Гриффиндорский гамбит

Гет
NC-17
Завершён
1049
автор
Horka бета
Размер:
663 страницы, 66 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1049 Нравится 1889 Отзывы 364 В сборник Скачать

Корона воронов

Настройки текста
      Поздний вечер накрывал собой окрестности Хогвартса, заставляя пустовать его стены и практически гарантировал отсутствие свидетелей, а стоящие посреди коридора восьмого этажа Гарри и Гермиона были шокированны до глубины души откровениями лежащего у их ног мага. Если он не врал, а сделать это под действием «Империуса» практически невозможно, то Роули несколько недель подряд постоянно пробирался в замок под видом Сириуса Блэка, поднимался на восьмой этаж и по несколько часов искал один из крестражей Волдеморта в Выручай-комнате. Гарри лишь краем сознания пытался представить размеры того помещения, где рылся Пожиратель, раз он не смог обнаружить ее за столько времени, а потому встрепенувшееся от радости сердце кубарем рухнуло вниз, заставив вновь забыть о легком пути по добыче крестража.       — Значит Волдеморт отправил тебя найти диадему Кандиды, дабы принести ему? — нервно спросила Гермиона у лежащего связанного мужчины. — Отвечай!       — Да.       — Почему так долго? Ты же не первый день ее рыщешь… Отвечай!       — Комната просто огромна, — огорошил их подтверждением Торфинн. — Повелитель показал мне приблизительное местонахождение, но там ее не было и потому мне пришлось перерывать ее всю, но безрезультатно и я делаю это уже на третий круг. Плюс кто-то постоянно пытался проникнуть ко мне, а потому приходилось таиться и прятаться.       — Почему тебя не обнаружили раньше? — завершала допрос ведьма. — Отвечай!       — Я жил в Запретном лесу, в пределах школьных щитов, а потому не попадался на глаза никому.       — Как ты проник за щиты? Отвечай!       — Во время их перенастройки для разрешения пересылки писем было окно в пару минут, — бесцветно выдавал мужчина информацию. — Я караулил несколько дней, а потом просто прошел пешком, пока барьер был снят.       — Кто-нибудь еще ищет что-то для Волдеморта? Когда он планирует провести ритуал воскрешения? — задала последний вопрос Грейнджер. — Отвечай!       — Я не знаю, — сказал Роули. — Повелитель старается держать свои планы при себе, выдавая только ту информацию, что касается непосредственного задания. Больше я ничего не знаю.       — Понятно, — задумчиво произнесла Гермиона. — Ступефай!       Пронаблюдав за вновь отключившимся Пожирателем смерти, Гарри перевел взгляд на свою девушку и не знал, что именно сказать по этому поводу. Один из крестражей Волдеморта все это время хранился прямо у них под носом, а они даже не представляли подобную возможность, вот только сейчас, судя по словам лежащего у их ног мужчины, диадема пропала с того места, где находилась длительное время и с этим нужно было что-то решать.       — Ну и как думаешь, она все еще там? — кивнул Поттер на стену, за которой скрывалась Выручай-комната.       — Вряд ли, — горестно вздохнула девушка. — Конечно, мы проверим ее от и до, когда оттуда выйдет еще один неизвестный, но Роули сказал, что трижды перерыл каждый уголок и не нашел.       — И кто же мог ее забрать? — почесал затылок гриффиндорец. — У меня создается такое ощущение, что это уже не секретное место, а какой-то проходной двор…       — Без понятия, — дернула плечом Гермиона. — Хотя… Слушай, Дафна же знает о ней! И о крестражах тоже! Быть может она забрала диадему?       — Ну, сейчас она у себя, — быстро глянул на карту чародей. — Но ты же не рассказывала ей именно об этой вещице? Насколько я знаю, про конкретный артефакт Кандиды она не знает.       — Она могла сама догадаться, допросить отца, да или того-же Бинса, — ходила туда-сюда ведьма. — Возможностей-то хватает…       — И почему тогда Гринграсс не отдала ее тебе? — спрашивал Гарри. — Она же в курсе, как сильно мы их ищем!       — Да хрен ее знает, — размышляла волшебница. — Не забывай, она активно помогала нам ровно до того момента, как появилась возможность сойтись с хорьком, а после… Хоть их семья и против Волдеморта, но с помощью диадемы они могут шантажировать его… Или крестраж, если она надела его на голову, подчинил ее себе, как дневник сделал с Джинни… Вариантов много, но суть одна — нужно все выяснить у нее.       — А если ты придешь, а эта слизеринка убьет тебя на месте? — неуверенно произнес Поттер.       — Не убьет, — мотала головой Гермиона. — Мы дали друг другу Непреложный обет, что не станем причинять вреда, пока Волдеморт не уничтожен полностью. Завтра я поговорю с Дафной и все выясню.       Гарри не очень нравилась идея девушки, но все же иного выхода он не видел. Забрать диадему мог лишь тот, кто имел прямой доступ к Выручай-комнате, да еще и знал, в какой вид ее нужно превратить. Гринграсс была в курсе про это волшебное помещение, а второй вопрос могла бы решить простым перебором, каким-нибудь образом услышав, через связи отца или же Драко, о местонахождении артефакта Кандиды.       — Хорошо, — согласился маг. — А с этим то что будем делать?       — С Роули? — посмотрела Грейнджер на все еще лежащего у их ног волшебника. — Ты же знаешь, Пожирателям путь один. Тереть ему память и отпускать, как в том кафе после свадьбы Билла и Флер, мы не можем, садить в Азкабан тоже, ибо выберется…       — Предлагаешь убить? — поморщился Поттер.       — Еще варианты? — спросила девушка. — Будь у него такая возможность, он бы убил нас не раздумывая.       — Я понимаю, — вздохнул Гарри. — Но…       — Начни мы убивать в том времени, то не пришлось бы потом сражаться с целой армией, напавшей на Хогвартс в конце шестого курса, да и я уверена, потом бы еще были сражения, — напоминала Гермиона. — Мы могли еще в Министерстве избавиться от кучи этих уродов, а их всего-лишь посадили в Азкабан, после чего Волдеморт вновь освободил их безо всяких проблем. В этом же времени у него тупо нет такой возможности и нам это на руку.       — Да я согласен, родная, — остановил ее чародей. — Просто… Мне все еще тяжело лишать жизни вот просто так, не в бою. Он же беззащитен и не оказывает сопротивления… Это не то, когда твоя жизнь в опасности…       — Хочешь я его оживлю и выдам палочку? — скривилась она. — Поверь, я тоже была не в восторге от подобного, но Северус правильно тогда сказал: либо он, либо ты, третьего не дано. Если тебе не хочется, я могу убить его прямо сейчас.       — Нет, — перехватил поднятую палочку девушки Гарри. — Я справлюсь.       Гриффиндорец перевел взгляд на все еще лежащего без чувств мужчину и пытался настроиться на то, что прямо сейчас должно произойти. Тогда, в поместье Малфоев, убийство ради мести казалось ему само собой разумеющимся и не вызвало трудностей. В больнице же парень защищал свою жизнь, жизнь Сириуса, Сметвика и кучи невинных пациентов, а потому метал заклинания и не думал о последствиях, но вот сейчас, просто взять и в спокойной обстановке хладнокровно убить человека… Лежащего перед ним без защиты и не представляющего опасности…       — Смелее, Гарри, — приобняла его Гермиона спереди. — Ты знаешь кто он такой и какие вещи совершал. Он убийца, насильник, слуга Волдеморта. Он видел нас, узнал, что мы в курсе о тайне хозяина и потому его нельзя оставлять в живых.       — Я понимаю, — с комом в горле говорил маг.       — Просто представь, что мы его отпускаем, а через некоторое время он вновь вступает в бой против нас, — смотрела девушка прямо в глаза возлюбленного. — Представь, что он может быть тем, кто смертельно поразит Сириуса, Рона, Лаванду, Кингсли, Тонкс или…       — Тебя, — прижал левой рукой к себе девушку, уткнувшись своим лбом в ее. — Я все понимаю… Просто еще летом не ждал, что в моем возрасте придется хладнокровно казнить человека… Не в бою… Не из мести… Просто потому что он редкостный уебок…       — Мы на войне, — в который раз напомнала ведьма. — Здесь нельзя иначе… Мы в том времени пытались трусливо прятаться и не марать руки, играя в непогрешимых носителей морали и света… И к чему это привело? Мы благородно сохраняли их жизни, делая тем самым злее и сильнее. Больше нельзя совершать таких ошибок.       — Знаю, — трясло тело Гарри. — Как… Как лучше?       — Не «Авадой», — шептала Гермиона. — Режущее в горло куда надежнее и не требует особого настроя, в отличии от Непростительных.       Гарри, сглотнув ком в горле, вновь посмотрел на оглушенного Роули и, продолжая левой рукой обнимать прижавшуюся к нему любимую волшебницу, завел правую ей за спину и направил зажатую в ней палочку прямо на шею Пожирателя смерти. Ему было дурно на душе, было противно само подобное действие, хотелось просто сдать его Амелии или Сириусу, но этого делать было нельзя. Нельзя было давать даже самой возможности сбежать этому уроду, как было с Петтигрю на третьем курсе. Такой ошибки Поттер совершенно не собирался повторять.       — Сделай это, родной, — продолжала проникновенно впиваться своими карими опалами Гермиона в пару его изумрудов. — Сделай, ради меня.       — Я сделаю, — выдохнул Гарри. — Секо!       Невидимый луч режущих чар мгновенно пролетел несколько футов и просто отсек голову Торфинна Роули, моментально оборвав его жизнь. Парень надеялся попасть в сонную артерию, но дрожащая рука сделала все по-своему, не оставив Пожирателю никаких шансов на выживание, а алые фонтаны крови, выпускаемые угасающим сердцем, быстро украсили собой стены и пол коридора, благо время было позднее, да и защитные чары надежно прикрывали с обеих сторон.       — Спасибо тебе, — поцеловала его ведьма. — Ты молодец.       Гермиона, даже не оборачиваясь, взмахнула палочкой и трансфигурировала тело Пожирателя в кость, как это сделал Барти Крауч-младший со своим отцом на четвертом курсе. Разница была лишь в том, что в этот раз кости было две: побольше и поменьше. Второй, такой же безмолвный взмах, истер кости в пыль, а третий, очевидно являющийся заклинанием «Тергео», очистил место убийства от этой пыли и кровавых следов.       — Отличный ответ на вопрос: «Как спрятать труп?», — нервно усмехнулся Гарри, пытаясь таким образом преодолеть внутреннее напряжение. — Быстро, чисто и без малейших следов.       — Магия весьма изобретательна, если подходить к ней с фантазией, — хмыкнула колдунья. — Ведь «Секо» является самым обычным бытовым заклинанием для нарезки хлеба и мяса, изучаемым еще на четвертом курсе.       — Ага, — рассеяно кивнул Поттер. — Рон с его помощью еще от рюшек на своей мантии перед балом избавлялся.       — Именно, — улыбнулась она. — А ты простыми Манящими чарами прикончил Люциуса, направленной «Левиоссой» можно просто придушить человека, заклинание долота пробивает грудины не хуже камней ну и так далее…       — Тут не поспоришь, — все же подкосились ноги парня и он сел на пол, оперевшись спиной на стену. — Блять… Как же это тяжело, когда вот так… Почти без причин… Без аффекта, боя и адреналина…       — Я тебя понимаю, — опустилась рядом Гермиона, вновь обнимая его за плечи. — Но теперь ты знаешь какого это и в будущем не станешь колебаться.       — Надеюсь, — склонил голову к полу Поттер. — И как Волдеморт делает это без моральных страданий?       — Такая у него душа, — успокаивающе гладила его по волосам чародейка. — И, признаться, я крайне рада, что ты взял на себя это дело… Я пока тоже крайне тяжело к этому отношусь… Хоть во мне еще действует успокоительное от мадам Помфри, но тем не менее…       — Что, уже привыкаешь скидывать на меня всю трудную работу? — усмехнулся парень. — Ну там шкафчик повесить, раковину починить, прикончить надоедливого шумного соседа?       — Вроде того, — засмеялась волшебница. — Семейная жизнь она такая. Зато я обещаю научиться хорошо готовить и после убийств соседей буду кормить тебя изысканными блюдами.       — Пойдет, — поднял голову Гарри. — Если так, то я согласен.       — Кстати, — протянула девушка волшебный инструмент Торфинна. — Она теперь твоя по праву. Пусть будет запасная, на случай потери этой кривой и некрасивой… Палочка Люциуса была ценна своей историей и жаль, что больше мы ее не увидим…       Еще раз проверив, что никаких следов не осталось и сняв ненужную больше защиту, гриффиндорцы медленно побрели к себе в гостиную. Время было позднее и давно уже пора было спать, дабы не валиться завтра с ног. Вот только Поттер не был уверен, что вообще сможет уснуть после такого взрыва адреналина в крови, но попытаться все же стоило. Хотя, с молчаливого согласия девушки, на завтра был объявлен выходной, дабы не сойти с ума от навалившихся знаний.       — Слушай, а я все так и не спросила, — произнесла Гермиона, когда они пробрались сквозь портрет все еще бурчащей Полной дамы. — А в каком отделении лежал профессор Дамблдор?       — Эээ… — почесал затылок Гарри, пытаясь вспомнить название на табличке. — Кажется радио… чего-то там.       — Радиология? — помогла ведьма.       — Ага, — кивнул маг. — Вроде так.       — Интересно… — задумалась чародейка. — Ну ладно, это уже в прошлом. Спокойной ночи, родной.       — Спокойной ночи, — поцеловал он Гермиону на прощание.       Как и предполагал Поттер, уснуть после содеянного оказалось крайне трудно. Столь резкие события встряхнули тело и заставили его желать двигаться, действовать, колдовать, но никак не отдыхать и расслабляться. Перед его глазами все время вставало лицо оглушенного Роули, а потом его отрезанная голова, откатившаяся на несколько футов под давлением брызнувшей крови. Да, он убивал далеко не в первый раз, уже перешагнув отметку в шесть человек, но вот казнил действительно впервые. Гарри понимал, что Гермионе в будущем пришлось куда сложнее, ведь там егерь был в сознании и умолял о пощаде, но все же…       Он не хотел становиться подобным Волдеморту, не хотел лишать жизни без капли сострадания и видимо прав был Дамблдор в своих мыслях. Однажды вступив на путь насилия и смертей, потом с каждым разом будет все легче и легче принимать решение в пользу лишения жизни, даже не раздумывая над иными вариантами. А учитывая то, что Поттер узнал от директора и Сириуса, следовало быть намного более осторожным и сдерживать свои порывы к жестокости.       — Кажется я начинаю понимать вас, директор, — задумчиво водил по воздуху гриффиндорец своей волшебной палочкой необычной формы, добытой в пылу того сражения в больнице. — И постараюсь не подвести.       Следующий завтрак Гарри бессовестно проспал, надеясь хоть так набраться сил, поскольку отправился в царство Морфея лишь под утро, да и то, кошмары о ночном событии продолжали окрашивать его подсознание в цвет разливающейся по коридору крови Роули. Учитывая, что на дворе была суббота, то никаких уроков он не пропустил, а потому смело очнулся лишь к одиннадцати часам. Продрав глаза, натянув очки и заняв более вертикальное положение, волшебник с удивлением обнаружил все еще находящегося в кровати Рона, выдающего своим храпом целые симфонии и, походу, также решившего проспать все и вся, что было крайне необычно.       Спустившись в гостиную и оглядевшись, Гарри заприметил пышную шевелюру Гермионы, болтающей о чем-то с Джинни. Они весело смеялись над какой-то шуткой, улыбки светились на их лицах, а в глазах играла радость. Видимо Уизли первой смогла встретить подругу и поднять настроение после вчерашнего. Такая идиллическая картина почти мирной жизни настолько контрастировала со свалившимся на них всем кошмаром, что парень не захотел нарушать ее, прислонившись спиной к стене и издалека любуясь за тем, как его девушка просто спокойно болтает ни о чем.       Но, через несколько минут, появившийся в помещении Дин отвлек рыжую и та, помахав рукой на прощание, отправилась со своим парнем куда-то в глубины замка, а потому Гарри сделал несколько шагов вперед и приземлился на диванчик ровно в то место, где только что сидела Уизли, а потому оно еще оставалось наполнено теплом ее тела и ярким запахом волос.       — Доброе утро, соня, — улыбнулась Гермиона. — Я уж думала, ты до вечера будешь дрыхнуть.       — Засыпал долго, — пояснил чародей.       — Понимаю, мне тоже снилась всякая хрень, — кивнула девушка. — А потому не стала будить на завтрак. В общем сразу к делу: я поболтала с Дафной и выяснила, что она не заходила в выручайку уже несколько месяцев и ничего оттуда не брала, включая диадему и прочие вещицы.       — Прискорбно, — помрачнел Гарри. — А про отравителя она что-нибудь знает?       — Увы, но нет, — помотала головой девушка. — Может быть еще один из шпионов, проникнувших в школу ранее, пока не было таких защит?       — Может быть, — поджал губы чародей. — Но основная задача остается неизменной: где теперь искать диадему?       — Хороший вопрос, но я считаю, что в пределах замка.       — Почему? — удивился Гарри.       — Потому что если бы Волдеморт забрал ее, то не посылал бы Роули, а о появлении такой ценной вещицы на рынке артефакторов сразу бы узнал Сириус или лорд Гринграсс, ведь они следят за ним, на всякий случай.       — И что, нам ходить с Патронусом по коридорам? — усмехнулся Поттер. — Заглядывать в каждый кабинет и обследовать на предмет темной магии?       — Неплохая идея, — серьезно восприняла предложение колдунья. — Да, долго и муторно, но если подключить Рона и Сириуса, то будет быстрее. В любом случае, не валяться же на диване все выходные, раз уж решили чуть отдохнуть от подготовки.       — А я бы повалялся, — рухнул рядом упомянутый рыжий парень. — Что за дело?       Пара гриффиндорцев переглянулись, убедились что их никто не может подслушать, наложив, на всякий случай, заглушающие чары, после чего поведали другу события вчерашней ночи, ввергнув того в некоторый шок. Нет, парень давно привык к тому, что его друзья ступили на путь убийства, но Рон и представить себе не мог, что пока был на свидании с Лавандой, они успели поймать тайно пробравшегося в замок Пожирателя, допросить, а потом хладнокровно избавиться, да еще и в нескольких ярдах от него.       — Что ты имеешь ввиду? — не понял Гарри.       — Понимаешь… — замялся Уизли. — В Выручай-комнате были я и Лаванда… Нам нужно было… Скажем так уединенное место…       — И ты повел ее туда? — воскликнула Гермиона. — Это безответственно! Мало того, что ты раскрыл ее секрет Браун, хотя это мелочи и не критично, так ты еще и подверг свою девушку опасности! А вдруг Роули бы проник к вам, пока вы познавали плотскую любовь? Ты же знал, что там кто-то обитал!       — Не проник бы, — мотал головой покрасневший чародей. — Я попросил комнату не пускать никого, даже если этот кто-то угадает нужную вариацию…       — Один хрен это дурость! — бушевала Грейнджер. — Я-то думала, что ты перестал думать только членом, но, походу, еще нет!       — Успокойся, родная, — прижал ее к себе Гарри. — Все мы порой делаем ошибки. Плюс, если бы не Рон, Роули успел бы заскочить в комнату и хрен бы мы его поймали.       — Кстати да! — поймал зацепку для самозащиты Уизли. — Если бы не мой член, то ничего бы не вышло!       — Нашел отмазу! — продолжала нападение ведьма. — Хоть бы сказал нам, чтобы были на стреме! Думай, Рональд, тебе зачем голова на плечах?       — Ну хорошо, хорошо, — поднял руки в примирении парень. — Мой косяк, окей? Что он там искал-то?       Злая Гермиона отказалась продолжать объяснения, а потому Гарри пришлось взять на себя эту ношу и поведать о возможном местонахождении диадемы, а также плане, как ее искать с помощью Патронусов. Конечно, далеко не факт, что магические защитники будут реагировать также, как на кольцо Мраксов, но шанс на это оставался, а потому Рон высказал готовность приступить немедленно, лишь бы уйти подальше от гнева кареглазой подруги.       — А нас не накажут за колдовство в коридорах? — на всякий случай поинтересовался Гарри.       — Патронус это высшая светлая магия, не причиняющая никакого вреда людям, — бурчала Грейнджер. — Тебя же за Люмос не наказывают, когда идешь вечером по темным лабиринтам замка?       — Ну то Люмос…       — Скажешь, что тренируешься, ввиду грядущей войны, — говорила она. — Никто против не будет.       — Ну и отлично, — кивнул Гарри. — Тогда заодно попривыкну к палочке Роули… Мало ли понадобится воевать с ее помощью…       Последовав совету девушки, волшебники приступили к обследованию замка на предмет темных артефактов, имеющих возможность загасить защитника. Гарри взял на себя верхние три этажа, Рон средние, а Гермиона направилась вниз и подземелья, ибо лишь ее мог бы вытерпеть Снейп, когда та шарилась в каждом закоулке его владений. Сириус же, как преподаватель, после разговора с крестником, взял на себя обязанности пробежаться по закрытым помещениям, а также гостиным других факультетов, согласовав все с деканами и даже с Северусом, поскольку тот не хотел раскрывать формы своего Патронуса перед всеми.       Два дня волшебники без устали шерстили каждый коридор, каждую комнатку, каждый квадратный дюйм огромного замка, сопровождаемые удивленными взглядами учеников и учителей. Профессор Блэк смог, не вдаваясь в подробности, убедить директрису Макгонагалл, что дело крайне важное для Ордена, а потому она дала ему разрешение на обследование даже кабинетов преподавателей, которые хоть и не были рады такому вмешательству, но противостоять визе Минервы не могли.       — Только давайте быстро, — в уже привычном холодном тоне пропустила Сириуса профессор Трелони. — Мне нужно готовить материал к завтрашнему уроку.       — Это займет несколько минут, Сивилла, — убеждал ее Бродяга. — Вы не могли бы выйти, дабы моему Патронусу никто не мешал?       — Пара минут, профессор Блэк, — жестко говорила она. — Я скоро вернусь. И ничего не двигайте с места!       К концу воскресенья никаких следов диадемы обнаружено не было, а потому четверо магов сидели в кабинете ЗОТИ с мрачными выражениями на лицах и усталостью в теле. Два дня практически бесполезной работы ушли псу под хвост, да еще и взамен крайне важной учебы и тренировок.       — Походу, нет этой хуйни в замке, — заключил Рон. — У меня ноги гудят жуть как, а толку-то?       — Ну, мы научились вызывать невербального Патронуса, — разминал мышцы Гарри. — Так что не все так плохо.       — И взломали несколько десятков давно закрытых дверей, — с усмешкой размышлял Бродяга. — Только Рон прав: толку-то? Вы точно уверены, что эта сраная диадема здесь?       — Да, — подтвердила Гермиона. — Уверены.       — Может ее спрятали вне его стен? — спрашивал в воздух Уизли. — Ну там в Запретном лесу, в Черном озере, на квиддичном стадионе…       — Тогда мы ее до апокалипсиса не найдем, — устало потер лицо Сириус. — Ладно, валите пока спать. Увидимся завтра на уроке, буду делать вводное занятие по невербальным чарам на будущее, а вы извольте не выскакивать и просто изображать крайне быстрый прогресс, дабы остальные тянулись.       — Как скажете, профессор, — засмеялись в ответ гриффиндорцы. — Увидимся завтра.       Новый понедельник шел ровно так, как и сотни других до него. Завтрак, обычные разговорчики и настрой на продуктивную неделю, двойное Зельеварение в темных и сырых подземельях Хогвартса, вместе со все еще нелюдимым, но уже куда менее язвительным Снейпом, плотный обед и небольшой перекур, прежде чем Гарри Рон и Лаванда в очередной раз попрощавшись со спешащей на Древние руны Гермионой, поплелись в дальнюю Северную башню на урок Прорицаний, все больше напоминающий Трансфигурацию.       Уже привычная манера профессора Трелони и в этот раз не дала сбой. Она читала лекцию, выписывала на доске определения, разносила в пух и прах их кривые домашние задания, лишала баллов болтавших на уроке и тыкала носом каждого в пергамент с тестом, написанном на прошлом уроке, где ожидаемо провалились все, лишь Лаванда и Парвати смогли наскрести на минимальную оценку.       — Я очень разочарована вами, студенты, — взмахом палочки спалила она их работы. — Вы столько лет страдали херней на моих уроках и совершенно ничего не учили. Думали я не видела, как вы тупо спите на задних рядах или делаете домашнюю работу для профессора Флитвика? Думали, что можно смеяться над моими предсказаниями о смерти или болезнях?       — Признаться, я заметил, что с начала этого года вы перестали пророчить мне скорую смерть, — пытался Гарри успокоить явно недовольную и злую Сивиллу. — И не могу не обрадоваться этому факту.       — И тем не менее, Поттер, вы все также отвратительно учите мой предмет, хотя точно знаете, почему я перестала это делать, — рявкнула женщина, от чего первые ряды аж подпрыгнули на месте.       — Честно признаюсь, профессор, — решил вступить в словестную дуэль гриффиндорец, — мне просто не нравится этот предмет и я не собираюсь продолжать его изучение.       — Тогда зачем вы тратите свое и мое время? — ледяным голосом спросила ведьма. — Даже зазнайка Грейнджер отказалась от моих уроков! Чего вы ждете? Вы же так любите ЗОТИ, так почему бы вам не покинуть класс и не побежать к профессору Блэку на дополнительные занятия? Ведь биться с опасностью куда проще, чем предупреждать ее посредством взгляда в будущее?       — Будущее не предопределено, — уверенно воскликнул Гарри. — Существует бесконечное число вариантов его развития, а вот защита одна и единственная.       — У будущего есть один и наиболее четкий сценарий, которому следует вся вселенная, — не сдавалась Трелони. — В общих чертах оно неизменно.       — А в деталях, профессор? — вытащил свою необычную палочку Поттер. — Какое заклинание я сейчас хочу произнести?       — Без проблем, — с превосходством усмехнулась чародейка. — Дабы не сбить вашу мысль, я напишу его на листочке, вы произнесете, а потом мы сверим, идет? Тогда вы наконец поймете, насколько важной наукой могут быть прорицания!       — Идет! — решился гриффиндорец.       Студенты с интересом наблюдали за противостоянием ученика и учителя, сошедшихся в непримиримой борьбе идеалогий. Всем было известно, что Гарри не верил в прорицания и считал Трелони обычной шарлатанкой, однако были и те, кто считал ее уроки чем-то важным и правильным, а потому крайне надеялся, что женщина правильно угадает заклинание. Сам же Поттер, дождавшись, пока профессор нацарапает пером свой ответ, размышлял над тем, что же выдать, перебирая десятки вариантов эффектных, но не опасных чар и остановился на том, что тренировал без остановок последние сорок восемь часов.       — Экспекто Патронум!       Величественный серебристый олень вальяжно выбрался из кончика его необычной волшебной палочки и предстал перед классом во всей красе. Хоть Сириус и успел натренировать каждого в этом полезном заклинании и даже у Крэбба с Гойлом стали получаться стабильные бестелесные версии, но все же то тепло и свет, что излучал Патронус Гарри, были поистине мощными и приятными. Словно за последнее время он раскрылся значительно сильнее и стал буквально сотканным из лучей настоящей магии.       Животное начало совершать небольшой круг почета по классу, повинуясь велению его хозяина и, когда оно стало подходить ближе к столу Сивиллы, произошло нечто крайне необычное. Олень словно не хотел туда идти, сопротивлялся, бледнел и гас, однако Гарри, в один момент осознав причины подобного и решив проверить теорию, заставил его вновь наполнится энергией и пройти сквозь невидимый барьер, окружающий Трелони и искрящий в месте соприкосновения самой светлой и самой темной магии, от чего получил непередаваемую смесь эмоций.       — Ну как, профессор, — загасил Поттер магического зверя, чувствуя бешено колотящееся сердце. — Вы угадали?       — Безусловно, — подняла она в воздух и увеличила бумажку, где крупными буквами были написаны чары призыва Патронуса. — У вас еще есть вопросы к моей компетенции?       — Никаких, — рухнул на место чародей, радуясь тому, что никто ничего не понял, а мерцающий щит все приняли за выплески магии слегка необычного серебристого оленя. — Прошу прощения за мое недоверие к вам.       — Славно, — кивнула женщина. — А теперь быстро все принялись за работу!       До самого конца урока Гарри не проронил больше ни единого слова, даже не обращал внимания на пихающего его в бок Рона, пытающегося поинтересоваться причинами молчания друга. Поттер не мог поверить, что корона воронов, все это время, находилась на голове профессора Прорицаний, однако теперь прекрасно объяснялись крайние перемены в ее поведении. Диадема Кандиды позволила развить мозговую и логическую активность, из-за чего женщина справедливо решила, что прошлая ее манера вести уроки совершенно никуда не годилась, а угадать при помощи банальной логики, что парень сейчас использует именно Патронуса было легче легкого. Ведь нужны были эффектные, но безопасные чары, а Гарри два дня носился с ними по всему замку, демонстрируя всем и каждому свои способности. Излишняя агрессивность и требовательность легко объяснялись воздействием частицы души Волдеморта, но оставалась еще одна загадка.       При поиске кольца Мраксов, Патронус просто исчезал в том месте, где начиналось сильное влияние темной магии, а сейчас серебристый олень смог хоть и с трудом, но проникнуть сквозь этот барьер. Было такое ощущение, что защитник успел хорошо так раскачаться за двое суток непрерывного использования, однако было и еще одно объяснение причин подобного поведения светлой магии, заключающееся в…       — Гарри! — растолкал его Рон. — Урок закончился, идем.       — Подожди, — придержал друга Поттер. — Давай дождемся, пока все выйдут.       — Зачем? — не понимал Уизли.       — Диадема на голове у Трелони.       Гриффиндорец не сразу врубился в сказанную шепотом фразу, а когда до него дошло, то он сглотнул и резко дернул головой в сторону профессора Прорицаний. Парню казался невероятным факт того, что у этой крайне странной женщины мог оказаться один из крестражей Волдеморта, однако он быстро вспомнил, что она знала о Выручай-комнате, а соответственно могла случайно найти ее там и надеть на себя тупо в качестве украшения, даже не подозревая о свойствах.       — Вас что-то еще интересует, мистер Поттер? Мистер Уизли? — заметила Сивилла двух оставшихся учеников.       — Да, профессор, — сразу взял инициативу Рон и стал подходить ближе. — Я хотел бы узнать у вас, как вы угадали то заклинание, которым будет пользоваться мой друг? Вариантов-то было несколько десятков.       — Я не угадывала, — практически презрительным голосом отвечала Трелони, не замечая, как зеленоглазый маг обходит ее сбоку. — Я знала это.       — Но вы не гадали на шару или чаинках, — продолжал Уизли, краем глаза наблюдая за действиями друга. — Ни карт, ни погружений в транс…       — Я могу видеть будущее без дополнительных предметов и действий, — с гордостью произнесла профессор. — Я знаю все, что произойдет в ближайшее время!       — Тогда объясните мне, почему вы не знали этого? — хмыкнул рыжий, увидев кивок Поттера.       — Чего? — удивилась женщина.       Но договорить не успела, поскольку оранжевый луч невербального оглушающего заклинания врезался ей в спину, заставив обмякнуть не ожидавшую нападения женщину, завалившуюся прямо на стол со множеством бумаг и чернильницой, перевернувшейся от удара и заляпавшей собой все вокруг.       — Отличная работа, Рон, — хмыкнул Гарри. — Уверенно отвлек.       — Старался, — улыбнулся тот. — Ты уверен, что диадема на ней?       — Да, — подошел ближе Поттер. — Видимо запрятана под этой кучей волос.       Прическа женщины, по своей пышности, действительно могла вполне посоперничать с вечно лохматыми волосами Гермионы и внутри мог поместиться небольшой маггловский авианосец. Но если девушка просто клала огромного болта на свою внешность, не забывая лишь регулярно мыть их, то Сивилла явно сделала это намерено, дабы спрятать небольшое серебристое украшение, принадлежащее Кандиде Когтевран.       — Ума палата дороже злата, — прочитал Поттер на ободке, когда разгреб этот ворох волос. — Это она! Нужно сваливать!       — И что, так и оставим ее? — махнул рукой Уизли на профессора.       — Трелони теперь станет собой, — пожал плечами гриффиндорец. — Небось решит, что опять перебрала хереса и вырубилась за столом. Просто чистить память я боюсь, как бы не ошибиться… Хотя можно и так… Конфундус!       — Ладно, — кивнул рыжий, пронаблюдав за вздрогнувшей от заклинания женщиной. — Идем, нужно грохнуть эту штуку!       Откладывать уничтожение диадемы было нельзя, а потому друзья, еще по пути отправив Сириусу Патронуса с объяснениями, под руки подхватили Гермиону у входа в класс Защиты от темных искусств и, под удивленными взглядами сокурсников, потащили в сторону Выручай-комнаты. Конечно, можно было вновь воспользоваться тайником Салазара Слизерина, но искать метлы, спускаться вниз, бродить по завалам и змеиной шкуре совершенно не хотелось, а клык Василиска, на всякий случай, всегда был припасен в школьной сумке чародейки, расширенной по образцу бисерной сумочки из будущего.       — Что на вас нашло? — зашипела ведьма, когда парни втолкнули ее в помещение. — У нас сейчас урок, а вы херней страдаете!       — Может это поможет скрасить твой негатив? — вытащил из кармана искомый артефакт Гарри.       — Что… — аж потеряла возможность говорить Гермиона. — Откуда? Где…       — Не поверишь, — усмехнулся Рон. — У Трелони на голове. Не представляю, откуда она могла узнать о ней, но наш зеленоглазый друг решил поиграть с ней в игру «предскажи заклинание» и Патронус показал ее присутствие.       — Охренеть! — воскликнула Гермиона. — Невероятно! Но когда… Хотя стоп! Ну конечно! Я даже поняла, когда она узнала!       — Да ну? — посмотрел на нее Поттер. — И когда же?       — Я ведь общалась на эту тему с профессором Бинсом, — говорила девушка. — Дверь была открыта, а возле нее я встретила Трелони, когда выходила. Видимо она подслушала и вспомнила о ней, когда таскала прятать херес в Выручай-комнате! А описание и внешний вид могла видеть в какой-нибудь книге или статуе Кандиды!       — Вот шарлатанка! — не сдерживал негодования Уизли. — Она захотела казаться умной и, узнав о ее свойствах, решила воспользоваться!       — Нам же это на руку, — усмехнулся Гарри. — Если бы не Трелони, то Роули бы уже нашел и доставил крестраж Волдеморту, так что спасибо ей огромное. Ну что, кто хочет бить?       — Я уже расколотила парочку, — пожала плечами Гермиона. — Гарри?       — Из меня выдернул дементор, плюс я уничтожил дневник, — кинул он ответный взгляд. — Ронни, хочешь резко повзрослеть?       — Легко! — бравился чародей. — Давайте клык, щас я устрою этой мрази маленький убивахтунг!       С легкой умешкой на губах, кареглазая волшебница достала аккуратно запакованный ядовитый отросток и передала его другу, а Поттер положил на каменный пол серебристое украшение, издающее некое гудение и явно не желающее находиться здесь. Артефакт мелко вибрировал и пытался давить негативом на мысли, но то ли защита была не такой сильной, дабы не сильно фонить в середине замка, то ли работа Кандиды сама отвергала нежелательный элемент, но Рон без проблем замахнулся и проткнул древнюю диадему, заставив сидящий в ней дух Волдеморта дико закричать, вырваться наверх в виде темной дымки, после чего завращаться и раствориться в воздухе.       — Эффектно, — оценил Уизли.       — С медальоном было что-то похожее, — прочищала уши от громкого крика девушка. — А вот кольцо конкретно так вжарило по мозгам, я чуть не решилась надеть его…       — Тебя потом еще неделю штормило, — вспоминал Гарри. — Ну из-за кучи тайн и стыда за то, что ты скрываешь все от меня.       — Было такое, верно, — улыбнулась Гермиона. — А так все отлично, мы наконец сдвинулись с мертвой точки! Даже не представляю, как бы мы доставали ее отсюда в том времени... Но и хрен с ним, осталось найти чашу и змею, после чего можно будет смело кончать с Волдемортом.       — Говоришь так, будто готовишься к детскому утреннику, — хмыкнул Рон. — Ладно, я не жалуюсь. Идем докладывать Бродяге?       — Идем, — кивнули лохматые и поднялись на ноги. — Он будет очень рад.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования