Broken faith

Слэш
R
В процессе
5
Размер:
планируется Миди, написано 120 страниц, 23 части
Описание:
Хм, с чего бы начать? Пожалуй, с начала, хех. Земля давно не была известна нам, как оазис среди мертвого космоса. Люди уже тогда медленно убивали планету, даже не имея замены для неё. Все даже как-то типично случилось. Метеорит, столкновение с которым могла уничтожить половину земли. Он появился из ниоткуда и внимание ему уделили слишком поздно.
Или своя версия двух авторов что именно происходит в рамках сериала Dark!AU.
Примечания автора:
И так, честно признаемся, что авторы самой идеи подобного мира не мы. Мы всего-то расписали свою версию появления самой вселенной Dark!AU, ну и заодно переставили в ней приоритеты немного на других персонажей. А ещё перевернули все с ног на голову, но это уже позже...

Так как это артфик, то оставляю ссылку на работу автора, с которой пришла идея написать именно этот пейринг:
https://ibb.co/vjpw9BX
Оригинальный рисунок прежде находился в Амино создателя сериала, но на данный момент лично мне найти его не удалось, поэтому извиняюсь за плохое качество. Это фотография экрана, а не скриншот, увы.

И также вот мой редрав этого рисунка. Немного старый, рисовался он ещё в начале работы:
https://ibb.co/NWmX7MT

Ну и напоследок сама обложка фанфика:
https://ibb.co/mq6MsvT

Попрошу не бить нас тапками за большое количество диалогов в работе. Главная наша цель в её написании была просто хорошо провести время, пока идет ролка.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 33 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 8

Настройки текста
Перед тем, как прийти в себя, Никита особенно мило сморщил нос и заворочался, крепче прижимаясь к обнимающему его парню. Сначала он снова затих, медленно приоткрывая глаза и тут же закрывая. А потом все же потянулся, зевнул и проснулся окончательно. Правда стоило шатену понять, где он, как все ещё поглаживающий его по волосам Рома без разговора получил в челюсть. А Никита тут же отскочил к столу, на котором лежали какие-то книги, тетради и маленькая ваза. Именно последняя и попалась в руки, но кидать её парень все же не стал. — Ауч, Ник, за что? — Парамонов зашипел, потирая челюсть. — Какого черта меня вырубил?! — ваза все же полетела. К счастью, Никита промахнулся, и она разбилась не об лоб Роме, — ты думаешь я совсем тупой?! — в ход пошла тетрадка, врезавшаяся в лоб Компоту, — что ты уже скрываешь?! К чему это все?! Не подходи ко мне лучше, иначе всех порежу к черту! И тебя, и себя, и всех жителей! — Ауч, господи, солнце, что ты несешь? — Парамонов потер лоб. Поднялся и подошел к Никите, резко крепко обняв его, — тише-тише. Не знаю, что случилось, но ты потерял сознание. Солнце, с чего ты взял, что я тебя вырубил? — Не подходи, блять! — похоже Силюк поддался панике. Оттолкнул от себя парня и кивнул в него какую-то книжку. А потом ещё одну, — сиди там и шевелись! Рассказывай правду! Рассказывай, пока я блять нож с кухни не взял и с окна не сиганул! Я не тупой и знаю, что произошло! — Солнце, — Рома вновь обнял Никиту и начал гладить того по голове, — тихо. Успокойся. Солнышко. Вдох-выдох, ладно? Успокойся, пожалуйста, — парень вздохнул, крепче обнимая Силюка. Так, чтоб не вырвался. — Да иди ты нахуй! — пнув парня по самому сокровенному, Никита вырвался и убежал на кухню. Сердце стучало где-то в уровне пяток, когда он схватился за нож и кинулся уже к окну. Зашипев, Рома начал вспоминать, где прятал веревки. Кажется, в комоде в коридоре. Там же и таблетки со снотворным есть. Спустя неопределённое количество времени, Парамонов добрался до тумбочки. Нашел там веревку и усмехнулся. Впрочем, едва заглянув на кухню, парень словно опомнился. Не полностью правда, чтобы осознать, что он буквально уничтожил Никиту, но веревка была возвращена на место. Вздохнув, парень аккуратно и тихо подошёл к Силюку и обнял того, слабо сжав руку с ножом. — Тшш. Вдох-выдох, солнце. — Хватит. Меня. Так. Называть! — Никита снова вырвался, уже едва не плача, — я всего лишь прошу правду, это так сложно?! Как я могу тебе вообще сейчас верить?! — Ник, милый, я говорю лишь правду, — Рома говорил мягким, успокаивающим тоном, — вдох-выдох. Сделай так, Ник. — Мне не нужны твои успокаивания! Ты ничего не говоришь, только отмалчиваешься и вырубаешь меня! — ещё немного и шатен разрыдается. Он устал, устал от того, что не знает, что делать. Он в панике, ведь происходящее непонятно и неизвестно. Он напуган, ведь ничего не помнит и не знает. Ещё немного и он попросту отчается и сломается. Несмотря на все свое прошлое, сейчас бывшему охотнику просто физически было необходимо довериться кому-то и получить теплые объятия. Но как можно довериться ЕМУ?! — Прости, — Парамонов вздохнул и аккуратно обнял парня, начиная гладить того по голове, — чшш, Ник. Расскажи, что тебя волнует. Я помогу. Правда. — Действительно, я очнулся ничего не помня, а рядом только псих какой-то, который выставляет себя не то другом, не то парнем, не то вообще отцом! Но при этом рассказывать ничего не хочет, отмалчивается. А в итоге взял и вырубил! Действительно, что же меня может волновать?! — парень взмахнул руками, случайно выпуская нож. А первые слезы уже покатились по щекам. — Тшш, — Рома продолжил гладить по голове парня, — я не отец, успокойся. Если бы не это всё, то кем бы ты меня посчитал, солнце? — Я тебя вижу впервые в жизни! И это все уже произошло, на твоем резюме для меня красным маркером стоит пометка психического расстройства, — Никита окончательно сорвался. Он попытался вырваться, но слабо. Намного слабее, чем в другие разы. — Я не враг, Ник. И не псих, — Рома ногой отодвинул стул. Сел на него, а себе на колени усадил Силюка, — я хороший. Просто мне тоже страшно. Я тебя всего лишь случайно толкнул, а в итоге у тебя амнезия. — И поэтому ты вообще молчишь о моем прошлом?! Да какая орава гопников меня изнасиловала, если ты там печешься?! Хватит придумывать оправдания, просто расскажи мне всю правду и все! — Никита всхлипывал и кричал, но уже не вырывался, уткнувшись лбом в чужое плечо. — Я просто боюсь, что ты меня бросишь. Мы в последнее время часто ругались из-за ерунды, — Рома вздохнул, гладя по волосам парня. — Я и так уже готов от тебя сбежать! — шатен явно сорвался, непроизвольно дергая Парамонова за футболку и по-прежнему не отстраняясь. — Именно поэтому я не хочу ничего говорить, — Рома улыбнулся, продолжая гладить по волосам парня, — боюсь, что ты меня бросишь. А я, увы, к тебе привязался. — Я сбежать готов из-за твоего молчания! — Никита несильно ударил Парамонова в плечо, всхлипывая, — я же не знаю даже кто я. Мне страшно хоть кому-то верить. А вдруг он воспользуется ситуацией и вылепит мою личность, мою жизнь так, как выгодно ему? — Солнце, — Рома едва сдержал себя, чтобы не засмеяться, — сиди дома. Я не допущу того, чтобы кто-то вылепливал тебя под себя. Только поверь мне и посиди дома. Тут безопасно. — Да как тебе верить вообще можно?! — удар от бывшего охотника стал сильнее, но и плакать он переставал. — Как-то, — Парамонов чуть отстранил от себя Силюка и поцеловал того в лоб, — как ты себя чувствуешь? Не заболел? Все хорошо? — Ну вот, опять! — Никита снова отскочил, натыкаясь на стол, — снова ты ушел от темы и ничего мне не рассказал! — Тихо, — Рома вновь прижал к себе парня, — ладно. Мы с тобой знакомы едва не с детства, — немного начал говорить Парамонов правду, — учились вместе. Хорошо общались. Иногда по мелочам ссорились, но мирились. Всегда, — парень мысленно вздохнул, постепенно начиная понимать, что натворил. Да и вранья сейчас будет очень много, — учились после. Снимали одну квартиру, поработали вдвоем и накопили на этот дом. Переехали сюда. Даже встречались. Правда последний месяц часто ссорились и… Теперь вот, — Рома грустно вздохнул, — по моей вине ты с амнезией. Получив наконец то, что хотел получить, Никита мигом бросил сопротивление, теперь уже без насилия над чужим плечом сидя на коленях у парня и обрабатывая полученную информацию. Хотелось бы знать больше, помнить каждое событие самостоятельно. Наверно он вспомнит со временем. Или Рома расскажет. Но такая информация и правда не для первого дня. Покушать надо сначала, отдохнуть. Тем более мозг уже получил запас топлива, так что расспрашивать глупо. — А почему дом такой пыльный? Фу, вон там вообще паутина, — наморщил нос Силюк, показывая в один из углов, — я что, месяц в коме на той кровати лежал? — Ну да… Долго, — Рома вздохнул, — вот и не уследил. Сейчас поедим и я уберусь. — То есть долго? И почему тогда не в больнице? — шатен подозрительно нахмурился, отстраняясь. Не сильно, ведь с колен не слез, но все же. Его сейчас безумно легко прочесть, как книгу. Но бывший охотник не стал зацикливаться на этой цели, — так, а где я работал? И не смей в этот раз отговариваться! — судя по тому, что обратно он прижался самостоятельно, возвращаясь под ласковые прикосновения, то раздражение и обида в последней фразе были если не наигранными, то не сильными. — Дома. Тут, — Парамонов улыбнулся, — я же говорю: готовил вкусные блинчики. А не в больнице, потому что нас оттуда выпихнули совсем недавно. Сказали, что все, с тобой все хорошо. — Выпихнули? Невежливо как-то. Наверное, — парень недоуменно нахмурился, — и что значит дома?! Ты говорил, что мы изначально где-то работали вдвоем! Копили на дом! — то, что шатен отскочил уже до самого стола плохой знак. Он же сейчас в панике, подозревает за любую мелочь. — Тшшш, тихо, — Рома поцеловал парня в лоб, — тшш. Мы действительно копили вдвоем. Но дому нужен прекрасный хозяин, коим и был ты. Сидел дома. — Ты снова недоговариваешь! Я спросил кем я работал! — разозленно выкрикнул Никита, — работал до этой фигни с домом. Хотя я не верю, что смирно сидел и просто готовил блины. — Ну солнышко, ты сам захотел тут остаться, — Рома вздохнул, — кем работало солнышко? Светило для людей на небе, — парень посмеялся и продолжил, — выдумывая красивые оформления. Узоры, цветочки всякие. Жаль только твоих работ не сохранилось, дизайнер мой, — частично парень даже не врал. Вспомнил детскую мечту Никиты. Правда медленно он начал осознавать, что творит. Но если и поворачивать назад — то идти в лес и вынимать железку там. И мгновенно сбежать, — а я… — Рома едва не мгновенно вспомнил, что некоторые планы мести в подвале были материализованы, а потому пришлось мгновенно находить оправдание. Как раз он про это едва не все знает, — историк. Правда по малоприятной отрасли. — Дизайнер? Похоже на правду, — Никита неуверенно улыбнулся, продолжая опираться на стол, — наверно… Мне ведь это нравилось? Нужно будет попробовать. Может что-то из памяти вернется, — закусив губу, шатен снова задумался, перебирая полученную информацию, — стой, ты не сказал, как меня зовут. Не думаю, что Ник — полная версия имени, — Силюк испытывающе посмотрел на парня скрестив руки на груди. — Хорошо, мое солнце, попробуешь, — Рома улыбнулся, — тебе это нравилось. Господ, жаль не сохранилось ничего. Но у тебя офигенные работы выходили, — парень потрепал по волосам бывшего охотника, — попробуй, Никит — Ой как я люблю, когда ты отмалчиваешься, — буркнул шатен, — слушай, я понимаю, что когда двадцати… сколько мне кстати? В общем взрослый парень спрашивает, как его зовут, то это странно. Но для меня это важно, понимаешь?! — Так я, солнце, и сказал. Тебя Никитой зовут, — Рома потрепал по волосам парня, — ты такой милый, когда обижаешься. Ах да, солнце, не выходи на улицу, ладно? И не открывай дверь. А то мало ли. — Ник — может расшифровываться и как Николай, — буркнул шатен, все же смущенно улыбаясь, но тут же делая серьезное лицо, — с чего это вдруг? И не надо отговариваться, меня простое «Мало ли» не устраивает в плане ответа. — Ох, Ник, ты такой милый, — Парамонов разулыбался, вновь прижав к себе парня, — почему? Люди злые, хотят тебя у меня забрать. Ходят, людей обманывают, говорят, что те борцы, охотники, а на самом деле в рабство продают. И с властью сотрудничают. А ты им приглянулся. — Если они хотят набрать людей, то зачем придумывать такую глупую легенду? — Никита недоверчиво уставился на парню, — лучше бы прикинулись работниками какой-то известной компании. Ты опять начал говорить что-то странное, — шатен во время этих слов медленно сделал два шага влево, приближаясь к упавшему ножу. — Не знаю, — Рома пожал плечами, — я же не оттуда. И, эй, ты же не собираешься меня постоянно порезывать за то, что я говорю что-то странное? Я бояться тебя так начну, — парень посмеялся, поднялся со стула и подошёл к Силюку. — Бояться тут мне нужно, — пробормотал Никита, резко отступая и прижимаясь теперь к тумбочкам, — если у них такая глупая легенда, то в чем смысл держать меня тут? Будто я поведусь на неё. — Боюсь, что тебя насильно заберут, — Парамонов обнял резко парня, — а я тебя не хочу терять. Ты бы тоже себя так вел. — Я сумею за себя постоять! Не дите маленькое! — не смотря на агрессию, в голосе шатена четко была слышна тоска. — Конечно, солнце, конечно, — Рома посмеялся, потрепав по волосам парня, — я просто волнуюсь и дал совет. Надеюсь, что ты им хоть немного воспользуешься. Кушать будем, Ник? — Будем, — скрипнул зубами шатен, отвернувшись. «Ты бы тоже себя так вел,» — до сих пор повторялось в голове. Вел бы, не забудь он все на свете… Парамонов улыбнулся и отошёл ближе к кухонному столу. Просыпаться медленно начала совесть, что стала напоминать Роме о то, что так поступать неправильно. Некультурно. И стоит вообще избавиться от той железки. Стоит позволить Никите вернуться к охотникам. Но в то же время не хотелось. Если Ник вернётся к охотникам, то вновь будет сражаться с дарксайдами. Рисковать. «Нет, это шанс не позволить Никите пострадать и рисковать жизнью едва не напрасно. А у меня есть прекрасная возможность жить с ним в мире любви и тепла», — подумал Рома, кивнув себе же. — А где… эм… ну он же должен быть холодным? — задал резонный вопрос Никита, заглянув в холодильник. — Ох, прости, солнце, не все обновил, — Рома улыбнулся, — начал с подвала. Только тебе не стоит туда ходить. Ты не очень любил всю мою историю. — Зачем обновлять подвал? Что там такого важного? И зачем обновлять, техника же не старая? — зачатки паники снова вспыхнули. А ещё Никита поставил себе на заметку всегда носить с собой нож. На всякий случай. Безопасности ради. — Тихо, — Парамонов обнял парня, — вдох-выдох. Я сейчас все объясню, только не паникуй, ладно, солнышко? — Я тебя внимательно слушаю, — настороженность не исчезла, шатен невольно отстранился и отодвинулся, закрывая холодильник. — Не за все успел заплатить. Не переживай, к завтрашнему дню все будет готово, — Рома улыбнулся, — все-все. И я даже уберусь. — Но почему тогда в подвале все работает? Что вообще там такое? — Никита снова отодвинулся. — Солнце, я же говорил, что историк. И работаю с малоприятной отраслью. И ты её не очень любишь, — Парамонов вздохнул, — поэтому не хочу, чтобы ты туда попал. Опять испугаешься. — И какой же… Где вообще тогда ты мог работать? — доверия в шатене не прибавилось. Похоже если раньше он ещё ориентировался на старую дружбу, то теперь все придется зарабатывать с начала. Да, рассказы о прошлом могут чем-то помочь, но не сильно. — Давай ты ко мне вначале привыкнешь, а потом я скажу? — Рома улыбнулся, — а то сейчас действительно сбежишь и испугаешься. — И как ты теперь вообще предлагаешь тебе верить после этого? — в общем не смотря на все неуютное состояние, рука тянулась к ножу. Силюка основательно пугал этот парень. Иногда. Вот порой просто лапочка, ласково обнимает и с ним тепло. А иногда начинает такую чушь нести, что страшно становится. — Хорошо, солнышко, если я тебе покажу подвал, то ты испугаешься. Если не покажу — отношения тоже упадут. И с рассказом тоже самое, — Параманов сложил руки на груди. — «Отношения упадут», — передразнил его Никита, — я что, андроид или NPC с которым нужно доверие прокачивать? Ладно, не важно. Кстати, ты… — парень резко побледнел, вспомнив одну из фраз, — ты сказал, что мы… встречались? — Да, солнышко, — Рома кивнул, — но я не заставляю тебя сейчас это делать, если у тебя ко мне нет доверия. В этот момент мозг у Никита и принял запоздалое решение отключиться. Слишком много информации. Так ещё и одна часть сознания под «это» надумала себе совершенно другое. Ну а что ещё можно было придумать при дико паническом моменте жизни, когда немного психованный человек говорит об отношениях? Рома подхватил парня, вскрикнув. Аккуратно отнеся его на кровать, Парамонов вздохнул, едва не разрыдавшись. Наконец-то пришло осознание того, что он сотворил. Он буквально уничтожил Никиту, решив подстроить его под себя. Кажется, опасения Силюка могут быть оправданы. Аккуратно приподняв голову Ника, Рома нащупал железку. Вытащить можно. Но не сейчас. Потом Парамонову придется исчезнуть. Хочется ведь пожить с таким Никитой. Он так выглядит даже смешным.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты