Секреты стоят смерти

Слэш
NC-17
Завершён
64
«Горячие работы» 26
Размер:
75 страниц, 7 частей
Описание:
В субботу весь отдел анализа поведения вызывают на работу в семь утра. В Марлине, Техас, полтора месяца назад начались жестокие убийства, и экспериментальный ОАП, созданный на базе оригинального, не справляется. У Гидеона и его команды просят помощи, а консультантом по делу к ним направляют агента Марка Фостера.
О Марке ходит много слухов; он умен, красив, скрывает темное прошлое и личную жизнь так же хорошо, как доктор Спенсер Рид сыпет фактами.
Эти два события, конечно же, не связаны.
Примечания автора:
Это детектив, и я вас предупредила. Готовьтесь к очередной серии Мыслить как преступник - они много разговаривают, периодически спорят и изучают трупы. На фоне всего этого разворачивается сюжетная линия.

Описанные события происходят после прихода Эмили, но до похищения - то есть, начало 2 сезона.
Все основные метки указаны.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
64 Нравится 26 Отзывы 18 В сборник Скачать

Страхи и признания

Настройки текста
— Нам нужно поговорить. — Рид подошел к Марку, наливавшему в чашку, которую ему выдал один из людей шерифа, кофе. Они с Эмили вернулись в офис пятнадцать минут назад, — ровно столько времени потребовалось, что изложить подтвержденные Гарсией догадки и выработать новый профиль. Люди шерифа быстро возвращались с патруля, чтобы прослушать новый бриф, а команда уже начала отбирать подозреваемых, подходящих под профиль. — Не сейчас, — тихо ответил Марк, устало помешивая сахар в горьком напитке. За год жизни с Ридом у него выработалась привычка пить сладкий кофе, чтобы бороться с усталостью, и сейчас сахар уже почти не растворялся в кружке. — Марк. — Спенсер положил ладонь ему на предплечье, и мужчина взглянул на него. — Мне не нравится, как мы все оставили. Марк вздохнул и, убедившись, что их никто не видел в их закутке, осторожно поцеловал его в висок. Рид уткнулся носом в его щеку и положил дрожащую ладонь ему на шею. — Я люблю тебя, Спенсер, — прошептал Марк, губами касаясь его виска. — И я не хочу тебя потерять… — Но? — Рид отстранился и испуганно взглянул на него. Марк погладил его по щеке. — Я не хочу заставлять тебя делать то, что ты не хочешь — даже если мне бы этого хотелось. Я не хочу, чтобы ты страдал из-за моей прихоти. И вопроса о том, готов ли я ждать, пока ты решишься, не стоит — я готов. Я на многое готов ради тебя. Но… — Но тебе все труднее держать наши отношения в тайне? — тихо подсказал Рид. — Мне уже приходилось скрываться, — ответил Марк, смотря ему в глаза. — И, как бы ни больно мне это было признавать, мои первые тайные отношения закончились настолько плохо, что я не знаю, готов ли продолжать. Не потому, что не хочу быть с тобой, а потому что это приносит слишком много воспоминаний. Просто… — Он остановил Рида, попытавшегося уйти с кухни, и мягко потянул его за подбородок, чтобы тот взглянул на него. — Дай мне подумать. Пожалуйста, Спенс, не делай поспешных выводов. Рид нервно облизал губы и сумбурно кивнул. В таком виде их и обнаружил Хотч. Он взглянул на Марка, практически обнимавшего Спенсера, и на самого Спенсера, быстро отступившего от мужчины. — Все собрались, — наконец, произнес он. — Ждем вас. Рид высвободился и выскользнул из кухни перед Хотчем, на мгновение затормозившим, но все же не сказавшим ни слова. Марк глубоко вздохнул, пытаясь успокоить быстро стучавшее в горле сердце, и подумал о том, что отказаться от юноши будет сложнее, чем ему казалось. В офисе, куда он вышел вслед за Хотчем, собрался весь участок. Морган быстро взглянул на него нечитаемым взглядом и занял место рядом с притихшим Спенсером, неосознанно теребящим рукава рубашки. Марк присел на боковой стол, собрался с мыслями и после кивка Гидеона начал: — Пару дней назад мы предоставили вам профиль. Мы просим вас продолжать придерживаться его, однако, также взять на рассмотрение новые факты, которые нам удалось обнаружить. На фотографии одного из убитых мы нашли значок, связывающий его с ЛГБТ сообществом, появившимся в восьмидесятых в Нью-Йорке. В то время они рассылали значки всем, кто давал им свой домашний адрес, и наличие такого значка у жертвы обозначает, что он идентифицировал себя как бисексуал или гомосексуалист еще в конце восьмидесятых. — Это не означает, что он гей сейчас, не так ли? — уточнил один из офицеров. — Нет. — Марк взглянул на него. — Однако, то, что он до сих пор носит значок — вполне может означать. Также, нашему аналитику удалось обнаружить его связь с подобным сообществом в Далласе. Поддерживание такой связи означает, что он не отступил от своей ориентации. Трое других жертв также являлись членами ЛГБТ сообществ. — Отчет патологоанатома также подтверждает, что последний убитый имел гомосексуальный половой акт за час до смерти, — тихо добавил Спенсер, внимательно слушая Марка. Их взгляды пересеклись, и Марк поспешно отвернулся. — Из этого мы делаем вывод, что наш неизвестный убивал жертв не из-за их измен, а из-за выбора партнеров, — громко закончил Хотч, разрывая повисшую было тишину. — Мы думаем, что среди подозреваемых стоит искать людей, нападавших на сторонников ЛГБТ, писавших угрозы или причинявших материальный вред. Это может быть мужчина, состоящий в открытой борьбе с ЛГБТ сообществами, либо же человек, нападающий анонимно. — То есть, любой адекватный житель? — звучно ухмыльнувшись, спросил помощник шерифа. — Убийца с одиннадцатью жертвами, — холодно ответил Марк. — Постарайтесь держать эмоции по поводу сексуальной ориентации убитых при себе, Джонсон. — Они изменяли своим женам с такими же как они, за то и поплатились, — спокойно произнес Джонсон, складывая руки на груди. Рид взглянул на Марка, на лице которого не дрогнул ни один мускул. Тот медленно поставил чашку на стол и негромко сказал: — Не все могут позволить себе состоять в открытых отношениях. — Марк встал. — Но вы не имеете никакого права осуждать их за этот выбор. Вы не знаете, что происходило в их жизни. Вы не знаете, на что они пошли даже ради такого мизерного намека на счастье, — громче произнес он. — Вы не знаете ничего о них и даже если бы знали, детектив Джонсон, вы бы не имели права их осуждать. — Он отступил и добавил. — И уж тем более вы не имеете права оправдывать их убийцу. Пересекшись взглядом с нахмурившимся Хотчем, Марк быстро вышел из здания под проливной дождь, засунув сжавшиеся кулаки в карманы, и подставил горящее лицо под холодные струи. Неожиданно пришло осознание того, что он сам осудил своего партнера за то, что оправдал пару минут спустя на глазах у всего участка. Вместе с этим осознанием пришло давно забытое чувство отвращения к самому себе. Марк чертыхнулся и обернулся. Сквозь стеклянные двери он увидел Рида, согнувшегося на стуле. Он переплел пальцы вместе и сжал их, размеренно дыша и невидящим взглядом рассматривая грязный пол офиса. Произошедшее на кухне встало перед глазами Марка, как стояло и перед Спенсером; и он не мог заставить себя поднять глаза на наблюдавшего за ним любовника, пусть и чувствовал его взгляд на себе. Хотч появился перед Фостером внезапно. Он вышел на улицу и встал под козырек, тяжело рассматривая Марка. — Езжай в отель, — тихо произнес он. — Нет. — Марк покачал головой. — Марк, ты ничего не сделаешь уже сегодня. Езжай в отель, тебе нужно отдохнуть. — Хотч засунул руки в карманы, внимательно рассматривая Марка. — Возьми с собой Джей-Джей и… Рида. Они с трудом стоят на ногах. — Они оба кинули взгляд в офис, где Джей-Джей сидела, придерживая голову ладонью, и читала последнюю газету в поисках новых статей. — Хотч. — Это не обсуждается, Марк, — оборвал его Хотч. Он тяжело взглянул на него и добавил. — Мы с тобой одного ранга, и я не могу тебе приказывать, но ты вымотался и не можешь трезво оценивать ситуацию, нападая на офицеров. — Джонсон — гомофоб, Хотч. И я этого не потерплю. — И не надо. Но ты осадил его при всем участке, Марк, тебе ли не знать, что так не делается. — Хотч вздохнул. — Отдохни и возвращайся утром. У нас есть еще сутки до следующего убийства, и мы потратим их на то, чтобы найти убийцу. Сейчас все равно больше ничего не сделать. Марк отвернулся, потирая занывшие виски; потом кивнул. Хотч перебросил ему ключи от машины и ушел внутрь.

***

Ехали молча. Спенсер притих на заднем сиденье, смотря в окно, Джей-Джей поглядывала на задумчивого Марка, но не рискнула заговорить. В отеле разошлись по номерам; Марк пропустил Рида вперед и устало захлопнул дверь, привалившись к ней спиной. Спенсер обхватил себя руками и повернулся спиной к мужчине, шепча: — Морган предлагал поменяться с тобой местами. Я отказался… Надо было согласиться, наверно. — Марк молчал, напрягшись. — Теперь, когда мы почти… — Спенсер сглотнул, не в силах закончить предложение. — Я люблю тебя, Марк. Я, я так… Привязался к тебе, врос в тебя. Не вижу своей жизни без тебя. Марк взглянул на него, слыша тихое отчаяние в его голосе. Неприязнь от осознания того, что он довел Спенсера до такого, встала комом в горле, и Марк малодушно закрыл глаза, не в состоянии видеть усталую боль любовника. Потерять его... Пару месяцев назад, когда Рид чуть не взорвался на самодельной бомбе неизвестного, после того как его коллегу ранили в ее же доме, Марк поклялся себе, что не отпустит его, пока это будет в его силах. Он понимал, как мало зависело от него; понимал, что если что-нибудь случится, его скорее всего не будет рядом. Но он также верил, что вне работы ничто не сможет их разлучить. Все было прекрасно: дел было немного, и они проводили вечера вместе, гуляя, бродя по поздним выставкам или оставаясь дома. Марк, просыпаясь, первым делом видел растрепанную макушку любовника и не отказывал себе в удовольствии зарываться в нее пальцами, сквозь полудрему наблюдая, как Спенсер медленно просыпался, наудачу протягивая ладонь и касаясь груди Марка кончиками пальцев. В такие моменты, сонные утренние часы, когда Спенсер, пытаясь не заснуть, сидел у кухонной стойки и пил кофе, а Марк мягко подталкивал ему тарелку с завтраком, который Спенсер также аккуратно отталкивал от себя, ему казалось, что нет в этом мире ничего, что способно нарушить это. После череды неудачных отношений Марк, наконец, нашел того, с кем подумывал провести жизнь. Или тот отрезок времени, что был им уготован. А теперь они стояли в холодном гостиничном номере, промокшие, уставшие, потерявшиеся в своих же прятках, и пытались найти то, что двигало ими последний год. Марк открыл глаза, выныривая из своих воспоминаний. Что так сильно изменилось, что он даже на мгновение мог решить отказаться от Спенсера? Что так сильно поменялось, что человек, ради которого он год назад бежал десять минут до метро, бросив все дела, сейчас хотел переехать в другой номер, лишь бы не быть в одной комнате с ним? И неужели это перечеркивало тот ужас, что овладел Марком, когда он услышал о бомбе в доме неизвестного? В том же самом доме, куда отправился Рид. — Нет. — тихо произнес Марк, отвечая и себе, и Риду, вздрогнувшему от его голоса, как от удара. — Хорошо, что не согласился, — прошептал он, подходя к нему и обнимая со спины, утыкаясь носом в загривок и целуя в заледеневшую шею. Его теплое дыхание согрело замерзшего Рида, и тихие слова дрожью прошлись по его телу. Марк добавил. — Я вспоминал, как мы встретились. Сидел в машине с Эмили и вспоминал, как бежал за тобой до метро, чтобы пригласить на свидание. Рид замер, внимательно вслушиваясь в тихую речь мужчины. — Я был так счастлив, когда ты согласился. — Марк нашел его ладонь и переплел с ним пальцы. Спенсер повернул голову, чтобы увидеть лицо мужчины. — Я был еще счастливее, когда ты позвал меня на второе свидание. — Спенсер еле слышно хмыкнул, закрывая глаза. — Я идиот, Спенс, я полный идиот. — Марк склонился, оставляя легкое прикосновение губ на виске юноши. Поцелуй загорелся на его коже, посылая мурашки по всему телу юноши, и он прижался ближе к Марку, расслабляясь в его руках. — Я не смогу тебя отпустить; как бы сложно мне сейчас не было. — А воспоминания? — тихо спросил Рид, позволяя прикосновениям и голосу мужчины заполнить его разум. — Черт с ними, — прошептал Марк. — Ты и он — вы несравнимы. С ним все было обречено, с тобой… - Он оборвал сам себя, быстро заканчивая. - Прости меня. - Он прижался лбом к его волосам. Рид осторожно развернулся в его руках и дотронулся до его губ, скользя ладонями ему на спину и комкая ткань куртки. Марк обнял его за шею, зарываясь ладонями в промокшие от дождя волосы, напористо целуя любовника в холодные губы. — Я расскажу, — прошептал Рид в перерыве между поцелуями. — Я расскажу им всем. Мне все равно, что будет… — Нет. — Марк покачал головой. — Не стоит делать этого только ради меня. Не хочешь рассказывать, не будем. — Я должен, Марк, — грустно ответил Спенсер. — Твои слова Джонсону… — Были лицемерием, — тихо прервал его мужчина. — Я не мог оправдывать убитых, но винить тебя за желание сохранить тайну. — Однако они заставили меня задуматься о том, что я готов отдать, чтобы быть счастливым с тобой. — Рид кончиками пальцев коснулся его лица, задумчиво отводя с него мокрые пряди. — Мои коллеги, все они и Хотч, и Гидеон, и Морган, и Джей-Джей, и даже Гарсия, стали моей семьей. Пусть я все еще боюсь их реакции, но я знаю, что это не повлияет на мои с ними отношения. Кроме того, я знаю, как это важно для тебя. — Спенсер. — Марк мягко отстранил его и перехватил его ладони, твердо произнося. — Еще час назад ты не хотел и слышать об этом. Что бы ни заставило тебя передумать, это сиюминутное решение, и… — Марк… — И я хочу, чтобы ты, как следует, обдумал его, — закончил мужчина, не дав Спенсеру прервать его. — Если ты будешь придерживаться того же мнения, когда, скажем, мы вернемся с дела, то мы им расскажем. — Он поцеловал его в худое запястье поверх видневшейся сквозь тонкую кожу вены. — Вместе. Рид внимательно взглянул на него и кивнул; он осторожно высвободил руки, чтобы снять с мужчины промокшую куртку, и отошел к вешалкам. Повесив его и свою рядом, он вернулся к наблюдавшему за ним Марку и протянул ладонь; в нее легла расслабленная ладонь Фостера. Спенсер сглотнул и расстегнул пуговицу на манжете, отпуская руку Марка и повторяя процедуру со второй застежкой. Он подошел чуть ближе и, склонив голову, от того почти касаясь влажными прядями лица мужчины, медленно расстегнул его рубашку и осторожно стянул ее с его плеч, откидывая в близстоящее кресло. Кончиками пальцев Рид провел по груди пристально наблюдавшего за ним любовника; огладил сморщившиеся соски большими пальцами, скользнул указательным в ложбинку пупка и по дорожке черных волос спустился к поясу низко посаженных брюк. Резко сбившееся дыхание Марка придало ему сил. Он положил вторую ладонь ему на пресс и обеими руками двинулся обратно, налегая на прохладную кожу. — Тебе холодно? — тихо спросил он. — Все прекрасно, — хрипло ответил Марк. — Продолжай. Спенсер чуть покачнулся и прижался к его губам, скользя языком по кромке нижней. Рот мужчины приоткрылся, и он позволил Риду толкнуться чуть дальше, нащупывая железный шарик. Рид придержал его за подбородок, оглаживая штангу языком, и тихо охнул ему в губы, когда Марк дернул его на себя, обнимая за худые бока. Он отстранился, упершись ему в грудь ладонями и лукаво улыбнувшись, прошептал: — Подожди. Дай мне… Марк протестующе застонал, снова прижимая юношу к себе, и легко прикусил кожу его шеи под ухом, оставляя незаметный след зубов. Спенсер вздрогнул, откинул голову, позволяя укусам мужчины пройтись до кадыка, а потом перехватил его губы снова, быстро целуя и отстраняясь. — Марк. — Его голос был серьезен, но глаза лучились удовольствием, и мужчина, притворно тяжело вздохнув, развел руки в стороны ладонями вверх. Спенсер присел на корточки, коленями упираясь в пол. Он на мгновение прижался лбом к животу Марка, потом приоткрытыми губами скользнул вверх, выпрямляясь, и целуя в еле заметный шрам под грудью — неудачную тренировку в академии. А потом в красноватый, так полностью и незаживший след от пули между нижними ребрами. Ладонь Марка легла ему на волосы, чуть поглаживая. Они еще не были знакомы в тот момент, но сейчас сама мысль о том, что он мог так и не встретиться с Марком, если бы подозреваемый попал на пару сантиметров ниже или выше, бросала его в дрожь. Марк тоже это почувствовал и, мягко потянув Рида за пряди, он заставил его взглянуть ему в глаза. — Он промазал. — Я знаю, — выдохнул Спенсер, бледно улыбаясь, и поцеловал его грудь, не отводя взгляда. Он на мгновение задумался, потом встал с колен и аккуратно подтолкнул Марка к кровати. Мужчина сел, и Рид опустился перед ним, опираясь о его колени. Он положил ладони на кровать с обеих сторон от него, медленно заползая под пояс брюк на спине, и прижался к его соску губами, мягко всасывая его в полость рта. Марк задохнулся стоном, прорвавшимся сквозь закушенную губу, и прижал голову Рида ближе к себе; тот, впрочем, и не думал отстраняться. Он осторожно прикусил сосок зубами и оттянул, отпуская. Потом снова облизал языком и сжал мягкими губами. — Черт возьми, — прошептал Фостер, не в силах отвести взгляд от Спенсера, переместившегося ко второму соску и мягко массировавшему покрасневший подушечками пальцев. — Черт тебя возьми, Спенсер, иди ко мне! Он перехватил тихо хмыкнувшего юношу под подмышками и поднял себе на колени; Рид окинул его хмельным взглядом и удовлетворенно прошептал: — У тебя совершенно нет терпения. — Есть. — Марк оставил череду быстрых поцелуев под его подбородком. — Иначе бы ты даже на колени опуститься не успел. Спенсер тихо засмеялся в поцелуй и склонился к его лицу, обхватывая его ладонями. Марк потянул его даже не расстегнутую рубашку вверх, снимая ее, и откинул вбок, прижимаясь грудью к груди любовника. — Ну тогда действительно, — с иронией в голосе прошептал Рид, ерзая на его бедрах в попытке устроиться поудобнее. — Проверим у кого из нас больше? — тихо ответил Фостер в его губы. Он перехватил его запястья и завел ему за спину, держа их одной ладонью. Второй он неспешно расстегнул пояс его брюк и ширинку; Спенсер рвано вздохнул и опустил голову, наблюдая, как Марк оттянул резинку его трусов и вытащил мягкий еще член. — Марк… — прошептал Спенсер, смотря, как мужчина нарочито медленно провел языком по своей ладони, увлажняя ее, а после скользнул ею по длине ствола. Рид тихо застонал, прижимаясь головой к его волосам. Его приоткрытого в немом стоне рта коснулись губы Фостера, и Спенсер дернулся к ним, получая в ответ долгий поцелуй. Большим пальцем Марк провел по уздечке, массируя ее, и захватил головку в кулак, чуть сжимая, почти незаметно водя ладонью по члену Рида. Юноша дернулся, неосознанно пытаясь освободить руки; но Марк держал крепко. Он чувствовал, как пальцы юноши нервно сжимались и царапали ткань его брюк, а сам Спенсер еле слышно постанывал, толкаясь в его ладонь. — Марк, — повторил Рид. — Марк, пожалуйста… — простонал он с мольбой в голосе, даже не пытаясь скрыть поражение в шуточном споре. Дважды повторять не пришлось; мужчина отпустил его запястья и мягко поставил перед собой, чтобы снять с него оставшуюся одежду. Спенсер склонился к нему и поцеловал, а после мягко толкнул Марка в грудь, заставляя улечься на кровать. За пояс он стянул с него штаны и нижнее белье. Фостер сразу же сел обратно, притягивая Рида себе на колени. Они замерли на мгновение. Марк улыбнулся, гладя Спенсера по спине, и Рид ответил на улыбку, после шепча ему на ухо: — Я люблю тебя. — А я — тебя. Он обильно облизал пальцы и скользнул ими по ложбинке между ягодиц Спенсера ко входу в его тело. Рид накрыл его губы своими, скрывая чуть болезненные стоны от проникновения, и сам насадился на палец, держась за плечи мужчины. Марк осторожно растягивал его и, проникая внутрь вторым пальцем, свободной рукой сжал возбужденный член вздрогнувшего юноши, мягко водя по нему. Чуть ускорив темп, он вытащил пальцы из любовника и прижал его за спину чуть ближе к себе, позволяя тереться головкой о пресс. Потом приподнял Спенсера, держа под ягодицами, и толком не разрывая поцелуй, шепнул: — Поможешь? Рид вспыхнул от нежной пошлости вопроса, но обхватил его член ладонью, медленно направляя его в себя. Потом все же поднес ладонь ко рту мужчины, с нажимом проведшим по ней языком. Распределив слюну по стволу, он приставил головку к сморщенному колечку мышц и медленно опустился, закусив губу, придерживаемый Марком. — Черт… — прошептал Спенсер, двигаясь вспотевшими ладонями по спине Фостера вверх к его волосам. Марк обнял его, прижимая ближе, скользнул языком во впадину ключицы и вверх по вене к уху, мягко захватывая мочку губами. Рид медленно приподнялся, держась за его плечи и слепо ткнувшись в его губы, присел обратно, чувствуя, как член раздвинул узкие стенки. Марк перехватил его под ягодицами, направляя. Они медленно, тягуче целовались, и Спенсер осторожно сжался на мужчине, бледно улыбаясь. — Ляг, — попросил он, толкая Марка в грудь. Тот покорно лег, и Рид прижался к его груди, перенося вес с ног на ладони, которые он опустил по обе стороны от лица мужчины. Марк гладил его по бокам, но не направлял, позволяя юноше самому выбрать темп. Их взгляды пересеклись; Рид, покрасневший от возбуждения и, совсем слегка, смущения, склонился ближе, почти касаясь губ Марка, и начал двигаться. Его член терся о пресс любовника, а ладони Марка двинулись выше по его спине, лаская разгоряченную кожу. Он зарылся пальцами в его волосы, убрал пряди с лица и прижался к его губам в целомудренном поцелуе — просто прикосновении, но им обоим этого хватало. Спенсер неторопливо двигался на нем, чуть сжимаясь, и тихие стоны, вырывавшиеся из его горла, когда член Фостера проходился по простате, заканчивались на их губах. Рид перенес вес на одну ладонь, вторую кладя на шею Марка. Подушечками пальцев он проводил по его коже, наблюдая, а после и вовсе закрыл глаза, сосредотачиваясь на ощущениях. Марк был везде: в его волосах и по спине блуждали его руки, его член входил до упора, до легкого жжения раздвигая упругие мышцы, его губы мягко блуждали по его. Стук его сердца отдавался эхом в груди Спенсера. Он осознал, что плачет, когда Марк осторожно переместился с его губ на щеки, собирая соленую влагу. Он тонул в своем чувстве, неожиданно сильном, нежданном и хотел лишь, чтобы Марк не покидал его жизнь. Фостер осторожно перевернул его на спину и прижался к его губам, отдавая часть его же слез. Он положил ладонь ему на бедро, гладя, лаская, прошелся рукой вплоть до подмышек и дальше к шее, чтобы зарыться ею в его волосах и прижать юношу чуть ближе к своим губам. Спенсер обхватил его за шею, крепко сжимая, и раскрылся сильнее, обхватывая бедрами бедра Марка. Тот, однако, перехватил его лодыжку и, запечатлев на голени легкий поцелуй, помог ему положить ногу на его плечо. Спенсер тихо охнул, возвращаясь из омута эмоций, охвативших его, и застонал в губы снова целовавшего его мужчины. — Все хорошо? — тихо спросил Марк, медленно толкаясь внутрь него. — Да, да… Продолжай, прошу, — прошептал Спенсер, обхватывая его одной ладонью, а второй держась за его запястье. Фостер нащупал сомкнувшиеся вокруг его руки пальцы и перехватил их, сплетая со своими. Он, не ускоряя темпа, полностью вошел в рвано вздохнувшего юношу, и, уже не останавливаясь, еле слышно проговорил одними губами в его: — Я люблю тебя, Спенсер. Я пророс в тебе так сильно, что сама мысль о том, чтобы покинуть тебя сегодня, чуть не свела меня с ума. — Рид зашелся закушенным криком, когда Марк проехался по его простате и прижался ближе, чтобы захватить его член между их тел. — Если я когда-нибудь сделаю тебе больно, когда-нибудь заставлю тебя ненавидеть меня… — Он поцеловал его в щеку, куда скатилась очередная слеза. — Оставь меня. Это будет мне лучшим наказанием. — Ни за что, — выдохнул Рид, крепко держась за их переплетенные руки и дергая мужчину за волосы обратно к своим губам. — Слышишь? Ни за что. Я ни за что не оставлю тебя… — Фраза потонула в его не сдержанном крике. Марк поцеловал его, практически кусая влажные от слез и слюны губы, слегка ускорился, каждый раз входя до упора и почти полностью покидая его тело. Он чувствовал влагу на своем животе, а громкие стоны юноши в его губы лишь подтверждали то, что тот близок к разрядке. Он обхватил его под бедром, чтобы прижать еще ближе, и войдя в последний раз, продолжил двигаться, уже не выходя. Спенсер вздрогнул, сжимая его внутри себя, и кончил. Мышцы сократились; он крепко сжал ладонь Марка и уронил голову на кровать. Фостер последовал за ним, тихо выстанывая его имя в его губы, и обхватил сильнее, почти до синяков сжимая кожу Рида. Они оба тяжело дышали. Марк прижался лбом к кровати рядом с головой Спенсера и тихо хмыкнул, шепча ему на ухо: — Ты сломаешь мне пальцы. — Рид почти незаметно улыбнулся, даже не пытаясь перестать сжимать его ладонь. — Я сломаю тебе что-нибудь похуже, если еще раз подумаешь от меня уйти, — еле слышно ответил он, устало открывая глаза и поворачивая голову к Марку. — Видимо, мы никогда этого не узнаем, — тихо ответил он. Спенсер дотронулся до его носа своим. Разгоряченное тело медленно остывало; сперма стягивала кожу живота, а волосы неприятно липли ко лбу. Риду, однако, не хотелось даже двигаться, не то, что идти в душ. Марк придерживался того же мнения. Он осторожно вышел из лениво вздрогнувшего юноши и ладонью провел в паре миллиметров от его кожи от паха до шеи. Потом мягко поцеловал в уголок губ. — Могу я… — Он замялся на мгновение, подбирая нужные слова. — Дотронуться до тебя? Мне кажется, что сегодня ночью мне тебя все мало. Спенсер расслабленно закрыл глаза и прошептал: — Можешь. Кончиками пальцев Марк повел линии по его груди, осторожно обходя сверхчувствительные соски и замирая у незаметной поросли волос в паху. Легко дотронувшись до опавшего члена, он заслужил сонный, укоризненный взгляд из-под затрепетавших ресниц, и скользнул дальше меж ягодиц любовника, чувствуя влажный от его спермы вход. Не отдавая себе отчета в своих действиях, он толкнулся внутрь него указательным пальцем. Спенсер сжался, настороженно шепча: — Что ты делаешь? — Исследую, — тихо ответил Марк, переводя взгляд на него. Он прижался своим лбом к его, и перенес ладонь на его бок, медленно гладя. — Я боюсь щекотки, — предупредил его Спенсер. — Я знаю. — Марк улыбнулся, нарочито осторожно проводя короткими ногтями по его боку ниже ко внутренней стороне бедра. Рид глубоко вздохнул, сдерживая непрошенный смех, но не остановил его руку. Ладонь мужчины прошлась дальше до острого колена юноши и сжала его; потом мягко пощекотала под ним. Спенсер тихо хихикнул и закусил губу, пряча смех. Фостер, не разрывая зрительного контакта, скользнул ладонью ниже по голени к пятке. — Нет, — предупреждающе прошептал Рид. Марк невинно улыбнулся и положил ладонь ему на стопу, кончиками ногтей касаясь пятки. — Нет, — повторил Спенсер, чуть приподнимаясь. — Марк, нет. — Но мужчина, медленно отодвинув ладонь, быстро положил ее обратно, щекоча огрубевшую кожу. Рид, извиваясь, попытался перехватить его ладонь, но потерпел поражение, и Марк, перенеся руку обратно ему на бок, прошелся легкой щекоткой по нему. — Нет, нет, нет! — Завопил Спенсер, больше не сдерживая смеха. — Марк, я тебя убью! — Он рассмеялся, откидываясь на кровать, и попытался отодвинуть руки мужчины. Но тот, улыбаясь, легко перехватил его запястья и прижал к кровати над его головой, продолжая ногтями проходиться по чувствительной коже юноши. — Нет, Марк, ах! — Он задергался сильнее, смеясь и чувствуя, как слезы брызнули из уголков его глаз, когда Фостер положил ладонь ему на подмышку, быстро защекотав ее. В этот момент в дверь резко постучали.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты