Плотоядное животное//The Carnivore

Гет
Перевод
NC-17
Завершён
910
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/14924510/chapters/34574153
Пэйринг и персонажи:
Размер:
202 страницы, 17 частей
Описание:
Пытаясь выжить в бессмысленной пустоте, существующей в современном мире, твои мирные дни останутся позади, когда ты найдёшь на улице человека без сознания.
Нестандартно одетый и ничего не знающий о мире, в котором ты живешь. И ты принимаешь его за беженца, решая приютить на ночь.
До конца своих дней.
Примечания переводчика:
Разрешение на перевод этого фанфика я получила. Также, автор разрешила мне переводить и остальные её работы, так что... :)
Перейдите, пожалуйста, на оригинальную работу и поставьте kudos ♥ Вам не сложно - автору приятно.

**P.S.** давайте выясним раз и навсегда. это не Т/И. данный автор все свои работы пишет от второго лица. она не любит Т/И, поэтому в большинстве её работ есть фиксированное имя для ОЖП. в "Плотоядном животном" этого имени нет, но это не подразумевает Т/И. не нужно писать мне в отзывах, что я ебанашка не поставила нужную метку. я не поставила её потому, что в этой работе нет Т/И!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
910 Нравится 272 Отзывы 218 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
      Ты открываешь багажник своей машины и жестом показываешь Леви, чтобы он положил туда вещи. Всего лишь одна сумка — вы решили остаться на побережье лишь на одну ночь.       Сидя в машине, ты делаешь глубокий вдох. Леви в итоге согласился ехать с тобой, несмотря на то, что произошло вчера. То, что ты плакала у него на плече и целовала в шею, заставляет тебя чувствовать себя очень неловко. В самом деле… Но Леви никак это не прокомментировал. Он спокоен, как и всегда, как будто ничего не случилось.       — Взволнован? — спрашиваешь ты у него, заводя машину. Он лишь безразлично пожимает плечами.       Это не похоже на ту реакцию, которую ты ожидала. Действительно, не будет же он подпрыгивать на своём сиденье, словно легкомысленный малолетний ребёнок. Но, по крайней мере, не похоже, что ему ненавистна эта мысль. Ты наклоняешься и пристегиваешь его ремнём безопасности. Затем подключаешь телефон к стереосистеме.       — Я решила провести ускоренный курс по музыке для тебя. У нас в запасе есть несколько часов, пока будем в пути, — говоришь ты ему. Нажимаешь кнопку воспроизведения и выезжаешь с парковки, когда в машине начинает играть Африка — Тото.       — И с чего ты взяла, что в этом есть необходимость? — спрашивает Леви. Он немного напряжен, в конце концов, это всего лишь его вторая поездка на автомобиле.       — Ну, музыка — это фундаментальная часть культуры. И по мере развития технологий теперь можно слушать музыку в любом месте. Музыка отражает многое о культуре, политике и ценностях того времени, когда она была создана. Ты так не думаешь? — с любопытством спрашиваешь ты, сворачивая на автостраду. В это время не так много машин, в конце концов, сейчас только одиннадцать часов утра в четверг, поэтому движение спокойное.       — И что? Вокруг чего вращается эта твоя музыка, к примеру? — спрашивает он, больше из вежливости, чтобы поддержать разговор, чем из интереса.       — Много чего. В основном всё довольно поверхностно и вращается вокруг любви, секса и разбитого сердца, — объясняешь ты, пожимая плечами. — Но также есть достаточно много отсылок к политике.       — Хм. Но поётся же на другом языке, — замечает Леви.       — Это английский. В современном мире знание английского языка становится всё более фундаментальным и необходимым. Большинство западных развлечений производится в США. Поэтому всё на английском языке, — объясняешь ты.       — Ты говоришь на нём? — спрашивает Леви.       — Да. Я выучила его в школе, и в настоящее время потребляю много информации на английском языке, а также слушаю музыку, читаю книги, смотрю фильмы…       Леви хмыкает. Ты не сводишь глаз с дороги, когда музыка сменяется каким-то гранжем. Ты старалась добавить в плейлист как можно больше разных жанров, чтобы Леви мог получше прочувствовать многогранность музыки в современной культуре.       Тебе интересно, что он думает по поводу вчерашней ситуации. В конце концов, ты немного переступила черту, поцеловав его вот так. Но больше всего тебя озадачивает то, что он не оттолкнул тебя.       Леви позволил тебе сделать это, потому что ему было жаль тебя? Или была другая причина? Ты стараешься не предаваться чрезмерным мечтаниям на этот счёт. Леви не раз говорил тебе, что вы не любовники и не парочка, и он намерен сделать всё, чтобы не допустить этого. Ты вздыхаешь, понимая, что тебе действительно не стоит сердиться из-за этого.       — Итак… — начинает Леви. — Если бы мне нужно было получить информацию, куда я могу обратиться?       Ты вопросительно поднимаешь бровь.       — Все зависит от того, какую именно информацию тебе нужно получить.       — Просто информация. О всяком разном, — неопределённо отвечает Леви. Похоже, что бы он ни пытался узнать, он не хочет, чтобы ты об этом знала. На мгновение ты задумываешься, прежде чем вздохнуть.       — Интернет, — наконец говоришь ты ему. — Вне зависимости от того, что тебе нужно узнать, ты можешь найти это в интернете.       — Интернет, — спокойно повторяет Леви, пробуя на вкус странное слово. Ты мысленно задаёшься вопросом, как это объяснить. Техническая сторона некоторых вещей кажется тяжеловатой.       — Ну, это сеть. Всемирная сеть или, как ещё называют, паутина. В принципе, любой может выложить в интернет все, что угодно. Там можно найти всё, что пожелаешь. Различного спектра информацию, новости, видео, музыку, ты также можешь общаться с людьми. Вроде того, что я делаю со своим телефоном, но в интернете это можно делать даже с совершенно незнакомыми людьми.       — Звучит как-то беспорядочно, — говорит он тебе. Ты хихикаешь.       — Временами это действительно так. Но есть специальные функции и инструменты, чтобы сделать поиск удобнее и проще. Как в гугле, например. Это поисковая система. Ты вводишь всё, что хотел бы найти, и после этого перед тобой будет большое количество страниц, сайтов и ресурсов, чтобы найти нужное. Но свободно распространяемая информация также означает, что не вся она является законной и достоверной. Если тебе правда это интересно, я научу тебя пользоваться компьютером, когда мы вернемся.       Ты намеренно решила держать Леви подальше от интернета из-за огромного количества вирусов и сайтов сомнительного содержимого. Ты не хотела бы на секунду отвернуться, а после узнать, что он зашел слишком далеко по неосведомлённости и нажал на дебильную рекламу или объявление, как увеличить член на десять сантиметров за полчаса или загрузил вредоносное ПО. Но если он так отчаянно нуждается в какой-то информации, гуглить будет гораздо проще, чем ходить в библиотеку.       Ты воздерживаешься от того, чтобы спросить, что же он хочет узнать. Ты знаешь, что это никуда не денется, и уже чувствуешь, что идёшь по лезвию ножа после вчерашнего вечера.       — Мне правда это интересно, — признаётся Леви, и тебе не нужно поворачивать голову, чтобы увидеть, какое кислое лицо он делает. Это первый раз, когда он по-настоящему попросил тебя об одолжении. Ты подумываете о том, чтобы подразнить его по этому поводу, но в конце концов решаешь не обращать на это внимания.       Пока вы едете по автостраде, между вами наступает тишина. Музыка в плейлисте играет в случайном порядке, и ненавязчивый R&B играет в фоновом режиме.       — Кто это? — вдруг спрашивает Леви. Ты не уверена, пытается он нарушить тишину или ему действительно интересно. Вам становится неловко наедине?       — Алисия Кейс, — отвечаешь ты.       — Мне нравится её голос.       — А?       — Да, — он не вдаётся в дальнейшие подробности. Ты пожимаешь плечами. В конце концов, она правда хорошая певица. Настолько, что её не раз называли королевой R&B.       — О чём она поёт? — спрашивает Леви через некоторое время. Ты с любопытством смотришь на него. Он выглядит задумчивым, как будто что-то давит на его разум, и он не может с этим справиться.       — Она поёт о том, как некоторые люди хотят слишком многого. Кольца с бриллиантами, власть, деньги. Но она этого не хочет, всё, что ей нужно — это мужчина, которого она любит, даже если тому нечего ей предложить, — объясняешь ты, но по мере того, как ты это делаешь, твой голос становится тише.       То же самое происходит и с тобой. Не прошло и недели, а ты уже знаешь, что хочешь Леви. Даже если он никогда ничего не расскажет тебе о себе. Но говорить об этом вслух ты, конечно же, не будешь.       — Какое наивное мировоззрение, — фыркает Леви. Его голос звучит странно, будто он пытается обороняться. Ты сильнее сжимаешь руль.       — На самом деле это не так. Она написала эту песню после того, как умерла её подруга. Это заставило её понять, что важно, а что — нет. Деньги, роскошь, поверхностные вещи вроде этого… Всё это ничего не значит, если ты не можешь быть с людьми, которых любишь, — не осознавая этого, ты сильнее жмёшь на газ.       — Относиться к таким вещам, как к тривиальным — наивно» — высказывает своё мнение Леви. Ты стискиваешь зубы.       — По большому счёту, они тривиальны, — напряженно пытаешься возразить ты. Леви фыркает, не будучи убеждённым.       — Это идеалистично, едва ли реалистично.       — Так как же ты превращаешь реальность в идеалы, если тебе не позволено принимать идеалистические решения? — спрашиваешь. Ты начинаешь волноваться. — Если она любит этого парня, несмотря ни на что, тогда какие препятствия, кроме тривиальных? Если я захочу…       — Ты едешь слишком быстро, — обрывает тебя Леви на полуслове. Бросаешь взгляд на спидометр и понимаешь, что разогналась до ста шестидесяти километров в час. Делаешь глубокий вдох. Ты говорила, не подумав.       — Не увлекайся, — говорит он тебе мертвенно-серьёзным голосом. Тебе хотелось бы верить, что он имеет в виду твоё опасное и быстрое вождение, а не что-то другое.       — Верно, — напряженно отвечаешь ты.       Наконец-то начинает играть рок.

***

      Когда ты открываешь дверь в гостиничный номер, глаза Леви сразу же цепляются за небольшой слой пыли на мебели.       — Я выбрала самый дешевый отель, — говоришь ты ему, прежде чем он начнёт жаловаться. Ты берёшь сумку и начинаешь перебирать её содержимое.       — Вот, салфетка из микрофибры, — говоришь ты, и он хватает тряпку, начиная яростно вытирать пыль.       Оглядываешь комнату. Типичный бюджетный отель. Две кровати неудобно близко друг к другу, две прикроватные тумбочки и микроволновая печь, которая выглядит так, будто ею не пользовались много лет, а также маленький телевизор на столе напротив кроватей. Ничего прямо шикарного, но на одну ночь сойдёт. Зато дешево, и пляж находится всего в нескольких минутах ходьбы от отеля.       Ты садишься на кровать и включаешь телевизор, терпеливо ожидая, когда Леви закончит.       Минут через пятнадцать он, наконец, плюхается на кровать.       — Лучше? — спрашиваешь ты с легкой усмешкой. Он кивает.       — Сейчас день, так что на пляже, вероятно, полно народу. Пойдём прямо сейчас или позже?       — Давай просто сделаем то, что ты захочешь и посчитаешь лучшим, — прямо говорит Леви. Ты пожимаешь плечами и откидываешься на кровать. Решаешь, что лучше будет пойти вечером. Людей будет меньше. Ты боишься, что Леви будет слишком ошеломлён увиденным или вызовет у кого-то подозрения своей забывчивостью и незнанием о многих вещах.

***

      Когда вы выходите из отеля, уже около десяти вечера. Ты весь день смотрела телевизор, заказав еду в номер. Уличные фонари освещают ваш путь, пока вы идёте по пустующим улицам. Небольшой городок с населением около двадцати тысяч человек, и его единственной прибылью является курорт на пляже, к которому вы сейчас направляетесь.       Вы можете слышать, как волны бьются о берег ещё задолго до того, как доберётесь туда сами.       — Вот мы и пришли, — говоришь ты ему и указываешь на водную гладь. На пляже разбросана ещё пара людей, сидящих на полотенцах. Кто-то из них пьёт алкоголь, кто-то целуется.       Песок мягкий и в нём ты немного тонешь. Это значительно усложняет проход к воде. Ты обращаешь взор к Леви — его глаза пристально смотрят на море.       Ты уводишь его подальше от тех немногих людей, которых видишь, пока между вами не останется хотя бы добрых сто метров. Тебе не хотелось бы, чтобы те подслушали, как ты будешь объяснять Леви о происходящем.       Вы идёте к морю, пока не достигаете точки, где волны встречаются с берегом. Леви осторожно следует за тобой. Ты останавливаешься и поглубже вдыхаешь солёный, свежий воздух.       — Смотри из чего состоит большая часть мира, — говоришь ты Леви, возомнив себя гидом. Он не отвечает, но в его глазах виден заинтересованный блеск, когда тот смотрит на горизонт. Земли не было видно, только море, простиравшееся впереди на сотни километров. Леви не может сказать и слова.       Солнце садится за горизонт. Если бы ты чувствовала себя более оптимистично, то, возможно, сочла бы этот вид и обстановку романтичными. Но, к сожалению, ты слишком хорошо осведомлена о реальности. Леви сказал тебе не увлекаться.       — Как тебе? — спрашиваешь ты с любопытством.       — Большое, — признаётся Леви. Даже с его обычным бесстрастным лицом ты можешь услышать благоговение и восхищение в голосе. Слегка улыбаешься. Прошло много времени с тех пор, как ты в последний раз видела море. Ты была занята работой и учёбой, а поездка на побережье потребовала бы слишком много усилий и времени, которого катастрофически не хватало.       Ты смотришь на море с ностальгической улыбкой.       — Я часто приходила сюда, когда была ребёнком, — говоришь ты Леви. — Каждый раз я пыталась сделать замок из песка, но моя сестра продолжала их разрушать снова и снова. Однажды мне надоела эта херня, и я бросила в неё пластиковую лопаточку. Она начала плакать, а я так боялась, что она расскажет об этом родителям, что я отдала ей все свои карманные деньги на неделю. Первый и последний раз, когда я платила кому-то за молчание.       Леви хмыкает.       — Извини, — ты переводишь взгляд с горизонта на свои ноги. — Тебе, наверное, не интересны мои детские истории.       — Это вдохновляет, — небрежно говорит тебе Леви. — Приятно слышать о детях, которые выросли счастливыми.       — Ты хочешь сказать, что там, откуда ты родом, нет ничего подобного и дети несчастливы? — осторожно спрашиваешь ты.       Леви качает головой.       — Вижу…       — Сколько вас? — спрашивает он. На мгновение ты спрашиваешь себя, не является ли это каким-то экзистенциальным вопросом, но вскоре понимаешь, что он имеет в виду твоих близких.       — У меня есть старший брат, младший брат и две младшие сестры, — рассказываешь ты. — Всего нас пятеро в семье, — ты типичный средний ребенок, который в основном оставался в тени. Твои младшие братья и сёстры были жуткими нарушителями спокойствия, а твой старший брат, казалось, успевал всё и даже больше. Ты же всегда была где-то посередине. Короче говоря, ты была ребёнком, на которого родители почти не обращали внимание.       Не то чтобы они не любили тебя или не уделяли тебе время, но ты никогда не была из тех, кто заставляет своих родителей волноваться по поводу и без. Кроме твоих ночных кошмаров, с тобой никогда не случалось ничего особенно плохого и проблемного. Ты не бунтовала, не прогуливала школу, часто болела, не курила и не пила.       Даже сейчас ты держишь свою работу в качестве танцовщицы гоу-гоу в секрете от них. Ты всегда справлялась сама. Но ты не был такой же впечатляющей, как твой старший брат, который был буквально золотым ребёнком. Студент с одними пятёрками, ещё и спортом занимается. От своих родителей ты особого восхищения не получала в свою сторону.       — Пятеро детей. Целая горсть прямо, — фыркает Леви.       — Полагаю, так и было, — подтверждаешь ты с лёгкой усмешкой. Смотришь, как волны разбиваются о берег, и делаешь несколько шагов назад, чтобы сесть на песок. Ты скрещиваешь ноги и вздыхаешь.       Леви присоединяется к тебе, и ты не можешь не заметить, что он садится прямо возле тебя, вместо того, чтобы сесть на привычном расстоянии. Ты вопросительно приподнимаешь бровь.       — Ну разве ты не милашка сегодня, — говоришь ты ему со смешком. Его глаза прикованы к воде, которая мерцает в последних лучах солнца, находящимся всё ещё над горизонтом.       Он долго молчит.       — Это неблагоразумно, — наконец говорит он. Твоё тело, до сих пор расслабленное, непроизвольно напрягается. Ты понимаешь, о чём он.       — Я знаю, — вздыхаешь ты. Ты же знаешь, что это неразумно. Но чувства уже есть, и ты, кажется, не в состоянии от них избавиться. Задумчиво улыбаешься и смотришь на свои руки.       — Я не из стекла, ты же знаешь, — говоришь ты ему. — Я смогу спокойно справиться с отказом. Просто скажи мне это.       Леви молчит. Видно, что он лихорадочно обдумывает сложившуюся ситуацию. Тем не менее, он не отвергает тебя, ничего не говорит и ничего не делает.       Медленно и очень осторожно ты двигаешь головой, пока она не оказывается у него на плече. Ты закрываешь глаза и глубоко вдыхаешь. Теперь, когда Леви сам заговорил об этом, самое время разобраться во всём.       — Оттолкни меня, — говоришь ты ему. Пытаешься сделать свой голос как можно более напористым и вызывающим, но даже для тебя он звучит слабо.       Леви напряжен. Ты буквально физически можешь ощутить его противоречивые эмоции, хотя он не произносит ни слова. Ты прикусываешь губу и открываешь глаза, начиная немного раздражаться. Он начал этот разговор и теперь не желает доводить его до конца. Отлично.       Ты хватаешь его за плечи и толкаешь на песок. Он мог бы с лёгкостью предотвратить это, но не предпринял никаких попыток. Ты забираешься на него сверху, твои колени находятся по обе стороны его бёдер, а руки по обе стороны от его головы. Ты пристально смотришь на него сверху вниз, пока волосы свободно свисают так, что почти касаются его лица.       Леви смотрит на тебя с беспокойством, глаза раздраженные и излучающие противоречие. Повернув голову в сторону, он пытается избежать твоего взгляда.       — Оттолкни меня, — требуешь ты. — Если я тебе не нужна, имей смелость сказать мне это в лицо.       — Слушай, ты, соплячка, — начинает он, стиснув зубы и не сводя глаз с горизонта. — Вряд ли это идеальное время для меня, чтобы…       — Тогда оттолкни меня! — рявкаешь ты, сверкая глазами и глядя на него сверху вниз. Тебе не нужны никакие объяснения, тебе просто нужно, чтобы он сказал «нет» раз и навсегда.       Он вздыхает, похоже, смирившись с ситуацией. Всё ещё отводя глаза в сторону, Леви протягивает обе руки. Кладёт их тебе на плечи. Ты видишь резкую вспышку эмоций на его лице, как будто это отнимает у него изрядную долю решимости.       Затем он мягко толкает тебя.       Ты выдыхаешь и мгновенно слезаешь с него. Вот тебе и ответ.       — Хорошо, — шепчешь ты и встаёшь на ноги. Закрываешь глаза, борясь с желанием заплакать, и протягиваешь ему руку. — Благодарю. Это всё, что я хотела от тебя, твой ответ я поняла, — говоришь ты ему с улыбкой. Какой бы вымученной она не казалась, ты не позволяешь ей дрогнуть. Справишься.       Леви берёт тебя за руку и легко поднимается на ноги. Он задумчиво смотрит на тебя. Выглядит слегка виноватым, даже нервным, чего ты никогда раньше не видела.       — Послушай, дело не в том, что я не…       — Не надо, — мягко перебиваешь ты и поворачиваешься, чтобы уйти. — У меня есть всё, что мне нужно, а остальное только усложнило бы и без того неприятную ситуацию. Просто пообещай мне одну вещь, — ты поворачиваешься к нему с серьёзным лицом.       — Что?       — Не убегай от меня. Я больше не буду преследовать тебя таким образом и надоедать, поэтому, пожалуйста, не делай ничего опрометчивого, например, не уходи жить на улицу. Я забочусь о тебе не потому, что хочу получить взамен твои чувства.       Он смотрит на тебя, пока его лицо возвращается к своему обычному, непроницаемому выражению, и кивает. Ты улыбаешься с явным облегчением.       — Ладно. Давай вернёмся, — ты начинаешь идти обратно к отелю. — Может быть, мы сможем покататься на лодке завтра, — тихо говоришь ты, пытаясь хоть как-то поднять настроение, даже если это совершенно бесполезно.       Леви идёт на пару шагов позади тебя и всю дорогу молчит.

***

      Ты просыпаешься посреди ночи.       Ты не припоминаешь, чтобы тебе снился кошмар. Хватаешь телефон и проверяешь время. Сейчас половина второго ночи.       Может быть, именно присутствие Леви заставляет тебя так беспокоиться, в конце концов, у вас был довольно насыщенный обмен эмоциями вечером, а теперь он спит менее чем в метре от тебя. Ты обнаруживаешь, что полностью проснулись. Бросаешь взгляд на другую кровать. Леви, кажется, крепко спит. Ты можешь слышать его спокойное, ровное дыхание и видеть совершенно неподвижную фигуру. Садишься и двигаешься так, чтобы прислониться к изголовью кровати.       Ты рада, что привезла сюда Леви. Несмотря на его невозмутимое поведение и выражение лица, ты заметила, что ему нравилось смотреть на море. Поворачиваешь голову, чтобы взглянуть на него и улыбаешься. Тихо встаёшь с кровати и подходишь к окну. Снаружи темно, а на стоянке никого не видно.       Он тебе отказал. Он дал тебе именно тот отказ, который ты же от него и потребовала. Несмотря на то, что весь вечер ты пыталась держать лицо, всё ещё чувствуешь неприятную тяжесть в груди. Часть тебя злится на саму себя. Чего ты вообще ожидала, влюбившись в такого, как Леви?       Ты же знаешь, что он тоже это понимал. Несмотря на то, что ты изо всех сил старалась вести себя нормально, когда смотрела какие-то игровые шоу и готовилась ко сну, ты чувствовала на себе его оценивающий взгляд. Но он уважал вашу решимость пройти через это, не балуя себя настолько, чтобы воздержаться от каких-либо слов.       Чем дольше ты остаёшься в гостиничном номере, тем меньшим кажется пространство. Ты смотришь на Леви, но тот всё ещё спит и не двигается. Может быть, тебе стоит выйти отсюда на минутку? Сна ни в одном глазу.       Ты переодеваешься, используя в качестве источника света свой мобильный телефон, берёшь ключ-карту со стола и направляешься к двери. Открыв её как можно тише, выскальзываешь наружу.       Через пару минут ты уже идёшь по тёмным улицам. Город маленький и провинциальный, так что бояться не стоит.       Ты обнаруживаешь, что пляж совершенно пуст, когда добираешься до него. Уже почти утро.       Подходишь к ватерлинии и делаешь глубокий вдох, позволяя звуку волн убаюкивать твой разум. Тебе нужно собраться с мыслями и забыть о своих чувствах к Леви. Даже если он и чувствует себя противоречиво, подталкивать его к тому, чтобы начать с тобой отношения или что-то подобное, было бы неправильно.       Ты вздыхаешь и вытираешь несколько слёз, упрямо просившихся наружу.       — Я — чёртова шутка, — бормочешь ты себе под нос, всё больше злясь из-за дурацкой влюблённости. Ты самостоятельный взрослый человек, и должна быть выше всего этого.       Смотришь на море. Здесь темно и довольно холодно. Может быть, купание поможет тебе смыть эти нежелательные чувства. Ты любила плавать по ночам, когда была ещё подростком. Летом ты ускользала из дома, чтобы отправиться на озеро неподалёку. Там ты сидели на пирсе с наушниками в ушах и время от времени купалась нагишом.       Ты раздеваешься до нижнего белья и отбрасываешь одежду на берег. Когда опускаешь палец ноги в воду, начинаешь дрожать. Чертовски холодно. Твоё упрямство мешает тебе струсить.       — Всё в порядке. Будет больно только мгновение, — успокаиваешь ты себя вслух. Как только погрузишься как следует, сможешь быстро привыкнуть к температуре. — Не отступай. Вот так.       Ты входишь в воду, стиснув зубы. Холод и адреналин заставляют твоё тело покрыться мурашками. Ты прерывисто выдыхаешь, когда вода попадает на чувствительную кожу живота. Но ты отказываешься сдаваться. Делаешь глубокий вдох и прыгаешь прямо в воду. Сразу же ныряешь и плывёшь как можно дальше от берега.       — Не надо!       Ты не знала, что не одна. Крик приглушен, пока ты под водой, но тем не менее ты его услышала. Всплываешь на поверхность, удерживая себя на плаву. Ты поворачиваешь голову, чтобы посмотреть, откуда донёсся крик, и глаза останавливаются на Леви.       Вокруг темно, но ты прекрасно осознаёшь, что ещё никогда не видела его таким. Он стоит в нескольких метрах позади тебя, по пояс в воде. Его рука протянута к тебе, а глаза широко раскрыты. Впервые в жизни ты видишь на его лице что-то отдалённо напоминающее страх.       — Леви… — вода всё ещё чертовски холодная, но самое сильное жжение уже утихло. Он делает шаг к тебе и протягивает руку.       — Давай, хватайся за меня, — рявкает он. Видишь, что его грудь вздымается быстрее, чем обычно. Ты в замешательстве.       — Что? — произносишь ты и склоняешь голову набок с нервным смешком. Что-то странное есть в его поведении. Ты даже не знала, что он последовал за тобой сюда, пока тот вдруг не бросился в ледяную воду.       Он больше не отвечает. Вместо этого делает ещё один шаг и тянет тебя к себе за руку. Былая мягкость исчезла, Леви резок в своих движениях, пока тащит тебя обратно на берег. Его рука немного подрагивает в том месте, где он держит тебя, и ты не уверена, из-за холода это или из-за чего-то ещё.       Ты слишком сбита с толку, чтобы осознать и здраво оценить ситуацию. Но когда твой мозг наконец-то просыпается, ты понимаешь, что его хватка начинает причинять боль.       — Эй, какого чёрта? — огрызаешься ты и пытаешься вырвать руку. Он не реагирует. Только после того, как вы благополучно возвращаетесь на сушу и между вами и водой остается несколько хороших метров, он отпускает тебя. Теперь Леви стоит между тобой и морем.       Он скрещивает руки на груди, и ты видишь, как на его лицо возвращается привычное отрешенное выражение. И лишь по его голосу можно услышать, что он встревожен и зол.       — Какого чёрта ты это сделала? — спрашивает он, прищуриваясь.       — Что сделала? С каких вообще пор ты здесь? — спрашиваешь, потирая нежную кожу запястей.       — Я проснулся, когда ты ушла, и последовал за тобой, — говорит он тебе. — Я не собирался объявлять о своём присутствии и тревожить тебя, просто хотел убедиться, что с тобой всё в порядке. Услышал всю ту хрень, которую ты наговорила себе, стоя здесь… Но я никогда не думал, что ты прибегнешь к чему-то подобному.       — Чему-то подобному, — повторяешь ты, нахмурившись. В чём смысл?       Затем осознание настигает тебя.       — Ты никогда не видел море. Значит ты никогда раньше не видел, как кто-то плавает, да? — осторожно спрашиваешь. Теперь его очередь хмуриться. — Да. Плавать. Использовать своё тело, чтобы двигаться в воде и под водой, — объясняешь ты. Двигаешь руками, имитируя плавание. — Именно этим я и занималась.       Леви настороженно смотрит на тебя, явно пытаясь определить, не несёшь ли ты ему чушь. Затем он, наконец, вздыхает, а напряжение покидает его тело. Тем не менее, он не сводит с тебя глаз, словно ястреб, опасаясь, что ты бросишься обратно, как только он отвернется. Очевидно, что, несмотря на твои объяснения, Леви ни капельки не доверяет морю и твоим навыкам.       — Я не психически неуравновешеная и не стала бы топиться из-за чего-то подобного, — ты немного краснеешь. Неужели действительно кажешься такой истеричкой? Конечно, Леви не знал, что существует плавание, но его безумный взгляд застал тебя врасплох.       — Я понимаю.       Неужели ты видишь на его лице облегчение? В темноте трудно что-либо разглядеть.       — К тому же, — говоришь ты, скрещивая руки на груди. Может быть, хороший выговор — это то, что нужно, чтобы сделать ситуацию менее неловкой. — Ты ведь не умеешь плавать, верно? Тогда какого черта ты потащился за мной? — бросаешь на него равнодушный взгляд. Он отвечает сердитым взглядом, приказывая тебе заткнуться, но ты ещё не закончила. — Если бы я пыталась сделать именно то, что ты подразумевал, это привело бы к смерти нас обоих. Действовать так опрометчиво — идиотизм.       Ты видишь, как он стискивает зубы.       — Если я действительно настолько безнадежна, чтобы покончить с жизнью из-за того, что какой-то мерзкий и угрюмый старик не отвечает на мои чувства, тогда что же, ладно… дай мне утонуть. С чего бы тебе…       Леви не даёт тебе договорить, внезапно приближаясь к тебе.       Он хватает тебя сзади за шею, а глаза напряженно сверкают, когда он прижимается к тебе губами. Твои губы влажные и, вероятно, солёные. Несмотря на это, Леви тут же наклоняет голову, одна его рука зарывается в твои мокрые волосы, а вторая обхватывает твою обнаженную талию.       Из твоего горла вырывается стон, и, несмотря на шок, реагируешь мгновенно. Ты хватаешь его за плечи и наклоняешься. Глаза закрываются, и ты отчаянно отвечаешь на поцелуй. Что-то вспыхивает в твоей груди, тёплое ощущение, которое проходит по всему телу, когда он прижимается к тебе с огромной силой. Ты бы потеряла равновесие из-за кружившейся головы, если бы не его рука, надежно удерживающая тебя на месте.       — Леви, — выдыхаешь ты, прижимаясь к его губам, и когда он отстраняется, ты прижимаешься крепче в новом поцелуе. Пока что тебе не хочется, чтобы это заканчивалось.       Он стонет. Вместо того, чтобы протестовать, притягивает тебя ближе, сжимая пальцами твои волосы. Ты замечаешь, что его руки слегка дрожат. Не знаешь, то ли дело в том, что его одежда мокрая и холодная, то ли в том, что ты прижимаешься к нему, будучи одетой только в нижнее бельё.       Ты хочешь большего, ты хочешь стать ещё ближе. Скользишь ладонью вверх, пока не кладёшь её на изгиб шеи, удерживая его на месте, пока вы целуетесь.       Ты задыхаешься, но тебе все равно. Желание, которое неуклонно зрело внутри тебя в течение последних нескольких дней, выливается наружу. Это заставляет тебя стонать безо всяких ограничений. Ты кусаешь его нижнюю губу, а затем зализываешь языком. Всё твоё тело в мурашках. Леви издаёт гортанный звук, но, похоже, ни капли не протестует. Лишь начинает целовать тебя сильнее и с большей страстью.       Когда Леви наконец прерывает поцелуй и устанавливает между вами некоторую дистанцию, ты понимаешь, как тяжело дышишь. Глаза всё ещё закрыты, а в голове пустота.       — Теперь тебе понятно, паршивка? — говорит он низким и нехарактерно хриплым голосом. Напряженность всё ещё присутствует в его глазах, когда он смотрит на тебя.       Леви изо всех сил старается держать себя в руках, но ты без труда можешь видеть признаки того, что он разозлился. То, как его взгляд непроизвольно скользит от твоих глаз к распухшим губам; то, как двигается его кадык, когда он пытается глотнуть как можно незаметнее; то, как он всё ещё держит тебя за волосы и талию, чтобы ты была рядом с ним.       Да. Ты всё поняла. Ты поняла, почему он побежал за тобой. По правде говоря, ты осознала это ещё до того, как он спросил.       Молча киваешь. Леви вздыхает и отпускает тебя. Он отходит, чтобы взять твою одежду и вручить её тебе.       — Давай вернёмся.       Ты хочешь спросить его. Много о чём. О его чувствах, о месте, где вы находитесь, о том, чего тебе следует ожидать в будущем. О том, кто он, чего хочет, куда ему нужно. Но ни слова не слетает с твоих губ, когда ты натягиваешь одежду и следуешь за Леви обратно в отель.       Ты не хочешь портить это воспоминание. Ни за что.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты