Bound

Фемслэш
Перевод
NC-17
Завершён
40
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.archiveofourown.org/works/20725679/chapters/49239140
Размер:
192 страницы, 20 частей
Описание:
- Практика ментального связывания подразумевает под собой, что ученик связан со своим господином телом, разумом и магией, - объяснила Филиппа, складывая руки перед собой на столе. - Это не то, на что нужно идти с легкомыслием. Но если ты на это согласишься, я смогу поделиться с тобой своей магией и обучить техникам, которые были бы просто невозможны, если бы я полагалась только на вербальную коммуникацию. Это достаточно интимный процесс, а временами весьма агрессивный.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
40 Нравится 18 Отзывы 8 В сборник Скачать

Глава: XIII

Настройки текста
— Я не еду сегодня после обеда ​​на Скеллиге, правда? Трисс стояла у двери комнаты Йеннифер на постоялом дворе, с сумкой вещей в руках и со слезами на щеках. Йеннифер тихо вздохнула, но быстро впустила девушку внутрь. Когда дверь за ней закрылась, чародейка обняла Трисс, позволив ей выдохнуть всю горечь в изгиб своей шеи. Йеннифер никогда не любила обниматься, в отличии от Трисс, поэтому она это сделала. Чародейка знала, что нужно подруге в тот самый момент, поэтому она ничего не сказала, позволив Трисс расклеиться в её объятиях. — Я сама сделала это с собой, — жалобно пробормотала Трисс, слёзы текли по её лицу. -Почему я думала, что могу иметь всё? Я должна была просто молча страдать, желая её. По крайней мере, тогда я бы всё ещё была там. Я бы не пожертвовала своим образованием ради пары оргазмов. — Слово прозвучало так, как будто было ей противно. Потому что все их отношения сводились именно к этому. Просто оргазмы. Просто несколько случайных оргазмов. Трисс чувствовала себя идиоткой. — Ты ничего не бросала и не чем не жертвовала, — серьёзно сказала ей Йеннифер, на мгновение отходя от девушки, которую держала в объятиях, чтобы взглянуть ей в глаза. — Филиппа вероятно была слепа, чтобы не заметить, насколько ты ею увлечена. Она знала, что это причинит тебе боль. Тем не менее, она всё равно это сделала. Возможно. Трисс не хотела возлагать всю вину на Филиппу, потому что она сама сделала свой собственный ужасный выбор. Хотя вероятно, наставнице следовало бы пояснить, прежде чем они переспят, что это никогда не будет иметь никакого значения. Возможно, это позволило бы Трисс быть более осторожной и понять, что она ещё не готова к чему-то подобному. Но остановило бы её осознание происходящего? Иногда очень трудно не сделать плохой выбор, когда он выглядит настолько привлекательным. А Филиппа всегда была привлекательной, что не могло не раздражать. Йеннифер сжала губы, но спорить не стала. — Расскажи мне, что случилось, — наконец спросила она, садясь в одно из кресел и приглашая Трисс устроиться в другом, стоящем напротив. — Всё по порядку. Трисс старалась не слишком подчёркивать свою субъективную точку зрения и предвзятое отношение, но это не имело бы никакого значения, учитывая, что Йеннифер всегда была готова принять её сторону, несмотря ни на что. Чародейка всё время слушала молча, а когда Трисс, наконец, закончила, она очень долго молчала, прежде чем заговорить. — Значит, она хочет и дальше спать с тобой, но только если это не будет связано с бременем твоих эмоций? Ужасно даже для неё. — Что? — спросила Трисс, удивлённая комментарием. Откуда она это взяла? — Разве ты действительно не поняла значение фразы пока мир не закалит тебя? Когда тебе разобьют сердце несколько десятков раз, и ты перестанешь расценивать секс как нечто особенное, ей будет легче поддерживать с тобой отношения, которых она хочет. — Может, это то, что мне нужно, — печально ответила Трисс. — Более безрадостный взгляд на жизнь. Тогда я была бы такой же, как и все вы. — Посмотри на меня, — решительно сказала Йеннифер, встретившись глазами с подругой. Выражение её лица было ужасно серьёзным. — Не смей позволять своему внутреннему свету покинуть тебя. Ни ради неё, ни ради кого бы то ни было. Ты не хочешь быть похожей на нас, Трисс, поверь мне. Мы несчастливы. Как ты думаешь, почему Филиппа отказывается с кем-либо сближаться? Это не потому, что для неё важнее множество случайных любовников. Это потому, что она встала на свой ничтожный путь уже очень давно. Она не хочет меняться, а учитывая её возраст, я сомневаюсь, что она когда-нибудь изменится. Она просто абсолютно перестала заботиться. О других и о себе. Трисс не знала, правда ли это. Филиппа определенно выглядела так, как будто она заботилась о ней в то время. Хотя, очевидно, недостаточно, чтобы попросить её остаться. — А ты? — тихо спросила Трисс, её сердце громко забилось в груди. — Я? Я родилась уставшей от этого мира. С тех пор ничего не изменилось. Уже прошло так много времени, что я пришла к выводу, что ничего не изменится, — легкомысленно ответила Йеннифер, словно это не было одной из самых печальных вещей, которые Трисс когда-либо слышала. Честно говоря, ей было жаль их всех. Было ли это её судьбой? Неужели это судьба всех чародеев? Трисс этого не хотела. — Но ты другая, Трисс. Ты улыбаешься, и делаешь это искренне. Ты это чувствуешь. Я не видела ничего подобного очень давно. У тебя есть все основания быть такой же несчастной, как и все мы, но ты всё равно ярко сияешь. Никогда не отказывайся от этого ради кого-либо. Если они тебя об этом просят, значит, им на самом деле наплевать на тебя. Запомни это. — Ей не наплевать, — настаивала Трисс. Филиппа может назвать это случайным, но всё же между ними было что-то большее. Это был не просто секс. Было что-то большее, но этого было недостаточно. Кроме того, если бы Филиппе было наплевать, почему она была такой терпеливой, такой понимающей и внимательной? Почему она была так осторожна, отпуская её, вместо того, чтобы просто выставить за дверь? И почему, почему, если ей было наплевать, она позаботилась о том, чтобы Трисс поняла, что отказ от неё не означает, что её одной недостаточно? Почему её так заботила самооценка Трисс, что она даже решилась на извинения? — Возможно ты отчасти права. Но её заботы было недостаточно. И это было горькой правдой. Филиппе было не всё равно, но в конце концов этого было недостаточно. Трисс уставилась на свои руки, чувствуя себя беспомощной и одинокой. — Пожалуйста, не говори ей ничего, если вы увидитесь, — попросила она. — Я не хочу сделать ещё хуже. — … Я обещаю, что не затрону этот вопрос. Трисс уставилась на неё. Ей не понравилось, как Йеннифер это сказала. Это прозвучало… своеобразно. — Ты думаешь, она собирается тебе что-то сказать, не так ли? — догадалась Трисс, внутри неё всё неприятно сжалось. Почему им всегда было необходимо вгрызаться друг в друга? Это вовсе не способствовало её свободной жизни без лишних драм. — Конечно, она собирается мне что-то сказать. Ей явно не понравилось, что я была той, к кому ты пришла, когда почувствовала внутренние противоречия. И она, без сомнения, обвиняет меня в том, что я побудила её новую игрушку сбежать от неё, — прямо ответила Йеннифер, мало беспокоясь о сказанном. — Каким бы дружеским ни было ваше расставание, я гарантирую, что Филиппа злится из-за того, что это произошло, и она будет искать кого-то, чтобы переложить вину. В этом отношении я являюсь такой же хорошей мишенью, как и все остальные. Возможно, даже наилучшей, среди большинства, поскольку она, вероятно, обвинит меня в этом из-за нашего общего прошлого. — Она винит себя, — сказала Трисс, ненавидя это, поскольку они обе были виноваты в том, как всё обернулось. Они обе этого хотели. Они обе не могли себя контролировать. — Пока что, — ответила Йеннифер со знанием дела. — Должно пройти немного времени. Каждый у кого есть глаза, заметил, что ты ей несомненно нравишься. И в конце концов она начнёт злиться, осознав, что скучает по твоей компании. Неделя. Я сделаю ставку, что пройдёт неделя, прежде чем мне скажут, что мне следует заниматься своими делами, а не вмешиваться в чужие. Трисс почувствовала, как всё внутри сжалось и замерло. — Ты думаешь, она будет по мне скучать? — В её голосе прозвучала нотка надежды, и Йеннифер бросила на неё такой взгляд, будто девушка должна знать это лучше, и не сомневаться в её словах. — Да, она буде скучать, но недостаточно для того, чтобы попросить тебя вернуться. И даже если она решится на это, я думаю, ты отдаёшь себе отчёт о вашей несовместимости в настоящее время. Вернись в школу, Трисс. Получи диплом. Стань самой собой. Узнай, как прекрасно находиться в первых рядах, а не в тени. Я уверена, что Филиппа многому тебя научила, но она тебе больше не нужна. Ты уже и так выросла над самой собой, и это был хороший опыт. По крайней мере, вплоть до самого конца. А теперь пора двигаться дальше. Трисс была опустошена. Филиппа предпочла не отказываться от менторства. Однако Йеннифер, похоже, считала, что ей лучше сосредоточиться на других вопросах. Была ли она права? И если да, то что это значило для их связи с Филиппой? Она всё ещё была связана ней. Хотя Трисс сомневалась, что теперь, когда они были далеко друг от друга, их связь могла иметь большое значение, поскольку изрядное расстояние, казалось, ослабляло последствия. Но что произойдет, когда она увидит её вновь? Рано или поздно это случится. Даже если это произойдёт не сразу, когда-то их пути снова пересекутся. Это было неизбежно. И Трисс не имела ни малейшего представления, что ей делать, когда наступит этот день.

****

Трисс потребовалось очень много времени, чтобы перестать думать о Филиппе каждый день. В конце концов, как и в большинстве случаев, её боль начала затихать. Она защитила диссертацию и досрочно выпустилась из школы. Тяжкий труд окупился. В день, когда был назначен бал в Аретузе, на котором молодые волшебницы должны были встретиться с королями, которым им предстоит служить, Трисс встретила её самая близкая подруга, пришедшая поздравить её с достигнутыми успехами. Йеннифер отыскала Трисс в тот момент, когда она вошла в бальный зал. Лицо девушки засияло от радости, когда она увидела чародейку, также как это было почти год назад. Они часто общались с помощью мегаскопа, пока Йеннифер занималась своими бесконечными делами на Континенте. Но прошло уже много времени с их последней встречи, и Трисс была безмерно счастлива, что она приехала. — Раннее вознесение, — отметила Йеннифер с гордой улыбкой на губах, прежде чем наклониться и нежно поцеловать Трисс в щёку в знак приветствия. — Впечатляет. Ты хорошо выглядишь. Трисс улыбнулась, аккуратно перекинув волосы на одно плечо. — Я старалась, — серьёзно ответила девушка. На ней была скромное, но привлекательное тёмно-синее платье, а на шее висел темерский кулон. — Ты была права. Возвращение в школу было для меня лучшим исходом событий. Я чувствую, что наконец-то добилась того, что намеревалась сделать. — И вскоре ты достигнешь гораздо большего, — ответила Йеннифер с нежностью в голосе. Улыбка Трисс стала шире, она оценила слова подруги. — Куда они тебя отправляют? — Я буду служить королю Фольтесту, — заявила Трисс, довольная своей новой должностью, несмотря на сложности, с которыми, как она была уверена, ей предстоит столкнуться. — Полагаю, это имеет смысл, учитывая то, что я темерийка. Я лишь надеюсь, что получу его расположение. Я слышала, что он может быть ужасно упрямым, так что я убеждена, что мне придётся потрудиться, чтобы зарекомендовать себя. — У тебя всё получится, я в этом уверена. Трисс благодарно улыбнулась. — Я присоединюсь к тебе позже, — извинилась девушка. — Мне необходимо представиться. Тиссая уже косо смотрит на меня за то, что я слишком долго задерживаюсь с тобой. — Она посмотрела на ректора Аретузы, которая стояла в дверном проеме и прожигала взглядом дыру в выпускнице. — О, дело не только в тебе, — заверила её Йеннифер, взглянув на Тиссаю. — Она всегда насторожена, когда я возвращаюсь в школу. Она знает, что я ненавижу это место. — Ты ненавидишь школу? — удивлённо спросила Трисс. Йеннифер никогда не упоминала об этом раньше. Ей пришлось задаться вопросом, почему, но Трисс также знала, что сейчас не время и не место для такого разговора. Тем не менее она осторожно уточнила: — Тогда почему ты всегда возвращаешься? — Вначале это было из-за ошибочного чувства долга. В конце концов, я делала это лишь для того, чтобы узнать, как ты поживаешь. Теперь, когда ты покинешь школу, я сомневаюсь, что приеду сюда ещё когда-либо, — честно ответила Йеннифер, и Трисс понимающе кивнула. Однако она была благодарна за то, что чародейка возвращалась ради неё. Она стала для неё почти что сестрой, которой у неё никогда не было, и она была безмерно благодарна Йеннифер за то, что она появилась в её жизни. Девушка не была уверена, кем бы она стала, если бы не влияние подруги. Трисс покинула компанию Йеннифер, чтобы представиться королю Темерии. Он довольно хорошо её воспринял, и они долго беседовали на различные темы, прежде чем дал Тиссае своё согласие на занятие Трисс новой должности при дворе. Однако король был упрям, и Трисс знала, что ей потребуется изящество, чтобы направить его в нужное ей русло. Однако это был вызов, который она с готовностью приняла, поскольку была уверена, что способна на это. Время, проведенное ею в Аретузе, уроки Филиппы, и наставления, полученные от Йеннифер, научили девушку многому. Эти знания давали ей представления не только об обычной политике, но и о социальной политике, и поэтому она знала правила этой игры. Наконец Трисс оставила короля, чтобы снова отыскать подругу. Йеннифер улыбнулась, когда девушка присоединилась к ней с бокалом вина в руке. — Он одобрил? — Конечно, одобрил, — ответила Трисс с едва уловимой гордой ухмылкой. Она никогда не сомневалась в своих интеллектуальных способностях, и, честно говоря, это было достаточно приятно и придавало сил. Возможно, она казалась высокомерной, но ей было всё равно. Она наконец перестала сомневаться в себе, и это было прекрасное чувство. — Я лучшая выпускница Аретузы за многие прошедшие годы. Он поступил бы глупо, если бы отказался от моего назначения. Йеннифер усмехнулась. — Я рада видеть, что ты наконец осознаёшь свою ценность, но скажу откровенно, что подобное высокомерие напоминает твою бывшую Госпожу. Поверь, миру не нужна ещё одна Филиппа Эйльхарт. Трисс закатила глаза, но в внутри всё перевернулось при упоминании имени бывшей наставницы. Она пыталась не думать о ней сегодня, но теперь, когда Йеннифер завела о ней разговор, Трисс не могла остановить себя от пристального изучения зала, гадая, почему Филиппа не явилась на торжество. Трисс не была уверена в том, что покинула бы праздник вместе с ней, даже если бы Филиппа предложила, поскольку девушка была довольна тем, как развиваются её жизненные перспективы. Однако Филиппа сказала, что им не следует видеться до тех пор, пока она не окончит учёбу, и на этом всё. Но сегодня её выпускной, так почему же её не было здесь? — Ты надеялась, что она приедет, — заметила Йеннифер. Трисс тихо вздохнула, снова глядя на подругу. — Честно говоря, я не знаю, на что я надеялась, — ответила она, взяв очередной бокал вина с подноса одного из слуг. — Может, это и к лучшему, что она не пришла. Я бы не хотела возвращаться к ней и ко всем недосказанностям, связанными с ней. Мне не терпится отправиться в Темерию и начать новую главу своей жизни. Однако я не уверена, что смогла бы озвучить это ей. Когда я вернулась сюда, всё, о чём я могла думать на протяжении очень долгого времени, это возвращение в Монтекальво. Но всё изменилось. Теперь я боюсь, что если увижу её вновь, то обнаружу, что мои чувства к ней остались прежними. Полагаю, я бы предпочла, чтобы она не сбивала меня с толку. — Трисс сделала глоток вина, чтобы убедиться, что она чувствует именно это. Затем она кивнула, как бы успокаивая себя. — Да. Это к лучшему, что она не пришла. Йеннифер долго смотрела на неё. Возможно, оценивая, может ли она поверить в слова подруги и в то, что Трисс спокойно отнеслась к отсутствию Филиппы. Наконец она сменила тему. — Как Кейра? — спросила слишком небрежно чародейка. Трисс искоса посмотрела на неё, прищурившись. — Что ты знаешь о Кейре Мец? — Только то, что в школе она была твоей соседкой по комнате. А ещё то, что в тот последний раз, когда я связывалась с тобой по мегаскопу, то застала тебя без рубашки, а она находилась позади тебя. В твоей постели. Я намерено вела себя так, словно не заметила ничего, чтобы избавить тебя от смущения. Тем не менее, должна признать, мне любопытно узнать о твоём маленьком утешение. — Она не способ утешения, — раздражённо ответила Трисс. Йеннифер бросила на неё многозначительный взгляд, и Трисс закатила глаза. — Она помогает мне отвлечься, — наконец признала она. — В этом нет никакой романтики. Мне нужно было перестать думать о Филиппе, а она была рядом. Это было легко и непринуждённо. — Значит, это продолжается до сегодняшнего дня? — заинтригованно уточнила Йеннифер. Возможно, она была просто удивлена, что Трисс на самом деле смогла поддерживать отношения без обязательств в то время, когда она не была способна допустить подобного с Филиппой. Но Филиппа была другой. Кейра была забавной, но Филиппа была… чем-то большим. Чем-то существенным. Но это уже не имело значения. — Я не единственная чародейка, отправляющаяся в Темерию, — сказала Трисс, не слишком довольная этим фактом. Она чувствовала, что её одной должно быть достаточно. Однако, чем больше магов находилось при дворе Темерии, тем, очевидно, значительнее были силы. — Король Фольтест хочет, чтобы в его королевский совет входило несколько чародеев. Кейра должна стать одной из них, вместе с магом, которого я пока что не встречала. Феркарт. Так его зовут, если я не ошибаюсь. Так что, да. Это продолжается до сегодняшнего дня. Наше совместное проживание было крайне удобным, и у нас обеих есть потребности. Так почему бы не удовлетворить их друг с другом? Однако Трисс не дала Йеннифер времени на ответ. Вместо этого она быстро сменила тему: — Как Геральт? Йеннифер прищурилась и медленно отпила вино из бокала. — …Он в порядке. — Да ладно тебе. Ты можешь расспрашивать о моей сексуальной жизни, но я не могу узнать о твоей? Признаюсь, мне всегда было любопытно, каков ведьмак в постели. Он безусловный монстр? — спросила Трисс, желая посплетничать. Йеннифер, однако, не была настроена сплетничать. — Если тебе так любопытно, найди себе одного, чтобы взобраться на него, — ответила Йеннифер, прерывая попытки подруги выпытать подробности. Трисс печально вздохнула. Иногда Йеннифер не желала просто повеселиться. — Или ты можешь просто пригласить меня в постель, которую делишь с ним, — предложила Трисс с излишней небрежностью. Часть её хотела шокировать Йеннифер ради собственного развлечения, но другая её часть была настроена серьёзно. Потому что, честно говоря, она бы не отказалась от такого предложения. — Я знаю, что ты не отвечаешь взаимностью, но я была бы не прочь дать тебе кое-что в обмен на то, что ты бы позволила ему трахнуть меня. Йеннифер взглянула на неё, в глазах читалось удивление и явное веселье: — Сколько бокалов вина ты выпила? — Наверное, слишком много, — честно ответила Трисс, и Йеннифер рассмеялась. Чародейка не восприняла её слова всерьёз, и это, вероятно, было к лучшему. Так как секс с Йеннифер был ужасной идеей. Трисс уже позволила сексу разрушить отношения, которые она ценила, и ей не следовало повторять предыдущий опыт. Тем не менее, это заставило их обеих рассмеяться. Музыка была весёлой, толпы гостей радостно танцевали и напивались вином. Трисс допила свой бокал и поставила его, поворачиваясь к подруге: — Ты никогда не говорила мне, винила ли она тебя. — Трисс не знала, почему она только что подумала об этом, но ей было любопытно. — Филиппа? — Ммм. — Я же говорила тебе, что она будет, не так ли? — ответила Йеннифер. Бровь Трисс приподнялась. Если конфликт действительно имел место в действительности, то почему Йеннифер несказала ей об этом? — Она посетила собрание магов в Соддене через две недели после вашего расставания. После того, как встреча подошла к концу, она отвела меня в сторону, и в недвусмысленных выражениях объяснила, что моя ревность неуместна и патетична. И что, если я вновь вмешаюсь в её личную жизнь, то мне явно не понравятся последствия. Я, в свою очередь, ответила, что её эгоистичное желание подавить твой дух только ради того, чтобы иметь возможность трахнуть без всяких последствий, было абсолютно отвратительно. Она в свою очередь назвала меня множеством ярких имён, которые я не буду повторять. На этом наша беседа завершилась. Трисс поморщилась. Это… прозвучало не очень хорошо. — Почему ты не рассказала мне? — Потому что тебе не нужно было это слышать. Твои раны были ещё свежи, и, услышав о Филиппе, стало бы только хуже. Я молчала, чтобы уберечь тебя. И ей это удалось, так как Трисс знала, что подруга права. В то время, услышав об этом, она бы смутилась и расстроилась ещё больше. — …Спасибо. — Пожалуйста. К ним подошла светловолосая женщина, которая, казалось, увлеклась вином гораздо сильнее, чем Трисс, и схватила девушку за руку. Вырез её декольте был настолько глубоким, что заканчивался чуть выше пупка, открывая обширный вид на упругую грудь. — Потанцуй со мной, — потребовала Кейра, даже не удосужившись поприветствовать Йеннифер. — Мне скучно. — Тебе всегда скучно, - возразила Трисс, но Кейра драматично потянула её за руку, прибывая в достаточно пьяном состоянии. Трисс, зная, что она пожнёт плоды позже, если просто будет ей угождать, повернулась к подруге и тихо проговорила. — Мне жаль. Дай мне пару минут. — Не извиняйся. Я отнимаю у тебя и так достаточно времени, — понимающе ответила Йеннифер. — Кроме того, я хотела лишь появиться здесь ненадолго, а теперь отстаю от намеченного графика. Но я обязательно скоро навещу тебя в Темерии. Постарайся до тех пор держаться подальше от неприятностей. — Я никогда ни во что не ввязываюсь, — напомнила ей Трисс, закатив глаза. Йеннифер ухмыльнулась, её тон был лёгким и поддразнивающим, пока она наблюдала, как Кейра увлекала её подругу в толпу танцующих гостей. — Возможно. Но люди меняются, Трисс. А ты сильнее, чем большинство других. И в настоящий момент ты можешь заметить, что меня это практически не удивляет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты