Песнь Любви и Ненависти

Слэш
NC-17
В процессе
172
автор
AidaAida бета
Размер:
планируется Макси, написано 82 страницы, 12 частей
Описание:
Сун Лань изнасиловал Сюэ Яна во время первой течки когда гостил у главы клана Чан, где омега прислуживал.

Хороший Сюэ Ян умер в ту ночь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
172 Нравится 54 Отзывы 62 В сборник Скачать

Часть 7

Настройки текста
Примечания:
Я очень счастлива читать ваши комментарии и видеть вашу активность, само осознание того, что люди ждут продолжение этой работы меня очень радует.
Жду ваших комментариев ❤️
« Как же ты не вовремя, А-Цин!!!» Сюэ Ян отстранился от альфы и злобно взглянул в сторону где была девушка, она почему-то выглядела удивленной, и как показалось омеге, её глаза были направлены ясным взором на заклинателей. — И что же такого уникального ты смогла сделать?— не скрывая своего недовольства спросил босяк. А-Цин пошла в сторону откуда слышала звук. — Я смогла направить духовную энергию в пальцы и согреть руки! — Девушка была настолько счастлива и довольна, что чуть не прыгала на месте. — Это хорошо, А-Цин, я рад, завтра мы продолжим тренироваться, может быть, твоя духовная энергия способна даже восстановить твое зрение. « Да, как же ... Я думаю, она только притворяется слепой, она слишком хорошо знает местность да и... Черти! А-Цин наглая врушка*, я должен вывести её на чистую воду!» Сюэ Ян коварно улыбался рассматривая Слепышку, она дважды смогла пройти проверку на слепоту, даже когда он Цзянцзаем упирался ей в живот, но вот сейчас... Сейчас она спалилась. — Но ты ведь и так видишь, незачем притворяться слепой,— Сюэ Ян хитро смотрел на неё. — Я родилась слепой, как я могу видеть?!— А-Цин, как всегда, была в своём репертуаре, и вместо обороны пошла в нападение:— Думал бы, что говоришь! Да и сколько можно за Гэгэ бегать, словно дворняжка, ни на шаг от себя не отпускаешь?! Может ты от него всех омег отогнал?! Или влюбился?! Сюэ Ян был в секунде от того, чтобы схватить свой меч и проткнуть им эту паршивку, ибо... Да как она вообще смеет говорить такое о нём?! Чтобы он— пакостник, безжалостный убийца, да и в целом инструмент бед влюбился в Сяо Синчэня?! — А-Цин, прекрати,— Даочжан тихо сказал и повернул голову на девочку, продолжая тем же тоном: — ни одна омега не посмотрит на слепого альфу, ведь он не сможет обеспечить её и ребёнка, это подсознательно заложено природой. Сюэ Ян шокировано распахнул глаза, уставившись на Синчэня, ведь сказанное даосом, буквально закопало его как альфу в землю, можно сказать Даочжан уже себя похоронил... — А...— А-Цин опешила, не зная, что ответить, — Я думаю, что ты очень красивый, а этот проходимец просто отпугивает от тебя омег, потому что ревнует! — Заткнись!— Босяк рявкнул, не выдержав,— Закрой свой поганый рот!— Ян тут же ударил себя по губах, чувствуя себя ужасно из-за несдержанности, — Всем доброй ночи! Сюэ Ян соскочил с крыльца дома и отправился в сторону выхода из города. — Ты куда, друг мой? — Сяо Синчэнь тут же всполошился, услышав удаляющиеся шаги не по дереву, а по песку. — На ночную охоту, чтобы днём спать и от тебя омег не отпугивать! — Сюэ Ян вскочил на Цзянцзай и поднялся в воздух. Сяо Синчэнь повернулся к А-Цин, и немного нахмурился. — Гэгэ, я... — Не надо было такое говорить, не подумав,— тут же перебил её Синчэнь, — А сейчас иди спать, завтра нужно будет поработать над твоими духовными силами. Этой ночью Сюэ Ян не вернулся домой, а Синчэнь прождал его всю ночь на крыльце, лишь под утро услышав шаги младшего. — Друг мой, я переживал и хотел бы извиниться перед тобой за А-Цин, она не понимала, что говорит... — Сказала и сказала, что в этом такого?— Сюэ прошел мимо Синчэня, — Хорошего дня, надеюсь сегодня ты познакомишься с милым омегой, а то я ведь от тебя всех отпугиваю, — Омега потянулся — а сейчас я спать. И с того дня Ян буквально начал избегать встречи с Синчэнем, пропадая на ночных охотах или просто охотясь на фазанов и разную дичь, чтобы продать шкуры и мясо. Вскоре ночи стали длиннее чем дни, а утром уже не было так жарко, как ранее, и это обозначало лишь одно — приходит осень. Сюэ Ян все так же продолжал избегать Сяо Синчэня, иногда пропадая по несколько суток на ночной охоте. Омега сам не понимал зачем это делал, ведь по сути виновата А-Цин и её длинный язык, но от него пострадала гордость босяка, потому он уходил с дома как только сумерки падут на землю, а приходил, когда солнце почти было в зените. За несколько недель такого ритма жизни, Босяка из Куйчжоу перестали преследовать мокрые сны с участием альфы и он уже было начал думать, что все нормализовалось, если бы только не одно маленькое, почти не заметное «Но»... В груди начиналась целая буря, стоило только подумать, что у Сяо Синчэня появилась омега. — Этой ночью ты снова собираешься сбежать?— голос Сяо Синчэня из-за спины раздался совершенно неожиданно для убийцы. — Что такое Даочжан?— Ян пытался не выдать своего недавнего испуга, — Неужели ты соскучился? Или может омегу нашёл? — Лучшая защита — нападение, — Синчэнь кратко улыбнулся, как всегда. — Друг мой, я хотел попросить у тебя прощения за слова А-Цин, я места себе не нахожу, когда слышу как ты уходишь ночью. — Не нужны мне извинения, — Сюэ взял в руки бутылочку с зельем от течки и на всякий случай положил в сумку. — Тогда почему ты уходишь каждую ночь? Ян уже было хотел уйти, как вдруг почувствовал щемящую внутри боль, что не давала сбежать сейчас на чёртову ночную охоту, и почему-то убийце показалось, что его не пускает именно Сяо Синчэнь, будто сердце Босяка на нитке, и Даочжан не собирается её отпускать. — Потому что так надо,— глухо произнёс омега,— тем более, доходы от ночной охоты выросли в два раза, ведь работы хватает и в соседних деревнях, да и собирать урожай на грядках пока ещё рано. — Друг мой,— Сяо Синчэнь взял омегу за руку,— это ведь всё отговорки, чтобы не признавать собственную обиду. — Даже если и так, то что? Она права — я лишь отпугиваю от тебя хорошеньких омег, а ты молодой, здоровый альфа, стоит только услышать твой запах и они сами пред тобой ноги раздвинут. Мне не зачем тут находиться, я лишний, а А-Цин права.— Сюэ Ян горько усмехнулся, стараясь удержать в себе весь тот спектр эмоций, что он чувствовал, и чтобы этот вулкан замедленного действия не взорвался — быстро вышел из дома, сразу же достав Цзянцзай и вскочив на него поднялся в воздух. Сяо Синчэнь стоял по середине комнаты и тяжело дышал, пытаясь разобраться в своей голове, а ещё и с еле уловимым запахом полыни...

***

Сюэ Ян медленно и почти беззвучно, словно дикий кот, передвигался по лесу вслед за молодой ланью. О да, он прекрасно понимал, насколько драгоценна шкура и мясо оленя, и сколько за него можно выручить, однако ещё прекрасно понимал, что не сможет долго выслеживать, потому что станет очень темно, и промахнуться будет слишком обидно. Вдруг лань пропала с поля зрения юноши и он опешил, ошарашенно всматриваясь в высокую траву. « Она ведь только что была здесь! Куда она могла деться?!» Сюэ Ян ускорил шаг и вдруг замер, услышав некое подобие воя или вскриков, заклинатель быстро развел руками высокую траву увидев картину от которой больше бы не решился поднять оружие, чтобы убить это животное. На небольшой поляне, лань, которую преследовал охотник, ласково укрыла шеей своего оленёнка, который видимо был очень рад видеть свою мамочку. Убийца вздохнул и отправился в другую сторону. « Да Сюэ Ян, ты не смог убить лань! Ты не смог, потому что ослаб и привык приходить в дом, где тепло и всегда есть еда, а ещё где тебя ждут, разве это подоба....» Заклинатель резко остановился широко раскрыв глаза, на него обрушилось осознание того, о чем только что подумал. — Дом, где меня ждут? Разве? Разве я им нужен? Я ведь ... — Этой ночью ты снова собираешься сбежать? — голос Сяо Синчэня раздался в голове Босяка. — ... я места себе не нахожу, когда слышу как ты уходишь ночью. В груди приятно разлилось тепло и Ян неловко улыбнулся, чувствуя некую радость от собственных мыслей, что прямо отвечали на его вопрос — нужен. « Я им нужен» Для него в этот момент, кажется, время остановилось, ведь ты не каждый день можешь осознать, что за столько лет одиночества есть место, нет, есть люди которые тебя ждут. Босяк осмотрелся по сторонам и вдруг увидел знакомый пейзаж, который часто приходил в его сны вместе с Сяо Синчэнем : берег реки, на котором они в снах занимались тем, чем обычно занимаются супруги после свадьбы. « Мне надо домой! » — пронеслось в голове омеги, он сразу же повернул в сторону города И.

***

Сяо Синчэнь сидел на деревянном крыльце дома и нервно перебирал в руках кисточку, пытаясь совладать со своими предположениями, касательно запаха полыни. « Почему от него пахнет полынью? Он снова был у той омеги?»— Даочжан нахмурился, а его сердце почему-то неприятно защемило, —«Или же это он...» — Братец в белом?— А-Цин постукивая бамбуковой тростью вышла из дома, вытянув Сяо с глубоких раздумий, — Ты здесь? — Да, я здесь,— Синчэнь продолжал сидеть с опущенной головой, теряясь в своих догадках. — Ты снова за этого пройдоху переживаешь? — А-Цин, — Синчэнь тяжело вздохнул,— не начинай, ты и так должна перед ним извиниться. — Не буду я перед ним извиняться! — Ты была не права. Подумай только, сколько он для нас всего сделал: охраняет, следит за тем, чтобы нам продавали свежие продукты, не обманывали с деньгами, вместе с нами продает корзины, следит за огородом, ходит на охоту, неужели ты ни капли ему не благодарна? Вспомни, как он тебя охраняет, вспомни, как переживал, чтобы с тобой ничего не сделали? А-Цин хотела было что-то сказать и начать спорить, но потом осознание ошибки, заставило девушку замолчать. — Просто...— Слепышка села рядом с заклинателем и тяжело вздохнула. — Иди в дом, поставь, пожалуйста, чай, уже поздно, пора ложиться спать. А-Цин кивнула и быстро поднявшись на ноги, постукивая бамбуковой тростью обратно пошла в дом, а даочжан обратно вернулся к своим мыслям. ...Я стал прислуживать на кухне, потом в зале, потом главе клана и потом ... потом надо мной надругались и меня выгнали из клана... — Даочжан?!— знакомый голос вывел даоса с раздумий и он поднялся на ноги, поворачиваясь всем телом к источнику звука. — Друг мой? — Я дома.— Сюэ Ян обнял Сяо Синчэня за талию и прижался к его торсу. Синчэнь не ответил, лишь робко положил руку на волосы юноше, поглаживая по голове. — Ты передумал сегодня уходить на всю ночь? — Да, и подумал, что мясо фазана вкуснее вечером, чем утром, да и будет жаль, если испортится такая жирненькая тушка. — Друг мой, я хотел у тебя кое-что спросить,—Почувствовав на своей груди утвердительный кивок, он продолжил:— Почему от тебя пахнет полынью? Ты омега? Если так, то почему молчишь об этом? Сюэ Ян не стал отвечать и лишь отстранившись, сразу же притянул к себе заклинателя в белых одеждах за щёки, легко касаясь губами губ Синчэня. В этот момент сердца обоих заклинателей пропустили удары, остановившись. А потом пришло смущение... Сюэ Ян смущался того, что поддался искушению поцеловать альфу, а ещё того, что он совершенно не умел целоваться. А Сяо Синчэнь смущался от того, что не взял инициативу в свои руки, боясь быть отверженным, поскольку долго метался с мыслями о вторичном поле своего друга. — Полынь... Почему ты скрывал? — Даочжан кратко улыбнулся, обнимая омегу за талию. — Потому что,— Сюэ Ян остановился, рассуждая нужно ли это знать Синчэню,— какая из меня омега? Я совершенно не подхожу на эту роль, я не хрупкий, совершенно не нежный, ни разу не слабый, да и моё прошлое заставляет отрекаться от себя, ведь я не смогу быть с альфой. — Почему?— Синчэнь прижал к себе Сюэ Яна, так чтобы голова младшего покоилась на его груди. — Омега создаёт дома уют, они хранители домашнего очага, и воспитывают детей, которых вынашивают в утробе...а я пустоцвет теперь— Сюэ Яна захлестнули эмоции, которые он столько времени скрывал под толстой маской. По щекам убийцы полились слёзы,— Я очень разозлился на тебя и А-Цин, ведь она права и я отпугиваю своим видом от тебя омег, стоит им только посмотреть в твою сторону... — Тише, несчастье, не неси чепухи— Синчэнь поцеловал Яна в макушку и улыбнулся, чувствуя как их запахи: утреннего озона и полыни, прекрасно гармонируют вместе, напоминая слепому заклинателю те времена, когда он вместе с Сун Ланем странствовали. А ещё то утро, когда подходя к Нечистой Юдоли, на рассвете прощались с адептами и задержанным убийцей клана Чан. « В то утро солнце медленно поднималось над полем, где росла полынь» Они стояли вот так, обнимаясь, не решаясь оторваться первым из желанных объятий, пока вдруг оба не услышали тихий писк со стороны входных врат. « Мяу»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты