Не брошу

Слэш
NC-17
Завершён
59
автор
Размер:
40 страниц, 6 частей
Описание:
В этом мире как устроено: есть альфы и омеги. Альфы должны заботиться о своих омегах. Если омега лишается своего альфы, то он сходит с ума. И я ужасный альфа. Однажды оставил своего омегу одного, он и поехал кукухой и попал в дурку. И теперь я просто обязан его забрать и более никогда не оставлять одного. И обязан его вылечить, чтобы он был счастлив.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
59 Нравится 25 Отзывы 18 В сборник Скачать

Я клянусь

Настройки текста
      Я иду к кровати. Омега сидит на ней в своем цветастом халатике, который он так любит и смотрит на пол. Вздыхаю и иду ближе к Сереже. Надо собраться с силами и сделать это. - придется спустить халатик вниз.       Сажусь на кровать и кладу руку на его плече. Омега поднимает голову и смотрит вперед. Я массирую ему плечи и наклоняюсь к нему, чтобы прошептать на ухо: - если у тебя начнётся истерика, я вколю лекарство и мы продолжим. Но сегодня ты будешь помечен. - да, делай все, что считаешь нужным. Я тебе доверяю.       Целую его в щеку и сжимаю плечи. У него еще течка должна быть завтра. Я предлагал сделать это в течку, но Сережа отказался, сказав, что не хочет, чтобы я имел его в плохом состоянии. Да и я буду контролировать себя лучше, если на меня не будут действовать феромоны моего омеги. - расслабься, я протру тебе шею лидокоином. Это ослабит боль. - спасибо.       Я отпускаю его и сам наклоняю его голову, чуть надавив на затылок. - не задирай подбородок. Сиди ровно.       Промакиваю его шею ватой, смоченной в лидокоине. Даже не вериться, что он сам попросил пометить его. До этого отпирался и отказывался. А тут он даже не заплакал пока. Надо сделать это максимально безболезненно. Мне пришлось дать ему обезболивающие перед процедурой, сейчас вот шею ему протираю. Потом протру еще раз салфеткой, чтобы не почувствовать вкус этого лекарства. Сереже это решение далось с трудом. Все же боли он боится. Да и мне не очень хочется ему больно делать. Но я смирился с этим уже давно. Мне хотелось пометить его еще до моего исчезновения, но он дал отказ. А уговаривать или метить без согласия я не хотел. Так бы может быть он не сошел с ума так быстро. Черт, надо уже перестать себя в этом винить. Исправить ничего нельзя. А вот помочь омеге можно. И мне надо уже сконцентрироваться на помощи, а не разъедать себя изнутри. - Олег, после укуса дай мне время прийти в себя. - у тебя будет время.       Я протираю его шею влажной салфеткой, смывая остатки лекарства и после спускаю халат с плеч. Надо бы его раздеть конечно, но это будет еще более унизительно для омеги. Да и я могу сорваться. А ведь у нас с ним близости не было. Да, прошел месяц, а мы не переспали. Причин у этого две: у Сережи от таблеток снижено влечение, у него травма после больницы. Конечно, с течкой должно прийти влечение, но вот как быть с тем, что он может заплакать... Я не знаю пока. Он пробовал сделать мне минет пару раз, но это заканчивалось истерикой и слезами. Все же его сломали там. Он мне так и не рассказал, как конкретно его насиловали и кто именно это делал. Но слова о том, что это было часто и группой, мне не нравиться. Да и думаю об этих 16 альфах. Часто представляю, как вышибаю им мозги или душу. Хочу всем отомстить за моего Сережу. Но увы, я смог найти только тех четверых, что его выводили. И я уже послал к ним наемников. Троих должны убрать. А четвертого - громилу - я сам пристрелю. Хоть какая-то услада будет. Ведь то, что они сделали с моим солнышком, это просто ужасно. - спину ровно. Руки на колени.       Провожу ладонью по позвоночнику и сажусь позади него. Омега ждет своей участи. Как же тяжело его укусить. Это же адская боль для омеги. Это судороги, дрожь и может даже припадок начаться. Я таких ужасов начитался, что и самого потрясывает. Но мне надо взять себя в руки. Вытираю пальцы полотенцем и после кладу руки на плечи Сережи. Надо его настроить. Он должен принять меня. В противном случае его тело может отвергнуть метку и тогда придется вызывать врачей. Ведь отторжение может закончиться и летально. - кричать можно. Рыпаться нельзя.       Я стараюсь обращаться с ним сейчас не так ласково, как прежде. Ласка глушит мой разум. А я должен сейчас думать за двоих. Надо сделать все четко. Надо сделать это быстро, без осечек и максимально не травматично. Лишь бы только от крови не озвереть. - Олег, можно ты меня поцелуешь в губы перед меткой? - он поворачивает голову и хочет посмотреть на меня. - нет, - двумя руками поворачиваю его голову обратно и надавив на затылок наклоняю ее. - Олег? - не смотри на меня. Голову опусти. Сиди смирно. - почему я не могу посмотреть на тебя?       Потому что ты вызываешь жалость. А жалость - это слабость. Я боюсь ошибиться и прокусить не достаточно или наоборот укусить не в том месте и вообще перегрызть ему шею и убить. - потому что... Я так сказал. И ты будешь слушаться меня. - а если я не хочу? - тогда я заставлю тебя. - с силой? Опять ударишь? - не ударю. Но силу применить могу. А теперь замолчи.       Я надавливаю ему на лопатки пальцами. - спину прямо я сказал. Смотри вперед.       Собираюсь с силами и обнимаю его за плечи, заключая в так называемые тиски. Омега не сопротивляется и позволяет начать лизать шею. Черт, как же боязно кусать его. Но сделать надо. Ради него надо. Плевать на то, что меткой я привяжу его к себе и другие альфы не будут смотреть на мое сокровище. Я мечу Сергея из-за его болезни, которая, как я надеюсь отступит. - дыши ровно и глубоко. Считать не буду. Укушу в моменте.       Он начинает дышать. Я облизываю свои губы и провожу языком по зубам. Должен прокусить с одного раза. Открываю рот и после резко кусаю его. - Олег!!!       Он кричит и пытается вырваться. Я по звериному рычу и держу его за шею. Рот наполняется кровью. Сжимаю омегу сильнее. Он дёргается. Хватаю его за подбородок, чтобы он не крутил головой. Иначе я ему могу прокусить шею полностью и травмировать. Он крови и мой разум притуманивается. Я чувствую его запах. Чувствую свою власть. Чувствую как мое тело буквально кричит мне о том, что я должен взять его. Отпускаю шею. Омега пытается вырваться. Его инстинкты говорят ему сейчас "бежать". Мои же - взять. Я вытираю рот рукой, продолжая второй держать омегу. Он кричит: - отпусти!       Проглатываю остатки крови и после беру полотенце, которое прижимаю к свежей ране. Омега воет и дрожит. - Олег, я задыхаюсь!       Я укладываю его на спину. Омега дышит прерывисто, будто ему и правда не хватает воздуха. Кладу руку на грудь и чуть надавливаю. - выдох.       Отпускаю: - вдох.       Он начинает хрипеть и запрокидывать голову. - не двигай головой. - помоги. - ты отвергаешь метку. Прими ее.       Я холодно отвечаю ему. Старюсь сохранять спокойствие, хотя внутри паника. - Оле... - он хватает ртом воздух.       Я резко надавливаю ему на грудь и после припадаю к губам, чтобы помочь сделать вдох. Он не сопротивляется и позволяет это сделать. Пара таких вдохов и он уже начинает сам дышать. Тяжело, рвано, но дышать самостоятельно. - ты пытался отвергнуть меня. Тело ответило на это. - я чувствую жар... Мне жарко.       Кладу руку на его лоб. Он горячий, но пока не критично. - расслабься. Все прошло хорошо. Ты боишься чего-то? - он может прийти. - не придет...       Развязываю халат и стягиваю его с омеги. Тело и правда стало горячим. Надо бы следить за его состоянием. Вдруг станет хуже. - Олег... Шея болит. - у тебя кроме шеи еще что-то болит? - нет. - тогда принятие идет хорошо.       Брюки с него я не снимаю. Только халат откладываю в сторону и после беру в руки бинты. Надо замотать шею, чтобы кровь остановить. - Олег, будь рядом. Я боюсь опять задохнуться. - больше ты не задохнешься. Это было принятие. Ты принял метку. - а жар? Я будто бы горю. - это не страшно. Пройдет...       Я чувствую возбуждение. Как бы я его не подавлял, оно есть и оно усиливается. И это мне мешает. - тебе надо шею забинтовать.       Тело требует омегу. Меня самого в жар бросает. Во рту еще остался вкус крови... Я попробовал его кровь. Ах, черт, я же тоже должен привязку пережить. Хочется взять Сережу. Хочется его взять прямо сейчас, но я не могу. Это же причинит ему боль. Или может плохо сказаться на это психическом состоянии. - Олег? - молчи и закрой глаза.       Я сажусь к нему спиной и беру за руку, сжимая ее. Лучше я помастурбирую себе. Может так инстинкты ослабнут. - молчи и лежи. Глаза закрой. Не реагируй. У меня кажется гон начинается.       Сжимаю руку и расстегиваю брюки. Черт, этот стояк. Как же хочется присунуть. Как хочется его голой и доступной попки. Почему во время метки омеге достаются мучения в телесном плане, там проблемы с дыханием, сердцем, лихорадка приступы, а альфе просто хочется трахаться? Почему я должен именно так мучиться?       Рукой я двигаю быстро, чтобы просто расправиться с этим поскорее. Я должен сейчас помочь Сереже. А возбуждение не дает мне это сделать. - все. Можешь открыть, - говорю, когда кончаю, испачкав себе руку.       Оборачиваю вокруг шеи бинт. Омега сидит тихо и смотрит на свое отражение. Еще один оборот. Чувствую жалость к нему. Еще оборот. По щеке течет слеза. Я не могу сдерживать себя. - Олег? Ты плачешь? - нет, тебе показалось. - я вижу, чтобы плачешь. Ты часто ночью плачешь. Скажи, почему? - жалею тебя и виню себя. Я виноват в том, что произошло с тобой. Ты сошел с ума, совершил преступление, попал в больницу. Тебя мучили, насиловали. И сейчас ты страдаешь, - я завязываю бинт и кладу обе руки на плечи Сережи. - Олег... Я счастлив. Счастлив рядом с тобой. Это сейчас главное. Не думай о прошлом и своей ошибке. Ты ее не исправишь. Но ты можешь помочь мне. Помоги. - ты прав. - Олег, я хочу нежной любви с тобой. Хочу как в первый раз. Ведь для меня это будет как в первый раз. Мы больше года не были вместе. - хорошо.       Я обнимаю его за плечи и целую в щеку. - что ты хочешь еще? Свечи, музыка, атмосфера? - шепчу ему на ухо. - хочу от тебя ласки. Много ласки. И прошу, не входи в меня сразу. Пусть я буду вновь привыкать к тебе. - ладно, считай, что будет наш второй первый раз.       Я вытираю слезу. - не плач, Олег, ты же сильный альфа. - мне все равно стыдно за свой проступок. - я не виню тебя. Ты же хотел меня спасти. - я предал тебя. - ты не вернулся за мной. Ты пришел, когда мне понадобилась помощь.       Я смотрю на наше отражение. Сергей сидит в кресле в одних брюках. Его волосы чуть взъерошены. Приглаживаю их рукой. Так лучше. - я люблю тебя, Олег... Даже после того, что случилось я люблю тебя. И предателем не считаю. Простил уже давно. - я клянусь, что не брошу тебя, - сжимаю его плече и смотрю на себя в зеркале.       Взъерошенные волосы, заплаканные голубые глаза и борода. Выгляжу как полная противоположность Сережи. Но это не мешает нам любить друг друга. - я бы хотел жить как раньше... Но моя болезнь не лечиться, - по щеке омеги течет слеза. - но можно ослабить приступы. И это я сделаю. Пойдем в кровать.       Помогаю ему подняться. Омега поворачивается ко мне лицом и начинает вытирать слезы с моего лица: - же просил не плакать. Олег, я тоже сейчас разревусь.       Отвечаю ему улыбкой. - можно мне халатик? Жар спал, теперь холодно. - конечно. Пойдем я согрею тебя.

***

      Омега лежит на диване, завернутый в пледик и тихо скулит. Тоскует по своему альфе. Подхожу ближе. Боже, какой он милый и уютный. Залез в пледик с головой, только личико видно, и скулит, сидя на подушке. У него сегодня течка. Но пока я его не трогал. Дал ослабители, чтобы не сходил с ум и ушел по делам. - прости, что оставил сегодня. Были дела. - ты мне нужен, - он почти мурчит. - я больше не оставлю тебя.       Наклоняюсь к нему и целую его щечку. Такой он уютный. Хочу обнять его и согреть. Он же опять замерз. Вот не может Сережа иначе. Вечно мерзнет. Хотя вроде бы в детстве проживание в кладовой меня заколило. Но его нет. - мне холодно. Согрей меня... - ты выпил таблетки, пока меня не было? - да. Олег, обними.       Я обнимаю его и прижимаю к себе. - может быть тебе одеться потеплее? В доме и правда холодно. Наверное что-то случилось с отоплением. Я пойду проверю. - не бросай меня. - но тогда мы замерзнем. - Олег, ты мне нужен... Я тобой пойду. - хорошо.       Мы поднимаемся с дивана я замечаю, что мой омега сидел все время без носков и в шортах. Надо его одеть потеплее. - на, возьми пока мою толстовку.       Я снимаю с себя толстовку и отдаю ему. Сержа довольно скидывает плед и берет толстовку, которую так же довольно надевает и закутывается в нее: - теперь тепло.       Понятно, ему нужна была моя толстовка, которую он теперь не отдаст до конца дня. Ну ладно, что не сделаешь ради довольной улыбки омеги. Можно и в другой толстовки походить. А этой путь он согревается. Накидываю ему на плечи плед и веду в подвал, где стоит система отопления, чтобы понять, почему так холодно в доме.

***

      Омега кладет голову на мое плече. Он отказался сидеть в другой комнате, пока я работаю. У него течка и ему надо быть рядом со мной. Плюс в доме холодно из-за того, что система отопления сломалась и он боится, что совсем замерзнет без меня. Хотя он уже забрал мою толстовку и ходит только в ней и любимых фиолетовых носочках, которые я ему подарил на прошлой недели, чтобы он не замерзал. К нам заходит клиент. Сережа заворачивается посильнее в плед и издает звук, похожий на тявканье щеночка. Он сейчас разрушит мой образ сильного альфы. - Олег, рад встрече. Есть дело для тебя. - присаживайся и выкладывай. - при свидетелях? - он мой омега. Он будет молчать. - омеги обычно болтливы. - за своего я ручаюсь. Выкладывай, - я поправляю плед и прикрываю бинт на шее. - надо убрать одного человека. Вот его папочка. Убить надо в течении недели. Это срочный заказ. - хорошо, я тебя понял, - кладу руку на голову Сережи и поглаживаю его. - и отцепись ты от своего омеги. Что с тобой случилось? Больше не ходишь на сходки, сидишь в четырех стенах и выбираешься только на убийства или рейды. Да и то чаще своих людей присылаешь. - у меня теперь семья. И я хочу быть рядом с ним. - у тебя же омега псих. Зачем он тебе такой. Нашел бы себе нормального и здорового омегу. А этот сумасшедший и он до конца своих дней будет таким. - он мой истинный. - да истинность это ерунда. Можно и просто потрахивать хорошего омегу. А этот же испорчен. Он сошел с ума от одиночества. Его бы усыпить, чтобы не мучился и тебе жизнь не отравлял.       Я сглатываю. Как можно при омеге сказать, что его усыпить надо? - а теперь извинился перед ним, - наклоняю голову вперед и смотрю из-подлобья на хама, мысленно простреливая его тело. - за что? Я же его не оскорбил. - ты назвал его психом и сказал, что его надо усыпить. Немедленно извинись перед ним. - я еще буду перед омегой извиняться? Да ты гонишь?       Достаю из подушки пистолет и направляю его на этого альфу. Такого отношения я терпеть не буду и просто пристрелю его, если он не извиниться. - я не шучу.       Омега прижимается ко мне и закрывает глаза рукой. Боится. Ладно, после убийства сразу же вколю ему успокоительного или снотворное. Пусть проспится. - ты что выстрелишь в меня? - нагло говорит альфа. Но я вижу в его глазах страх. - хочешь проверить? - не желаю... хорошо, прошу прошения у твоего омеги. Не хотел его обидеть. - отлично. Можешь идти.       Альфа быстро встает и уходит. Как только за ним закрывают дверь, я тут же убираю пистолет на место за подушку. Сергей испуганно смотрит на меня: - ты хотел убить человека при мне? - припугнуть. Я бы в сторону выстрелил. - мне было страшно.       Он прижимается ко мне и всхлипывает. Я глажу его по голове. Тише, все хорошо, бояться нечего. Не такой уж я и злодей. Но вот своего Сережу в обиду не дам. Каждому, кто его обидит глотку перегрызу. Обнимаю его и целую в щечки и носик. Какой он нежный Какой сладкий. - господин, к вам пришли, - в гостиную заходит охранник без стука.       Я поднимаю голову и раздраженно смотрю на него: - стучаться не учили? Никого не принимаю. Скажи, пусть проваливает. - но он чуть дверь не вышиб. - это что еще за псих? - он Громом представился.       Черт, его только не хватало тут. Его же мой омега недолюбливает за то, что именно он его запихнул в эту лечебницу, где и не лечили его. Хотя могли в другую отправить, где бы хотя бы доктор не был бы извращенцем, который накачивает своих пациентов таблетками имеет, когда те в сознании, но ничего сделать не могут. И еще санитары те еще уроды. Брали при каждой возможности. А ведь был выбор, куда его определить. Нет, Игорю надо было влезть в дело и "позаботиться" о брошенном омеге. Ему ведь сказали, что это самый лучший доктор, который за пару лет вылечит Сережу. А Игорь же за правосудие и искупление для преступников. Лучше бы он дальше лупил преступников, а не занимался такой благотворительностью. Только хуже сделал. Смотрю на Сережу: - ты посидишь один в спальне? - я хочу с тобой. - здесь будет он. - я буду вести себя хорошо. Только ты меня в обиду не давай. - ладно слезай. - нет.       Он утыкается носом в мою грудь и тихо сопит. Ладно, пусть сидит, прогнать не могу. А со мной может быть он не сорваться. Да и мне спокойней будет. В гостиную заходит Игорь. Он тут же сует руки в карманы и смотрит на омегу, что лежит к нему спиной. - знакомая рыжая башка. Он спит? - нет, присаживайся. Зачем приехал? - почитай это.       Игорь расстегивает куртку и подходит ко мне, чтобы отдать бумаги. - он не агрессивный? - нет, - грубо отвечаю я и беру бумаги.       Омега сжимает в кулаке мою футболку. Провожу рукой по его волосам. Все хорошо. Игорь его не обидит, пока я рядом. Да и в обиду его не дам. Пистолет правда не достану, но словом огрызнусь. - я не знаю об этом человеке, - отвеччаю я, пробежав глазами анкету. - врешь. - правда я не знаю. - врешь.       Он громко стучит по столу. Сергей вскакивает и испуганно смотрит на Грома, который как всегда применяет свои насильственные методы. - тихо, все, хорошо. Игорь, не применяй свои методы при Сергее. Он на терапии, ему нельзя видеть агрессию. - значит ты его лечишь? Хорошо, по столу стучать не буду. - еще есть что-то? - обнимаю омегу и поглаживаю его по голове.       Омега дрожит. Я чувствую, как его запах приобретает кислость. Он боится. Он испугался Грома - да, вчера произошло ограбление банка. - про ограбление не знаю. - бесполезный ты. Ну ладно а этот человек знаком?       Он показывает мне фотопортрет. - это Юрий Помидоров. Наркобарон. - отлично. Пиши адрес и где его можно взять, - Игорь кладет на стол бумагу. - Сережа, мне надо написать. Посидишь?       Он кивает и отпускает меня. Я беру ручку и бумагу, чтобы написать, все что знаю. Побыстрее напишу - побыстрее он свалит и мы с Сережей будем одни. Надо ему таблеток выпить еще. Стараюсь писать быстро и не отвлекаться, потому как мне надо не ошибиться в цифрах. - чего смотришь? Убить не получиться. Как бы ты не пытался, - голос Игоря звучит как гром среди ясного него. Такой же резкий и громкий. - я и не собирался, - грубо отвечает омега. - Олег, можно пойду к себе? - иди. Только дверь не запирай.       Я хлопаю его по плечу и провожаю взглядом к нашей спальни. Да, так будет лучше. Ибо видно, как между ними напряжение нарастет. Сережа недолюбливает Игоря, а тот в свою очередь уверен в том, что омега неуравновешенный псих, которому место именно в той больнице. - не боишься его оставлять одного? Он же псих. - я не псих! - Сережа поворачивается и идет к Грому.       Я встаю и хватаю его, чтобы они не приблизились друг к другу. Ибо тогда будет драка и Сережа пострадает. - не провоцируй его. Тише. - ты меня засунул в психушку. Ты меня туда засунул. Ты специально подсуетился и отправил к этому ненормальному доктору, который издевался надо мной! Меня не лечили там а калечили, а ты упивался тем, что помог больному омеге. Что не в тюрьму его определил, а именно туда! Что ты хороший человек! Но ты урод!       Я затыкаю рот Сереже и бью его в грудь, чтобы он замолчал и успокоился: - тихо! Игорь, я написал адрес и время. Прошу, предупреждай о визитах, я его буду запирать в спальне. Уходи. - он меня при исполнении оскорблял, - Игорь поправляет кепку. - он болен. Прошу, уходи.       Сережа кусает меня. Убираю руку с его рта. Больно. - ненавижу тебя, урод! Ты не дал мне закончить начатое! Я был близок к своей цели.       Так, кажется это уже его вторая личность проснулась. Быстро оттаскиваю омегу в спальню и просто заталкиваю его туда, чтобы после резко закрыть дверь и запереть на ключ. Как же я напугался. Боялся, что сейчас он вырвется и нападет на Игоря и тогда ему точно прилетит. Или его опять в дурку засунут. - ты его точно лечишь? - Игорь подходит ко мне ближе. - да, просто припадки все еще бывают. Доктор сказал, что должно пройти минимум пол года, пока приступы станут слабее. А сейчас приходится только запирать его и сдерживать. Он даже за пределы дома не выходит. Всегда под присмотром. Я его контролирую. - смотри, если он хоть что-то учудит - оба заплатите за все. - я помню.       Слышу крики из спальни. Надеюсь с ним все хорошо. - пока Сергея рядом нет, поговорю с тобой. Он точно не опасен? - Игорь кладет руку на мое плече. - не опасен. Я его не позволяю его второй личности творить зло. Игорь, прошу, не надо только его провоцировать. Он эмоциональный от таблеток. Плюс еще течка. Ну, сам понимаешь. У омег это такое время... - ясно. Держи этого психа на привязи. А не то ты сам все знаешь.       Меня он начинает злить. Он же специально называет его психом, чтобы вывести на эмоции и избить. Думает, что таким образом он меня выведет на зло. Он до сих пор считает, что я что-то удумал с Сережей. Но я же просто хочу жить обычную жизнь с омегой. - Игорь, если дел больше нет, то иди. Прошу, мне надо приступ купировать. - может тебе помощь нужна? Точно хорошего врача ему нашел? - да, врач хороший. Иди, я все написал.       Игорь довольно улыбается и уходит. Я же злобно смотрю ему в след. Как же мне хотелось врезать ему. Врезать за эти все выходки. Знал же, что Сережа болен. И хотел его вывести. Ненормальный. Ну ладно сейчас все обошлось.       Открываю дверь и вижу Сергея на полу в куче осколков. Он сидит, поджав ноги и тихо плачет. Руки все в крови, а волосы растрепляны. - Сережа? Что ты сделал?       Я беру его за запястья. - ай, боль... - ты разбил зеркало? - смотрю на остатки зеркала на стене. - да... - пойдем я раны обработаю.       Держу его за запястья и веду к кровати. У него все пальцы и ладони в крови. Аккуратно усаживаю его и иду за аптечкой. - тебе укол сделать? - нет, я успокоился. Только руки болят.       Открываю аптечку и достаю вату, бинты, пластыри и перекись. А еще пинцет. - у тебя стекло в ранах. Будет больно.       Сережа плачет. Бедный, жалко его. Так страдает. Я беру его за ладонь и осторожно вынимаю пинцетом осколок. Затем еще один и еще. Их много. И они большие и маленькие. И надо вынуть все. - что случилось? - я ударил зеркало, где он появился. А после пытался собрать стекло и порезать его большим куском. - он тебе вред причинил? - он грозился тебя убить. Потому что ты теперь мой господин и мое тело принадлежит тебе.       Ну так и есть почти что. Меткой же я показал свою власть над омегой. Да и в древности меченные омеги считались собственностью альфы. А сейчас это скорее подтверждение отношений в паре. Хотя что-то от древности и осталось. Например я сильнее Сережи. Хотя это потому что все альфы сильнее омег. Но все же назвать Сергея слабаком я не могу. Он может дать словесный отпор кому угодно. И физически развит неплохо. Правда это моя заслуга. Я его часто с собой в качалку таскал и он там груши бил или бегал на дорожке. Хотя он и меня может остановить. Пользуется тем, что я его никогда не ударю и больно не сделаю. Могу только мягко отодвинуть либо за руку дернуть. Это мой максимум. Хотя... Черт, мне до сих стыдно за то, что я ему по лицу врезал. - Олег, ты меня считаешь ненормальным? - нет...       Я капаю на раны перекисью. - щиплется... - терпи.       Промакиваю еще раз раны и начинаю бинтовать руку. - ты меня считаешь психом? - ты не псих. Ты человек, который заболел. Ты болен. Тебя надо вылечить. И я это сделаю. - это не лечится. Я всю жизнь буду таким. - значит я буду всю жизнь тебя лечить. Не брошу тебя, Сережа.       Клею последний пластырь на палец и смотрю на эти руки. Да, ими теперь ничего делать нельзя. Даже есть он не сможет нормально. Ну ничего. Буду с ложечки его кормить. И буду ему таблетки давать. Ведь они должны ослабить приступы. На что я надеюсь.       Каждый день я вспоминаю нашу жизнь до. Вспоминаю, как мы гуляли, любили друг друга и как мы строили планы на будущие. Хотели быть настоящей семьей, которой были лишены в детстве. Сережа часто шутил, что он хочет двоих детей. Хочет омегу и альфу. Он хотел назвать омегу Димой. А вот альфу я должен был назвать. И четно, я не знал тогда какое имя выбрать. Да и о детях мало думал. Мы были молоды, нам и 20 не было. Мы строили планы, а сами жили в общаге и питались самой дешевой едой: консервами да дошиками. И я мечтал о том, как однажды я привезу его в наш дом. Большой дом, где мы будем жить. И мы будем счастливы.        Сейчас мы живем в большом доме. И счастье омрачает только болезнь. Мы могли бы стать той парой из моих желаний, но я сам все сломал. Сам связался с наемниками и начал врать даже Сереже, чтобы сберечь его. Зато смог купить этот чертов дом. Если бы можно было вернуть время назад - я бы не бросил его. Не уехал бы. Не пошел бы убивать людей за большие деньги. Не стоило это того. Почему же я заплатил за свою мечту такую цену? Почему я заплатил здоровьем омеги? Почему я практически потерял своего Сережу? Почему он должен мучиться из-за моих ошибок?       Я клянусь, что больше не брошу его. Клянусь, что вытащу из этого дерьма. Клянусь, что буду с ним рядом и что у меня будет счастливая семья. И надо завязать с прошлым. Надо встать на другой путь. Ради Сережи. Ради нашей семьи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты