Малфои. Трижды сильны. Ч. 1

Джен
PG-13
Завершён
706
Размер:
446 страниц, 32 части
Описание:
Если все пошло не по плану? И Гарри ϟ – совсем не Поттер, а очень даже Малфой (только те про этот факт еще не в курсе). Дамблдор потерял своего "героя", и в школу пришел совсем другой мальчик, который знает о волшебном мире больше, чем предполагалось. Имеет свои приоритеты и планы, привязанности и проблемы, и совсем не подходящий для "героя" замкнутый характер.
Посвящение:
ϟ Музе, которую не удается прибить тапком.
Читателям, которым это может понравится, и тем, кто хочет добавить в эту историю смысла, стиля и вкуса. Спасибо, что читаете, комментируете, исправляете любые погрешности ПБ. Вы удивительные!

Хочу писать миди, выходит нереальное макси.
1-4 глава отбечена замечательной _RedTulip_
С 26 главы текст поправлен милой Nikulenok
Примечания автора:
Не в канон, но по ключевым точкам близко. Манипулятивный Дамблдор. Невозмутимые, но любящие Малфои. Понимающий уставший Снейп.
Немного Уизлигад (или, по крайней мере, – не гуд). Очаровательная Луна. Гарри с другой внешностью, именем и характером к началу Хогвартса. Замкнутый, книжный, недоверчивый и побитый жизнью (читай "Дурслями") мальчик.
Главный пейринг (Том/Гарри) очень условно в планах на 2 часть упоминаю сейчас исключительно для того, чтобы те, кто начал читать, не обнаружил потом, что не приемлет этот вариант развития событий даже в намеках.

Вторая часть пишется https://ficbook.net/readfic/11007518/28589076

Теги могут меняться в процессе.
Все права принадлежат госпоже Дж. К. Роулинг. Я только позаимствовала ее героев и вплела их в сумасбродную дикую историю.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
706 Нравится 211 Отзывы 379 В сборник Скачать

Глава 18. Тисовая. Азкабан.

Настройки текста
Глава 18. Тисовая. Азкабан.

° ° °

За пару дней до 1 сентября. Кабинет директора, Хогвартс.

      В кабинете стояла тишина. Зельевар смотрел на своего начальника и молчал. Да и что он мог сказать. Альбус всегда все решал единолично, остальным оставляя указания, задолжав мало-мальские объяснения. Даже, когда просил что-то, выходящее за рамки должностных обязанностей.       Но в этом он был весь: просил, как лучших друзей, требовал больше, чем со слуг, давил на болевые точки, как заправский враг под видом заботливого наставника и ожидал выполнения всех заданий без вопросов, ничего не давая взамен, ни крохи информации, ни самого незначительного секрета… Старый опасный параноик, на пару с Муди. — Итак, Северус, что ты скажешь? — А вам, Альбус, нужно мое мнение? — ехидно ответил Снейп. — Как мне кажется, это вы потребовали посетить золотого мальчика и проверить, получил ли он письмо, раз Хагрид где-то пропал. Что я могу ответить, если вы и полувеликана где-то потеряли? — Не ерничай, Северус, Хагрид, наверное, где-то задержался. Но мальчика все же стоит проверить. — А вы сами-то когда его видели? — Хагрида? На прошлой неделе. Он собирался в дальний край Запретного леса за новым пополнением фестралов. Для карет. — Альбус, вы сознательно уходите от ответа! — Северус, это простая просьба. — Дамблдор покачал головой, поглаживая бороду. Его очки-половинки слегка поблескивали. Северус фыркнул и вылетел из кабинета. Директор с улыбкой потянулся за новой долькой.       Улица выглядела не примечательно. Одинаковые двухэтажные домики бежевого цвета, однообразные палисадники за белым низким штакетником, однотипные гаражи и подъездные дорожки.       Снейп снял с себя чары «notice-me-not» и направился к дому номер четыре. Он постучал в дверь. Он позвонил в дверь. Он снова набросил чары и вошел внутрь. Придержал двери. — И здесь они держали своего золотого мальчика? — поразился Люциус, снимая плащ-невидимку. — Обычный маггловский дом, не все же в особняках живут! — ухмыльнулся брюнет. — Да, и домовых эльфов у них нет! — сказал Малфой, оглядывая прихожую тошного розового цвета, которая выглядела так, словно жители дома покидали его в спешке. Дверцы шкафчиков были не закрыты, часть вещей беспорядочно вывалилась наружу. Мужчина заглянул в гостиную. Там тоже был беспорядок. На столике у телевизора оставались тарелки с чипсами и банки с содовой и кока-колой.       На стенах и каминной полке было много фотографий. Но кроме щекастого пухлого шатена с носом-картошкой, других детей не обнаруживалось. На кухне было пусто. Холодильник выключен. Снейп огляделся и поднялся на второй этаж.       Кроме спальни родителей здесь находилась большая детская с огромным количеством игрушек и техники, небольшая захламленная комнатка рядом, со старыми вещами и гостевая, поскольку все в ней было укрыто специальными чехлами от пыли.       «Странно, — подумал зельевар еще раз осмотрев второй этаж, — никакого присутствия второго ребенка. У них же точно есть свой, тот, что на фотографиях! Очень похож. Тогда, где Поттер? Может, Альбус ошибся адресом? Но Петунья весьма узнаваема, а других сестер у Лилс не было».       В недоумении мужчина спустился на первый этаж и наткнулся на бледного Люциуса, который замер у открытой дверцы шкафа. Блондин прислонился к противоположной стене и неподвижным взглядом смотрел внутрь. — Ты что-то нашел? — поинтересовался зельевар. Люциус повернул голову к другу и медленно произнес: — У меня нет слов!       И действительно вид блондина оставлял желать лучшего: дрожащие кисти рук, расширенные зрачки, сжатые челюсти и покрасневшие скулы. Волосы в беспорядке, словно Люси неосознанно вцепился в них, хватаясь за голову.       Северус заглянул внутрь и не сразу понял, что он видит. Моргнул, но картина оставалась прежней: затасканный тонкий детский матрасик, лежащий прямо на полу, в россыпи бурых пятен, ведро в углу с крышкой, паутина по углам, разбитая лампочка на длинном проводе, раскрытый грязный рюкзак с мятыми тетрадками, жестяная миска, пара сломанных солдатиков на полке с дезинфицирующими средствами, швабра и щетка в углу и маленький рисунок, скорее обрывок с корявыми детскими буквами «Комнта Арри». — Это? — Снейп задыхался, — это? — Это место, где они держали золотого мальчика, — почти шепотом произнес блондин, не отрывая взгляда от надписи, — видишь замки?       Снейп перевел взгляд на саму дверь. На ней он насчитал восемь замков и три задвижки. — Как зверя взаперти… — не мог осознать увиденное Северус, — так боялись? — неуверенно произнес он вслух. — Скорее ненавидели, — блондин тоже никак не мог прийти в себя, рисуя в голове образ одинокого беспомощного ребенка, проводящего дни напролет в крохотном углу, запертым в полной темноте. А за дверью происходила обычная жизнь. Он не знал, что сразило его больше: замки? Матрас в пятнах крови? Разбитая лампочка? Помятая миска? Детская надпись зеленым и коричневым карандашом, которая с жестокой откровенностью подтверждала все, что они увидели и поняли про жизнь волшебного мальчика в этом доме. Волшебники переглянулись и нашли в глазах друг друга схожие чувства: гнев, ужас, щемящую жалость и разгорающуюся в глубине неукротимую ярость. Не ту, что вспыхивает и опаляет все вокруг, а ту, что рождается постепенно, оставляя разум холодным и четким; ту, что готова ждать и мстить, позволяя не терять себя в безумии чувств.       Люциус не мог вспомнить, когда он был так отчетливо зол до событий этих нескольких месяцев. Раньше жизнь казалась идеальной. «Казалась…» — с горечью подумал он, прикрыв глаза. Он уперся затылком в стену, высоко запрокинув лицо и стараясь делать размеренные глубокие вдохи. Неужели это его ребенок мог так жить? Существовать изо дня в день? Аристократ сидел, прижав спину к стене прямо в пыльном коридоре маггловского дома, пока Снейп чарами собирал засохшую кровь с детского маленького одеяла и матраса и искал оброненные ребенком волосы.       Северус собрал, что хотел, огляделся еще раз, выставив сильнейшие щиты на свой разум, и напоследок положил в карман сломанного солдатика. Маги покинули дом, ни разу не оглянувшись. Они хотели бы сжечь все до тла, но месть — блюдо, которое стоит подавать холодным…

° ° °

— Что ты выяснил, Северус? — благодушный мягкий голос Дамблдора излучал теплоту, а вот глаза нет. Ошибочка, мастер. — Мальчика, как и его родственников нет на месте. Дом пуст, видно, что собирались впопыхах. Везде раскрыты дверцы шкафов, одежда в беспорядке, но кухня чистая, техника отключена, даже мусора нет. Это значит, что часа три-четыре на сборы они потратили осознанно. — Что еще ты узнал? — директор сложил руки на столе, постукивая пальцами друг о друга. — Что вы хотите знать? Кажется, жизнь мальчика не была такой сладкой, как вы уверяли. Петунья ненавидела сестру и перенесла чувства на ребенка. — Ну что ты, Северус. Мальчик — ее родная кровь, в любой семье есть разногласия. Я думаю, Гарри дожен узнать что-то кроме обожания, с которым он столкнется в волшебном мире! — Если мы его найдем! — с горечью ответил брюнет. — Конечно, найдем. Наверное, Петунья просто испугалась Хагрида, она не сильно жалует волшебных людей, поэтому я пообещал ей не вмешиваться, если она примет ребенка. — И она приняла… — Конечно, ведь у нее был и свой малыш, примерно одного возраста с Гарри. Мальчик должен был вырасти в обычной семье. — Как скажете, — кинул зельевар и встал, — я могу идти, директор? — Постой, Северус, ты не мог бы сварить зелье поиска? — Для этого нужна свежая кровь ребенка. — У меня есть немного, под стазисом, взял в ночь падения Волан-де-Морта. Снейп поморщился, и забрал флакон. — Постараюсь, — ответил он и ушел.

° ° °

      Дамблдор остался сидеть за столом, размышляя. Конечно, он показывал добродушие и отсутствие беспокойства по поводу маленького поганца, но внутри он был обеспокоен.       И не тем, что глупые Дурсли куда-то укатили, забрав мальчишку или тем, что Фигг об этом не написала. Его тревожило, что приборы, привязанные к жизни и здоровью ребенка, перестали его отслеживать. Альбус не думал, что за ними стоит следить постоянно. За столько-то лет все было нормально, а тут вдруг ребенок куда-то испарился, не уехал, а пропал. Старик уже рассматривал с Минервой книгу Хогвартса, в которой были записаны все дети, поступающие в этом году.       Так вот, если бы ребенок был мертв, его приборы бы это отметили, но его надпись в книге стала серой, совсем поблекшей, как имя, к примеру, той же Миртл Уоррен. Но ребенок не мог умереть!!! Альбус откидывал эту мысль. Неужели он переборщил с чарами и Дурсли, ненамеренно убив ребенка, скрылись сами? «Кого послать по их следу? — Директор перебирал своих орденовцев, кто бывал в маггловском мире: Муди слишком заметен, и не так управляем, как хотелось бы. Флетчер ненадежен. А вот Люпин подойдет идеально. Главное, подать все правильно. Подождем, пока начнется Хогвартс, — решил он, поглаживая бороду, — а там посмотрим. Может, он все-таки зря переживает? Да и Северусу нужно дать время сварить зелье. Там не на один день. Вот каникулы для этого подойдут».

° ° °

      Зелье было сложным, многокомпонентным, и длительным в процессе варки. А еще малоизвестным. Но Дамблдор знал, что Снейп мог его сварить. Поэтому и подсуетился десять лет назад, навязав пару обетов. А уж бонусом Снейп шел как преподаватель зельеварения и декан факультета.       Северус закрылся в своих комнатах и долго смотрел в камин, приводя мысли в порядок. День был выматывающим. Люциус, наверное, тоже в себя прийти не может. Ни один человек в здравом уме не представит себе, что кто-то мог так содержать и воспитывать ребенка. Тем более ребенка-волшебника. А уж Люциус, с его стандартами? Думать о том, что младший Поттер может оказаться детенышем Люциуса не хотелось. Он врагу не пожелает расти в таких условиях.       Может, Дамблдор еще одного темного лорда решил вырастить? Том вот тоже родился в ужасные годы и в приюте, в преотвратных условиях. До того, как он начал сходить с ума, они иногда разговаривали на личные темы. Немного, конечно. Так, пару слов об одном, пару о другом. Но картину составить было можно, и Снейп его понимал. Сам рос, как сорняк, — босой, неухоженный, часто голодный и слегка побитый, когда мать не успевала утихомирить буянившего мужа-алкоголика. Хоть и была магичкой, к сожалению, очень слабой.       Но такое? Закрытая коробка-клетка меньше, чем два на метр. Темная, душная, запертая. Хорошо, если не били и кормили. Вспомнилась миска… Снейп поморщился. Вряд ли…       Мог ли это быть ребенок Люциуса? Вполне. Дамблдор Малфоев тихо ненавидел. Люц и в Визенгамоте ему все ноги оттоптал, и являлся сам по себе полной противоположностью старику.       Сильный влиятельный наследник древнейшего чистокровного рода, богатый и темный маг, знающий себе цену и свои возможности. Вопросы… вопросы… Девочку тогда куда дели? Тоже в семью пристроили? Впрочем, теперь у него есть волосы Поттера, кровь Поттера от Альбуса, мало совсем, разве что на ритуал поиска и хватит… Старик совсем параноик. И засохшая кровь. Нужно поискать, может, можно зелье родства модифицировать…

° ° °

      Люциус закрылся в кабинете и позорно напивался. Одна радость, что Нарси с Драко, как повелось, последние две недели лета проводила в разъездах. Вернулись и снова умотали на юга. То ли в Италию, то ли во Францию.       Следующие два дня Северус варил зелье родства и раскрывающее зелье. Первое не показало ничего. Это значило, что ребенок был скрыт магией. Обычно так могло быть, если ребенок переходил в другой род, или был мертв, или был каким-то образом скрыт. Малоинформативно на расстоянии.       Раскрывающее зелье дало больше информации — волос принадлежал ребенку мужского пола почти десяти лет, имеющего способности к метаморфмагии и нейтральной магии со склонностью к темной. И если первое было невозможно, способностью метаморфов обладали одни Блэки, то второе было невозможно в принципе, в роду Поттеров уже очень давно, больше пятнадцати поколений подряд, рождались только светлые маги. Это означало, что ребенок был по рождению не Поттером, но вот был ли он Малфоем? Точно сказать было нельзя. Особенно со склонностью старика к запутанным долгим многоходовкам.

° ° °

      Пока Руквуд узнавал у духа все, что их интересовало, разбирался с его воспоминаниями и провалами в памяти, которые исчислялись десятками, Северус с Люциусом решили навестить Сириуса Блэка. Снейп сначала не хотел видеть предателя, но… Лилс была мертва более десяти лет, а у него появились вопросы, на которые могла пролить свет эта черная дворняга.       Замок был мрачным, ледяным и до безумия страшным. Северус вспоминал, как на пару недель оказался здесь, пока его не вытащил Люциус. Это потом уже Дамблдор намекал, что все произошло с его подачи и его «тайными» усилиями. Снейп кивал и соглашался.       Дементоры даже вдалеке вызывали неконтролируемую дрожь. Посетителям выдали по амулету и приказали вернуться через час к воротам. Эти амулеты позволяли разово зайти и выйти из Азкабана, не привлекая внимание дементоров. Связи Люциуса позволили пронести посылку: коробку шоколада, упаковку горячего мяса, коробку зелий и теплый спальный мешок. Снейп надеялся, что за десять лет Блэк захочет поделиться информацией и добровольно выпьет слабое зелье забвения, чтобы никто не мог узнать подробности об их визите.

° ° °

— Чего вам надо? — куча мусора в углу зашевелилась, и маги увидели косматое изможденное лицо. — А Сниввелус, пришел позлорадствовать? Дракклов Пожиратель! — А сам, предал лучших друзей… Как тебе было смотреть в глаза их ребенку? — Снейп не удержался от ответной шпильки. — Я их не предавал!!! — взревел Блэк, схватившись за прутья своей каменной клетки с одной пустой зарешеченной стеной. — А кто тогда? — заорал в ответ Снейп, схватив пленника за грязные волосы, прижав к прутьям. — Петтигрю! Он был Хранителем. Альбус знает!!! — крик Блэка походил на вой. — Дамблдор? — Да! Он проводил обряд!       Снейп отшатнулся, пристально всматриваясь в своего школьного обидчика. Дворняга казалась такой правдивой, такой убежденной. Впрочем, любой псих мог поверить в то, что он говорил. А за десятилетие черный мог убедить себя во всем, в чем угодно. — Это твои слова! — Петтигрю жив! Он был анимагом, как и мы. Как и Джеймс… — Думаешь, что я не знаю, что твой идиот-друг был оленем? — Ты знаешь, кем был Питер? Знаешь? Он был крысой!!! Крысо-о-оуй!!! — Блэк схватился за волосы и упал на колени перед Снейпом, своим заклятым врагом, — Я виноват! Я виню себя!!! Это я уговорил Джеймса сменить Хранителя тайны, я… я предложил крысу-у-у!!!       Снейп дернул свой тугой воротник, распуская галстук. Люциус стоял рядом под плащом-невидимкой и под чарами против звуков и запахов, но Северус чувствовал его молчаливую поддержку. — Я хочу тебе верить, — медленно произнес Снейп, — это облегчает дело, по которому я к тебе пришел. — Зачем ты здесь, — Сириус сидел на коленях, лишь подняв вверх глаза. В этом месте, что высасывало любую жизнь было трудно сохранять энергию. Любую: ума, тела, намерений. — Ты хочешь узнать, что стало с сыном твоего лучшего друга. Если ты его крестный отец по обряду, тебя должно волновать его благополучие, так? — И ты спрашиваешь? — голос Блэка дрожал. Он свернулся на ледяном каменном полу. Его жизнь поддерживала его магия, едва… — Спрашиваю, и если тебе важен этот ребенок, его жизнь и благополучие, ты выпьешь это зелье. — Что это? — Оно скроет после мой приход сюда и вопросы, что мы будем обсуждать. Если беседа пойдет как надо, я расскажу тебе о твоем крестнике и дам тебе немного, чтобы выжить здесь. Возможно, когда-нибудь ты сможешь его увидеть. То, что ты сказал очень сильно меняет ситуацию. — Я потом не вспомню о нем, что бы ты не говорил! — Но подсознательно ты почувствуешь правду и сердцем будешь ее знать. — Зачем такие тайны, Снейп? — Если предмет нашей беседы попадет не в те руки, а такие есть, жизнь ребенка окажется под угрозой. — Давай сюда свое варево, — решился Блэк, — но ты дашь мне клятву, что сделаешь все, чтобы защищать Гарри, чтобы с ним ни было, если я не смог. — Клянусь. Блэк выпил зелье. И вопросительно посмотрел на собеседника: — Я хочу задать тебе несколько вопросов, я надеюсь на правдивые ответы. Это важно для Гарри, клянусь, это правда. Люмос! Нокс! — Я слушаю. Снейп вытащил спальник и кинул заключенному: — Укройся! — Не хочешь на меня смотреть, да, Снейп? — Не хочу, чтобы ты отвлекался. Время идет. Сириус закутался в теплое одеяло и прикрыл глаза. — Не спи, дворняга! — резкий окрик вывел его из состояния блаженства. — Спрашивай, — Сириус спустил одеяло с плеч, чтобы тепло совсем его не разморило. Волшебник до сих пор был одет в те же вещи, в которых его арестовали, но за десять лет и рубаха и штаны превратились в лохмотья, больше в этом месте не было ничего теплого. Гнилая солома в углу, что менялась раз в пять лет, из-за дементоров портилась чаще, чем в любом другом месте. — Ты видел Лили беременной? — Да. Рядом послышался слабый вздох. — Что ты можешь рассказать о ее беременности и о них с Поттером. Блэк, это не праздное любопытство. Это важно! — Лилс тяжело давалась беременность. Много зелий. У Джеймса. У него были проблемы. Чарлус и Дорея возили его к разным мировым светилам, чтобы пролечить его… бесплодие. Ребенок был долгожданным. Но слабым. Он истощался сам, и истощал Лилс. Родился он. Все ждали. И я, и Рэм. А уж как радовались Джейми с Лили! Потом, правда, они пропали на месяц, мы не видели их весь сентябрь. А потом все наладилось. Малыш был замечательным. Глаза Лили, такие же зеленые, яркие, да… — глаза самого Сириуса стали мечтательными и по-детски беззащитными. — Спасибо за правду, продолжай! — Снейп не мог этого не сказать, — ты в то время не видел других младенцев, например, девочку? Возраста Гарри. — Нет, откуда? Мы работали круглые сутки. И Джеймс, и я. Лилс дома была одна, но вечерами мы часто ее навещали с Рэмусом. Гарри рос на наших глазах. — Он не был метаморфом? — Нет, с чего ты взял? — Сириус хрипло засмеялся. — Этот ген только в наших жилах, у Анди, кажется родилась дочь-метаморф. Мы Блэки. У Поттеров этого быть не могло, Гарри был обычным ребенком, с очень сильной магией. Его первый стихийный всплеск случился в год, даже раньше. Притянул к себе мягкую игрушку — черную плюшевую собаку. Я выбирал. Он без нее засыпать не хотел. Блэк рассмеялся. Воспоминания сделали его словоохотливым. — Ты ощущал с ним родство магии? — Да, конечно, я же его крестный. Малыш был с очень гармоничной и сильной магией. Словно у Блэков. Да мы с Джейми тоже были почти как братья, — отмахнулся Сириус, — ничего удивительного. — А Дамблдор часто их навещал? — Да, особенно вначале. Он бывал у них часто. Мы с Джейми приходили с работы, а он на кухне с Лили чай пьет. Она сильно уставала. Наверное, ей бывало одиноко, хотя малыш был беспроблемный, редко плакал. Только смотрел своими зелеными глазами. Серьезный такой. — Блэк, соберись, еще пару вопросов. Лилс ничего вам не говорила про Альбуса? — Нет, она много молчала. Обычно мы с Джейми болтали. — А рожала она в Мунго или дома? — Дома. Джеймс вызывал повитуху и пару медиков на подстраховку. Да и Альбус был готов в любой момент помочь, или Помфри прислать. — Еще пару вопросов и я отвечу на твои, — Снейп сжал переносицу. — Ты знаешь, куда пропал твой брат? — Нет. Перед исчезновением он был очень встревожен. Сидел сутками в нашей библиотеке, что-то искал, писал. Иногда твердил: «Это же катастрофа!» или «Полное безумие». Раскладывал карты, что-то отмечал, искал. С ним Кричер носился, все уговаривал поесть, а тот ни в какую, глаза не поднимал из-за книг. Рисовал какой-то медальон. Я мельком видел. А потом вдруг зашел ко мне, неожиданно, поболтали как-то беззлобно. Он не огрызался, как обычно. Просто зашел. И больше я его не видел. — Голос Сириуса сорвался. Он ухватился руками за голову и начал раскачиваться, сидя на одеяле. — Как? Как Гарри? Снейп! — голос Блэка срывался, — я ответил все, что мог. Ответь и ты мне. — Мы ищем его, — тяжело выдохнул Северус, — Альбус оставил его на пороге сестры Лилс, Петуньи. Он не следил за ним, никому не сообщил, куда дел ребенка. Все утверждал, что мальчик в безопасности, что он избалован и защищен! Но вот пришла пора школы и мальчик исчез! — Петунья? — Блэк не мог это осмыслить, — сестра Лили, но она же… она ненавидит магов? Она же ненавидит магов? Сириус повторял это снова и снова, словно не мог осмыслить эту информацию. — Найди его, Снейп! Ты обещал мне! Найди его и уничтожь всех, кто посмел обидеть его!!! Он не в безопасности! Он не в безопасности! Альбус обещал мне. Он обещал, что о малыше позаботятся!!! — Блэк снова завыл. — Я слышу тебя Блэк! Я найду его, — даже Снейпа трусило от неприкрытого невыразимого горя в карих глазах пленника. — Я найду. И я вытащу тебя отсюда, если ты дашь мне слово ни шагу не делать без моего одобрения. Ты слышишь, Блэк, подумай об этом! — Я не вспомню этого. — Ты почувствуешь и поверишь, если поверишь сейчас и согласишься. А я оставлю тебе кое что. Снейп вытащил из сумки три кубика и просунув их в камеру, повел палочкой. Сириус опустил голову, он полностью ушел в свои мысли. — Ты победил, Снейп. Ты выиграл. — Ты идиот, Блэк, если думаешь, что это все игра. Повзрослей, Блэк, иначе ты будешь бесполезной обузой и не спасешь крестника! — Ты прав, Снейп, — тихо прошелестел сзади ответ, когда Северус, а с ним Люциус покинули мрачные этажи наводящей ужас тюрьмы.

° ° °

— Будем искать Дурслей? — В маггловском мире на 7 миллиардов человек? — Сколько? — Ты никогда не жаловался на слух! Попробуем поискать мальчика Поттеров. Дворняга совсем не дала ответов. Слишком много вариантов… — Есть идеи? — Старик зелье поиска заказал. — Что с Блэком будем делать? — Попробуем вытащить. — Он все карты смешает. — Если спрячем подальше с целителем разума, то, может, через год он станет адекватней. — Удержится? — Ради Гарри — конечно. — Главное, чтобы мальчик был жив. — Ты не думал? — Я не могу об этом думать, — сквозь зубы прошипел Люциус и ускорил шаг. — Может, Муди поймаем? — Пока рано. Это нужно очень сильно спланировать, иначе Старик начнет действовать, а мы не знаем все его связи и возможности. Опасно для них, Люц. Очень опасно. Легче Тома восстановить и искать через связь крестного и ребенка, хотя это само по себе нереально. — Что мне делать, Сев? Что делать? — Не знаю, Люц. Но я с тобой, что бы ты не решил… — Надо проверить Фигг. — Арабеллу? — Да, помнишь, Мундунгус говорил, что она жаловалась Дамблдору. — Точно. — Я смогу найти ее адрес в Министерстве, — блондин немного воспрял духом. — Почему мы к ней не сходили еще? — Все так быстро закрутилось, Люси, нужно слить все, что мы уже знаем. Чтобы ничего не упустить. — Куда сейчас? — Давай ко мне, у тебя сейчас и так дома тайн хватает.       И маги аппарировали в Брэкон, поместье Северуса. Там они до поздней ночи собирали все, что нашли на этот момент. И по Лорду, и по детям. Заново просмотрели все воспоминания, все бумаги, все заметки. И начали писать все вопросы, что у них возникали по ходу дела.       Сцену с Блэком они пересмотрели трижды, ловя каждую интонацию, каждое слово. — Оборотня бы еще расспросить! — хмуро вздохнул Снейп, — да этого точно потом не заобливиэйтишь с концами. — А если стереть часть, Дамблдор сможет восстановить? — Если узнает, с согласия шавки? Без сомнения! — А Люпин на это пойдет охотно, — задумчиво прикусил край пера Люциус. Идиотская привычка! — Именно! Он полностью директорская собачка, еще со школы, — подтвердил Снейп. — Что мы выяснили про Гарри, — Люциус сглотнул. — Привез Хагрид из дома в Годриковой Лощине. Минерва там за родственниками смотрела, потом Альбусу все мозги выедала, пока он не заобливиэйтил ее. Я тогда не понял, куда именно он дел младенца, может, проверил бы… Старик же с меня обет взял — защищать ребенка. Жил, плохо жил 10 лет в доме Дурслей. — А у них еще нет никаких родственников? — покусывал кончик пера блондин. — Маггловских, я имею в виду. — У Лилс только Тьюни и оставалась с сыном, у ее мужа-кита? А сфинкс его знает. — А можно узнать? — Можно попробовать. Может, соседи что знают… — задумался Северус. — И пропал… в возрасте 10 лет. Точно не раньше. — Продолжил Северус, — зелье по крови дало неясный результат. А вот волосы и слюна показали, что ребенок метаморфмаг, что для Поттеров удивительно и нереально, как и направленность магии — нейтральная с уклоном в темную. Значит, есть шанс, и большой, что ребенок точно не Поттер. — Но у них точно свой был? Куда он делся? — Умер может быть, похоронили. — И спокойно с радостью приняли нового за месяц? — Если Альбус постарался… — Да, он мог. Мужчины задумались. — Метаморфмага искать легче. — Это если на нем нет скрывающего амулета. — Кровь точно определит. — Это да. — Если Альбус Гарри найдет… — Он его тогда точно в Хогвартс притащит и будет ребенком, как знаменем размахивать. — Главное, чтобы мы его не спугнули своим интересом. Ты на заседаниях его не сверлишь взглядом больше, чем обычно? — Стараюсь. Хотя, если бы взглядом можно было убить… — Малфой слабо улыбнулся. — Что планировать будем? — Для Альбуса я зелье поиска на каникулах сварю, тогда же Руквуд планировал первый ритуал с Томом проводить. Там тоже зелья нужны. Кстати, камень его порадовал неимоверно. Он не показывал, но даже мурчал, как большая кошка. — Гены прорезались? — А ты как его видишь? — Да, что-то кошачье в нем точно есть, — согласился блондин, качая головой. — Поищем адрес Фигг, только, Люциус, крайне незаметно. Совсем. Иначе Дамблдор заподозрит. Он свои пешки регулярно достает и перетряхивает из шкафа. — Из шкафа… — ровно повторил Малфой. — Драккл тебя раздери, Люси, — хватит страдать! — не выдержал Снейп. Он мог утешать друга до бесконечности, но прекрасно понимал, когда блондину нужен хороший пинок. — Ты еще тут у камина клубочком свернись и поной пару лет. Кто кроме тебя должен разгребать это дракклово д*мо? И искать свою семью! Блондин моментально выпрямился, его взгляд стал острым и холодным. Он глубоко вздохнул и сухо сказал: — Спасибо, друг. И вышел в гостиную.       Северус услышал треск камина. Малфой встряхнулся. Это было правильно. Теперь самому бы сделать то же самое. Брюнет сжал переносицу и склонился над бумагами.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты