Скидки

somewhere in between lightning

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
751
переводчик
rische бета
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
213 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
751 Нравится 95 Отзывы 133 В сборник Скачать

Часть 11

Настройки текста

@larrystylinsons: почему Чад такой Чад лол? и вообще, уберите этих надоедливых девчонок с Casa Amor и дайте нам больше моментов с Луи и Гарри пжл #ОстровЛюбви

Когда на следующее утро Гарри, мягкий и взъерошенный после сна, проходит на кухню, Луи отводит взгляд. — Ты приготовишь и мне чашку чая? — весело спрашивает Гарри. Томлинсон продолжает смотреть на свою кружку и небрежно пожимает плечами. — Извини, кажется, я налил слишком мало воды, — отвечает старший, изо всех сил стараясь казаться равнодушным. Он совершенно точно не собирается думать о первом утре после появления Гарри на их обычной вилле, когда Стайлс приготовил ему идеальный чай. Совсем нет. Гарри недолго молчит, после чего издаёт тихий неловкий смешок. — Думаю, в следующий раз мне надо будет пораньше попросить тебя, — неуверенно произносит кудрявый. Гарри берёт чайник и наполняет его водой. Он поворачивается к Луи, упираясь рукой в бедро и ухмыляясь. Похоже, оптимистичный настрой вернулся к нему. Младший указывает на Зейна, который выходит из палатки сотрудников и выглядит уставшим. — Итак, ты тоже видишь свежее огромное пятно на шее Зейна? — с лёгкой усмешкой спрашивает Гарри. Луи выдавливает смешок и мысленно пинает себя за то, как натянуто он звучит. Почему ему так сложно вести себя нормально? Шутки с Гарри вдруг кажутся непривычным делом. Не помогает и то, что в глубине души Томлинсон теперь понимает – Гарри ведёт себя так со всеми. Он всех заставляет чувствовать, будто они участвуют в какой-то тайной шутке. Тем не менее, Луи смотрит на Зейна. Под его правым ухом и на ключицах действительно появились засосы. Томлинсон полагает, что это – последний гвоздь в крышку гроба Лиама. Малик уже занят, и по свежим пятнам понятно, что его партнёр находится в одном городе с ним. На мгновение Луи задумывается, каким может быть этот человек. Такая же привлекательная модель, как и сам Зейн? Или кто-то менее броский? — Ого, — произносит Луи, вспоминая, что Гарри вообще-то разговаривал с ним. Он отводит взгляд от парня, прежде чем кивает головой в сторону комнат, где большинство участников готовятся к предстоящему дню. — Я вспомнил, что мне надо кое-что обсудить с Найлом. Луи чувствует укол боли, когда Гарри сильно хмурится после его слов. Старший находит компромисс и выдавливает крошечную улыбку парню, который изучает его лицо, словно пытается что-то разгадать. Томлинсон покидает кухню и направляется к комнатам. Он совсем не думает о Гарри, стоящем с пустой кружкой в руке, выглядящем озадаченным и обескураженным побегом Луи. Возможно, это не лучший подход к делу. Но это проще, чем притворяться, что всё в порядке. Проще, чем обманывать самого себя. Проще сорвать пластырь ещё до того, как он понадобится.

На следующее утро свет включают раньше, чем хотелось бы Луи. Он чувствует себя вялым и усталым. Это странно. Он предполагал, что, когда у него снова появится отдельная кровать, его сон улучшится. Но ощущения такие, будто парень не спал все три ночи, что они провели на Casa Amor. К счастью, это последний день здесь. Большую часть утра они будут собирать вещи, а после обеда поедут на прежнюю виллу и проведут церемонию. Луи уверен, что Дениз отправится с ними в качестве партнёрши Найла. Он понятия не имеет, что решат Итан, Чад и Джаспер. Честно говоря, ему всё равно, кого выберут другие парни. За всеми не уследишь. Томлинсон трёт глаза. Раз Casa Amor заканчивается, значит, у него осталось не так уж и много времени на самом «Острове любви». Даже если Луи не исключат до финала, это максимум несколько недель. Потом он вернётся к привычной жизни, испытает свои пять секунд славы. Может, получит рекламные предложения. А затем отправится в Манчестер на учёбу. А Гарри… Гарри тоже отправится домой, в свою пекарню. В Лондон. Тоже проживёт свои пять секунд славы – хотя в случае со Стайлсом их наверняка будет все десять. Луи не сомневается, зрители полюбили его. Тем не менее, они вернутся домой. Вернутся к своим жизням. Закончится время, когда они видят друг друга днём и ночью. Возможно, Луи будет в порядке без смеха Гарри, без улыбки Гарри, без постоянных нежных напоминаний о Гарри. Томлинсон отступит от края пропасти и продолжит жить своей жизнью. — Лу, собирайся! — кричит Карла, прерывая его бурлящие мысли. Иногда она действительно напоминает их няню. Луи даже особо нечего упаковывать, кроме плавок. Через несколько часов парень устраивается на своём привычном сидении у окна в фургоне. Он заканчивает со сборами быстрее остальных участников, поэтому ему удаётся занять желаемое место. Затем Гарри подходит к фургону и нерешительно смотрит на Луи. Он выбирает место позади него, поэтому теперь они неловко сидят вместе. Тишина оглушает, напряжение в воздухе сгущается. Они вернулись к исходной точке. И это дело рук Луи, как и всегда. Луи чувствует укол в сердце. Они оба сказали, что не пожалеют о случившемся. Но Луи не стоило впутываться в то, что должно быть разрушено. — Эй, парни, как дела? — восклицает Найл, подходя к фургону. Уже не в первый – и даже не в сотый – раз Луи благодарен за то, что Найл здесь, с ним. Вряд ли он продержался бы на шоу так долго без него. Хоран забирается на сидение рядом с Луи и быстро оценивает атмосферу в фургоне. Он поворачивается к другу и крепко сжимает его колено. Через несколько минут появляются остальные парни, и водитель везёт их к вилле.

— У вас есть пятнадцатиминутный перерыв, — сообщает водитель через час, когда они останавливаются на заправке. Луи выходит из фургона, разминает ноги и потягивается. Лучше бы водитель давал инструкции, а не Карла. Он указывает так, будто ему всё равно, будут парни следовать правилам или нет. В нескольких метрах от них останавливается второй фургон с сотрудниками. Девушки с Casa Amor, вероятно, уже отправились на виллу. Они уехали за час до мальчиков, чтобы те успели собраться. Гарри выходит из фургона в солнцезащитных очках. Между его бровями заметна небольшая морщинка. Луи не понимает, обдумывает ли парень что-то или ему некомфортно. Его губы поджаты. Томлинсон смотрит на младшего, застыв на месте, после чего решает пойти в противоположном от фургона направлении. Совершенно случайно. Луи в порядке, он в полном порядке, всё просто прекрасно. Томлинсон замедляется, чтобы не выглядеть подозрительно, и слышит хруст гравия позади себя. Он указывает на то, что Гарри идёт к нему. Луи с болью вспоминает первый выходной от съёмок, когда Стайлс следил за ним. — Лу, постой, — просит Гарри, чем подтверждает подозрения старшего. У него низкий голос, в нём слышна резкая нотка волнения. Из-за неё Луи сразу начинает чувствовать беспокойство и настороженность. Гарри редко говорит таким тоном. Томлинсон останавливается и медленно оборачивается. Его сердце бьётся слишком быстро. Гарри стоит с прекрасным, но усталым и опустошённым лицом, повязка удерживает его растрёпанные кудри. Людям, которые не знают Стайлса, он всегда кажется спокойным человеком, не позволяющим разным вещам задеть его. Но Луи знает, что у него, как и у всех людей, случаются переломные моменты. — Гарри, — произносит Луи. Его голос звучит выше, чем обычно. Он задумывается, не выдаёт ли это его волнения, и засовывает руки в карманы, чтобы унять дрожь. Они находятся в пяти футах друг от друга, напряжённость во взгляде Гарри ощутима даже с того места, где стоит Луи. Он сжимает и разжимает кулаки, будто не знает, что с ними делать. Стайлс изображает прерывистый жест, словно хочет протянуть руку к старшему, но останавливается на полпути. Через мгновение он сглатывает, Луи неосознанно следит взглядом за этим движением. — Нам надо поговорить об этом, — осторожно начинает Гарри, как будто боится, что Луи хочет сбежать. Что ж, если так подумать, это правда. Томлинсон очень хочет сбежать. Далеко, далеко, далеко. Желательно домой. Там он сможет спрятаться в постели и притвориться, что всё это было дурацким сном. — Поговорить о чём? Луи сам поражается, как собранно и равнодушно прозвучал его вопрос. Непонимающе, словно ему всё равно. Это яркий контраст с эмоциями Гарри, стоящим перед ним. Это не остаётся незамеченным. Гарри, сбитый с толку, смотрит на него и нервно качает головой. Он опускает взгляд и мгновение тихо и спокойно размышляет о чём-то. Потом он поднимает глаза и смотрит в лицо Луи. — В чём твоя проблема? — с очевидным раздражением спрашивает Гарри. — Какая проблема? — говорит Луи, его голос ломается. После реакции Гарри любое подобие спокойствия, что у него было, разрушается. Стайлс делает шаг вперёд. — Ты избегал меня почти всё время, что мы были на Casa Amor. Луи удивляется. Гарри никогда так себя не вёл, это не в его характере. И всё же сейчас он стоит перед Томлинсоном и с обидой на лице требует объяснений. Пока они встречались, Стайлс никогда не был таким прямолинейным. Хоть некоторые попытки и случались – «хей, прошлой ночью я звонил тебе два раза» – они оба избегали обсуждений. Для них стало новой нормой то, как Луи игнорировал сообщения, сбрасывал звонки. Как Луи постепенно отгораживался. Вместо того, чтобы поговорить, они позволили проблеме затянуться до тех пор, пока любое здоровое общение не прекратилось. Пока Гарри не решил выдернуть вилку из розетки. К тому времени почти не осталось отношений, которые можно было бы спасти. Луи не мог даже предположить, что они окажутся здесь. Что Гарри будет стоять перед ним с болью в глазах, которую старший раньше не видел, и требовать объяснений. Два года назад, когда Луи сидел в грязной лондонской квартире с ужасным Wi-Fi, он не знал, что сказать. Сейчас тоже не знает. Сотрудники заправки наблюдают за ними с плохо скрываемым интересом. Одни с беспокойством, другие – с радостью. Хорошо, что они хотя бы находятся за пределами слышимости. Томлинсон знает – если они останутся здесь ещё немного, чувства, которые он пытался подавить, всплывут на поверхность. Он не готов к этому. Он не готов вот так столкнуться с Гарри и со своими чувствами. Как он может выразить их словами? Как он может выразить то, что он ощущает рядом с Гарри? То, как половину времени он сходит с ума, а другую – чувствует, что всё с самого начала было обречено. То, как его сердце сжимается каждый раз, когда Гарри общается с новыми людьми. Это не ревность, а глубокая боль. То, как Гарри смущает его. Наверное, Луи грёбаный идиот, но всё же. Поэтому Томлинсон молчит. Его горло сдавливается от эмоций. Так много всего он мог бы сказать прямо сейчас, но имеет ли всё это значение? Им придётся копаться в прошлом. Стоит ли это делать? После долгой паузы Гарри понимает, что старший не собирается ничего отвечать. Неверие в происходящее мелькает на лице парня, но уже через секунду оно сменяется виноватой улыбкой. Сердце Луи падает, когда он видит Стайлса таким – из него будто высосали всю энергию. Луи стал причиной этого. — Знаешь что, Лу? — произносит Гарри себе под нос и качает головой. Он почти шепчет, но Томлинсон ясно и отчётливо слышит каждый слог, каждый вздох. Воздух между ними напряжён, полон помех. Луи ждёт следующие слова парня. В любой момент может ударить молния, каждая секунда ожидания кажется мучительной. — Это всегда было проблемой. Ты никогда не говорил мне, что, блять, не так. Ты ходил и притворялся, что всё в порядке, когда ничего не было в порядке. Стайлс делает паузу и прерывисто вздыхает. — Я пытался, но что, чёрт возьми, я должен был сделать, когда ты всегда отстранялся? Когда ты не делился со мной своими чувствами? Здесь я всё время думаю, может, это из-за камер, но потом вспоминаю, что и раньше ты со мной никогда не обсуждал проблемы. В ушах Луи гудит шум, пока он ошеломлённо стоит, потеряв дар речи. События развиваются слишком быстро, слишком стремительно. Томлинсон даже не успевает обдумать слова Гарри. Они обрушиваются на него, словно волна цунами, которую больше ничего не сдерживает. Давление слишком сильное. Под тяжёлым непоколебимым взглядом Луи чувствует, как его тело рушится под весом чувств. Он не может выразить это словами. Секунда растягивается на миллион лет, в воздухе повисает густая и тяжёлая тишина, пока их внимание не привлекает голос с парковки: — Гарри! Луи! — зовёт их продюсер, разрушая момент. — Возвращайтесь в фургон! Гарри в последний раз качает головой. Этот едва заметный жест не увидит никто другой. Он разворачивается и медленно направляется к фургону. Зейн хмурится, замечая напряжение между ними. Карла с приподнятыми бровями наблюдает за всеми тремя парнями. Ноги Луи остаются приклеенными к земле, пока он смотрит вслед уходящему Стайлсу. Он не знает, как реагировать на слова младшего, которые тот, кажется, долго держал в себе, когда вокруг них суетится команда «Острова любви». По какой-то причине Луи чувствует, что он уже во второй и, возможно, последний раз смотрит, как Гарри уходит от него. Они снова оказываются в грёбаном фургоне. Он повидал уже больше, чем следует видеть любому фургону. Если бы машина была живым, дышащим существом, она бы заорала, чтобы они наконец взяли себя в руки. Атмосфера в фургоне удушающая, гнетущая. Луи чувствует, как четыре стены автомобиля ограничивают его. Он не может сказать всё, что хочет. Поскольку они возвращаются на виллу, дальше будет то же самое. Томлинсон бросает быстрый взгляд на Гарри. Тот смотрит в окно, между его бровями видна глубокая складка, будто он пытается решить сложную математическую задачу. Другие парни с опаской поглядывают на них, чувствуя, что что-то не так. Найл продолжает бросать на Луи обеспокоенные взгляды и ёрзает, словно хочет спросить, что произошло. Никто не произносит ни слова. Это было самое неподходящее время для такого жаркого разговора. Пока они едут, Луи вспоминает, что скоро у них состоится церемония. Он мысленно стонет. Последнее, чего он сейчас хочет – оказаться на вилле. Мысли проносятся в голове, в то время, как все взгляды прикованы к нему. Ты ходил и притворялся, что всё в порядке, когда ничего не было в порядке. Что, чёрт возьми, я должен был сделать, когда ты всегда отстранялся? Как надоедливая муха, слова Гарри жужжат в голове Томлинсона. Они непрекращающиеся и безжалостные. Они не уходят даже тогда, когда они добираются до виллы и готовятся к воссоединению с девушками. Прежде чем Луи успевает хотя бы задуматься о том, чтобы заговорить с Гарри, тот уходит прочь. Внезапно он оказывается один в комнате и ждёт своей очереди, чтобы воссоединиться с Элеанор. «Что он имел в виду?», — размышляет Томлинсон в сотый раз за последний час. Его мозг уже на пределе от эмоций, от беспорядочных мыслей, проносящихся в голове. «Это всегда было проблемой», — эхом отзываются слова Гарри. Сейчас не самое подходящее время разбираться со всем этим. Ему точно не стоит пытаться распутывать свои мысли перед камерами. Лёгкий стук в дверь указывает на то, что наступила его очередь. Итан, Чад и Джаспер уже закончили со своими церемониями. Луи знает, что это важный момент. Но сейчас ему кажется, будто шоу находится в каком-то отдельном мире. Оно – ещё одно препятствие, которое он должен преодолеть, чтобы решить, что происходит между ним и Гарри. — Луи, тебе пора, — сообщает Зейн, открывая дверь. Он задумчиво смотрит на парня, после чего добавляет: — Хей, ты в порядке? Томлинсон встаёт и слабо кивает. Когда он выходит из комнаты, Зейн хлопает его по спине. Кажется, он принял отсутствие реакции у Луи как признак, что он готов двигаться дальше, готов вернуться в реальность. Парень подходит к двери. Сотрудник говорит ему оставаться за ней до сигнала. Спустя минуту, проходя через дверь и спускаясь по деревянным ступенькам, Луи задаётся вопросом, во что, чёрт возьми, превратилась его жизнь. Все островитяне сидят, и только Элеанор стоит. Чад и Джаспер находятся в своих парах, они оба выбрали новых девушек, а Итан остался с прежней партнёршей. Ряд новых незнакомых парней стоит спиной к Луи, Кэролайн находится рядом и что-то жестикулирует, когда Томлинсон подходит ближе. — Луи! — радостно восклицает Кэролайн. Луи улыбается ей в ответ и приобнимает её, прежде чем смотрит на Элеанор. Та очень убедительно притворяется, что испытывает восторг и облегчение от встречи с Луи. — С возвращением! Ты решил не менять пару после Casa Amor. Как думаешь, ты принял правильное решение? — спрашивает Кэролайн. Томлинсон оглядывает остальную группу людей, все смотрят на него. Как думаешь, ты принял правильное решение? Луи колеблется. Разве не забавно, что Кэролайн умеет задавать правильные вопросы, даже если они не касаются Луи и Элеанор. Всё, о чём он может думать – Гарри. Какое здесь правильное решение? Кэролайн натянуто улыбается, ожидая запоздалого ответа Луи. Только сейчас он вспоминает, что это не самое подходящее время и место для его сумбурных мыслей. Он в прямом эфире, и судьба Элеанор зависит от него. — Конечно, — торжественно говорит Луи и заставляет себя ухмыльнуться. Он смотрит на Элеанор, которая стоит со сложенными руками и улыбается на камеру. Парень видит, как в её глазах мелькает беспокойство. Она точно заметила его странное поведение. Боже, даже Элеанор понимает, что что-то случилось. Луи надеется, что хотя бы на камерах ничего не видно. Томлинсон присоединяется к другим участникам. Он чмокает Элеанор и садится рядом с ней, готовясь наблюдать за остальными парами. Хоть Луи и знает, что он должен казаться вежливо заинтересованным, он до сих пор в смятении. Всё, что он видит перед собой – расстроенное лицо Гарри. Я пытался. «Как думаешь, ты принял правильное решение?», — слова Кэролайн эхом раздаются в голове. Луи ведёт себя словно на автопилоте. Хоть он физически и присутствует на шоу, ему кажется, будто он наблюдает за собой со стороны. Только когда Нора и Лиз встают, Томлинсон сосредотачивается на церемонии. Он предполагает, что Найл выберет Дениз. Забота о друге возвращает парня к реальности, он в предвкушении напрягается. — Лиз, — начинает Кэролайн, переводя взгляд между ней и Норой. — Изначально ты была в паре с Найлом и решила не выбирать нового участника ради него. Нора, ты была в паре с Джаспером, а теперь тоже решила остаться одна ради Найла. Как вы думаете, Найл выберет кого-то из вас? Луи машинально опускает взгляд и заставляет себя никак не выдавать правду, как просила его Карла. Но, боже, это так сложно. Элеанор продолжает бросать на него испытующие взгляды. Краем глаза он замечает, что Итан тоже старается не смотреть на окружающих. Томлинсон собирается посмотреть на выражение лица Гарри, и у него замирает сердце. Точно, Гарри ещё не зашёл на виллу, и у них сейчас не очень хорошие отношения. — Я надеюсь на это. Я чертовски волнуюсь. Но у нас с Найлом была сильная связь, я готова рискнуть своим сердцем, — отвечает Лиз и снисходительно смотрит на Нору, после чего снова поворачивается к Кэролайн. Нора громко фыркает и скрещивает руки на груди. — Я чувствую то же самое. Луи уверен, что где-то прямо сейчас умирает Зейн от всего этого фиаско. — Что ж, если Найл вернётся один и выберет кого-то из вас, вы будете полностью принадлежать ему. Но, — Кэролайн делает паузу, — если он вернётся с другой девушкой, вы окажетесь одни. От торжественных слов Кэролайн напряжение в воздухе усиливается. Женщина смотрит прямо в камеру и объявляет: — Давайте посмотрим, что решил Найл. Как по команде, все островитяне поворачиваются к дверям виллы, которые медленно открываются. Когда Найл заходит с Дениз, раздаются вздохи девушек. Хоран заметно нервничает. Дениз же широко и невозмутимо улыбается. Нора и Лиз ошеломлённо молчат. — С возвращением, Найл, — в тишине произносит Кэролайн. — Я вижу, ты решил стать парой с Дениз. Как думаешь, ты сделал правильный выбор, зная, что Нора и Лиз ждали тебя? На мгновение Найл напрягается, прежде чем вздыхает и сжимает ладонь Дениз. Луи поражён преображением друга – за одну секунд он превратился из нервного парня в уверенного. — Лиз и Нора хорошие девушки, — без колебаний говорит Найл. — Но если я чему-то и научился на «Острове любви», так это тому, что любовь хаотична. Есть разные вещи, которые надо учитывать, когда вы начинаете встречаться с кем-то. Но если это правильный человек, вы должны выбрать его, несмотря ни на что. Луи ещё никогда не слышал, чтобы Найл был настолько откровенен. — И когда вы встречаете правильного человека, вы должны быть готовы быть уязвимыми. Вы должны дать человеку понять, что хотите быть с ним независимо от того, что подумают другие люди, — добавляет Хоран и устремляет быстрый взгляд на Луи. Парень подумал бы, что ему показалось, если бы взгляд не был таким целенаправленным. Найл с широкой улыбкой поворачивается к Дениз. — Я думаю, что нашёл всё это в Дениз. Мы ещё узнаём друг друга, но я полагаюсь на свою интуицию. Все островитяне радостно хлопают, а Нора и Лиз удивлённо смотрят на ирландца. Сердце Луи наполняется гордостью за друга, счастьем за принятое им решение. Он хлопает немного громче, чем другие ребята, и показывает Найлу большие пальцы. — Поздравляю, — объявляет Кэролайн и с уважением смотрит на Найла, как только аплодисменты затихают. — Осталась последняя пара. Лейни, встань, пожалуйста. Лейни поднимается со скамейки, разглаживая платье, и выходит вперёд. Сердце Луи замирает от осознания, что Гарри в любой момент может появиться на вилле. Гарри. Он сцепляет руки в замок, чтобы остановить их дрожь. — Мне правда понравился Гарри, и я до сих пор считаю его замечательным человеком, — произносит Лейни и нервно сцепляет руки в замок. — Но всё время, что провели вместе, он не был со мной на сто процентов. Луи вспоминает подобные слова, которые она сказала несколько дней назад. — Поэтому я решила выбрать одного из новых парней, Адама. Томлинсон замирает. Что? Лейни выбрала другого островитянина. Лейни выбрала нового парня. Что в таком случае ожидает Гарри? Если Стайлс не выбрал Лейни – или кого-нибудь другого, раз уж на то пошло – велика вероятность, что его выгонят с шоу. Осознание этого поражает Луи. Кэролайн сообщает о прибытии Гарри на виллу. Для Луи всё происходит будто в замедленной съёмке. Двери открываются, за ними стоит Гарри. Он великолепный, загорелый и прекрасный. Всё как обычно, за исключением того, что на его лице написано смирение, словно он уже знает, чем всё закончится. Он один. Томлинсон не может отвести взгляд от Гарри, пока тот проходит внутрь. На лице Лейни отражается уместное чувство вины за то, что именно она в их паре выбрала нового человека. Стайлс переводит взгляд на Кэролайн, она тоже удивлена тому, что он вернулся один. Потом он наконец поворачивает голову туда, где сидит Луи. Гарри пробегает расчётливым взглядом по Луи и Элеанор, изучает их близость и то, что девушка держит Томлинсона за запястье. Она неловко ёрзает, замечая, как Гарри смотрит на них. Все остальные люди сбиты с толку тем, что делает Гарри, но Луи знает. Он единственный человек, кто видел, насколько младший измучен, кто точно знал, что произошло за те пятнадцать минут на заправке. Те пятнадцать минут были передышкой от постоянного наблюдения за ними. У них появился редкий шанс на разговор, но Томлинсон ничего не сказал тогда. — Здравствуйте, — говорит Гарри хриплым, как обычно, голосом. В его улыбке есть неуверенность, есть что-то, чего Луи не может понять. — Гарри, — объявляет Кэролайн таким тоном, словно у неё не хватает слов после того, как парень появился на вилле один. — Ты один, и, как видишь, Лейни выбрала нового парня. Что ты чувствуешь? Гарри переминается с ноги на ногу. Это движение настолько незаметное, что большинство людей не уловят его. Но для Луи очевидно, что кудрявый нервничает. Он не видел младшего таким встревоженным с тех пор, как тот в девятнадцать лет рассказал бабушке и дедушке о своей ориентации. Для него это было важным решением. — На самом деле, если никто не против, я хотел бы сделать объявление, — твёрдо отвечает Стайлс, игнорируя вопрос Кэролайн. Мысли Луи несутся вскачь. Какое объявление? Другие островитяне тоже выглядят потерянно. Кэролайн кивает, озадаченно хмурясь, а Гарри поджимает губы и сцепляет руки за спиной. — Прежде всего, я хочу сказать, что я был рад поучаствовать в этом шоу, — начинает парень. Пульс Луи учащается. Что бы Гарри ни собирался сообщить, он выглядит невозмутимым, будто он твёрдо принял окончательное решение. Через мгновение Стайлс делает размеренный вдох. — Но, проведя время на Casa Amor, я понял, что мне пора покинуть его. Время останавливается. Повисает тишина, пока все перерабатывают информацию в коллективном изумлении. Луи чувствует, как Элеанор инстинктивно сжимает его запястье. Он не может отвести взгляда от Гарри, его тело онемевает, а мозг лихорадочно пытается переварить слова младшего, его решение. «Почему?», — хочет спросить Томлинсон, когда Гарри пристально смотрит ему в глаза. После короткого мгновения шока Кэролайн обретает дар речи. — Что ж, это неожиданно. Почему ты решил уйти после Casa Amor? — спрашивает женщина, переводя взгляд с Гарри на Карлу и обратно. Карла лихорадочно расхаживает за кадром. Стайлс на секунду смотрит на Кэролайн, после чего его взгляд снова останавливается на Луи. Старший с уверенностью может сказать, что тот тщательно обдумывает слова, но его глаза спокойные, ясные. — Ну, это связано с человеком, к которому у меня есть чувства, — мягко произносит Гарри, как будто вся Великобритания не наблюдает за этим разговором. Этого не может быть. Они на грёбаном национальном телевидении. «Боже, Гарри. Что ты делаешь?», — думает Томлинсон. — Я пришёл на «Остров любви», чтобы начать всё заново. Может быть, найти кого-то нового, если мне повезёт, — продолжает кудрявый, его голос ломается. Стайлс на мгновение опускает взгляд, после чего снова поднимает голову. Кажется, на этот раз он на грани слёз. Луи страстно желает дотянуться до Гарри, но он остаётся на месте, его горло сжимается. Младший качает головой, тихо посмеиваясь. — Я пытался двигаться дальше после кого-то из своего прошлого, но у меня не получается. Я понял, что больше не хочу находиться на этом шоу и искать кого-то нового, — заключает Гарри, прикрывая глаза и издавая смешок. Луи не может дышать, кровь пульсирует у него в ушах. Он чувствует, как внутри него рушится оставшаяся часть стен, которые он построил. Его сердце разбивается на миллион крошечных осколков, они рассыпаются по земле под ним. Гарри пытался двигаться дальше, хотя прошло уже столько времени. И вот теперь он здесь, признаётся всем людям на вилле, тысячам зрителей, что он не смог по-настоящему отпустить его. Луи сидит в тридцати футах от Гарри, но ему всё равно кажется, будто парень стоит перед ним, удерживает своим наэлектризованным взглядом. Пока сердце Томлинсона бешено бьётся, голос Гарри эхом отзывается в нём. Я пытался. Часть Луи отчаянно хочет сказать Стайлсу «пожалуйста, останься». Другая часть говорит ему оставаться на месте и держать рот на замке ради того Луи, который знает, что ничего не получится. Две противоположные силы давят на Томлинсона. Его тело остаётся неподвижным, он не обращает внимания ни на что, кроме взгляда Гарри, направленного на него. Он хочет, чтобы камеры выключились, чтобы все ушли. Он хочет посмотреть на Гарри и спросить «Почему? Что ты творишь?». Только когда островитяне начинают медленно подниматься, Луи понимает, что кудрявый закончил свою речь. Все приближаются к нему, чтобы попрощаться, они явно опечалены. Луи чувствует, как он, полностью ошеломлённый, встаёт со своего места. Он осознаёт, что его ноги следуют за другими ребятами. Но какая-то часть внутри него будто мертва, ему кажется, что всё происходит в замедленной съёмке. Гарри покидает остров. Из-за него. Найл утягивает Луи в нежные объятия. Они длятся дольше, чем следовало бы, учитывая, что не он уходит из шоу. — Ты должен что-то сказать, — тихо бормочет Хоран, после чего отпускает его. Луи не знает, что сказать. Поэтому он стоит, обездвиженный, и наблюдает за тем, как все прощаются с Гарри. Он чувствует себя беспомощным.

Всякий раз, когда островитянин выбывает из шоу, выделяется час на сбор вещей и прощание. Это означает, что через час Гарри зайдёт в фургон и навсегда покинет виллу. И жизнь Луи, вероятно, тоже. Другие участники долго прощаются с Гарри, прежде чем наконец оставляют его одного, чтобы он спокойно собрал свои вещи. Луи лихорадочно размышляет, что ему стоит сказать, и хочет ли Гарри, чтобы он вообще говорил с ним. Трудно осмыслить всё за один час. Ещё труднее становится из-за того, что у Луи сейчас такое эмоциональное состояние, будто его переехал грузовик. Несколько раз. Стайлс сказал, что не смог двигаться дальше после него. Но теперь он покидает шоу, оставляя Луи позади. Что Луи должен делать с этим? За двадцать минут до прибытия водителя Луи наконец направляется в спальню. Гарри спокойно укладывает последнюю одежду в чемодан. Он делает это с такой концентрацией, которая присуща только ему. Томлинсон недолго наблюдает за ним с печальной нежностью в груди. Через некоторое время Гарри замечает его в дверях и поднимает взгляд. Луи чувствует себя неуверенным, слабым. — Привет, — произносит старший. — Привет, — отвечает Стайлс. — Ты не должен был этого делать, — нерешительно говорит Луи, делая шаг вперёд. Гарри слабо усмехается. — Ну, может быть, я должен был. Для себя. Младший смотрит в пол. Следует пауза, пока Луи думает, что сказать. Теперь он пытается понять, что происходит в голове Гарри, а Гарри отгораживается от него. Они поменялись местами. Из другой комнаты внезапно слышатся крики и визг… Норы и Лиз? Луи кажется, что между их спором он слышит извинения Найла. — Я буду скучать по этому, — громко произносит Гарри, чтобы перекричать голоса из соседней комнаты. Хоть парень и указывает в ту сторону, где происходит ссора, его взгляд настолько искренний и напряжённый, что Луи понимает – возможно, он имел в виду что-то другое. «Я не хочу, чтобы ты уходил», — желает сказать Томлинсон. После тяжёлых нескольких дней он должен чувствовать облегчение от того, что всё заканчивается. Но всё, чего он хочет – больше времени вместо жалких минут до отъезда Гарри. Он неизбежно вернётся в Лондон, а Луи останется здесь, за тысячу миль от него. — Я тоже буду скучать по этому, — отвечает Луи слишком тихо для того, чтобы Стайлс мог расслышать его. — Гарри, фургон подъехал, — кричит Карла из коридора. Начинается небольшая потасовка, когда островитяне направляются к главным дверям виллы, чтобы попрощаться. Гарри застёгивает чемодан и встаёт, а затем последний раз смотрит на Луи. Луи не уверен, чего он ожидал. Может, того, что Гарри проигнорирует его. Может, слабой улыбки. Но он уж точно не ожидал того, что Гарри поставит чемодан и обнимет Луи. В руках Гарри Томлинсон всегда чувствовал себя в наибольшей безопасности. Он жмурится, когда Гарри обнимает его. Горько-сладкое чувство заполняет его. Хоть объятие и длится совсем недолго, кажется, словно этот момент растягивается на несколько часов. Словно слова, которые остались невысказанными, можно ощутить через прикосновения. Затем Гарри направляется к выходу из виллы, а Луи смотрит ему вслед. Часть старшего хочет побежать за ним по коридору, догнать его и сказать, что, может, они поступили неправильно. Может, всё это было ошибкой. Однако он этого не делает. Не здесь и не сейчас. Тем не менее, Томлинсону трудно избавиться от разочарования и сожаления, когда он вместе с другими островитянами машет Гарри на прощание. Словно у Гарри были с ним точно такие же отношения, как со всеми остальными. Когда Луи направляется обратно на виллу, Найл кладёт руку ему на спину. Ему кажется, что эти чувства останутся с ним на долгое, на очень долгое время.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования