Холод, согрей

Гет
NC-17
Завершён
1
автор
Размер:
225 страниц, 37 частей
Описание:
После нападения Милиты прошли месяцы. Скоро в крепости откроется школа ледяной магии. Ее основатель воин-маг Эгорд, герой войны с демонами, а также возлюбленная Эгорда – низвергнутая богиня Леарит, ждут корабль с первыми учениками.
Но в подземельях под скалами пропадает Велира, дочь Тимориса – верного друга Эгорда.
Эгорд, Леарит и Тиморис спускаются в пещеры на поиски Велиры. Еще не подозревают, что маленькому, но прекрасному миру на острове скоро наступит конец.
Примечания автора:
Третья книга цикла.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

ЧАСТЬ 3. Глава 15

Настройки текста
Пещера начала обрушаться, пришлось бежать, пока цепочка обвала не затухла. Все ранены, с ног до головы в пыли. К счастью, для хороших магов это мелкое неудобство. Система пещер, куда выбрались, заселена стрекозами слабо. Удивительно, что Тиморис нашел сюда вход, если даже ледяные шпионки это место почти не освоили. Эгорд приказал разбить привал у лавовой речки. Без трудностей не обошлось – напала стая демонов. И хотя воин-маг и его спутники, взяв на себя по демону, расщелкали тварей как семечки, стало ясно, что они еще на территории Милиты и ее слуг. С помощью стрекоз Эгорд увидел – в соседних пещерах то и дело мелькают демоны, скелеты, ассасины... Велира, осознав-таки, что рядом ее ненавистный папочка, смотрит на него злюще, скалится как зверь, а когда тот стал ее спрашивать, в порядке ли она, чуть не кинулась в драку. Ее держит лишь то, что не может решить, кинуться на него или на Хафала, тот уже начал распускать руки, подкалывать ее, оскорблять, при этом Тиморис с Хафалом успевают поливать друг друга руганью. Леарит наложила на всех чары покоя. Это помогло, но пластины и кожа демона потемнели, будто покрылись сажей, кое-где пошел дымок, демон поморщился. Более-менее устроились, а затем центром внимания стала Велира. Эгорд принялся расспрашивать, как ее похитили, где держали, что вообще видела в плену. Технические детали похищения его интересуют не слишком, против толпы искусных магов даже мастер мечей долго не повоюет. Почти все время в плену Велира была связана, в беспамятстве, под действием морока, Эгорд сталкивался с этим заклинанием из Темной Книги. Велира видела самые плохие воспоминания, тайные кошмары, иногда в череде страшных миражей проступала морда кобры с зелеными глазами, а пару раз видела Милиту. – Не понимаю, зачем ее похитили? – спросила Леарит. – Чтобы мы пошли за ней, – говорит Эгорд. – Только и всего. – Хотели заманить в ловушку? Ту самую, откуда мы только что? – Есть подозрение, что это лишь отвлекающий маневр. – Отвлекающий от чего? – спросил Тиморис. – От настоящей ловушки. Как бы то ни было, надо скорее возвращаться на поверхность. Но будет сложно. Пещеры, по которым мы спускались, завалило. Не все, но многие. Милита постаралась... – С чего ты взял? – вмешался Хафал. Леарит тоже посмотрела на Эгорда с удивлением, как и все, но отвела взгляд смущенно, едва заметно улыбнулась каким-то мыслям. – Ну я же маг, – отвечает Эгорд с улыбкой. – И не такое умею. Стрекозы уже показали хозяину путь до ближайшей пещеры, изученной хорошо, Эгорд постепенно видит все больше и больше. Но все равно придется сделать крюк. Хафал заметил в конце пещеры демона, убежал прикончить, Эгорд не стал держать, пусть развлекается, заодно устранит возможную слежку, лишь бы сам шуму не наделал. Сгрудились вокруг небольшого кратера, в нем бурлит магма. Подлечились, выпили зелий, Тиморис приготовил еду, но Велира отказалась есть стряпню отца. Тоже ушла, Тиморис за ней, упрашивает пожевать хоть малость. Эгорд и Леарит сидят на земле, спины легли на борт кратера. Обнимая любимую, Эгорд слушает, как она дышит, как дышит он сам, как бурлит магма в котле. А стрекозы сообщают, что вокруг. Картинки внутреннего зрения меняют одна другую, наслаиваясь... Стрекозы нашли Тимориса и Велиру в пещере, полной желтых, оранжевых, красных растений. Отец и дочь сражаются друг против друга. Велира наступает, кричит, лицо искажено яростью, а Тиморис только и успевает сдавать назад, отражать, глаза круглые. – Дочка... – Ррра! Лязг! Лязг! – Дочуня, перестань, давай погово... – Не смей сюсюкать! Лязг! – Я не дочуня, ты, вешалка бабья! Велира пробила оборону отца, пинок в грудь, тот отлетел к подножию высоченного гриба у стены, шляпка дотягивается до входа в другую пещеру. Тиморис вскочил, осмотрел быстро ножку гриба, придержав шлем. Перехватил сабли иначе, руки теперь как лапы богомола, сабля вошла в ножку, вторая выше, первая – еще выше, и так карабкается вверх, подошвы упираться в ножку, соскальзывают, но воин взбирается ловко, как паук. Велира сомкнула сабли в золотого летуна, тот утянул ее вверх, она зависла над отцом, пнула его по кисти, воин взвизгнул, повис на сабле, Велира сапожком по другой кисти. Тиморис с протяжным криком упал, прокатился по склону каменного пласта, вскочил, прихрамывая, убегает в соседнюю пещеру. Велира пустила золотого нетопыря вниз по дуге, Тиморис панически озирается, уже не хромает, ноги обгоняют туловище. – Дочка, мы можем решить культурно! – А мы разве не культурно?! – Это варварство! – Ну что ты, папуля, доказывать правоту вспарыванием брюха – культурная традиция многих племен, куда меня бросала судьба, ведь рядом не было отца, который бы не позволил всяким вшивым судьбам бросаться дочерью! Велира протаранила Тимориса в зад, тот с воплем пролетел вперед, выкатился кубарем в другую пещеру, Велира приземлилась на вмятины, которые он оставил, сабли расцепились, дочь продолжает погоню на ногах. Тиморис поднялся, руки быстро закрутились в клубок, метнули огненный шар, но Велира отбила несчастную пародию на файербол саблей. Тиморис вздрогнул, пустился бежать с заячьей прытью. – Дочка, я был не прав, признаю! Споткнулся о булыжник, растянулся, проехал по земле, ослепив дочь пылевой змеей, но Велира из этой тучи выметнулась. Тиморис едва успел вскочить, на него летит сабля, пришлось закрыться наручами. Лязг! – Ау! – стон Тимориса. Его рука и сабля Велиры шарахнулись друг от друга. Велира обрушила вторую саблю, Тиморис подставил другие наручи. – Ааау! Велира с рыком рубанула сразу двумя, Тиморис нырнул под одну за спину дочери, обхватил смуглянку обеими руками, поднял. Разбойница взревела, начала вырываться. Ноги дрыгаются, предплечья с саблями машут нелепо, черный хлыст волос хлещет, Тиморис выплевывает локоны. – Не смей лапать, юбочник потный, я тебе не портовая девка! Велира укусила за кисть до крови. – Ааааау! Дочка, Ямор тебя!.. Хватит! Но Тиморис держит крепко. – Да меня не только Ямор!.. – задыхается Велира от гнева. – Меня столько уродов, пока тебя не было... – Больше ни один не посмеет пальцем тронуть! – А ты что делаешь?! – Я в воспитательных целях! Ты не оставляешь выбора, я тоже хочу жить! Велира перестала дергаться, дышит тяжело. – Меня и так уже не трогают. Жизнь научила давать сдачи. Мои пираты боялись меня как огня... – Я тебе тоже... как огня, можешь не сомневаться. Надеюсь, тебе нравится. – Еще как! – Вот и славно. Надеюсь, вкусная еда и хорошее питье нравятся не меньше. Давай приготовлю чего-нибудь, сможешь бить меня со свежими силами еще больнее. – Сперва руки убери! Тиморис отпустил. Дочь вырвалась на метр вперед, разворот, сабли ощетинились. Дышит свирепо... Воин чуть пригнулся, готовый закрыться руками, если что, рожа несчастная. Золотые сабли медленно опускаются, хотя взмокшее смуглое лицо всем видом кричит «чтоб тебя Ямор» и так далее. Велира сдула с глаза черную пружинку, сабля села за спину, вторая в кулаке. Велира отвернулась, побрела прочь. Тиморис просиял, кинулся за ней, но тут же затормозил, взгляд рыскает по земле, воин кидается в разные стороны – собирает ингредиенты для кулинарной магии... Ночлег пришлось пропустить, нужно скорее убраться с территории Милиты. Хорошо, что есть зелья, прогоняют усталость, дарят силы. В конце концов, Эгорд, путешествуя с Витором, обходился порой и без зелий, и без сна, и как-то все равно выбирались, в том числе – из подземелий. Чтобы отвлечь Леарит от нехороших мыслей и усталости, Эгорд рассказывает ей истории о том, как он и Витор бродили по миру. За свою бурную жизнь друзья истоптали немало подземелий. В поисках сокровищ, похищенного кровожадной тварью человека или головы самой твари. А то и просто иной дороги через местность не было. Например, когда жили в Старге, Орден поручил разыскать в пригороде сельского мальчика, тот пропал в месте, где были обнаружены следы темной магии. Следы привели Витора и Эгорда в подземелье под озером, там обитали всякие твари, наверх не выходили, вреда людям от них не было лишь потому, что рыбы в озере хватало. Потому Орден это логово не трогал. Витор и Эгорд решили, что мальчишка сгинул, твари утащили, придется послать отряд жрецов и осветленных для зачистки пещер, но все-таки пошли по следу дальше. И нашли! Живого, почти невредимого, в самом глубоком хвосте подземелья. Оказалось, мальчуган где-то ухитрился раскопать Темную Книгу, сбежал туда, где никто из сельских не мог его найти и достать, и занялся изучением темной магии – накопить силу, а потом выйти наверх и отомстить всем мальчишкам и взрослым в селе, которые его шугали, он был слабым, болезненным, отпор дать не мог. Мальчишка успел выучить из Книги энергетический вампиризм, которым владеет Эгорд, исчертил рунами-ловушками пол и стены своей пещеры, благо Эгорд заметил вовремя и обошел все. Вообще-то, даже подростков, которые успели вкусить плоды темной магии, полагается убивать, как это ни жестоко, потому что, познав столь легкий путь к могуществу, уже вряд ли смогут устоять – с этим завязать куда труднее, чем с пьянством, игрой или бабами. Эгорд уже собрался убить, быстро и безболезненно, но Витор остановил. «Есть другой выход». Отнял у мальчика Темную Книгу, а взамен дал учебник светлой магии для новичков, который Эгорд таскал с собой – тогда еще сам лишь начинал учиться. Также пареньку оставили молитвенник, а еще еду, питье, лекарства и одежду. «Останешься тут, – говорил Витор сурово. – Тебе повезло, что сумел забраться сюда, минув тварей, что кишат здесь. Наверное, не привыкли к гостям-добровольцам, не сообразили сразу. Но теперь о тебе знают, регулярно атакуют твой уголок, судя по тому, сколько капканов ты тут наставил. Что ж, раз успел выучить заклинание Темной Книги – пусть так, оно поможет выжить тут на первых порах. Но чтобы выбраться, придется освоить еще и это, – он помахал томиком светлой магии, – что весьма непросто. Если и впрямь чего-то стоишь – выберешься. А твоим родителям скажем, что тебя задрал и сожрал медведь». Мальчишка кинулся на Витора с кулаками. «Нет! Мама! Папа! Они же будут плакать, а я ведь живой! Я хотел сделать больно не им! Не им!» Разумеется, побить здоровенного мужика в доспехах голыми ручонками у низкорослого худого мальчишки не вышло, но Витор был жутко доволен. «Характер есть! Выберешься!» Эгорд превратил Темную Книгу в ледяную плиту, разбил о колено. Витор толкнул мальчика обратно в его нору, тот согнулся, заплакал. В ладони Витора были клочья волос, лоскут одежды, а еще амулет, который Витор сорвал с цыплячьей шейки. «Мамочка... Папочка... – надрывно шептало из тени. – Я вернусь, только не мучайтесь, умоляю, не мучайтесь, я вернусь!» Витор потряс кулаком с трофеями. «Предъявим это как доказательство твоей смерти. Конечно, будут плакать. Вот и не теряй время даром, выбирайся скорее. Книги тебе помогут. И боги тоже. Идем, Эгорд». Вновь обошли все руны-ловушки, Эгорд обернулся, мальчик все еще лежал и плакал, согнувшись, смотрел куда-то в себя, но ладошка уже теребила молитвенник. Друзья скрылись за поворотом. «Думаешь, поможет?» – спросил Эгорд. «Либо он погибнет, и тогда приговор исполнится сам, либо выберется. А выберется, только если изучит учебник светлой магии. Изучить учебник сможет лишь через упорный труд. А научившись добиваться успеха трудом, освободится от соблазнов Темной Книги». Витор вынул из ножен меч, отражать атаки уже бежавших навстречу тварей, Эгорд последовал его примеру, с помощью заклинания обострил восприятие зрения и слуха, видеть в полумраке и слышать свист когтей, когда те будут сечь со спины и потолка. Обострившийся слух уловил шепот мальчишки:

«...Холод, согрей. Тьма, озари...»

Эгорд прервал рассказ, Хафал и Тиморис опять собачатся, надо разнять... За день пути жар в пещерах спал, на смену лавовым рекам пришли гейзеры, но и они через какое-то время остались позади, вернее, внизу. Набрели на первую водяную речку, теплую от еще близких лавовых жил. Оранжевые, красные и желтые цвета уступили синей и фиолетовой палитре, стало больше простора. Демоны и скелеты не попадаются давно, лишь докучают порой животные. Привал устроили, когда в верхнем мире – над островом и океаном – оранжевые вечерние сумерки начали краснеть. Леарит занялась обороной лагеря, Тиморис взял на себя кухню, Эгорд посвятил это время алхимии, надо пополнять запасы зелий. Утром не обнаружилось Хафала и Велиры... Стрекозы нашли гигантскую пещеру, ее будто пробурил невероятных размеров червь, один ее конец – трещина в поперечной стене, через нее запросто пролезла бы шеренга троллей, а другой конец – поворот. По всей длине пещеры покоится скелет громадной древней рептилии, вдоль хребта высокий гребень костяных сабель, череп венчают завитые, как у барана, рога. Кости гиганта сплошь заросли светящимися мхами, лишайниками, вьюнами, папоротниками, грибами, даже цветами. Скелет на боку, половина утонула в земле, в результате вдоль пещеры пролегает арочный туннель из ребер гиганта. На вершине реберной дуги – Хафал и Велира. – Сдаешься? – подзадорила Велира. Удар саблей по Хафалу, тот подставил клешню. – Кишки пущу, девка! Шаг вперед, хвост махнул по ногам девушки, но Велира подпрыгнула, хвост пронесся мимо. Велира с кувырком прыгнула на соседнее ребро, в Хафала полетела сабля, тот уклонился, небрежно отбил ее хитиновым черепом, сабля описала крутой полукруг, рукоять шлепнулась в ладонь хозяйки. – Трусливая крыса! – прорычал сын Зараха. Велира, улыбаясь, показала демону язык. – Лучше б что другое показала, – проворчал демон. Прыгнул на то же ребро, куда и Велира, под ударом лап оно хрустнуло, качнулось, Велира и Хафал тоже, но смуглянка держит равновесие легко, а вот Хафал чуть не поскользнулся на каше из грибов и раздавленных насекомых, отчаянный танец хвоста помог найти баланс. – Плохо быть тяжеловесом, да? – издевается Велира весело. Сделала, не сходя с места, изящное колесо, мол, я, маленькая и гибкая, на таком узком и округлом мостике – как дома. – Дрянь мелкая, щас я тебя... Хафал прыгнул к разбойнице на четырех лапах, свернулся в шар, Велира перепорхнула обратно, на ребро, с которого сбежала недавно, шар пролетел мимо, над всей косой ребра, упал на кость гребня, та хрустнула, наклонилась к земле, Хафал раскрылся, перескочил на соседний клинок гребня. Взбежал на ребро, они с Велирой оказались лицом к лицу. – Не надоело от меня бегать? – А тебе не надоело за мной гоняться, ты, скорлупа без мозгов? – У самой мозгов как у курицы! Улыбка с губ Велиры сошла. – Эй! Опять не в глаза смотришь, а на сиськи! – На кой бес мне твои глаза, дура? И так есть куда пялиться. Если б там еще доспехов не было... – Не дождешься! – Наверное, тряпки туда сунула! – Что?! – Точно, напихала тряпья! А там, под железом, гладкая как доска! – Ах ты клоп! Золото сабель засверкало, лязгает о клешни, Хафалу приходится отступать. Но в какой-то момент череп боднул Велиру в солнечное сплетение, девушка вскрикнула, ее отбросило как куклу, но легко приземлилась на ребро, даже не качнулась. Кинулась в новую атаку. Демон прыгнул через нее кувырком, хвост стегнул сверху, но Велира, пригнувшись, отбила жало саблей, прыгнула вперед с перекатом, ступни демона грохнули о кость. Велира как грациозная хищница перед броском, Хафал выпятил грудь, стоит боком, чтобы не упасть вниз, хвост вьется неспешной воронкой, храня равновесие. – И зачем спасал из плена, – спрашивает смуглянка, – если сейчас хочешь прибить? – Прибить своими руками, – рычит демон. – Ты моя игрушка! Моя, а не каких-то прыщей из Темного Ордена! – О, я, значит, твоя вещь... Если бы Эгорд их не знал, подумал бы, что кому-то не выйти из этой битвы живым. Но такие перепалки между Хафалом и Велирой – норма. Демон осклабился. – Я ж говорю, мозги как у курицы! Только сейчас поняла, дура! – Что ж, и у вещей есть предел терпения. Велира плывет к Хафалу, ловко играя клинками. – Сейчас одна вещичка запихнет тебе эти сабли в твою бронированную ж... Велира осеклась, ребро под ногами задрожало, Хафал качнулся, оба огляделись. Дрожит не только ребро – весь скелет. Пещера! Тряска усиливается. Демон согнул ноги, туловище вперед, Велира перестала крутить сабли, держит как балансиры. Из трещины в конце пещеры выметнулось существо размером с кабана, но чертами похоже на зайца, с фиолетовой шерстью и гривой, вместо ушей волнистые рожки, глаза большие, круглые, существо несется как ветер, жутко напугано. За ним из трещины вырвалось чудовище размером с яхту, уменьшенная копия древнего ящера, с которого пытаются не упасть Хафал и Велира. Рептилия преследует «зайца», чешуя отсвечивает зеленым, в клетке челюстей, как мятежник в тюрьме, буйствует язык, рога сшибают деревца, грибы, сталагмиты... За бескрылым драконом из трещины вырвался такой же. Затем еще. И еще двое – один перепрыгнул другого... Твари цепочкой валят из пролома. Эгорд насчитал девять гигантов. Стая, не теряя бешеный темп погони, перестроилась из цепи в клин, за ним тянется плащ пыли. Молоты лап трясут пещеру, стая пробегает по туннелю ребер, под Хафалом и Велирой. Смуглянка была вынуждена присесть, уперев колено. Другая нога вытянута назад как стрела, кулак с саблей уперся костяшками в ребро гиганта, вторая сабля отведена в сторону. Хафал качается нелепо. Велира смеется, Хафала это бесит, но его попытки удержаться стали еще смешнее. Сорвался вниз. Велира ахнула, но демон успел оплести ребро хвостом, инерция пронесла по кривой обратно вверх, четыре лапы вцепились в ребро намертво... «Заяц» скрылся за поворотом, там начали исчезать один за другим монстры. Вскоре о них напоминают лишь затихающий грохот и туман пыли. Пиратка и демон выпрямились, Велира с грацией, Хафал – качнувшись. Сквозь бурую дымку смотрят друг на друга. Велира посмеивается, Хафал старается быть скалой, но его все равно пошатывает. – Че ржешь, дура?! – Дура, потому и ржу. – Доберусь до тебя, тогда похихикаешь! – Доберешься? Уверен? Вместо ответа демон перекатился по ребру к Велире, колющий удар хвостом. Но Велиры уже нет – прыгнула на соседнее ребро. Играют в догонялки, с ребра на ребро, продвигаясь к черепу гиганта. Велира смеется, кидается острыми словечками, чуть реже – саблями, их демон без труда отбивает к хозяйке, шлет вдогонку ругательства. Уже почти достигли черепа, Хафал прыгнул сильнее обычного, пролетел над головой Велиры, приземлился на ребро, куда Велира только собралась прыгнуть, лицом к ней, смуглянка не ожидала, впервые пошатнулась. Хафал щелкает клешнями. – Ну давай, к папочке! Велира сомкнула торцами рукоятки сабель, те красной вспышкой слились в плоскую летучую мышь из золота. Она взлетела, утянув за собой Велиру как шелковую ленточку, прочертила дугу над Хафалом, смуглянка приземлилась на рог, его спираль торчит из черепа. В развороте к демону пиратка разлучила и усадила сабли за спину. – Без пылких объятий! – Гр-р-р! Хафал скакнул к Велире, приземлился на рог четырьмя лапами, как лягушка, но Велира капелькой ртути уже стекла вниз, на другой рог. Машет ему ладонью. Демон падает туда, а Велира перелетает на гребень, тот наклонен к земле, похож на мост из бревен над пропастью. По этому мосту они пробежали до середины скелета, Велира запрыгнула на ребро, взбежала на вершину дуги. Хафал прыгнул на нее, но та клубком откатилась к позвонку, древняя кость под лапами демона хрустнула, половина ребра наклонилась к земле. – На что рассчитываешь? – говорит Велира весело. – Что устану? И не такое выдерживала. – Твоя выносливость сгодится. Когда сцапаю, заставлю без продыху скакать на моем... Ребро под ногами Хафала с треском отломилось, за костью полетел вниз и демон. Каменная земля разбила ребро вдребезги, а из туши человека-скорпиона будто выбила подушку пыли, тот распластался, обмяк, сдулся как проткнутый воздушный шар, хвост стал короче, а вместо клешней уже обычные человечьи кисти. Хохот Велиры. – Не злоупотребляй мечтами, приятель! В туче пыли усыпанный костяными осколками Хафал лежит, будто опрокинули статую. Велира отсмеялась, хотя смешинки еще вылетают. – Ладно, чего развалился, вставай уже! Но Хафал как труп. – Эй! Пиратка нагнулась, повисла вниз головой, волосы качаются черными лианами, ладонь сбоку от губ. – Подымай задницу, тараканище жирное! Обычно на таракана Хафал сердился больше всего, не мог сдержать гнев... – Бревно! – крикнула Велира сердито. Точнее, на сей раз лишь старалась быть сердитой, но глаза округлились. Эгорд подпустил незримых стрекоз к Хафалу, те облетают со всех сторон почти вплотную. Демон в самом деле не подает признаки жизни, жвалы застывшие. Эгорд мысленно выругался. Вообще-то, демоны живучие, но всякое бывает. Можно на ровном месте упасть и сломать шею, фактор случайности, чтоб его... Велира уже спустилась, еще не добежала, а колени рухнули, проскользили, уперлись в бок демона, но реакции не больше, чем от мешка с углем. – Хафал, ты чего? Велира пытается делать вид, что удивлена, хотя уже колотит паника. Потряхивает демона за плечи, его голова болтается безвольно. – Хафал, очнись... Тишина и ожидание. Велира откинула от своего лица непослушные волосы, на жвалистые щеки демона легли ладони, она повернула тяжелую, как валун, хитиновую башку к себе, наклонилась совсем близко. – Хафал, миленький... Ну пожалуйста... Демон вдруг схватил ее запястья, глаза открылись, вспыхнули, Велира крикнула как принцесса, увидевшая крысу, подпрыгнула, даже Эгорд, наблюдавший через стрекоз, отдернулся и упал с камня, где сидел. Хафал притянул Велиру к себе, вскочил, перевернулся с ней в воздухе, они упали, и демон оказался сверху. – Попалась, птичка, ха-ха! – Ах ты... Велиру понесло, разразилась шквалом ругани, такого Эгорд не слышал уже давненько. Хафал держит бестию с трудом, но получает удовольствие. Велира яростно мотает головой, демона лупят по морде черные хлысты локонов. – ...я чуть с ума не сошла, а он... И опять ругань горячим фонтаном, Велира сорвалась на рычание, пытается откусить жвало, но демон голову отдергивает. Прижал ее руки к земле, накрыл телом. Велира дышит часто, испепеляет налитыми кровью глазами. Плюнула в морду, но плевок отбило мелькнувшее меж двух лиц жало. Хафал проводит языком по ее шее, там пульсирует жилка, играют мышцы, Велира сглатывает, сжимает зубы, на лице отвращение. Демон, против обыкновения, не спешит, веки чуть опущены, струи горячего пара из его ноздрей разгоняют капельки пота на человечьей шейке, жвалы скребут кожу, но не царапают. Оскал Велиры чуть слабее, дыхание замедлилось, глаза моргнули медленно, вязко, она словно задумалась... Земля опять начала ходить ходуном, вибрация с каждым ударом сердца все сильнее, Велира и Хафал повернули головы в сторону далекого поворота. Оттуда вновь выскочил фиолетовый «заяц», его круто занесло, и он словно толкнулся от пылевой тучи в туннель ребер, прямо к лежащей парочке, глаза у зверька огромные. Следом из-за поворота выбежала здоровенная рогатая рептилия в зеленой чешуе, за ней вторая, третья, и вот уже стадо с грохотом несется по туннелю стеной страшных пастей, волной хвостов, а следом пожирает все песчаный туман. Хафал все еще прижимает Велиру к земле, смотрит на толпу хищников. – Не дадут развлечься, уроды! Разбойница вырвала руки из его хватки, отпихнула в сторону, клубок черных волос откатился в противоположную. Оба вскочили на ноги, но тут же вернули взгляды к стаду рептилий. Через трещину за их спинами в пещеру на ледяных крыльях влетел Эгорд. Пронесся вдоль реберного туннеля, нырнул под одно из ребер, крылья распахнулись, воин-маг повернул эти ледяные паруса поперек воздушного потока, раздался хлопок, Эгорд завис позади Хафал и Велиры, над ними. Табун совсем близко, земля трясется, гром гасит прочие звуки, Хафал опять начал превращаться, Велира выхватила сабли, вероятнее, чтобы улететь с пути стада, нежели вступать в битву. Эгорд выбросил к рептилиям руку. Из земли перед стадом полезли толстые ледяные колья, вонзились остриями в ребро гиганта, срослись с ним и меж собой, вышло подобие громадной ледяной арфы. Фиолетовый зверек прошмыгнул между прутьями. Страшный треск, рептилии врезались в клетку всей массой, ледяные колонны побелели от трещин, выгнулись, фонтаны осколков, но Эгорд подпитывает решетку силой, колонны срастаются, выпрямляются, хотя монстры один за другим наносят удары. Воют, толкают друг друга, земля по-прежнему вздрагивает от топота, морды просовываются между прутьями, но туши пролезть не могут. Хафал обернулся, поднял голову. – Ледяная моль, от тебя не скроешься! Эгорд завис в воздухе, крылья редко, но мощно хлопают, от них расходится холодная ударная волна, земля и растения покрылись инеем, насекомые примерзли. – Уверен, ты бы их всех на куски порвал, – говорит Эгорд, – а я, как всегда, не вовремя. – Во-во, вечно встреваешь, когда не надо. Я бы из этих, – хвост тычет в тварей, что продолжают долбить решетку, – такой винегрет нарезал, клешни оближешь! Фиолетовый зверек забился в щель между камнями у стены, сжался в комок, из темноты смотрят круглые глаза, рожки трясутся. Велира подкрадывается к нему, опускается на колени. – Ути, мой холесинький... Гладит его по макушке, рога вжимаются в голову как заячьи уши. – Не бойся, сладкий, никто тебя не обидит. Ладонь скользит по холке снова и снова, зверек дрожать перестал, Велира повернула к Эгорду и Хафалу лицо, на нем детская улыбка. – Он прелесть, правда? Хафал смотрит на Велиру, сейчас лопнет от злости, жвалы раскрыты на всю ширь, с белоснежной стены челюстей капает слюна, хвост извивается крутыми кольцами, как анаконда, желающая кого-то придушить. – Давайте возьмем это чудо с собой, – предлагает Велира, с нежностью глядя на зверька, ласково треплет гриву. – Давайте, – рычит демон. – Выйдет отличный шашлык. – Щас из тебя шашлык сделаю, – грозит Велира, затем опять ласково: – Это я не тебе, малыш, не бойся. Велира добрая, Велира тебя накормит... Бегло огляделась, сорвала с куста ветку, сунула зверьку под нос. – Интересно, чем этот милашка питается? Зверек принюхивается к ветке осторожно. Нос изучает ветку от кончика до основания. Затем объектом нюхательного интереса стали пальцы Велиры. – Вообще-то, мясом, – сказал Эгорд. Зверек резко разинул пасть, по краям внезапно широкого, как у акулы, рта торчат острые бритвы в нитях слюны. Велира вскрикнула, отпрыгнула назад, задница ударилась о камни, ноги отталкивают смуглянку подальше от зубастика. Из пасти вылетел язык толщиной с руку Велиры, влажная пупырчатая змея тянется к Велире, на ее конце раскрывается другая пасть, тоже несоразмерно широкая и богатая костяными иглами. Язык бросился к лицу Велиры, но та уже выхватила саблю, отбила язык плоской частью клинка. Рот на языке взвизгнул, розовый шланг втянулся в пасть зверька, тот рванул из щели в сторону трещины, вскоре исчез в ней. Хафал упер ладони в бока, хохочет. Велира вскочила, жутко злая, саблю за спину, кулаки сжимаются и разжимаются, ее колотит судорога. – Гребаные пещеры! Озирается. Рука взъерошила волосы, взгляд к потолку, точно к богам. – Здесь есть хоть одно существо, которое никого не жрет?! Эгорд, продолжая висеть в воздухе, поглаживает подбородок. – Ну... этот, например, – окидывает широким жестом скелет гиганта, – уже точно никого не сожрет. Под смех демона Велира пнула лежавший под ногами булыжник к ледяной клетке, там все еще долбят решетку ящеры, камень попал одному в глаз, рептилия взвыла, отпрыгнула от клетки, в ярости кинулась на сородичей.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты