Элегия без конца

Джен
NC-21
Заморожен
9
автор
Размер:
27 страниц, 3 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 2 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава II. Судьба-рабыня.

Настройки текста
      — Эй, — этот голос сверху точно принадлежал ему, но в нём было что-то странное и неестественное. Отвечать ему не хотелось. — Эй! Взгляни же. Это мы сделали, брат.       Зик с трудом оторвал голову от земли. В лицо ему ударил свежий воздух, который он больше и не надеялся когда-либо вдохнуть. Перед ним стелились белые блока и просторное плотно земли, а дальше — обворожительный купол дневного неба. «Нет… — к нему пришло болезненное осознание. — Это не облака. Это пар…» Он слышал дрожащий гул внизу, который совмещал грохот ломающихся крыш, трясущейся земли, треск подожжённого дерева и, конечно, крики бегущих, оцепеневших, умирающих людей. Красивая картина мира тут же приобрела зловещий смысл. Но Зик не мог позволить себе отвращения. Он собственными руками загубил множество элдийских душ. Называя это «благом», он убил практически весь Разведкорпус, превратил половину Шиганшины в титанов. Разве он был в праве осуждать младшего брата?       Поглядев направо, он увидел и его. Теперь он понял причину перемены в голосе. Перед ним стоял, словно на самих облаках, маленький мальчик с горящими глазами. Он весело улыбался, глядя вниз — на воплощение своей мечты, на Ад, пылающий на земле.       — Эрен… — выдавил из себя старик. — Что ты сделал?       Он перевёл счастливый взгляд на Зика и детским голоском ответил:       — Я свободен! И скоро мы все будем свободны!       — Ты…       — Ты хотел принять то, о чём твердили все люди. Они боятся!       — И что ты исправил этим? — жалобно посмотрел Зик. — Даже отец хотел тебя остановить. Мы должны были решить всё мирно!       Уголки губ мальчика опустились. Сверкающие глаза отразили в себе перламутр королевской силы, и прямо глазах Зика мальчик преобразился — превратился в крепкого юношу. На шею упали длинные волосы, лицо вернуло себе грозную серьёзность, кулаки крепко сжались. Зик отступил, испугавшись невидимой ауры, которой повеяло от того.       — Зик, — грубым взрослым голосом произнёс Эрен. — Ты поймёшь. Посмотри.       Он уверенно шагнул к брату. Когда он схватил старика за плечо, тот вздрогнул, но их лбы уже соприкоснулись. Голос, перетекающий из звуков в мысли, сообщил ему:       — Я покажу тебе страх, который вёл и тебя… и всех элдийцев прошлого.       Меж ними промелькнула электрическая вспышка. Зик снова потерял своё тело. Небо и земля исчезли. Его унесло в неизведанные глубины прошлого. Он сам стал нервным импульсом, который двинулся по нитям древа Путей. Страх, любовь, ненависть, скорбь, безумие, жадность, радость, отчаяние — все образы прошлого пролетали мимо него, на мгновение становясь с ним едиными. Может, он летел так сотни лет, может, тысячи, несмотря на бесконечную скорость. На его глазах тухли и зажигались звёзды, времена года сменялись по щелчку пальцев, цветы рассыпались и вырастали, вырождались и возникали народы, люди умирали и появлялись. Вся история прошла мимо него, словно сон, который он практически полностью забыл, как только вырвался из наваждения. Он снова мог думать, видеть, слышать, стоять. Ему открылась сцена, в которой он участвовал как невидимый наблюдатель.       Светловолосый юноша склонился над вторым участником сцены. Дряхлый старец сидел перед ним на полу, слепо озираясь. Слабая свеча в прыгающих руках первого освещала кусок огромного каменного зала без потолка.       — …потому я не могу её принять. Понимаете? Так что скажите мне так, отец.       — Хм-м-м… — седовласый неуверенно поднял руку, и молодой тут же взял её. — Я больше не могу видеть тебя, Вилли.       — Зато я вас прекрасно слышу! Расскажите мне всё, как есть. После каждой передачи силы теряются некоторые воспоминания. Хоть сейчас, перед закономерной смертью — прошу вас!       Зик огляделся и увидел стоящего рядом брата. Эрен не смотрел на юношу и старца — он испепеляющим взглядом пожирал Йегера старшего. Зик уловил его мысли без всяких слов. Эрен хотел, чтобы тот внимательно слушал. И он не мог не повиноваться. У него просто не было других вариантов в сложившихся обстоятельствах.       — Что тебе нужно? — растерянно спросил старец.       — Ответьте хоть, почему мир таков? Почему король спрятался на острове, поставил ультиматум, а просто не истребил человечество? Почему семейству Тайбер нужно отчитываться за его грехи и удерживать молот над наковальней?       — А-а… — закряхтел старец. — Король…       — Да, король! Карл Фриц, сто сорок пятый правитель! — блондин поставил свечку на пол и унял дрожь в руках.       — Он ненавидел, — ответил седовласый, — ненавидел себя, своих людей и силу, которой был одарён. Что человек может успеть сделать за тринадцать лет жизни? Как и все люди, он был… кхе-кхе… эгоистом.       — Какой эгоист будет так защищать свой народ. О чём вы, отец? — вырвалось у Вилли.       — Послушай. Он не хотел тратить отведённый ему срок на борьбу за место под небом… — он неоднозначно покачал головой. — Конечно, ему не хотелось тщетно пытаться победить в войне, которая безрезультатно длилась уже сотни лет… Ты ещё молод, Вилли, — может быть, ты не поймёшь. Но король был влюблён в одну азиатку. Он хотел провести остаток жизни с ней в Раю и попробовать найти способ освободить своих будущих детей от проклятья Имир. Это всё, что осталось в памяти Тайбер…       — Так вот оно что… — светловолосый отпрянул, случайно оступился и упал на холодный камень. — Он просто… сделал это ради себя?! Не ради Элдии?       Глаза блондина неестественно расширились, рот изогнулся в истерической улыбке. Но Зик почему-то знал, что сердце Вилли мучается от ужасной печали. Йегер старший повернулся к Эрену, — тот, похоже, уже знал всё это.       — Всё так, — кивнул Тайбер и ненадолго зашёлся громким кашлем. — Теперь я могу покоиться с миром?       — Постой! — крикнул Вилли, неуклюже вставая. — Скажи ещё кое-что. Зачем же мы, семейство Тайбер, помогли ему?       Старец лукаво посмотрел, хотя и был слеп, и отвернулся.       — Только сила Прародителя сильнее Молотоборца, — сказал он в сторону. — Сам подумай… Кхе… После побега Фрица Тайбер хотели стать новым королевским родом. И стали же, чёрт нас дери… Титан перейдёт к Ларе, но тебе, Вилли, я вверяю право управлять этим государством. Наши помыслы благороднее, чем у Фрица. Ты должен, — он строго нахмурил брови, заставив того серьёзнее воспринять следующие слова, — спасти этот мир. Не Элдию и не Марли — мир.       Тайбер замолчал. Светловолосый несколько секунд созерцал каменный пол под ногами, а потом уверенно гаркнул:       — Хорошо! Я спасу мир.       После этого Вилли встал и громким шагом двинулся к выходу. Покинув свет свечи и встав у двери, он притормозил и обернулся к отцу. Тот уже не видел его и покорно ждал скорой смерти. Только раскрыв рот, желая что-то сказать, блондин быстро отвёл взгляд и крикнул наружу:       — Лара! Время пришло.       Но и братья Йегер смогли услышать его мысли, словно те были сказаны вслух: «Неправда, мы ничем не лучше, отец. Мы мним себя Богами, боясь признать свою дьявольскую сущность. Хорошо. Я сыграю героя, отец».       Последние слова растаяли вместе с видением. Зик и Эрен теперь стояли в пустом пространстве, не имеющем ни света, ни тени. Йегер старший болезненно схватился за лицо.       — Ну? — нетерпеливо спросил юноша. — Никого никогда не волновала судьба элдийцев, кроме нас двоих.       Зеленеющие очи Эрена хлестнули брата. Потом он поднял руку и твёрдым жестом указал в пустоту. Его внушительный баритон разнёсся по бесконечности пространства и приказал:       — Смотри.       И Зику открылось новое видение. Он с удивлением узнал марлийскую форму на неизвестном человеке. Постепенно его окружение обрастало деталями: облупившейся дощатые стены держали на себе дырявую крышу, бедный интерьер буквально состоял из стола и стула, входная дверь висела на одной петле. Её-то марлиец и выбил мощным ударом ноги, сразу выставив вперёд винтовку. Его хищный глаз осмотрел помещение, освещённое лучами закатного солнца, что сочились через множественные дырки. От поступи армейских сапог с пола поднялась пыль. Человек сразу прошёл к единственной внутренней двери и резко её распахнул, уже целясь внутрь. Оттуда, из уборной, тут же раздался испуганный крик:       — Стой! Не стреляй!       Всё же палец марлийца надавил на спуск, готовый в любую секунду оборвать жизнь бедолаги. Он грубо произнёс:       — Вышел.       Человек повиновался и вышел с руками за головой, суетливо повторяя:       — Стой… стой… стой… стой…       Человек оказался грязным оборванцем. На голове его почти не было волос, на теле были поношенная рубаха и протёртые брюки — типичный вид элдийца. Полицейский пнул того ногой, толкая лицом в пол.       — Лежи, — он не убирал винтовку от затылка бедолаги.       — Стой, послушай! — отчаянно выкрикнул тот. — Я… я видел тебя! Я знаю тебя. Ты тоже элдиец, ты Эрен Крюгер!       Полицейский замер. Конечно, его смутили знания оборванца из глуши. На его лице появился неподдельный интерес, однако он всё ещё держал чужака на мушке.       Тем временем Зик почувствовал, как по коже пробежали мурашки — и не от услышанного имени, а от внезапно осознания того, что он видел этого человека. Крюгер был одним из тех, кто задержал его родителей. Он лично втолкнул Гришу в карету, когда Зик видел его последний раз.       — Я помню его, — он обратился к брату. — Кто это?..       Эрен не ответил, и Йегеру пришлось вернуть всё внимание к происходящему.       Лежащий лицом вниз оборванец продолжал нервно говорить, брызжа слюной.       — Поверь, я знаю, как всё будет. Слышишь, Эрен? Ты спасёшь элдийский народ!       — О чём ты говоришь? — Крюгер наклонился к нему ниже. — Откуда ты меня знаешь?       — Я обладаю с-силой одного из д-девяти. Понимаешь?       — Не понимаю, — отрезал тот.       — Я А-атакующий Титан, — громким шёпотом проговорил элдиец.       — Что ты сказал? — Крюгер потерял всю твёрдость голоса. Теперь его тон метался между наигранной офицерской строгостью и мятежным юношеским вдохновением. Забывшись, он опустил ствол, слушая, что скажет оборванец.       — Послушай… — тот наконец смог выпрямить спину. — Сила Атакующего — способность видеть воспоминания будущих носителей! Ты и есть «будущий носитель»!       — Что? — переспросил Эрен, не способный поверить в услышанное.       — Эй, Крюгер. Она же у тебя с собой? Я знаю… ты умыкнул одну ампулу со склада на всякий случай. Вот и случай! Съешь меня!       — Ты сдурел?! — полицейский повысил тон и тут же обеспокоенно посмотрел на улицу.       — «Атакующий был утерян» — это ты слышал от Марли? Для них это так. Но мы скрывались. Нас вёл и оберегал тот, кто в будущем разрушит «Клятву мира»! Теперь твой черёд принять судьбу! — он взглянул на Крюгера безумным взглядом фанатика.       — Если ты говоришь правду, — всё-таки Крюгеру удалось взять себя в руки, и его голос снова приобрёл угрожающие нотки, — докажи сейчас же.       Он резко опустил свободную руку к ремню и обнажил широкий кинжал. Зайчик от его клинка упал на глаза оборванцу, но тот даже не отвернулся. Он уверенно протянул ладонь, закрыв другой себе рот. Крюгер одобрительно хмыкнул.       — Ты должен отвечать за свои слова.       Сказав так, он резко ударил ножом. В воздух брызнула кровь, и элдиец вздрогнул, не ожидая настолько грубого обращения к себе. Глаза естественно намокли. Он посильнее зажал себе рот, но терпя боль, протянул раненную руку к лицу Крюгера. Тот уже сам заметил струйку пара, вырывающуюся из глубокого пореза вместе с неторопливой кровью. Он мог видеть, как ниточка за ниточкой вырастает свежая плоть, формируя основание нового пальца.       Теперь Крюгер убедился. Он спрятал нож и отступил к выходу. Полицейский чуть не упал, запутавшись в ногах. Он облокотился о дверной косяк и выглянул наружу. Затем он снова посмотрел на Атакующего.       — Крюгер, — сказал тот ему. — Борись. Борись. Борись!       «Я выведу его отсюда. К северу ещё идут боевые действия. Там я сделаю ему инъекцию, — подумал Эрен. — Я наконец смогу вырваться из это петли и спасу Элдию!» Он помог оборванцу встать и крепко сжал его руку. Их глаза с медным блеском встретились и выразили друг другу покорную верность и уважение. Зик задумчиво вымолвил:       — Это была судьба… Эрен, ты… не раб? Разве? Ты раб судьбы в таком случае.       На него напал пламенеющий взгляд брата. Однако показавшийся ему взрыв ярости утих и юноша ответил:       — Ты не прав, брат. Это судьба — моя рабыня. Я подчинил себе судьбу ещё до того, как получил силу титана. Всё, что произошло, оно произошло благодаря силе Атакующего. Этот титан во все времена, несмотря ни на что, стремился вперёд, к свободе! — его глаза внезапно стали изумрудно-зелёными. — Моя будущая память вела их всех. Я сам себя создал!       Эрен торжественно раскинул руки, но очень быстро снова принял мрачный и сдержанный вид. Зик отвернулся, не зная, что и сказать. Он мог уйти в свои мысли, вновь погрузиться в бессмысленную скорбь, но нечто дёрнуло его. Эрен стоял за три шага от него. Кроме братьев, здесь был кто-то ещё. Зик в страхе обернулся и вздрогнул. Неизвестная рука, выглянувшая прямо из песка, крепко схватила его за ногу. Старик попытался вырваться из крепкой хватки, но рука не отпускала. Вверх начал ползти песочный горб. Из-за осыпающихся песчинок появилось лицо человека. Он ещё не до конца появился, но уже говорил с Зиком.       — Останови его. Прошу, останови.       Перед Йегером в строгом костюме, с длинными прилизанными волосами, в круглых блестящих очках предстал мёртвый доктор. Гриша заплаканными глазами глядел на сына снизу-вверх. От шёпота он перешёл к крику.       — Зик, ты обязан его остановить… Останови Эрена!       Стоило старику один раз моргнуть, и Гриша испарился. Он так и не понял: это было видение или исповедь Путей? Когда он посмотрел на Эрена, и не надеясь на ответ, тот посмотрел куда-то в сторону.       — Они тут, — утвердительно сказал юноша.       — Кто-о? — беспомощно переспросил Зик.       Однако Эрен уже шагал прочь. Он не бежал, а быстро шёл, но со стороны казалось, что каждый шаг переносил его на десяток метров. Зик не успел двинуться с места, как брат уже исчез в бескрайней пустыне. Старик внезапно повалился на колени и утонул руками в песке.       — Проклятье… я ничего… не сделаю! Прости, отец.       В тишине Путей никто не слышал его слов. Пустота была безжалостна к человеку. Здесь у него нет никого. Вольное пространство космоса над ним давило на Зика, как на измученного Атласа. Вес мира нельзя было измерить в килограммах — он состоял из всех существовавших душ.

***

      Ружейные залпы резали человеческий слух. Люди смешались в кровавой каше. Это больше не были народы разных наций, — каждый бился за своё выживание. Они все были заперты вместе, они стояли голова к голове, и сейчас эти же головы взлетали на воздух, окрашивая землю в красный. Кто-то, уже совсем ослепнув, лупил, стрелял, не видя, кто попадает под удар; кто-то, схватившись за голову, вжимался в землю в надежде избежать бойню. Все вокруг внезапно оказались безумцами.       Министр Мюллер, к своему несчастью, оказался в самой гуще бешеной толпы. С ним был его пистолет, потому за прошедшую минуту он всё ещё не расстался с жизнью. Оружие прыгали в его руках после каждого выстрела. Когда он положил дюжину элдийцев перед собой, магазин упал наземь, и министр вставил в гнездо новый. «Они уничтожили всё и ждут прощения? Вам нет оправдания, отродья! Может, я и сомневался когда-то, но сейчас я вижу, как дрожит земля. Вы не видите, что вы натворили?!»       — Закрой уши! Лежи! — прокричал брат.       Госпожа Браун повиновалась. Но даже сквозь крепко сжатые мозолистые руки она слышала выстрелы и вопли. Периодически пули свистели прямо над головой. Даже сил дрожать у неё больше не было. Она задыхалась на месте, позабыв о племяннике, брате и его жене рядом. В уме у неё был только один образ. «Райнер, мальчик, спаси нас! Спаси меня, пожалуйста!» Когда нечто дотронулось до её лица, она в страхе отпрыгнула, наконец открыв глаза. Вскоре её оглушительный вопль слился с окружающим кагалом. Перед Браун на земле ничком лежал её брат, и из головы, как из разбитого горшка, не останавливаясь, лилась кровь. Глаза женщины были готовы лопнуть от ужаса, лишь бы больше не лицезреть этот кошмар. Она схватилась за голову и закричала, но никто так и не услышал неистовое «РА-А-АЙНЕР!».       Леонхарт ещё приходил в себя. Осознание, что он ещё жив, дошло до него не сразу. Он первым попал под удар, однако сейчас каким-то чудом оказался на крыше. Он видел голубое небо с мирно бегущими по нему облаками. Если бы Леонхарт оглох, он бы поверил в то, что всё произошедшее ему приснилось. К сожалению, правда была жестока. Над ним склонился один из элдийцев, второй раз затягивая узел на его плече. Леонхарт покосился на окровавленный бинт и понял, что вместо боли чувствует только пьяное головокружение. «Болевой шок, — заключил он. — И кто же меня так?» Элдиец, заметив, что раненый очнулся, заговорил:       — Это Ад, господин Леонхарт! Я сразу вытащил вас сюда! Внизу не выжить!       Тот неуклюже перевернулся и привстал. Он внимательно смотрел на восток, откуда к людям приближалась неминуемая гибель.       — Что происходит там? Я видел… видел титана с крылья, — пробормотал Леонхарт.       Его спаситель стал взволнованно метать взгляд по сторонам, — его явно мало заботило приближение «Дрожи земли» в этот момент.       — Там?.. Не знаю… Держите пистолет, господин! Без него тут нельзя! — он насильно всучил Леонхарту оружие.       — Ну, конечно… Вообще никак… — он всё-таки взял тот в руки и предусмотрительно передёрнул затвор.       Леонхарт, конечно, не рисковал выглядывать за край крыши, потому обстановка внизу оставалась для него туманной. Он неуклюже сменил положение и лёг в угол, ограниченный грубыми бортиками, чтобы во всей «красе» наблюдать приближение бледного облака, опоясывающего весь горизонт. Оно несло с собой гул тысячи пар ног, каждая из которых могла подмять под себя многоэтажный дом. Армия безвольных Колоссов шагала вперёд, несмотря ни на что. Про себя Леонхарт называл этих титанов «рабы короля», основываясь на знаниях о Карле Фрице. Однако господину Леонахрту было неизвестно, что несколько дней назад в Шиганшине Эрен Йегер разрушил стены и даровал Колоссам свободу. Они не были его слугами, они шли туда, куда хотели. Это было их желание и их выбор. Эрен в форме Прародителя стал всего лишь их попутчиком.       Наблюдая за костяным нечто, возвышающемся над тьмой титанов, Леонхарт смог различить еле заметные фигурки меж рёбер и вспышки трансформаций, — возраст сказался и на зрении мужчины. Всё-таки ему не показалось, и кто-то правда напал на Прародителя. Силуэт как будто вовсе не гигантской птицы порхал над заострёнными позвонками и клубами густого пара. «Неужели там наши воины? — думал Леонхарт. — Не помню среди них титана-птицу… Что же произошло после их вторжения на остров? А мне-то что? Я просто зритель…» Печально понурив голову, он продолжил следить за неясными образами вдали. С каждой секундой они приближались. Между ними, людьми и титанами, оставалось уже всего чуть больше полукилометра. Не было ни надежды на спасение. Леонхарт бы принял эту судьбу с гордостью, если бы не новая перемена на спине Прародителя.       Сияющий, как второе солнце, ярчайший светоч озарил всё вокруг. Взрыв заглушил и гул колоссальных шагов, и шум битвы в форте Салто. Земля задрожала ещё сильнее, скала подпрыгнула. Дерущиеся люди вмиг остановились. Они посмотрели в ту сторону и тут же закрылись от невероятно яркого свечения. Господин Леонхарт заворожённо наблюдал за этим. Извергая кривые молнии, светоч скрыл в себе гигантское тело Прародителя. Сильнейший жар на глазах людей испепелял толстые кости и даже почву под ними. Волнуя горячий воздух, ударная волна от взрыва разнеслась во все стороны. Сначала перед ней пали громадные облака пара, затем, прерывая стройный марш, некоторые Колоссы повалились наземь, по цепочке толкая других, и только после могучий поток воздуха ударил по людям, срывая с голов шляпы, поднимая в воздух женские волосы. За пару секунд вспышка погасла, оставив за собой клубящийся «гриб» в воздухе и закрывающую половину горизонта тучу пыли, поднятой с земли.       Пока люди щурились в попытке что-нибудь рассмотреть, забыв на время про свои распри, Леонхарт, невзирая на вернувшуюся боль, подполз к другому краю. Он не пытался рассмотреть что-то за пылью — он глядел по сторонам, на север и юг, на шеренги алых исполинов. И его поглотил ужас, когда он понял, что те всё ещё движутся. Люди, уже так привыкшие к грохоту «Дрожи земли», а ныне оглушённые недавним взрывом, просто не замечали, что ничего не изменилось. Колоссы неумолимо шагали вперёд. Даже уничтожение Прародителя не лишило их воли. Многотысячные чудовища, созданные ещё Карлом CXLV, свободные ото всех стремились к остаткам человечества, дабы растоптать всех до единого. Казалось бы забытое отчаяние, вернулось к Леонхарту, а вскоре и ко всем людям. Надежды больше не было. Смерть была уготована им самой судьбой. Отныне рок был неостановим. С тяжёлым вздохом господин Леонхарт встал.       — Это конец, — безэмоционально вымолвил он.       После этого он глянул вниз на толпу животных, которые остановились, чтобы поглазеть на закат человечества. Леонхарт поднял пистолет и беззлобно нажал на курок. Он целился в центр гущи. На мушке у него был Мюллер. Громкий выстрел заставил людей опомниться. Бессмысленная бойня продолжилась.
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты