Кинжал у твоего сердца

Гет
NC-17
В процессе
302
Размер:
планируется Макси, написано 133 страницы, 10 частей
Описание:
— Я не неуязвим. Меня можно убить.

Мальбонте взял древний кинжал и сжал рукоять в моих ладонях, направляя острие прямо туда, где громко билось его сердце.

— Одно движение и ты избавишь мир от чудовища — Врага небес.

В его тёмных, словно два обсидиана, глазах плясала горькая насмешка. Растерявшись, я потянула руки на себя, но он не позволил. По коже заструились алые ручейки.

— Я убил многих и, вероятно, убью еще больше. Просто решись, и больше никто не пострадает от моей воли.
Посвящение:
Я царь познанья и свободы,
Я враг небес, я зло природы,
И, видишь, - я у ног твоих!
/отрывок "Демон" М.Ю.Лермонтова/

Soundtrack Unreal - Демон
https://music.yandex.ru/users/solar-lunara/playlists/1000

РЕЙТИНГ ПОПУЛЯРНЫХ ФФ СН 🌟
28-30.06 11 место
01.07 7 место
02.07 6 место 🏆
03.07 - 09.07 от 7го до 10го места)
Примечания автора:
АРТ К РАБОТЕ НАСТОЛЬКО ГОРЯЧ, что не прошёл ЦЕНЗУРУ фикбука
https://www.instagram.com/p/CQV8nFtJDV3/

Здесь главы с анимацией, звуком https://www.instagram.com/nastasiya.fenix

Хотите узнать, почему Мальбонте обливается кровавыми слезами у бассейна Плачущих дев? Откуда Азазель знал маленького Бонта? Была ли правда в предсказании Немезиды? Что за история связана с Заброшенным городом ангелов и почему его не восстановили? А на остальные вопросы? Ответы будут здесь)
В руках сына ангела и демона может оказаться оружие, способное убить Создателя,но для этого необходимо пройти самые страшные испытания. Справится ли он с ними? И какова цена победы?
Любовный треугольник. Мальбонте с Вики по сюжету связаны силой, видениями и судьбой. Но и Люциферу в этой истории отведена очень важная роль, пусть и не сразу)

Первые главы - моя расширенная версия канона с момента попадания в лагерь. Пропущенные сцены, голые эмоции и острые переживания, развитие отношений с Мальбонте и добавление пасхалок, влияющих на дальнейший сюжет.
2 и 4 Главы - события глазами Мальбонте.
с 6 - 7 Главы - уход от канона. Кто торопится, может начать сразу отсюда)

Эта работа возникла для того, чтобы удивить вас иным поворотом в судьбах героев и с целью логически закрыть все сюжетные дыры игры. Надеюсь, оба этих пункта к завершению истории я достойно выполню.

Параллельно монтирую видеоверсию фф с идентичными игре видеоэффектами, где визуализирую самые захватывающие моменты. Ссылки на видео в главах 😉
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
302 Нравится 187 Отзывы 74 В сборник Скачать

Глава 8. Последствия принятых решений

Настройки текста
Примечания:
Да здравствует неканон!)
Как можно догадаться из названия, глава раскрывает определенные последствия принятых ранее решений каждого героя. В этот раз не так много событий и жары, зато появляются новые лица.
Приятного чтения!

Soundtrack Heaven's secret - Dark Demon https://soundcloud.com/djino/your-story-interactive-heavens-secret-darkdemon

      От резкого взлёта за нами вздымается пыль, но даже сквозь неё я в ужасе различаю отдаляющееся озлобленное лицо.       С каждым мощным взмахом бордовых крыльев мы поднимаемся всё выше, и от ритмичных порывов ветра слёзы оставляют высыхающие солёные дорожки на щеках. Я что есть мочи бью кулаками по мужской груди, стараясь своими крыльями замедлить полёт.       — Пусти меня! Так ты делаешь только хуже!       В этот момент по лагерю разносится яростный крик. Смотрю вниз — Мальбонте разрывает на себе оковы золотых нитей, а Дино с их концами в руках по инерции отлетает и падает в песок. Со всех сторон к площади сбегаются воины.       — Не дергайся, Вики! — нервничает сын Сатаны, практически достигнув купола, где нас ожидают Мими и Энди.       Но я-то знаю — вместе нам не уйти. Помню впечатляющую, ни с чем не сравнимую силу, от которой вибрировала сама природа. Если он только пожелает, его не остановят ни купол, ни наши жалкие попытки обороняться. Его гнев неминуем. Всем нутром ощущаю, что сейчас наступает моя точка невозврата.       «Я же дала слово… это был мой осознанный выбор».       — Люци, так надо! — запускаю пальцы в чёрные жёсткие волосы и приникаю своим лбом к его. С болью смотрю в алые зрачки, в которых зияет адское непонимание. Неосознанно жмурюсь, боясь под их натиском не решиться, и выдыхаю. — Прости…       Мгновенно опускаю ладони к его торсу и, концентрируясь, создаю мощную волну, которая буквально выбивает меня из его объятий, отталкивая нас далеко друг от друга. Он вскрикивает, бросая напоследок свой изумлённый осуждающий взгляд. Сила удара так велика, что только благодаря крыльям нас не кувыркает в воздухе, и мы летим почти по прямой. Чёртов откат от использования чужеродной энергии не заставляет себя долго ждать, пронзая голову острой мигренью. Стискиваю зубы, мысленно продолжая повторять, словно мантру: «Так надо. Так надо. Прости». Люцифера отбрасывает в сторону, и вот он боком проносится сквозь купол, и там, наконец, выравнивает свой полёт.       «Удалось», — быстро проносится в моём сознании, прежде чем я вспоминаю о собственных крыльях.       Не успеваю широко их раскрыть, дабы замедлить свой вираж, как натыкаюсь в воздухе на преграду, и меня ловко подхватывают чьи-то сильные руки. Его руки, конечно же. Даже спиной я ощущаю его взбешённую ауру. На меня накатывает панический ужас, сердце готово разорваться на куски уже сейчас, предчувствуя неизбежный ход Врага небес. Внезапно он резко вскидывает правую руку перед нами, направляя её в друзей, что ещё кучкуются недалеко от купола в ожидании Дино.       С приглушённым криком хватаюсь за неё, тяну вниз, но безуспешно. Стальные мышцы не оставляют мне ни единого шанса. Из основания его ладони извергается разряд алой молнии, стремительно летящей в сторону ребят и разветвляющейся в темноте прямо за магическим полем, озаряя страшным светом ночное небо.       — Нет!       Друзья вмиг бросаются врассыпную, успевая нырнуть на нужную высоту. Все, кроме Люцифера. Ведь главная мишень — он. Демон бросается вбок, но ему не удается достаточно отлететь от эпицентра. Вижу ещё одну яркую вспышку в воздухе, которая оповещает: цель достигнута. Возникшую тишину разрывает его глухой рык. В нос ударяет запах горелых перьев.       «Нет, только не это…»       От страха за него все внутренности сжимаются в плотный ком, тошнотворно подступающий к горлу. Но вот свет быстро меркнет. Сын Сатаны держится за рану, тяжело взмахивая поврежденными крыльями. К счастью молния лишь задела его со спины, пронзив плечо и опалив бордовые перья. Хорошо ещё, что основной разряд пролетел мимо. Люцифер хрипло дышит, пытаясь оправиться от удара, с лютой ненавистью и с большей опаской взирая сквозь искажающую грань барьера на нас, а точнее на Мальбонте, удерживающего меня на лету.       Оборачиваюсь. Полудемон весь перепачкан собственной кровью. Его тело ещё покрыто порезами, но буквально на глазах они регенерируют, оставляя вместо себя лишь размытые красные пятна. Обычно плотно сжатые губы раскрываются, обнажая удовлетворённый оскал.       Я цепляюсь пальцами за широкие плечи мужчины, пытаясь перехватить его взгляд, но в страхе отшатываюсь, насколько это вообще возможно в плену крепких рук. Склеры его глаз полностью заволокло тьмой. Передо мной воочию тот самый незнакомец, которого окрестили Наивысшим Злом. И зло это сейчас бурлит и кипит внутри, собираясь вновь вырваться наружу.       — Мальбонте!       Но он даже не смотрит на меня, олицетворяя безжалостность и деспотичность.       Откуда-то снизу слышу приближающийся крик:       — Мими, летите! Быстрее! — Дино, отбившись от воинов, проносится мимо, бросая на меня обеспокоенный взгляд, и быстро пересекает купол, хватая под руку ошеломлённого демона и утягивая его за собой. Разъярённые ополченцы, продолжая погоню, летят за ними. Друзья старательно напрягают мышцы крыльев, чтобы поскорее скрыться от преследователей среди множества парящих островков.       — Прошу, отпусти их… — я возвращаю кисти на его предплечья, сжимаю их, заглядывая в чёрнейшие глаза.       Но он не слышит или не хочет слышать. В его ладони вновь зарождаются алые искры. В отчаянии я обхватываю его лицо руками, с усилием разворачивая к себе. Обречённо кричу:       — Кто твой враг?! Кто твой настоящий противник?! Разве им ты готовишь своё возмездие, горстке учеников?! — в ту же секунду я остро ощущаю внимательный, пронизывающий до поджилок взгляд зияющей тьмы, скользящей по мне и будто изучающей. Меня пробирает мерзкий озноб, но несмотря на это я ещё ближе подбираюсь к нему. — Назови его имя!       Встревоженное сердце пропускает пару ударов, пока губы Полудемона медленно разлепляются, выплёвывая презренные слова:       — Шепфа.       — Но его здесь нет! — я нервно выдыхаю и уже шёпотом повторяю, наблюдая, как начинают светлеть его глаза, возвращая свой прежний вид. — Его нет…       Он смотрит на меня как-то по-другому, иначе. Внезапно ощущаю телом всю нашу близость в данный момент. Мальбонте властно прижимает меня к себе, его дыхание обжигает мой лоб и щёки. До меня доходит, что мои ладони всё ещё на его скулах. Мягко перекладываю их на торс. С облегчением отмечаю, что Полудемон длинными пальцами с щелчком схлопывает алый разряд и громко произносит куда-то вбок:       — Бальтазар, загоняйте их. Они не должны запомнить сюда дорогу, пусть потеряют ориентиры, — потом добавляет, снова поворачиваясь ко мне. — Без жертв.       Только сейчас я с удивлением замечаю парящего невдалеке от нас вооружённого демона.       — Да, Повелитель, — и брюнет пролетает мимо нас, мельком бросая на меня хмурый взгляд.       — Спасибо, — тихо шевелю губами.       Вместо ответа он молча начинает снижаться обратно к площади, куда уже сбежались его люди. И с каждым ускользающим метром меня пробивает осознание факта, что я осталась тут абсолютно без поддержки, совершенно одна. Хотя не совсем. Здесь, в лагере, под личиной летающего морского дракона где-то взаперти томится Лой. Он — мой запасной план побега, если я переоценила свои возможности и всё же окажусь загнанной в угол. Ох, как же хочется верить, что этого не произойдёт.       Как только наши ноги касаются остывшего песка, отстраняюсь от Полудемона, разворачиваюсь к костру и тут же встречаюсь с излишним вниманием толпы. В основном взгляды выражают недоверие и опасения. Секундное замешательство.       «Конечно же! Пленники, мои друзья, сбежали, оставив после себя два трупа их соратников и парочку раненых. Они ещё не знают истинной картины относительно Ади и Фенцио, а может и не узнают вовсе. Ещё и Саферия придушила у них на глазах, скорее всего, пошли слухи. Уже неважно. Уже не имеет значения».       В груди тоскливо щемит от мысли, что в эту самую минуту ребята в страхе пытаются спастись от преследователей, и руки беспомощно сжимаются в кулаки.       «Ничего, он велел их не трогать. Они будут в безопасности».       Кто-то из вооружённых демонов командует всем расходиться, разглядев немой приказ Хозяина лагеря. Я гордо вздёргиваю подбородок и невозмутимо пробираюсь сквозь расступающуюся ораву к противоположной стороне. Хладнокровно перешагивая через тело Фенцио, прохожу ещё немного и опускаюсь на колени перед Ади. Чёрные вздутые прожилки никуда не исчезают, продолжая уродовать родное лицо. Его застывшие зелёные глаза по-прежнему открыты. Аккуратно провожу по ним пальцами, навсегда закрывая веки.       — Что ты с ним сделал? — спрашиваю не оборачиваясь, и так всем телом чувствуя на себе его тяжёлый взгляд.       — Велел тьме проникнуть в него и убить, — такой прямолинейный ответ разит наповал своей флегматичностью и безразличием.       — Так вот, значит, какая у тебя сила. Тьма… Красные молнии…       — Не только, — Мальбонте немногословен, ожидаемо. Выдержав паузу, обращается уже к кому-то из своих воинов: — Трупы сжечь. Гомера ко мне.       — Погодите! — на меня устремляются недоуменные взгляды, в одном из которых нескрываемое недовольство. Я подхожу к собирающемуся уходить Полудемону. — Прежде позволь мне взглянуть на вещи Ади. Он был мне другом. У нас на земле принято провожать умерших достойно. Мне кажется, среди его багажа найдётся то, что было ему особенно дорого при жизни. Так пусть эта ценность будет с ним до конца.       Ожидаю, что он засмеется над глупостью и наивностью моей просьбы, как сделал его гнусно хмыкающий собеседник. Но Мальбонте остается серьёзным.       — Хорошо, — коротко соглашается, вворачивая демону свой повелительный взор.       — Будет исполнено, Повелитель, — воин, не смея перечить, склоняет голову в почтении. — Я сопровожу Вики и пошлю за Гомером.       Мальбонте слегка кивает и разворачивается. Я неосознанно смотрю вслед ему, удаляющемуся в сторону своих покоев в перепачканном кровью одеянии.       — Меня зовут Каспар, — представляется демон, оглядывая меня с явным любопытством. Делает приглашающий жест рукой в нужном нам направлении. — Я слышал, сегодня ты устроила целое шоу с Саферием.       Только теперь я перевожу внимание на ополченца. Высоченный, наверное, ростом с Мальбонте, лысый темнокожий мужчина с накаченным телом, круглолицый, с большими серыми глазами и носом картошкой. На нём спортивная чёрная кофта без рукавов, позволяющая разглядеть мощные бицепсы и ещё более толстые трицепсы, налитые тугой силой. Чёрные массивные крылья подстать своему обладателю. Несмотря на брутальную внешность, он кажется обходительным, но что-то в нём меня настораживает. Я молчу, но это его не смущает, и он продолжает, сверкая зубами в подобии улыбки.       — Дерзко и умно, демоны любят демонстрацию силы. Жаль, меня там не было, я бы посмотрел.       Резко останавливаюсь и впиваюсь в него раздражённым взглядом:       — Знаешь, честно говоря, настроение сейчас не для бесед. Но если тебе так хочется увидеть или даже прочувствовать мои силы на себе, эту услугу сейчас я вполне могу оказать, — скрываю своё волнение за хищной усмешкой, надеясь про себя, что это охладит его пыл. Если он будет меня хоть немного опасаться, то не поставит свои условия у комнаты Ади и не помешает мне осуществить задуманное.       Но Каспар лишь нахально поднимает бровь. Естественно, выслушивать угрозы от того, кто примерно достает тебе до плеча и явно не внушает ужаса одним своим видом, — сомнительное удовольствие. Но я надеялась, что кто-нибудь уже приукрасил слухи о моих способностях, ведь они — часть силы их непобедимого Повелителя.       — Непризнанная со светлыми крыльями, но склонна к демонам — вот это неожиданность! Пожалуй, отложим демонстрацию на следующий раз, мы уже пришли, — и, заворачивая в неприметный переулок, он показывает на небольшую постройку с ржавой дверью и одним-единственным крохотным окошком, которое скорее служит естественной вентиляцией помещения, нежели способом освещения комнаты. При мысли, что ожидает меня внутри, сердце от нарастающей тревоги быстрее колотится о рёбра.       — Можешь подождать здесь или отойти по своим делам — мне всё равно, я в любом случае никуда не улечу, — чеканю тоном, не терпящим возражений. — Но не советую докучать мне, пока буду внутри. Не хочется вновь отчитываться перед Мальбонте за ещё одну преждевременную кончину его воина.       В его глазах на мгновение проносится гнев. Он недовольно щурится, но потом с усмешкой кивает в ответ.       — Ладно, — затем добавляет, уже разворачиваясь и отходя от меня на несколько шагов. — Вернусь через полчаса.

Soundtrack Your Story Interactive - Heaven's Secret - Tension https://soundcloud.com/djino/your-story-28330844

      Выждав, пока демон скроется за поворотом, я осторожно открываю дверь и проникаю в помещение. Оно погружено во мрак, глаза постепенно привыкают. Но вот я слышу скребущий шорох. Нащупываю пальцами керосиновую лампу, стоящую недалеко от входа. Зажигаю её. Из расступающейся темноты дальнего угла на меня с ненавистью и ужасом взирают два карих глаза.       — Давно не виделись, Саферий.       Архидемон сидит на полу, окутанный золотой сетью с ног до головы. Ему ещё повезло, что он в доспехах, и нити в большей степени впиваются в них, а не в мышцы, разрезая при каждом движении плоть. Словно в насмешку над ним, его меч высоко висит на противоположной стене так, что Саферий ни за что не смог бы сам до него дотянуться. Ади всё предусмотрел. Эх, Ади…       В ответ на мои слова демон издает невнятное мычание. Да, сквозь кляп во рту особо не поговоришь. Я приближаюсь к нему и присаживаюсь напротив, опуская лампу на дощатый пол.       От него разит энергетикой страха и злобы. Тот ещё коктейль, который может заставить загнанного демона рискнуть, обрекая меня на провал.       — Удивляешься, почему ещё жив? Оттого, что, как ты уже догадался, в мои намерения не входило убивать тебя. Нам нужно было только оружие архидемона, с которым ты никогда не расставался. Ведь оно способно разрезать что угодно, и ты сам это прекрасно знаешь, да и я сбежала от тебя у школьной башни именно благодаря рассечению золотистых оков твоим мечом, — я вздохнула, перевела дух, глядя на бушевавшие праведным негодованием глаза демона. Что ж, его можно понять. — Но теперь речь не об этом. Несмотря на наши прежние разногласия, я готова дать тебе ещё один шанс. Если мы договоримся, — Саферий таращится на меня с ненавистью и любопытством, ожидая услышать невесть что. — Твой повелитель позволил мне убить тебя. Безразлично смотрел, как я ломала тебе хребет. Ему плевать на вас. На всех вас. Для него важна лишь цель, и он отдаст за неё любые средства. Возможно, даже пожертвует всеми своими людьми, если это подарит ему победу. Ты точно хочешь быть среди них? Не призываю тебя менять сторону, нет. Я сама примкнула к нему добровольно, потому что у него сто́ящие идеи. Он обещает равноправие бессмертным. Но это не единственное, чего он желает. Да, ты верно понял: долгожданная месть. Не потопит ли он весь мир в крови ради этого, кто знает? Сколько за время борьбы уцелеют тех демонов и ангелов, для кого это и затевалось? Останется ли вообще кто-нибудь, способный заново возвести города из пепла войны? Ты уверен, что он не пойдет на все эти жертвы ради своих «благих намерений»?       Лицо архидемона меняется с каждой сказанной фразой. Гнев чередуется с растерянностью, недоверием и осознанием. Кажется, мои слова возымеют действие — его глаза упираются в одну точку, брови хмурятся, а на лбу появляются морщины, пока он, погружаясь в себя, обдумывает услышанное. Затем пристально смотрит на меня. Встречаясь с его уже успокоенным взглядом, спрашиваю:       — Готов к диалогу? — тот медленно кивает. — Напоминаю тебе, если хоть вскрикнешь — я завершу начатое.       Саферий возмущённо закатывает глаза, показательно демонстрируя своё повиновение. Вытаскиваю кляп изо рта, и демон тут же хрипит севшим голосом:       — Чего ты добиваешься? Что хочешь от меня?       — Давай заключим сделку. Разузнай для меня численность его армии: сколько среди них умелых бойцов, сколько учеников, сколько тех, кто не умеет сражаться и погибнет в первом же бою как пушечное мясо. Возможно, среди его людей есть те, кто присоединился из страха, когда погиб Сатана, или те, кто может передумать в критический момент, повстречав своих родных на противоположной стороне и подвергнув опасности не только себя, но и тех, кого прикрывают в сражении, — наблюдаю, как карие глаза всё больше расширяются от удивления, он явно не ожидал такой просьбы. — Как только ты доложишь мне истинное положение дел, я больше тебя не задержу. Ты будешь волен жить как прежде, — его брови изумлённо ползут вверх, демон часто моргает, а затем прищуривается, словно не верит своим ушам. — Но я клянусь тебе, что без колебаний навсегда прикончу тебя, если от твоей руки погибнет хоть одна невинная душа. Не заставляй меня жалеть о том, что я предоставила тебе второй шанс. Аналогичное произойдёт, если ты решишься рассказать кому-нибудь о нашем соглашении до или после его исполнения.       Замолкаю, давая ему возможность всё обдумать. После затянувшейся паузы уверенно добавляю:       — Я просто не хочу моря жертв, Саферий. Особенно, когда они бессмысленны и их можно избежать, грамотно распределяя имеющиеся ресурсы.       Демон оценивающе осматривает меня с ног до головы, будто пытаясь разглядеть во мне то, что прежде не замечал. По отстранённому лицу заметно, что он напряженно прикидывает что-то в голове.       — Почему бы тебе не попросить Ади? Где, кстати, этот предатель, сукин сын, связавший и бросивший меня здесь?! Разве он не может разведать всё необходимое?       — Ади мёртв. Мальбонте хладнокровно убил его пару часов назад, — голос предательски дрожит, выдавая кровоточащую душевную рану, но я упрямо продолжаю твердить. — Вы для него лишь второстепенные фигуры на доске, которые можно в любой момент заменить другими.       При вести о рыжеволосом демоне Саферий неожиданно мрачнеет. Похоже, в лагере они действительно прежде ладили.       — Но как эти данные помогут тебе предотвратить жертвы? — недоумённо поднимает на меня карие глаза.       — Предоставь это мне, — с чего бы мне делиться своими планами с только что воскресшим убийцей. Ну уж нет, всё и так рискованно.       Снова тишина, настолько звенящая, что мне кажется, я слышу звук заскрежетавших шестерёнок в воспалённом демоническом мозгу.       — Хорошо, — он наконец решается. — Я добуду тебе информацию, а затем мы забудем об этом.       — Идёт, — коротко отвечаю и встаю, направляясь к другому углу помещения. Но беру в руки не меч, а дорожную чёрную сумку и осторожно вытряхиваю на простынь её содержимое.       — Не хочешь меня освободить? — он возмущённо провожает мои действия взглядом. — Я же сказал, что помогу тебе.       — Освобожу, но через пару минут, — устало отвечаю. — Не хочу ожидать удар из-за спины, пока разбираю вещи друга.       Саферий поджимает губы, но кивает, и я возвращаюсь к немногочисленным предметам передо мной. Вот чёрный пиджак, в котором он покинул школу, пара футболок и брюк. Но моё внимание привлек аккуратно свёрнутый в крафтовую бумагу свёрток. Бережно открываю его — передо мной белоснежная рубашка. Я знаю, кому она принадлежала и почему Ади так трепетно её хранил. На ней лежит небольшая книга, «Маленький принц» Экзюпери. Я невольно улыбаюсь, никак не ожидая увидеть на небесах одно из любимых земных произведений. На внутренней стороне корочки от руки выведено красивым почерком:       «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь».       Сэми… Слова отдаются в сознании, произнесённые его голосом. В груди потихоньку начинает разливаться тепло, словно ангел стоит сейчас рядом и по обыкновению улыбается своей искренней улыбкой. Скучаю…       Уже собираясь отложить издание, замечаю, как из него что-то торчит. Книга сама раскрывается на нужной странице, где покоится большое белое перо и выделена цитата карандашом: «Любовь — это когда ничего не стыдно, ничего не страшно, понимаете? Когда тебя не подведут, не предадут. Когда верят».       Сердце сжимается от щемящей боли. Не в силах больше сдерживать слёзы, торопливо смахиваю их с глаз, чтобы не залить ими бумажные листы.       Саферий тактично молчит, наблюдая, как я, придя в себя, складываю предметы обратно в сумку. Наконец, снимаю с настенного крючка ножны, обнажаю меч. На лезвии красиво бликует одинокое пламя керосиновой лампы. Подхожу к архидемону и рассекаю натянутые золотые нити в нескольких местах, чтобы быстрее снять путы. Спустя минуту он уже полностью освобождён, отряхивает со своего костюма пыль, приводя в порядок. Я протягиваю ему правую руку. С секунду он смотрит на неё, а затем уверенно даёт свою в ответ. Разумом я понимаю, что этот жест может ничего не стоить, но на душе так спокойнее. Без промедления возвращаю меч его хозяину. Саферий принимает его, но глаза снова прикованы к моим. Наконец его голос прерывает тишину:       — Я просто исполнял приказ. В битве у школы нам велели никого не щадить.       Молчу. На секунду страшная картина той ночи вновь проносится перед глазами: со всей кровью, лязганьем оружия и криками раненых и умирающих. Тихо произношу:       — Знаю. Поэтому и даю тебе ещё один шанс, он же — последний. Но на этот раз осознавай последствия своих поступков, не оправдывай себя, действуй с умом. Или же наоборот, если ты хочешь жить как прежде и всё так же бездумно выполнять приказы.       До слуха доносится, как демон скрипит зубами, но вовремя берёт себя в руки.       — Выходи через пять минут. Доложи командиру, что очнулся. Легенду придумаешь сам.       Дождавшись его кивка, я гашу лампу, поднимаю с пола дорожную сумку с вещами и быстро выхожу за дверь.       Но на пороге сразу натыкаюсь на Каспара.       «Вот же гад, полчаса точно не прошло! Давно он здесь стоит? Смог ли расслышать наш разговор сквозь тонкие стены? Если да, то теперь сдаст нас с потрохами. Сегодня явно не мой день…»       Демон скользит по мне взглядом, будто пытаясь заметить нечто в моём виде, возможные изменения. Но при всём желании, если бы я хотела что-то спрятать в своём одеянии, мне это вряд ли удалось: облегающее короткое кожаное платье и стальное бюстье давали не слишком много вариантов. Я демонстративно поднимаю бровь, закидывая сумку за плечо.       — Идём? — сухо спрашиваю, заталкивая подступившее волнение поглубже в горло.       Не найдя, к чему придраться, он приторно улыбается и снова взмахивает рукой в приглашающем жесте. К моему удивлению, он ведет нас не к площади, где недавно всё произошло, а куда-то к окраине лагеря. Мы проходим последние домишки и останавливаемся на пустыре, где уже вовсю полыхает костер, рядом с которым стоят двое. По телу пробегает мерзкая дрожь: неужели не успели? Но демон отрицательно вертит головой: «Это Фенцио». Затем тычет куда-то в темноту, где я различаю другую конструкцию. И замечаю его.

Soundtrack Katie Garfield - Gallows https://music.yandex.ru/album/4592740/track/36476833

      Ади покоится на деревянном ложе, руки лежат свободно вдоль тела. Со стороны кажется, что он просто спит. В ночи́ чёрные вены на его умиротворённом лице почти не различимы. Медленно подхожу к нему, достаю из сумки белоснежную рубашку Сэми, бережно укладываю её, прижимая и заправляя под куртку у его сердца.       «Вы навсегда будете вместе».       Аккуратно тяну за чёрно-серое перо уже неживых крыльев — оно легко поддаётся, зажатое между моими пальцами. С нежностью вкладываю его в середину книги, к его белому собрату. Поднимаю сумку с оставшимися вещами на деревянный помост — пусть сгорит вместе с ним. В последний раз сжимаю холодную руку и отхожу, кивая Каспару. У него в руках короткая палка с намотанной на конце просмолённой паклей. От одного щелчка демонических пальцев летят искры, разжигая факел.       Чувствую за своей спиной какое-то движение. Оборачиваюсь — неподалёку от нас неторопливо останавливаются Кларисса и незнакомый мне ангел. Ловлю на себе сочувствующий взгляд девушки, ангел же, напротив, глядит на меня хмуро. Его спутница вдруг отстраняется и смело направляется ко мне. Неожиданно участливо кладёт мне руку на плечо, слегка поглаживая, вероятно, из сострадания.       — Соболезную. Я знаю, вы с Ади вместе учились в Школе, где успели сдружиться.       — Благодарю. И я вам, — добавляю, вспоминая, что они стояли у соседнего ложе. — Вы хорошо знали Фенцио?       — Немного, — отвечает шатенка. — А вот мой муж с ним работал ещё в Цитадели. И здесь, в лагере, они вместе трудились в лаборатории. Фенцио был очень талантливым алхимиком, Гомер многому у него научился, — Кларисса оборачивается на ангела, который, скрестив руки на груди, нетерпеливо ожидает её. — Пожалуй, мы пойдём, — киваю ей. Она напоследок окидывает взором разрастающийся огонь и возвращается к мужу.       И вот перед нами погребальный костёр, моментально поглотивший моего друга. Языки пламени поднимаются высоко в звёздное небо, где сияют миллионы галактик, и я представляю, что вопреки всем догматам, небытие — не конечная остановка. Крепче прижимаю к груди памятную книгу.       «Я вас никогда не забуду».

Soundtrack Your Story Interactive - Heaven's Secret - Normal 4 https://soundcloud.com/djino/your-story-168762680

      Обратный путь проходит в тишине, за что я мысленно благодарю демона. Вокруг мелькают постройки, бараки, палатки. Днём они пестрят разными цветами, но под светом луны всё становится приглушённо серых тонов. Узкие витиеватые переулки кажутся настоящим лабиринтом в потёмках. Хорошо, что у меня есть проводник. И не так хорошо, что провожает он меня на аудиенцию к виновнику моих бед — к Мальбонте.       Каспар открывает дверь покоев Повелителя, галантно приглашая меня вперёд. Но я замираю на пороге, ошарашенно наблюдая любопытную картину: Мальбонте, оголённый по пояс, полубоком восседает на кресле, а подле его ног на коленях расположилась сексуальная демоница в типичном для себя откровенном наряде. Она заискивающе смотрит на него снизу вверх, одной рукой придерживая на полу таз с окровавленной мутной водой, а другой едва касается внутренней поверхности его бедра. Вид старой знакомой в такой, очевидно, привычной позе мгновенно выводит меня из себя. Внутри меня закипает вулкан различных эмоций, которые от усталости я не в силах даже разобрать. Не успеваю сделать шаг, как Мальбонте холодно бросает:       — Я сказал уходи, Ости.       Та недовольно поджимает пухлые губы, встаёт и оборачивается ко входу. Удивлённо вскидывает брови, пока в её глазах сверкает жгучий коктейль из ненависти и недоумения.       — А ты что здесь делаешь?!       Смерив её предельно равнодушным взглядом, не удостаиваю ответа. С достоинством вхожу наконец в чёртовы покои и хладнокровно интересуюсь у Полудемона:       — Помешала?       Периферическим зрением отмечаю её неровное от подступившего возмущения дыхание. Ноздри с шумом вздуваются, когда она недовольно шипит мне:       — Да!       Мальбонте игнорирует вопрос, вальяжно поворачивает голову, окидывая усталым взглядом двух женщин и Каспара, что ухмыляется разыгрываемому спектаклю в дверях. Полудемон недвусмысленно глядит на Ости, которая тут же вся сжимается под давлением жёстких глаз и уже молча ретируется, не желая гневить Господина, плотно закрывая за собой дверь и оставляя нас наедине.       Во внезапно наступившей тишине слышны только мирно потрескивающие дрова в кованном камине.       — Саферий жив, — слова разрезают натянутое молчание. — Но ведь ты и так это знала, раз в твоём намерении не было его убийства.       Он молниеносно поднимается с кресла, подходя ближе ко мне. Его цепкий пристальный взгляд. Вскидываю в примирительном жесте руки и с непритворной грустью произношу в безнадежной попытке донести ему простую истину:       — Месть ничего не меняет. Павших товарищей она не вернёт. И смерть этого демона не имела смысла и не доставила бы мне удовольствия. Я дала ему шанс пересмотреть свои взгляды и не попадаться мне на глаза! Я не убийца.       — Забавно. А вот Ади — да, — его лицо непроницаемо, как застывшая маска. За исключением чёрных колких глаз. — Каким-то образом к нему попал кинжал архидемона, которым он убил Фенцио, прекрасно зная, что ангелы от его удара теряют способность к регенерации. К моему сожалению, я вовремя не распознал этого и был уверен, что в руках он держал обычное оружие, которое не причинило бы серьезного вреда. Простой удар в грудь для бессмертного не смертелен, если острие не попадает в сердце, а у противника нет твёрдого желания лишить другого жизни. Сердце ангела билось, а, значит, должна была активироваться регенерация, быстро затянув раны. Но этого не произошло, и Ади добил его.       Отворачиваюсь от него, гляжу в огонь. И словно кинолента перед глазами мелькают образы: горящее дерево, трое привязанных к нему заклятием бессмертных, чаша, наполненная моей и Люцифера кровью, и фанатично горящие глаза учителя, рассказывающего в подробностях об убийстве Лоры и Сэми. Пальцы сильнее сжимают корешок книги.       — Мне не жаль Фенцио, он заслужил, — презрительно кривлю губами.       — Это было не вам решать! — в его сердитом голосе звучит сталь.       — А кому решать? Тебе?! — я стремительно оборачиваюсь, быстро приближаюсь к нему, зло сверкая глазами и не отдавая себе отчет под натиском разом навалившихся за весь день эмоций. — То есть ты у нас, великий и справедливый Мальбонте, в истинном праве решающий, кому жить, а кому умирать! Ты убил Ади! Хладнокровно, без жалости и колебаний. Хотя тот лишь воспользовался правом на месть, которую ты ранее дозволил своим людям!       — Ты забываешься, — он стоит в паре шагов, глядя на меня с высоты своего роста. Его голос хоть и звучит спокойно, но по вибрациям отдаёт сдерживаемой яростью, примерные масштабы которой я могла лицезреть у купола. — Я дал согласие на вендетту при единственном условии — если это не помешает моей главной цели. А Фенцио был важен для нашей миссии и не должен был погибнуть этой ночью. Он много работал кое над чем и не закончил свои труды, теперь этим займётся его помощник. Но время упущено, а на кону стоит слишком многое, — без капли сожаления, всё также неумолимо и ожесточённо продолжил. — А Ади… Если бы он ограничился малой кровью, я был готов его помиловать. Я дал ему выбор, но он предпочёл свой финал, прикончив ангела, — но затем, словно обдумывая что-то, бездушно добавил: — Но когда бы я узнал о его предательстве и пособничестве побегу, итог был бы тем же.       Если Ади ждала смерть при любом раскладе, хорошо, что он умер умиротворённый, добившийся своей цели.       — И откуда он мог взять кинжал архидемона? — Мальбонте начинает медленно расхаживать вокруг меня, его кроваво-красные крылья за спиной шевелятся, придавая ему более угрожающий вид. — Сама расскажешь или мне продолжить?       Липкий ужас моментально оплетает меня, разнося по телу неприятные мурашки. Неудивительно, он наверняка обо всём догадался. Сердце гулко отдаётся в висках. Страшно, но я молчу, мы продолжаем сверлить друг друга взглядом.       — Хорошо, — он недобро ухмыляется. — Тогда начну я и с самого сначала. Прежде чем ты схватила за горло Саферия, именно Ади отвлекал его разговором неподалеку от стола. Именно Ади ты невзначай скомандовала через плечо убрать его тело с глаз долой. Именно он сообразил, что меч архидемона слишком заметен, поэтому необходим кинжал, обладающий теми же свойствами, который легко спрятать под одежду. Он легко освободил пленников, рассек им золотые нити во время их конвоя к площади, нашептав план побега. Вот почему твои друзья были такими по-идиотски смелыми, опрометчиво считали, что могут легко улететь. Выжидали сигнала, когда моё внимание будет приковано не к ним? Но, видимо, у Ади что-то вышло из-под контроля. И, тем не менее, они смогли взлететь к куполу, где я позволил им скрыться.       Мальбонте подходит ко мне, медленно запускает большую ладонь в мои волосы и тут же властно притягивает за затылок ближе к себе. В нос сразу ударяет древесно-пряный аромат с нотками хвои и костра, который лишь обостряет все мои чувства.       — Так скажи мне, Вики. Ты имела отношение к их побегу, или Ади сам всё провернул с оружием, пока демон был в отключке?       Инстинкт самосохранения молит соврать, откреститься от таких предположений. Но ложь можно отследить по всплеску ауры. Тем более, я обещала быть с ним честной. Смотрю в его глаза, которые снова кажутся бездонными колодцами, но вот только теперь я точно знаю, что ожидает меня в их черноте. И прямо сейчас они готовы вынести мне смертельный приговор.       — Да, имела. Я поспособствовала их побегу! — с небольшим усилием отцепляю его руку от себя, гордо выпрямляюсь, готовая к последствиям своего ответа. — Ты же хотел знать правду — вот она, без прикрас! А ещё правда в том, что я, не задумываясь, сделала бы это снова!       В его глазах полыхает такой гнев, что температура воздуха в комнате поднимается сразу на несколько градусов. Искоса замечаю, как сжимаются его кулаки, выделяя белые костяшки пальцев, как уголки губ опускаются от разочарования во мне. Но я упрямо продолжаю:       — Потому что я всегда буду защищать своих друзей, они — моя семья! А как бы ты поступил на моём месте? — я нагло тычу пальцем прямо в оголённую грудь Полудемона, напрочь забывая, что передо мной не обычный мужчина, а трехтысячелетний бессмертный, помешанный на мести. — Если бы тебе представился реальный шанс спасти своих родителей, разве ты бы им не воспользовался?! Разве ты бы не рискнул собой ради них?!       Неожиданно мне удаётся пробить броню его непроницаемости. На краткий миг он обескуражено хлопает ресницами, сражённый последней фразой. Его глаза, только что готовые метать молнии, изумлённо впиваются в меня из-под насупившихся бровей. Челюсти плотно сжаты, на скулах вовсю играют желваки.       — Правду, Мальбонте. Скажи мне правду.       — Воспользовался бы, — он спокойно признаёт это, и я с облегчением чувствую, как напряжение в комнате немного спадает, а вот между нашими телами, напротив, растёт. — Но это не оправдывает твоего предательства.       — Формально, я и не предавала тебя, — невозмутимо выдерживаю его пронизывающий взгляд, и откуда у меня столько самообладания? — Мы придумали этот план ещё до того, как я встала на твою сторону. И когда на площади началась суета, я не собиралась улетать с друзьями. Несмотря на всё, осознано приняла решение остаться здесь, с тобой, — последнее слово вырвалось само, еле слышно, но Полудемон без сомнения его разобрал. — Но ты, разумеется, можешь наплевать на этот факт, ведь ты у нас — вершитель судеб.       Я дерзко вздергиваю подбородок, отдавая себя в его немилосердные руки. Мальбонте сокращает расстояние между нами до нескольких сантиметров. Даже сквозь своё платье ощущаю такое близкое тепло его полуоголённого тела. Он плавно поднимает кисть, мягко проводя большим пальцем от моих губ вдоль скулы и до уха. Внутри тут же волной проносится приятный трепет, так не кстати концентрируясь внизу живота. На доселе невозмутимом лице Полудемона начинает проявляться многозначительная усмешка. Мужчина по-собственнически берёт тёмно-русую прядь, заплетая в ней пальцы, и наблюдает, как волосы послушно струятся сквозь них. А мои глаза вынужденно утыкаются в его накаченный торс. Словно специально меня обдает новой волной жара от воспоминаний, когда танцующие блики огня примерно так же вырисовывали свой узор на его упругих мышцах груди и кубиках пресса. Во рту мгновенно пересыхает, и я непроизвольно облизываю губы. Это движение приковывает его внимание к приоткрытому рту. Он наклоняется, опаляя его своим разгорячённым дыханием, почти касаясь, шепчет:       — Ты дрожишь. Но не от холода, — усмешка становится шире. — Не боишься меня после увиденного?       Задираю голову выше, случайно задеваю своим носом его. Момент дежавю. Застываю, прикрывая на мгновение веки, мысленно уносясь снова в заброшенный школьный холл. Кажется, будто бы прошла целая вечность с той ночи, наполненной чистыми нежными поцелуями, где в сумраке мною любовались сверкающие серые очи.       — А разве не должна? — приглушённо отвечаю вопросом на вопрос, встречаясь с угольно-чёрными зрачками, и отодвигаюсь от него на шаг. — Я боюсь только потому, что не понимаю. Не представляю, чего от тебя ожидать. Не знаю тебя, как пока и ты сам себя.       — Не знаю себя сам? — он горько усмехается, приподнимая бровь, и отстраняется. — Как раз наоборот. Я знаю, на что готов пойти ради победы. И пойду, невзирая на всевозможные трудности.       Он медленно ведёт длинными пальцами от мочки уха до ключицы, попутно касаясь моей родинки на шее. Несмотря на его спокойный, почти ласковый жест, я реагирую остро — ухватываюсь ладонью за его руку и нервно сжимаю её, отталкивая. Это происходит рефлекторно, тело сразу же напрягается от подступающего страха. Недавние события, видимо, еще долго меня не отпустят.       — Не беспокойся. Второй раз за день душить тебя не стану, — от его полных сарказма слов как-то не легче.       Полудемон проходится по комнате, останавливается у очага, подкидывая пару поленьев в огонь. Немного задерживается, любуясь его танцами, и вновь приближается, властно приподнимая мой подбородок. Его задумчивый взгляд скользит по моему лицу, подмечая волнение, и останавливается на голубых глазах.       — За смелую честность, за твою откровенность я прощаю тебе сегодняшние оплошности. Но если подобное повторится, Вики, итог тебе известен. И больше не смей ничего утаивать от меня, впредь подобных послаблений не будет, — на последней грозной фразе он покачивает головой из стороны в сторону. А затем, словно танком, проезжается по моим едва живым надеждам. — Я понимаю твои порывы защитить друзей, но ты должна осознать простые правила: если они намеренно встанут на нашем пути, мы беспощадно умоем их кровью. Потому что таков ИХ выбор. Говоришь, что осознанно сделала свой, так действуй исходя из него, а не вопреки.       Мальбонте разжимает пальцы и не допускающим возражений тоном уточняет:       — Ты поняла меня?       Внутри меня что-то готово оборваться, уступая безысходности. Делая над собой усилие, киваю. К глазам подступают слёзы ярости и бессилия.       «Хочешь сделать меня убийцей моих же близких... Но ничего, всё обойдётся. Нам повезёт не встретиться в бою. Должно повезти».       Продолжая наивно уповать на богиню удачи Фортуну, я направляюсь к выходу, стремясь поскорее оказаться где угодно, но подальше от Полудемона. До слуха доносится будто невзначай брошенная вслед фраза:       — И да, по поводу Саферия. С завтрашнего дня он будет радоваться своему второму шансу в твоей праведной компании. А ты, разумеется, сможешь направлять его на путь истинный, — его губы искажает надменная ухмылка.       Нашёл, чем напугать. Всё складывается, как я и предполагала. Гневно кидаю ему через плечо, разыгрывая глубокое возмущение.       — Тогда не удивляйся, если на одного демона в твоём лагере всё-таки станет меньше!       Я дергаю за дверную ручку, не представляя, куда пойду. Да куда угодно, хоть в комнату Ади, но поскорее уйти отсюда. Тут же слышу гремящий за спиной повелительный голос:       — Твои покои за соседней дверью. Их уже подготовили, располагайся.       Даже не оборачиваюсь, шумно закрываю за собой дверь.       Каспар, ожидающий снаружи, жестом указывает на неприметную дверь, которую я прежде даже не замечала.       Войдя внутрь, без особого любопытства оглядываю небольшое помещение, где чудом умещаются односпальная кровать, тумба, обветшалый стол, стул и маленький камин, который уже дарит своё тепло. На столе стоит кувшин с водой, и я внезапно понимаю, что смертельно хочу пить и последние часы лишь подавляла в себе чувство жажды. Опустошая стеклянный стакан, наполняю его вновь и ставлю на тумбу у кровати. Туда же бережно кладу дорогую сердцу книгу. Сбросив с себя одежду на стул, устало укладываюсь на чистую постель, в полудрёме погружаясь в свои мысли.       «То, что произошло в кабинете Мальбонте… то, что мы оба почувствовали в момент близости… оно казалось таким нужным… таким правильным… таким волшебным. Это иллюзия? Всё из-за его силы?»       Вспоминаю его охваченное вожделением лицо, властные, но ласковые руки. Мужчина был другим там, сбросившим ненадолго маску непроницаемости и отрешённости, позволивший себе отдаться власти чувств и желания.       «Когда-нибудь я узнаю тебя настоящего, Мальбонте».

Soundtrack Undream, Neoni - Nightmare https://music.yandex.ru/album/13572097/track/76792726

      Измождённая событиями дня, я наконец проваливаюсь в объятия Морфея. Но, кажется, за него сегодня трудится кто-то другой.       От непродолжительного спокойного сна меня отрывает водоворот видений, которые проносятся с такой частотой, что по началу разглядеть их просто нереально. Свет сменяется тьмой и так же стремительно наоборот.       Ночная тишина то и дело прерывается тихими стонами. Я чувствую, будто сам воздух стал плотным, вязким, осязаемым. Он заполняет мои легкие, и я начинаю захлёбываться. Мне плохо, темно, страшно. Слышу мерзкий шёпот, доносящийся со всех сторон. Я точно знаю — он обращается ко мне, но отчего-то его обладатель сам не представляет, где я, слепо двигаясь во мраке.       Нечем дышать.       Я пытаюсь вырваться из этих чужих кошмаров, но меня не отпускают. В лихорадочном бреду меня мотает по узкой кровати, сминая и комкая простынь.       Нет сил. Тяжелое дыхание. Движение. Грохот. Тупая боль по телу и острая в руке.       Стараюсь прийти в себя, но ничего не вижу. Громкий звук распахнувшейся двери. Шаги.       Сквозь пелену успеваю разглядеть размытый образ. Чьи-то сильные руки без труда поднимают меня и несут куда-то.       Его запах. Над ухом еле слышный шёпот:       — Не бойся. Я буду рядом.       Но меня вновь засасывает в непроглядную воронку жуткой темноты.
Примечания:
Вики действительно спаслась у Башни с помощью меча архидемона. В игре неоднократно говорилось, что он мог разрезать что угодно.
Отмечу ещё, что только Мальбонте удалось разорвать на себе золотые нити (даже несколько комплектов), у остальных героев, в том числе у Люцифера, это не получалось.
Поэтому мне долго было непонятно, каким образом пленники смогли освободиться от нитей в лагере? Они все находились в разных камерах и не могли договориться ни о чем заранее. Ади в мою теорию побега вписался идеально) Настолько, что я уверена, что примерно так и было))
Но как тогда в том случае, где Ади умирает еще в школе? Каким образом пленники сбегают, если помогать некому? Эту сюжетную дыру я закрыть не в моей власти))

Делитесь отзывами, мыслями) Каждый ваш лайк, комментарий и даже ждун находит себе местечко в моём сердце
Буду очень признательна.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты