Истинное предназначение магии

Джен
R
В процессе
37
Размер:
планируется Миди, написано 36 страниц, 7 частей
Описание:
Магия должна созидать, творить чудеса, а не нести разрушение и смерть. Так почему, Профессор, и ваш, и мой мир снова погряз в войне.
Посвящение:
Читателям))
Примечания автора:
У меня накопилось много вопросов ко Вселенной, и я решила найти на них ответы.
.
Все права на персонажей и вселенные принадлежат их авторам, я же всего лишь ищу ответы.
.
Дорогая Avelanne.
Я знаю о твоей загруженности, но я рада, что именно ты стала моей бетой ))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 15 Отзывы 15 В сборник Скачать

Глава 4: будем знакомы

Настройки текста
— Знаете, профессор, я вот размышляла, а как мне присоединиться к отряду? Вряд ли Торин примет первого встречного в свой отряд, пусть даже и обладающего магией. — Грейнджер сидела на подоконнике в маленькой кухоньке, наблюдая за тем, как профессор готовит свой фирменный чай. День летнего солнцестояния приближался, портал был в работе, а Гермиона с предвкушением ожидала дальнейшее путешествие. — Нет, конечно, — Ори улыбнулся в бороду, — хоть ты и волшебница, но, в первую очередь, ты девушка. А Торин не возьмёт в опасный поход девушку. — Заметив, как напряглась его собеседница, Ори решил уточнить столь ясную для него позицию: — И далеко не потому, что имеет к ним предубеждение. Даже, скорее, наоборот. Гномки бывают искусными мастерицами и воинами, но в нашем народе другое отношение к женщинам. Их оберегают и защищают. Гномку, каким бы мастером меча она не была, не пустят в бой. До последнего будут защищать. У нас мало рождается дочерей. А традиции Подгорного народа таковы, что, влюбляясь, мы отдаём своё сердце и жизнь в руки гномок и они становятся хранительницами нашего очага и матерями нашим детям. Поэтому узбад* не захочет тебя брать. — И что же мне делать? — Волшебница хмурилась; как-то этот момент она забыла просчитать, а попадать впросак желания не было. — О, не расстраивайся, Дитя. — Гном протянул Гермионе чашку ароматного чая, а глаза его блестели коварством. — А поступим мы вот как…

***

— Гермиона Грейнджер, к вашим услугам. Торин смотрел на сидящую перед ним девушку, что так отчаянно сражалась плечом к плечу рядом с его командой. Даже во время боя он успевал подмечать многое, поэтому манипуляции девушки незамеченными не оказались. Даже наоборот, а особенно узбад был благодарен ей за племянников, которые её стараниями сейчас рядом и почти целы. — Торин Дубощит, к вашим услугам. — Мужчина рассматривал сидящую девушку и наконец понял, что так зацепило его в её внешности. Два тонких колоска, что незатейливо вились вдоль правого виска и были частично спрятаны под густой гривой каштановых волос, скреплялись синими топазовыми бусинами.

***

Профессор внимательно рассматривал сидящую перед ним девушку, что за неполный год стала ему за дочку. Решительная и непреклонная в своих действиях и целях. Сегодня последний тихий ужин в моменте «до испытания портала», и Ори, в отличии от волшебницы, всё ещё сомневался в целесообразности данной затеи. Было страшно отпускать её одну. А он уже слишком стар для приключений. Даже по меркам гномов. После завершения трапезы Толкиен попросил Гермиону распустить пучёк своих волос и ненадолго доверить их ему. Из небольшого ларца, заранее принесённого в гостиную, он извлёк резной гребень и ещё одну, совсем маленькую, шкатулку. Большие, с виду неповоротливые пальцы ловко сплели тонкие полоски над виском и закрепили их бусинами, что много лет хранились в ларце. Это были единственные вещи, которые он позволил себе сотворить в этом мире в память о прошлом. — В роде Дуринов воинам плели косы симметрично у висков. Ты не гном, но стремишься защищать их. Поэтому я заплёл косы только с одной стороны. А бусины, пусть они и не сравнятся с бриллиантовыми или золотыми… Знаешь, синие топазы всегда символизировали мир и спокойствие. А ещё… — Синий это цвет Торина, — закончила за него Гермиона.

***

— Кто заплел тебе эти косы? — Дубощит, присев над уставшей девушкой, отодвинул мешавшие пряди и позволил всем лицезреть знакомое плетение. Плетение, известное только гномам. Позволил увидеть, как в свете дня, избавившись от преграды, мелькнули знакомые заколки. — Кто ты? — повторил звучавший уже вопрос подошедший ближе Балин. — Я, как уже недавно было озвучено, Гермиона Грейнджер. Волшебница, пришедшая с Юга и путешествующая по Средиземью. Кто заплел мне косы… Увы, но сейчас я не могу назвать его имени, ибо имя его ничего не даст вам. Могу сказать лишь, что жизнь его была правой, а помыслы чисты. На память о слове, данном мною этому почтенному гному, мне даровали бусины. — Гермиона обвела взглядом собравшихся вокруг неё хмурых гномов, коих вряд ли полностью удовлетворил её ответ, и хоббита, что понял ещё меньше остальных, а потому излучал любопытство. — А сейчас предлагаю подыскать место, чтобы разбить лагерь и согреться. Я смогу до утра скрыть нас от взора гоблинов и нюха варгов. Торин хмурился. Девочка, будь она трижды волшебница, не могла просто так узнать о плетении. Значит, её действительно заплёл гном, а беря во внимание бусины — гном из жителей Эребора. В одном он был с ней согласен. Им нужен отдых. Возможность согреться и решить, что делать дальше. А если волшебница может даровать им ночь без погони, что ж, стоит воспользоваться её помощью. Вот только… Зачем ей помогать им?

***

Стоянку разбили ниже по устью реки, в пещере. Немного магии, и вот уже сухие гномы с помощью всё того же волшебства готовят нехитрый ужин. Торин и Фили первыми вышли в дозор. А потому ухудшение состояния Кили заметили не сразу. Поглощённые ужином, путники услышали глухой стук и слабый стон. — Кили! — Двалин подлетел к безсознательному принцу, приподнимая его и облокачивая на стену пещеры. — О, Ауле, очнись. — Обернувшись, он выкрикнул: — Приведите сюда Торина и Фили! — Пустите меня к нему, — встревоженный голос Гермионы потонул в шуме сапог вбежавшего узбада и его наследника. — Что случилось? Ты же перевязала раны? — пока Фили бросился к брату, Торин обратился к волшебнице, стоящей рядом с племянником. — Не знаю. Мы вытащили наконечник, но рана не желала срастаться полностью, как будто… — догадка молнией пронеслась в уставшем мозгу. — Отойдите от него, быстро. Гномы и не шелохнулись, подозрительно смотря на девушку. — О, Ауле, я не могу его осмотреть, пока вы все столпились вокруг него. — Делайте, как она говорит. Двалин, Глоин в караул, Бильбо и Бофур — с вас ужин, остальные займите другой край пещеры. Фили… — Торин запнулся, глядя, как старший сжимает бессознательное тело младшего брата, и перевел тяжёлый взгляд на Гермиону, будто ожидая её решения. Но она уже вовсю руководила Фили, который укладывал брата на свой плащ и оголял пострадавшую конечность. Грейнджер заученными движениями накладывала диагностические чары, осматривала рану и хмурилась. Потом сняла один из своих браслетов, положила его на пол, и тут же перед ней появилась небольшая сумочка; она, в очередной раз направив палочку, теперь уже — на сумку, проговорила незнакомые узбаду слова. И тут же к ней в руки по воздуху прилетело несколько пузырьков и мешочек. — Мне нужна вода, — бросила она, не отрываясь от своих манипуляций. Дубощит постарался максимально быстро предоставить ей чудом уцелевшую флягу с небольшим количеством воды. В маленькой кружке волшебница смешала воду с жидкостями из колб и с помощью Фили напоила ею Кили, а после извлекла из мешочка небольшой камень и положила его в рот младшего принца. Проделав эти действия, опять занялась раной, наложила под повязку странно пахнущий компресс. — Присмотри за ним, чтобы он не поворачивал голову на затылок и не проглотил безоар. Он мне ещё пригодится, — обратилась она к светловолосому гному, а после сложила в сумочку колбы (и как только они там помещаются?), но в браслет превращать не стала. — Он поправится, — обратилась она к узбаду, — к утру жар спадёт, отрава будет выведена. Мы вовремя извлекли стрелу, и в кровь попало лишь немного яда, а ведь иначе… — Девушка передёрнула плечами, решив не озвучивать то, чего все и так боялись, и направилась к выходу из пещеры. Жизни младшего принца уже ничего не угрожало, гномы готовили нехитрый ужин и отдыхали, а охранные и маскирующие чары могли ещё сутки простоять без участия Гермионы. Что ж, пока осталось только одно нерешённое дело. Выйдя из пещеры, волшебница устало сползла на траву и облокотилась о скалистую стену. Её плечо всё ещё было ранено. Пусть эльфы и не позволили ей истечь кровью или умереть от инфекции, но и исцелять её они не собирались. Поэтому только начавшие срастаться края раны, расторможенные героическим спасением и плаванием, снова разошлись, в результате чего кровь успела немного пропитать футболку. Увечье ужасно болело. А Гермиона не могла колдовать. Она была слишком уставшей, да и последние крохи силы израсходовала на Кили. Убедившись, что рядом, не считая гномов «за стеной», никого нет, она осторожно сняла с себя куртку, тёплую рубашку и осталась лишь в любимой футболке. Кровь подсохла, и ткань прилипла к ране. Разложив на траве перед собой кроветворное и общеукрепляющее зелья, она достала ещё пару бинтов и заживляющую мазь. Сцепив покрепче зубы, волшебница уже собиралась одним рывком отодрать прилипшую ткань футболки от её собственной, как услышала голос, совершенно не заметив, что подошёл его обладатель. — И что ты собралась делать? — Торин присел на корточки и внимательно осмотрел открывшуюся картину. Бледная, уставшая и раненная новая знакомая продолжала геройствовать и даже не стремилась обратиться к кому-то за помощью. Да уж, вылитая гномка, толку, что человек. Глянув ещё раз на колбочки-баночки и не увидев ничего знакомого, Дубощит оторвал кусок бинта и смочил его водой из фляги, а после осторожно приложил к раненному плечу. Гермиона молчала. Сил удивляться не было. — Теперь можно убрать ткань, вот только… — Гном задумался, как правильно поступить. Лицезреть гномку в исподнем позволялось либо мужу (или очень близкому родичу), либо лекарю. Но Оин ещё не отошёл от плавания, а человеческой девушке была нужна помощь. — Сними рубаху и прикройся, я отвернусь, а после обработаем рану, — сказал узбад, выпрямившись, и отвернулся. — Я всё, — быстро справившись с футболкой, сообщила Грейнджер и подняла взгляд на мужчину, попутно махнув рукой в сторону баночки с заживляющим. — Нужно промыть и нанести мазь, сделаешь? Торин опять присел перед ней на корточки и принялся осторожно, чтобы не бередить и так доставлявшую волшебнице боль рану, провёл необходимые манипуляции и наложил повязку. После, всё так же молча, подал ей поочередно колбочки, из которых девушка сделала по глотку и убрала обратно в сумочку. После чего, совершив витьеватый помах кистью здоровой руки, обратила её в браслет и надела на руку. На себя она накинула лишь рубашку, продолжая всё также сидеть. — Спасибо за помощь. Вы идите, судя по запаху, ужин будет готов скоро. Я ещё немного посижу. — Хм. — Торин как-то устало выдохнул, будто принял для себя какое-то важное решение, и проговорил что-то на незнакомом для британки наречии. После чего отстегнул уже успевший просохнуть плащ, осторожно замотал в него, словно в кокон, опешившую от таких действий волшебницу и, легко подхватив её на руки, занёс в пещеру, где у дальней стены расположились его племянники. Кили всё так же без сознания лёжал на плаще брата. Тот, в свою очередь, утомлённый событиями и волнениями, задремал, умостившись рядом. Дубощит, ещё на входе услышав отказ волшебницы от ужина, опустил свою ношу рядом с ними, всё также замотанную в плащ. — Спи, — бросил он напоследок, направившись к костру. — Спасибо, Торин,— был ему тихий ответ, сопровождаемый нежданным зевком. Гермиона, уже уплывая в царство Морфея, тихонько хихикнула и устроилась поудобнее. Короли ей оказывали помощь впервые. *Узбад — повелитель, властитель в переводе с Кхуздула, гномьего наречия.
Примечания:
Вот и наступили долгожданные Майские😆 Желаю провести их в приятной компании и будьте здоровы! 🥰😉
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты