал светильники, сначала горящие, потом выключенные. – Я не враг неору. Только тем, кто убивает людей. – Ты ведь тоже ее ненавидишь, – сказал Изуру безнадежно. Отвечать Эйто не счел нужным. – «Почему ты так злишься? Это на тебя не похоже». – «Он меня боится». – «Да, это веская причина». – «Ты не понимаешь». – «Ты удивишься, но как раз понимаю. Тебе противно, и ты разочарован». Изуру переводил взгляд с одного на другого, как пациент на врачебном консилиуме, где все говорят на латыни. – «В детстве я все время его защищал. Думал, что он… ну, просто осторожный, потому что младше и слабее». – «Что ж, он таким и остался. Но посмотри на это с хорошей стороны». – «И с какой на этот раз?» – Твоя тетушка – это просто нечто, – ответил Кайрен уже вслух. – Я редко встречал людей, которые могли сопротивляться неору. Почти все они были потенциальными камен райдерами. Странно, что ни один из сигилов ее не выбрал. – Выбрал, – сказала Хината-сан, спускаясь в холл. Эйто не понял, как ей удалось столько времени оставаться незамеченной. – Около тридцати лет назад меня выбрал Лейкки. Мы долго разговаривали. В конце концов он решил, что лучше найти кого-то другого. Не обращая внимания на потрясенное молчание присутствующих, Хината-сан подошла поближе и села на диван рядом с Эйто. – Значит, это был не кошмар. Так я и думала. На Изуру она демонстративно не смотрела. – Я… – подал голос тот, – я должен извиниться. – Ну извинись, – усмехнулась Хината-сан. Изуру окончательно стушевался и опустил голову. – И что мы будем с ним делать? – сказал Кайрен в пространство. – Не убивать же, в самом деле. Эйто? Эйто посмотрел на Изуру. – Уходи. Надеюсь, ты понимаешь, что легко отделался. И наша дружба здесь ни при чем. – Эйто… – Иди уже. Изуру вскочил с кресла и тут же исчез. – Наверное, я все же была слишком строга с этим мальчиком, – сказала Хината-сан. – Вот как? – поинтересовался Эйто ничего не выражающим голосом. – А мне казалось, что со мной. – Эйто, – вздохнула тетя, – я действительно не была в восторге от того, что ты… попал ко мне. Я могу тысячу раз извиниться, но это уже ничего не изменит. У меня отвратительный характер, я ужасная эгоистка, и, наверное, заслужила то, что со мной случилось. Мне повезло, что ты не похож на Изуру, потому что у тебя гораздо больше причин меня ненавидеть. По лестнице спустился Тору, и, оценив обстановку, прошел на кухню, но вскоре вернулся с подносом, уставленным чашками с чаем. – Извини, Эйто, я подслушивал. Вы говорите и думаете очень громко, – зевнул он, усаживаясь в пустующее после ухода Изуру кресло. – Не обращайте на меня внимания, продолжайте. Хината-сан помолчала, потом продолжила. – Все это время я наблюдала за тобой. Наверное, глупо было так думать, но я решила, что это мое воспитание помогло тебе добиться успеха. Поэтому когда меня попросили взять на работу Изуру, у которого все было наперекосяк… Эйто понял, что она хотела сказать «неудачник». Теперь к этому определению можно было смело добавить «злобный», но Эйто все же решил не судить бывшего друга слишком строго. На самом деле он был рад, что все так случилось, просто не хотел признаваться в этом даже себе. Еще меньше Эйто хотелось признаваться, что ему нужен был этот разговор, чуть ли не первый нормальный и человеческий разговор за долгие-долгие годы. – Я решила, что строгостью и постоянным контролем это можно исправить. А в результате… – Хината-сан замолчала. – Вы ни в чем не виноваты, – сказал Эйто неожиданно. – Это не вы сделали его таким. Разве что слегка подтолкнули. – Ну, у всего этого есть и хорошая сторона, – жизнерадостно сказал Кайрен, и Эйто захотелось его стукнуть. – Теперь с вашим здоровьем все будет в порядке. А мы за ним приглядим. – Значит, ты теперь камен райдер. Я не удивлена. Лейкки мне все рассказал. – Кстати, – сказал Кайрен. – Познакомьтесь с Лейкки. И он указал на Тору. Хината-сан повернулась к Тору и внимательно его оглядела. Потом почему-то вздохнула. – Мне очень приятно познакомиться с тобой. Извини, если была груба. – Все в порядке, – сказал Тору. – Лейкки говорит, что вы не злая, просто не умеете вести себя по-другому. Это гораздо лучше, чем наоборот. – Это точно. Передай ему, что… Даже не знаю. Просто поздоровайся за меня. И Хината-сан вздохнула снова. – Интересно все же, кто или что они такое, – сказал Эйто. – А ты не знаешь? – удивилась тетя. – Этого даже я не знаю, – покачал головой Кайрен. – Ну это же очевидно… – начала было Хината-сан, но ее перебил Тору. – Лейкки просит не рассказывать. Говорит, что лучше расскажет все сам. Он… приглашает меня к себе.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты