Пути рационального выбора (ГП МРМ)

Джен
PG-13
В процессе
20
автор
Размер:
планируется Макси, написано 70 страниц, 10 частей
Описание:
Фанатское продолжение фанфика «Гарри Поттер и Методы Рационального Мышления». Начинается второй год обучения гения-рационалиста Гарри Поттера-Эванса-Верреса в Хогвартсе. Жизнь в волшебном мире подбрасывает все новые и новые испытания, справиться с которыми может далеко не каждый. Но является ли хоть одна проблема неразрешимой, когда на твоей стороне верные друзья, рационализм и все достижения современной науки?
Примечания автора:
Если вы не знакомы с оригинальным фанфиком «Гарри Поттер и Методы Рационального Мышления», то читайте на свой страх и риск. А вообще, лучше пойти и ознакомиться с данным шедевром, а потом возвращаться сюда.

Первые 4 главы являются вступительными и нужны для того, чтобы вновь погрузить читателя в атмосферу оригинального МРМ, по крайней мере в том виде, в каком ее вижу я.
С 5 главы начинается основная сюжетная линия.

Если вы обнаружили какую-то неточность в лоре ГП, ГП и МРМ, а также в объяснении каких-либо теорий, методик, исследований, пожалуйста, напишите об этом. Последнее, что мне хотелось бы сделать - это дать ошибочную научную информацию.

Сама история основана на книге Д. Роулинг «Гарри Поттер и Тайная Комната», и ее сюжет происходит в 1992 году. Но исследования и факты, на которые ссылается Гарри, могут относиться к любому времени, и я не вижу смысла привязывать их к определенной дате. Можете считать, что пока в волшебном мире царит 1992, в мире маглов уже наступил 2021 год.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
20 Нравится 30 Отзывы 6 В сборник Скачать

№5 Цифровое бессмертие. Часть 1

Настройки текста
Растолкав застывших от шока учеников, Гарри бросился к лежащей на полу девочке. Краем глаза он сразу отметил для себя знакомое лицо Колина Криви, который нервно сжимал фотоаппарат. В чрезвычайных ситуациях, когда вокруг много людей, каждый невольно стремится переложить ответственность на других, в результате чего бездействуют все. Но если Гарри даст личные указания Колину, гриффиндорец, вероятнее всего, выйдет из оцепенения и поможет ему с сердечно-легочной реанимацией. Пульс был ровным! По крайней мере, так показалось Гарри, но это был очень хороший знак. Зачастую, при оказании первой помощи люди не замечают пульс, даже несмотря на то, что он есть. Чтобы подтвердить свои наблюдения, Гарри припал ухом ко рту девочки и постарался услышать дыхание. Слабое, но есть. Затем он стал смотреть на ее грудную клетку и для надежности положил на нее руку. — Эй! — послышался чей-то возмущенный голос, но на него тут же шикнули несколько других. Грудная клетка поднималась. На все свои действия Гарри затратил не более десяти секунд, тем не менее, свидетельств было вполне достаточно, чтобы предположить, что девочка просто упала в обморок. В таком случае… Гарри вытащил из своего мешка набор первой помощи и быстро открыл волшебный нашатырный спирт. В отличие от магловского, это вещество представляло собой твердый камень, который издавал соответствующий запах только при сжимании его в руке. Тем не менее, это не помогло и девочка не очнулась. — Что здесь происходит? Кто-нибудь уже позвал профессоров? — спросил Перси Уизли, староста Гриффиндора. Сначала он смотрел вниз, на девочку и Гарри, но когда его глаза поднялись вверх, к надписи, он ошарашенно вздрогнул. Спустя пару мгновений возникла директор МакГонагалл. Ее глаза бешено метались то к девочке, то к надписи, то к Гарри. — Так! — скомандовала она. — Ну-ка разошлись, не нужно здесь толпиться! Расходитесь по своим занятиям, а у кого их… — Нет! — вскричал Гарри настолько громко, что несколько человек подпрыгнули на месте. Темная сторона сжала его в тиски ярости и холодного, до ужаса логичного разума. — Профессор, нельзя всех рассылать! Пусть несколько человек из состава профессоров начнут немедленно эвакуировать всех учеников в Большой Зал! Не рассказывайте никому о том, что здесь произошло, чтобы не вызвать панику! Пусть думают, что их собирают ради важного объявления по учебе. И, ради Мерлина! ПРОВЕРЬТЕ ВСЕХ ПОИМЕННО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ЧТОБЫ НИКТО НЕ ОКАЗАЛСЯ ПОТЕРЯН, А ИНАЧЕ ИЩИТЕ ИХ С ПОМОЩЬЮ ПАТРОНУСОВ! А ТЕХ, КТО ШЛЯЕТСЯ ПО ОДНОМУ, ДЕРЖИТЕ ПОД ОСОБЫМ КОНТРОЛЕМ! — Гарри… — услышал он голос Гермионы, а затем почувствовал, как она взяла его руку в свою. Вся ярость улетучилась. Гарри осознал, что он стоит прямо над бессознательным телом и орет так, что чуть не сорвал голос, и все вокруг глазеют на него. — Я… простите, профессор МакГонагалл, — сказал он заметно тише. — Но я думаю, вы поняли мою мысль. МакГонагалл быстро взяла себя в руки и стала раздавать указания об планомерной эвакуации, затем склонилась над пострадавшей девочкой. Она произнесла с десяток заклинаний, после чего заключила: — Ее жизни ничего не угрожает. Она впала в некоторое подобие летаргического сна. Сейчас я заберу ее к мадам Помфри, и все будет хорошо. После этих слов она поместила девочку на левитирующие носилки и поспешила прочь. Наконец все вокруг зашевелились и стали перешептываться. Представление было окончено. — Все слышали директора? — громко объявил Перси. — Сейчас вы должны немедленно проследовать со мной в Большой Зал. На пути мы будем останавливаться и предупреждать всех профессоров и старост. Никому не отходить далеко! Поттер, почему стоим? — Постой, Перси, — Гарри внимательно разглядывал надпись, даже не поворачиваясь к собеседнику. — Я хочу осмотреть здесь все прежде, чем мы уйдем. В целом, нужно опечатать это место с помощью заклинаний, чтобы затем опытные авроры могли провести экспертизу. Но если здесь есть какие-то улики, которые могут исчезнуть, лучше осмотреть все сейчас. — Мистер Поттер, — строго сказал Уизли. — Вы тоже ученик Хогвартса. Не профессор. — Я останусь с ним и смогу защитить нас! — вмешалась Гермиона. — Мистер Уизли, вы же в курсе, что у меня теперь есть официальное разрешение действовать в чрезвычайных ситуациях? На это Перси лишь махнул рукой и покинул зал, уведя с собой всех прочих учеников. — Спасибо, что успокоила меня, Гермиона. Снова. — произнес Гарри, пока трансфигурировал себе перчатки. Она в это время произносила Квиетус, чтобы кто-нибудь не подслушал их разговор. — Не за что. Мне показалось, что еще бы чуть-чуть, и ты кинулся на профессора Макгонагалл с кулаками, — слегка нервно пошутила Девочка-которая-ожила. — Тебя не пугает… ну, это все… моя темная сторона? — Иногда пугает, — призналась она, опустив взгляд. — Ты бываешь чересчур зол и холоден, говоришь такие вещи, от которых кровь стынет. Но я знаю, что ты хочешь как лучше, и в твоем сердце есть достаточно добра, чтобы выбрать верный путь. Поэтому, я не боюсь. Улыбка невольно промелькнула на лице мальчика, но затем он стер ее и сосредоточенно посмотрел на стену. Надпись оставалась все той же: «ТАЙНАЯ КОМНАТА СНОВА ОТКРЫТА ТРЕПЕЩИТЕ, ВРАГИ НАСЛЕДНИКА!» Смысл текста интересовал Гарри в последнюю очередь, по крайней мере сейчас. Гораздо важнее было узнать, чем сделана надпись и кто ее мог оставить. — О тайной комнате несколько раз упоминал профессор Квиррелл, — задумчиво произнес Гарри. — В ней живет чудовище Слизерина, которое причастно к созданию первого крестража Темного лорда. Но он никогда не упоминал, что это за чудовище, как и не говорил, где искать Тайную Комнату. Предположу, что это змей, поскольку он узнал от него секреты на парселтанге. Может ли змей оставить надпись? Не думаю, если только у него нет рук. Следовательно, либо мы имеем дело с чудовищем, способным превращаться в человека, либо оно имеет руки, либо это написал человек, который управляет чудовищем. Также не стоит исключать возможности обмана. Нужно будет собрать все данные о жертве и расспросить всех ее сокурсников, не замечали ли они чего-нибудь странного. Может, кто-то ее задирал, или она узнала секрет, который не должна была узнать. Гермиона наклонилась, а затем выудила откуда-то очки. Линзы в них были по меньшей мере в два раза толще, чем у обычных. — По всей видимости, это принадлежало жертве, — сообщила Гермиона. — Я не знаю ее имени, но я несколько раз видела ее в коридоре и запомнила эти очки. Тем временем, Гарри осмотрел надпись и заключил, что это действительно краска, а не кровь. — Возможно, что писал кто-то нашего роста. Надпись находится как раз там, где бы ее сделал я. — А что если нападавший специально написал ее ниже? — Вполне возможно, — согласился Гарри. — Но меня волнует другое. Как в таком узком коридоре могла поместиться огромная змея? Может, она была внутри стен? Или под полом? После этих слов они невольно отпрыгнули в центр коридора. — Ну что ж, — заключил Гарри. — Пора бы уже увидеть, что здесь происходило. Гермионе потребовалось всего мгновение, чтобы все понять. Изящным движением она вытащила из сумки мантию-невидимку и накинула на себя. А затем… — Ай! — вскрикнула девочка, сбрасывая с себя мантию. В руках она держала листочек с надписью: ПАРАДОКС. — Ну да, точно! — спохватился Гарри. — В это время ты должна помогать мне сражаться с пикси. Хотя, ты ведь могла совершить два прыжка… ладно, попробую я. Но и он не успел коснуться своего маховика, как обнаружил листок с надписью НЕТ, приклеенный к воротнику. *** Спустя час, когда все ученики были эвакуированы в Большом Зале, Гарри сидел в кабинете директора. Кроме него и МакГонагалл присутствовал опытнейший аврор, глава Ордена Феникса Аластор Грюм, а также глава Отдела магического правопорядка, верховный маг Визенгамота Амелия Боунс. МакГонагалл вздохнула. Она не хотела, чтобы Гарри присутствовал на этом совещании. И дело было вовсе не в том, что она считала его двенадцатилетним ребенком, кем он и являлся. Это Альбус всеми силами вмешивал бедного Гарри во все свои планы, заставлял его участвовать во всех этих взрослых делах, практически не оставил ему выбора. МакГонагалл надеялась, что хоть теперь-то сможет защитить мальчика от присутствия во всех проблемах. Но после того, как Гарри рассказал о словах Темного Лорда про Тайную Комнату и чудовище Слизерина, его наличие посчитали необходимым. — Повторяю, — сказал Гарри Поттер, устало потирая глаза. — Мы должны отправить всех учеников домой. Их присутствие здесь, пока чудовище не поймано, совершенно неоправданно. — Я могла бы согласиться с вами при иных обстоятельствах, мистер Поттер, — заметила Амелия Боунс. Ее рот напоминал тонкую ниточку каждый раз, когда она переставала говорить. — Но в текущих условиях я не могу ручаться, какую реакцию это вызовет на верхах. Видите ли, Альбус Дамблдор был не просто мудрым волшебником с огромными заслугами. Помимо прочего, он был самым могущественным волшебником в мире, которому любой человек в здравом уме боялся угрожать в открытую. В наше нестабильное время многие члены Визенгамота желали бы видеть в роли директора Хогвартса кого-то более лояльного Министерству, например, Долорес Амбридж. И они готовы ухватиться за каждый предлог, чтобы настоять на этом решении. Отослать учеников домой — значит признать, что администрация Хогвартса не справилась с ситуацией. Даже если информация о чудовище просочится, все, что мы можем — это уверять общественность в том, что ситуация полностью под контролем. Гарри хмуро смотрел на один из странных приборов, придававших этому кабинету неповторимый шарм. Слова Боунс были совершенно логичны. Но рисковать жизнями учеников все равно казалось огромной ошибкой. — Тогда, все просто! — Грюм смачно ударил кулаком об стол. — Мы должны найти тварь до того, как кто-нибудь наверху поднимет панику, и показать ее отрубленную голову Фаджу! Вопрос в том, где ее искать. Сынок, Волди давал тебе какой-нибудь намек? Советую вспомнить, если не хочешь, чтобы я сам покопался в твоей памяти. — Не уверен, — осторожно ответил Гарри. — Профессор Квиррелл никогда не говорил, где находится Тайная Комната. Но мы можем предположить, что она как-то связана с его первой жертвой. Конечно, мы можем попытаться разбудить его и спросить сами… — Исключено! — рявкнул Грюм. — Будить Волди это плохая, очень плохая идея. Даже если ты стер ему память, даже если у него не будет рук и ног, это все еще он! — Как себя чувствует девочка? — спросил Гарри, смотря прямо в глаза МакГогагалл. — Как я и сказала, ее жизни ничего не угрожает. Мы считаем, что ее состояние можно вылечить с помощью лекарства из корня мандрагоры. Жаль, что они еще не поспели, так что нам придется ждать… — В каком смысле, — взорвался Гарри. — Нам придется ждать? Вы хотите сказать, что во всей магической Британии нет корней мандрагоры? В больнице Святого Мунго нет корней мандрагоры? И философский камень здесь не поможет? Тогда давайте завезем их с тропических стран, где они уже наверняка созрели. Я беру все расходы по импорту на себя. — Я, э-э… — МакГонагалл явно опешила. — Вы правы, мистер Поттер. Я выясню о наличии корней мандрагоры в больнице. — Ладно, — прокряхтел Грюм. — С лекарствами без меня разберетесь. Что там с самой первой в истории жертвой? — Пятьдесят лет назад Тайная Комната уже открывалась, и тогда погибла одна ученица. — негромко произнесла Минерва. — Но директор Диппет очень стыдился этого случая. Он попытался скрыть его ото всех. Поэтому, вряд ли мы найдем хоть какие-то упоминания об этом событии в газетах. Мы можем спросить у него лично, благо, мистер Диппет еще здравствует, правда, проблемы с памятью у него начались еще тогда, когда он передавал бразды правления Альбусу. Мистер Поттер, возможно, Темный Лорд все-таки называл вам имя жертвы? — Может и называл, — эхом ответил Гарри, судорожно вспоминая. Он довольно точно определил событие, при котором это могло случиться, но память совершенно отказывалась выдать имя. — Ладно, — вздохнул Грюм. — Пойдем, сынок. Я научу тебя пользоваться Омутом Памяти… *** Гермиона сидела в углу Большого Зала в окружении членов Женской Организации по Продвижению Равных Прав на Героизм и просматривала страницу за страницей. После осмотра улик, она вернулась в прошлое и трансфигурировала сеть, которой в дальнейшем Гарри собрал пикси. Сразу же после этого она бросилась к тому месту, где должно было произойти нападение, но обнаружила только то, что они и так видели: девочку без сознания, ее очки, а также послание на стене. Второй возврат по-прежнему выдавал появление листочка с надписью: ПАРАДОКС. Возможно, дело было и не в парадоксе, а в том, что в этот момент времени работала сильная антитемпоральная магия. И при путешествии в это место, она могла оказаться где-нибудь в небытие. Затем, под мантией-невидимкой Гермиона добежала до библиотеки (с ее скоростью и невидимостью она боялась, что насмерть собьет кого-нибудь по пути) и взяла все книги, которые могли помочь в разгадке. — Гермиона, — начала Ханна, осторожно подбирая слова. — Я понимаю, что ты очень ценишь книги и информацию, что в них содержится, но ты уверена, что лучший способ найти тайную комнату — это копаться в пыльных фолиантах? — Конечно, — ответила она, не отрываясь от чтения. — Мы не знаем, с чем имеем дело, и наш лучший «старый мудрый волшебник» в данной ситуации — это книги. — Как-то это не по героически, — вздохнула Лаванда. — Что-то я не слышала про героев, которые утыкаются в книги каждый раз, когда появляется опасность. Да и вообще, зачем нам сражаться с чудовищем самим? Может быть, вызовем одного из тех восточноевропейских волшебников, которые убивают чудовищ за деньги? Говорят, у них две палочки… — Тем более, будет крайне печально, если чудовище сожрет Невилла где-нибудь в коридоре, пока Ханна будет увлеченно читать про десять видов брачных игр волшебных мармозеток, — ехидно произнесла Дафна, после чего Ханна моментально залилась краской. — Возможно, что оно сожрет Невилла, но тогда Гарри помчится вытаскивать его прямо из желудка чудовища. И тут уже у меня не останется выбора, кроме как тоже залезть ему в желудок и разорвать изнутри, — кровожадно добавила Трейси. — Мисс Дэвис, — с раздражением начала Гермиона, — Я понимаю ваше беспокойство, но может мы все-таки поищем какие-нибудь зацепки в тишине? Если вы найдете какую-то информацию, то точно поможете Гарри Поттеру гораздо сильнее. Все прочие переглянулись, ухмыляясь, а Трейси надулась и замолчала. Впрочем, тишина продлилась не больше двух минут. — Допустим, мы найдем зацепку, — произнесла Лаванда, закрывая одну книгу и тут же хватаясь за другую. — Что мы будем с ней делать? Конечно, лучше всего будет рассказать профессорам. Но вдруг мы ошибемся и зря потратим их время? Может, сходим на разведку сами? — Если это потребуется, я все разведаю сама, — ответила Гермиона. Увидев непонимающие взгляды, она вздохнула. — Ну девочки, вы же понимаете, что с недавних пор мое тело… изменилось. И теперь я способна к мгновенной регенерации, сверхсиле и сверхскорости. Кроме того, даже мои магические возможности выросли почти в два раза, так что теперь я без труда справляюсь с четверокурсником в дуэли. Пожалуйста, не думайте, что я хвастаюсь, ну девочки, — с мольбой в голосе произнесла Гермиона, ловя нахмуренные взгляды. — Я не могу до конца объяснить, почему это произошло, но я точно знаю, что должна делать. Я должна защищать всех вас. Если чудовище Слизерина оторвет кому-то ноги, то я хочу, чтобы это была я, а не кто-то из других учеников. Ведь у меня они вырастут снова, а у вас — нет. Получив такую силу, я больше не могу бояться за себя, — она энергично покачала головой. — Нет, у меня просто нет такой привилегии. Если из-за того, что я проявила слабость, кто-нибудь из вас пострадает, я никогда себя не прощу. — Тогда зачем тебе нужны… мы? — спросила Сьюзен, и ее поддержали молчаливым одобрением. — Ну о чем ты, Сьюзен! — быстро проговорила Гермиона. — Я же не могу со всем на свете справиться сама. Меня на это просто не хватит. И поэтому важно, чтобы каждая девушка была героем и могла спасти несчастных мальчиков от их очередной собственной выходки. — Но мы второсортные, да? Не достойны серьезных заданий? — в уязвленном голосе Дафны читалась чисто аристократическая обида, как будто более низкостоящий род посмел дерзко пошутить про ее дом Гринграсов в присутствии всех. — Ну нет же, нет, — обреченным голосом произнесла Гермиона. — ЖОПРПГ — это мы все, и помощь каждой важна и может оказаться решающей. Они продолжили молча листать книги, выискивая зацепки. Лаванда переворачивала очередную страницу, когда маленькая записка выписала воздушный пируэт и приземлилась аккуратно на ее колено. Это был почерк ее подруги Парвати, которая сидела напротив. «Мне кажется, мисс Грейнджер думает, что она лучше всех». Двигаясь незаметно, Лаванда вытащила перо и чернильницу. «Определенно думает». Записка прилетела снова: «Покажем ей, что ее сверхсилы ничего не стоят?» Ответ не заставил себя ждать: «Конечно!» Хихиканье в рядах ЖОПРПГ продолжилось. *** Драко сидел в гостиной Слизерина, потягивая какао через трубочку. Полдня пришлось провести в Большом Зале, пока наконец их не сопроводили в гостиные факультетов. Вокруг каждой гостиной возвели более тридцати различных заклинаний, которые должны были уведомить профессоров, если кто-то или что-то попытается попасть внутрь. Выходить без сопровождения было категорически запрещено. Все это было крайне не вовремя, потому что именно сегодня ночью он договорился встретиться с Гарри Поттером в личном послании через патронуса. Это была возможность наконец поговорить наедине и обсудить очень многие темы. Драко был практически уверен, что со смертью его отца Люциуса, вся почта Малфоев перехватывается и проверяется, поэтому не решался писать ни о чем важном. Ну ничего, это лишь временная потеря статуса. Придет день, когда он снова сделает Малфоев могущественнейшим домом магической Британии, а может и всего мира. С Гарри Поттером рядом или без Гарри Поттера — не так уж и важно. В действительности, Драко и сам не понимал, что думает о Гарри. В том, что он виновен в убийстве его отца, Драко не сомневался, несмотря на то, что в его память множество раз могли влезть и кое-что в ней подправить. Однако, именно благодаря Гарри Драко плакал об утрате отца не в одиночестве, сидя в темноте огромного особняка Малфоев, а в объятиях давно потерянной матери. Всю жизнь Драко был уверен, что ее сжег Альбус Дамблдор. Оказалось, что она потеряла память. Было что-то издевательское во всем, что делал по отношению к нему Гарри Поттер. Сначала он влез к нему в голову, раздавив отца внутри, затем он лишил его отца по-настоящему, но при этом искренне сожалел. Так или иначе, когда семикурсник Роберт Джагсон связался с ним, предложив свою помощь в мести, Драко не мог отказаться. Втереться к ним в доверие и заверить в том, что он, Драко Малфой, наследник древнейшего дома, как никто другой сможет привести их группу к долгожданной мести, а затем и к величию, было совершенно не сложно. Роберт Джагсон вообще не отличался умом и Драко ни на секунду не считал его опасным соперником. Другое дело, что если Малфой проявит слабость или как-то еще покажет, что ему нельзя доверять, Роберт может совершить какую-нибудь безрассудную вещь. Например, запытает его Круциатусом. Драко почти не сомневался, что Роберт владел этим непростительным заклинанием. Гораздо опаснее был его брат Этан. Вот с ним уже стоило считаться. Куда более осторожный и тихий, он производил впечатление хитрого стратега. Его будет сложно переиграть в многоходовочных планах, но Драко вполне может сломать его в словесном поединке, если потребуется. А может и в магическом когда-нибудь позже. Все-таки, Этан учился на четвертом курсе, а Драко лишь на втором. Все это объединение, которое было названо «Новые Пожиратели», должно было послужить первым шагом к возрождению Малфоя из тени Поттера. Драко хотел, чтобы теперь Гарри играл по его правилам, чтобы Гарри терял и приобретал кого-то, когда Драко решит, что так нужно для его блага. И, что было хуже всего, первым же делом Гарри Поттер опять его переиграл с этим представлением в первый день учебы. Роберт Джагсон ясно дал понять, что сможет доверять Драко, только если он открыто выступит против Гарри. Сделает с ним что-то такое, что надолго ему запомнится, причем на виду у всех, чтобы отсеять сомнения о симпатиях Малфоя. Наверняка, эту вторую часть ему подсказал брат. Интересно, догадался ли Этан о том, что Поттер выстрелил сам в себя, чтобы Драко не получил наказание в виде месячной отработки? Конечно, с ним оставались его друзья-телохранители — Крэбб и Гойл. Эти двое еще больше возненавидели Поттера и Грейнджер, но были настолько тупы, что даже Роберт Джагсон мог бы показаться профессором на их фоне. Из этих тяжелых дум его вывел голос, принадлежащий Милисенте Булстроуд. Ее огромное тело напоминало Драко сардельки, которые он ел с отцом в Германии пару лет назад. — Мистер Малфой, как вы считаете, кто этот наследник Слизерина, который оставил послание? — Я не знаю, хотя очень хотел бы узнать, — ответил Драко, смотря куда-то в даль. — А тебе-то что? — Ну, я подумала, вдруг это вы. Мстите за смерть своего отца. Убиваете грязнокровок. Драко подумал, что если бы он управлял чудовищем Слизерина, то в первую очередь приказал бы съесть всех, кто докучает ему своей тупостью. — Нет, к моему огромному сожалению. Это все? — Не совсем. Я подслушала очень интересный разговор, когда ждала своего сопровождающего. Если мне что-то будет, я могу рассказать вам. — Говори, — устало протянул Драко, левитируя прочь уже пустую кружку, — Если я решу, что это информация чего-то стоит, то подумаю. — Ну… — Милисента явно расстроилась, — А, ладно. Поттер рассказывал своей Грейнджер о том, что оба раза убили грязнокровок. — Правда? — бровь Драко вздернулась вверх — Был какой-то другой случай? — Да, пятьдесят лет назад. Тогда убили какую-то, ээ… Миртл. — Миртл, — Драко призадумался. Это имя ему было знакомо, но он не мог понять, почему. Затем его осенило. Оставив Милисенту, он подошел к Дафне Гринграсс, которая перебирала какую-то стопку книг. — Мисс Гринграсс, — обратился к ней Малфой. — Не вы ли жаловались мне на призрака, который не дает вам сходить в туалет на первом этаже?
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты