Малфои. Трижды сильны. Ч. 1

Джен
PG-13
Завершён
702
Размер:
446 страниц, 32 части
Описание:
Если все пошло не по плану? И Гарри ϟ – совсем не Поттер, а очень даже Малфой (только те про этот факт еще не в курсе). Дамблдор потерял своего "героя", и в школу пришел совсем другой мальчик, который знает о волшебном мире больше, чем предполагалось. Имеет свои приоритеты и планы, привязанности и проблемы, и совсем не подходящий для "героя" замкнутый характер.
Посвящение:
ϟ Музе, которую не удается прибить тапком.
Читателям, которым это может понравится, и тем, кто хочет добавить в эту историю смысла, стиля и вкуса. Спасибо, что читаете, комментируете, исправляете любые погрешности ПБ. Вы удивительные!

Хочу писать миди, выходит нереальное макси.
1-4 глава отбечена замечательной _RedTulip_
С 26 главы текст поправлен милой Nikulenok
Примечания автора:
Не в канон, но по ключевым точкам близко. Манипулятивный Дамблдор. Невозмутимые, но любящие Малфои. Понимающий уставший Снейп.
Немного Уизлигад (или, по крайней мере, – не гуд). Очаровательная Луна. Гарри с другой внешностью, именем и характером к началу Хогвартса. Замкнутый, книжный, недоверчивый и побитый жизнью (читай "Дурслями") мальчик.
Главный пейринг (Том/Гарри) очень условно в планах на 2 часть упоминаю сейчас исключительно для того, чтобы те, кто начал читать, не обнаружил потом, что не приемлет этот вариант развития событий даже в намеках.

Вторая часть пишется https://ficbook.net/readfic/11007518/28589076

Теги могут меняться в процессе.
Все права принадлежат госпоже Дж. К. Роулинг. Я только позаимствовала ее героев и вплела их в сумасбродную дикую историю.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
702 Нравится 211 Отзывы 375 В сборник Скачать

Глава 19. Платформа 9 и ¾

Настройки текста
Глава 19. Платформа 9 и ¾

° ° °

      Хогвартс-экспресс отправлялся ровно в десять. Поэтому Изар и Луна были на платформе за час, чтобы не сталкиваться с толпой школьников. На этом настоял Изар. Он планировал почитать «Антологию заклинаний XVIII века», а это вряд ли можно было сделать в тесном и переполненном купе.       Поезд уже стоял на платформе, иногда издавая пронзительный гудок и выпуская в небо клубы сизоватого дыма. Людей было немного. Все стояли небольшими группами: кто со взрослыми, кто своей подростковой компанией. То тут, то там слышались взрывы смеха и долетали отрывки разговоров: — Представляешь, нам снова достанется новый профессор Защиты? — Эй, а ты не видел Риккета? О, Энтони, вот ты где! — Послушайте! Вы не видели мою Ненси? — какая-то девочка звала своего питомца. — Кошек лучше в переносках брать… — доносилось ей вслед. Скрипели чемоданы и ухали недовольные совы, перекрикиваясь между собой. — Интересно, а почему совы в клетках? — Не знаю, я отправил Скирона прямо в Хогвартс, зачем его мучить? — Думаешь долетит? — запереживала девочка. — Ты сама рассказывала, что совы магические и найдут любого, а тут целый замок, — улыбнулся сестренке Изар.       Дети подошли к поезду, собираясь попасть внутрь, как над ухом раздался громкий хриплый голос: — Э-эй, а ну верни! Мне они дороги как память!!! Луна завертела головой: — Ой, Зар! Как же это? — Что случилось? — встревожился блондин. — Ой, ловлю ее! Лилу! Как ты могла! — Это что же? Лилу с нами приехала?— поразился Изар. — Вот, я ее поймала! Простите, пожалуйста, она не специально, — пояснила девочка кому-то, встряхивая зверька вниз головой. Помимо часов из нее высыпались и другие ценности — два значка старост, один браслет и три надписи с чемоданов. И когда только успела? — Изар, подержи ее, — я сейчас клетку достану. — Думаешь, совиная для нее не большая будет? — Простите, — продолжала извиняться Луна, на ходу поднимая упавшие вещи, отряхивая их и вручая украденные часы владельцу. — Все в порядке, — в мужском голосе ощущалась едва сдерживаемая улыбка. — Я могу уменьшить вам клетку. — Ой, спасибо огромное, а то мы с братом не планировали везти такую контрабанду, — засмеялась Луна, доставая клетку Скирона из изарового рюкзака. — Вы поступили только? — спросил парень, и представился, — я Маркус, Маркус Флинт. — А мы Лавгуды, — тут же откликнулась волшебница, — я Полумна, а это Изар! Очень приятно познакомиться! — Взаимно, давайте помогу, — мальчик забрал у Луны клетку с маленьким нюхлером и помог девочке подняться по лесенке в вагон. Изар поднимался следом. Многие купе оказались свободны. — Давайте пройдем еще немного, — предложил их спутник, — обычно первое и последнее купе занимают старосты старших курсов, вот это, — он показал следующий ряд купе, — а здесь купе для первокурсников, но можно сидеть где угодно. Дальше чуть свободнее. Из открытых окон долетали слова прощания. Из открытых дверей купе наоборот — вскрики и приветствия. — Бабушка, я снова потерял жабу, — растерянно говорил круглолицый мальчик. Купе оказалось довольно просторным. — Располагайтесь. Я, если вы не против, загляну к вам позже. Сейчас мне своих найти нужно. Флинт махнул рукой и скрылся в дверях. — Мы совсем не против, — сверкнула улыбкой блондинка. — Что будем делать с Лилу? — спросила Полумна брата. — Думаю, приедем в Хогвартс, позовем Астона. Он заберет ее домой, — решил мальчик.       Луна села к окну, наблюдая за рыжим семейством, Молли вытирала нос Рональду, а он пытался уворачиваться. Наконец пухлая женщина ухватила отпрыска за воротник и стерла, наконец, злосчастное пятно. — Мам, мам, а где Гарри Поттер? — загудел Рональд, оглядываясь по сторонам. — Папа и близнецы остались на стороне магглов, они его там будут ждать! — ответила Молли и стала тоже осматриваться. — А мы? — А вы с Джинни поищете его в поезде, вдруг он сам уже прошел? — Да как он мог догадаться, если Хагрид не должен был ему ничего говорить? — возразил рыжик, чухая нос, и оставляя новое пятно от пыльных рук. Изар прислонился к стене у окна и слушал весь разговор на перроне. — Мам, ну хватит уже, — заныла Джинни, — мы пошли его искать! — Ох, дети, давайте, мне нужно сходить посмотреть. Вдруг Артур его упустил. С близнецами совсем нет сладу, мало ли что они снова натворили! — встревоженно пробормотала женщина и чмокнув обе рыжие головы, направилась к арке с коваными железными воротами и надписью «Платформа № 9 и ¾» — Интересно, найдут ли они таинственного Гарри Поттера? — задумчиво произнесла Луна. — Вряд ли, — хмуро отозвался ее брат, доставая книгу из рюкзака. — Жаль, тогда Хагрид очень расстроится… — отозвалась девочка, наблюдая за людьми снаружи.       Прозвучал свисток, последние пассажиры споро стали взбираться внутрь, гремя чемоданами о ступеньки. — Живее! Живее! — покрикивала Молли, подгоняя двух одинаковых мальчишек.       Позади них неторопливо шагал Артур, потерянно оглядываясь по сторонам. — О! — Луна выглянула из окна, — не нашли они Гарри. Хагрид точно расстроится! — Сочувствую ему, — немного ядовито отозвался Изар и залип в книгу.       Он разложил ее на коленях и прикладывал всю ладонь на страницу, впитывая текст, потому что водить пальцем было неудобно: вагон закачался, поезд начал набирать ход. Поезд вильнуло, и платформа пропала из вида. Дверь в купе приоткрылась и внутрь заглянул Рональд. — А-а-а, это вы, — разочарованно произнес рыжик, оглядывая двух знакомых блондинов. — Вы Поттера не видели? — Нет, это же ты его лучший друг!— невозмутимо отозвался маг, не поднимая головы от книги. — Вот и лучший! — упрямо произнес Рон, у которого покраснели уши, — вот и найду его! Он точно не будет всю дорогу в книги пялиться!       Казалось, Уизли решил, что сказал много лишнего, поэтому молча выскочил и захлопнул дверь. — У него много нарглов, — вздрогнула от резкого звука Луна, доставая альбом, чтобы порисовать. — У всех, кто с этим Поттером носится, их хватает, — отозвался Изар, тряхнув головой. Луна на это только кивнула. Девочка смотрела в окно, на проносящиеся мимо поля и луга, на которых паслись овцы и коровы и водила пером по листу пергамента. Примерно в половине первого из тамбура донесся стук, а затем в купе заглянула улыбающаяся женщина с тележкой сладостей. — Вы хотите перекусить, ребята? Изар молча покачал головой, а Луна, подскочив, выбрала для них обоих несколько котлокексов, перечных чертиков, сахарных перьев и две шоколадные лягушки. — О, профессор Дамблдор! — воскликнула Луна. — Где? — встрепенулся Зар. — На карточке, — девочка протянула ее брату, — это самая распространенная карточка в серии. У меня их штук двадцать есть. — Почему-то я в этом не сомневался, — маг почесал бровь и приложил ладонь к ней. С этим волшебником пора познакомиться лицом, так сказать, к лицу. — А редкие какие? — Нуу-у, — задумалась Луна, — у меня из редких — Парацельс, Фанкорт, Шинглтон и Гондолина Олифант, она изучала троллей. — Кстати, ты знаешь, что у магглов, если человека фотографируют, он никуда с фотографий не исчезает и не двигается? — вспомнил, Изар, отдавая карточку. — Ух ты! Как необычно! — ужасно удивилась Луна.       Местность за окном резко изменилась. На смену полям пришли леса, реки и зеленые холмы. Кто-то постучал в дверь купе. На пороге появился мальчик с круглым лицом. Не успел он открыть рот, как Луна живо поинтересовалась: — Привет, я Луна. А ты нашел свою жабу? Мальчик отрицательно помотал головой, готовый расплакаться. — Я думаю, тебе стоит подойти в первое или последнее купе, там должны сидеть старосты. Они знают много заклинаний и следят за порядком. Я думаю они помогут найти твою жабу или призовут ее манящими чарами, — перелистывая очередную страницу, невозмутимо сказал Изар, и поморщился. Расстроенный мальчик вызывал у него головную боль. И так, вся эта поездка, переполненная школьниками и их эмоциями давила на виски. — С-с-спасибо, — благодарный мальчик побежал в начало вагона. Не успел Гарри дочитать страницу, как дверь снова распахнулась. На этот раз это оказалась девочка с густыми каштановыми волосами, уже переодетая в школьную форму. Ее передние зубы были чуть крупнее, чем надо. — Никто не видел жабу? Невилл ее потерял, а я помогаю ему ее отыскать. Так вы ее видели или нет? — строго спросила она прямо-таки начальственным тоном. — Я думаю, Невилл ее найдет минут через десять, — раздраженно отозвался Изар. Он никак не мог дочитать главу из-за неожиданных визитов и криков в тамбуре. Не все дети спокойно сидели по купе. — Почему ты так уверен? — спросила девочка и тут же уселась рядом: — А что ты читаешь? Это учебник? Я прочитала все учебники и выучила их наизусть — надеюсь, этого будет достаточно для того, чтобы учиться лучше всех! В моей семье нет волшебников, я была ужасно удивлена, когда мне пришло письмо из Хогвартса, — я имею в виду, приятно удивлена, ведь это лучшая школа волшебства в мире! Да, кстати меня зовут Гермиона Грейнджер, а вас? — Добрый день, мисс Грейнджер, я Изар Лавгуд, а это моя сестра Полумна, — повернулся к ней мальчик, четко выговаривая слова, — Я читаю «Антологию заклинаний XVIII века», она не входит в список учебников для первокурсников. Какие школы магии вы знаете еще? Девочка смотрела на него удивленно. — М-м-м, я читала в «Истории Хогвартса» упоминания про Дурмстранг и Шармбатон. В Дурмстранге изучают темную магию, а в Шармбатоне много дисциплин, посвященных искусству. Но я хочу изучать магию и волшебство, поэтому считаю, что Хогвартс лучше! — безапелляционно ответила Гермиона. — Ясно, — ответил мальчик, решив не спорить с таким напором. Он отвернулся и положил ладонь на новую страницу. — А мне бы понравился Шармбатон, — вставила Луна, вырисовывая силуэты лунных тельцов на фоне поезда. — А зачем ты закрываешь страницу, ничего же не видно? Солнечные очки в помещении не носят, так не принято, — снисходительно поинтересовалась новая знакомая, сложив руки на столике перед ними. Изар медленно вздохнул: — Мне. Так. Удобно. Спасибо. — ответил он и вернулся к чтению, проигнорировав поучение насчет этикета от девочки, которая зашла в купе даже не спросив разрешение. — Вы не видели Гарри Поттера, — почти столкнулись в дверях рыжий и блондин. — А-а-а, это вы, — буркнул Рон и закрыл дверь, чуть не прищемив нос любопытному Драко. Блондин оскорбленно глянул на Уизли и снова ее открыл: — Здравствуй, Изар. Полумна. Я могу к вам присоединиться? — Вот так принято, — повернул голову к Грейнджер Изар, и приветливо кивнул Драко: — Заходи, рад тебя видеть! — Так ты не видел Поттера? — Его еще не нашли? — хмыкнул Изар и закатил глаза, — самый популярный первогодка! — Он самый известный в волшебном мире! — отозвалась Гермиона с воодушевлением, — а не только в школе! Я все про него знаю! — похвасталась она и начала перечислять, — я прочитала про него в «Современной истории магии», «Развитии и упадке Темных искусств» и в «Величайших событиях волшебного мира в 20м веке»! — Поздравляю! Можешь сдать ТРИТОНы и выпускаться, — не выдержал Изар. Эти поиски "неуловимого сироты" неимоверно его утомляли, вызывая внутренний диссонанс. — Что? — не поняла девочка. — Прости, я был не прав. Уверен, ты действительно все про него знаешь, но за сегодня ты пятая, кто нас об этом спрашивает! — В рейтинге потеряшек Гарри Поттер лидирует, — улыбнулась Луна. — А кого еще потеряли? — запуталась Гермиона. — Так ты же сама искала жабу? — Вы что, сравнили Поттера с жабой? — округлил глаза Драко. Изар весело рассмеялся, отпуская напряжение. — Оно само так получилось! — пояснил он. Дверь снова открылась. В дверях появился Невилл. В руках у него была его найденный питомец. — Я нашел жабу, — признался он, смущенно улыбаясь. — Поздравляем, — саркастически откликнулся Драко. — Здорово, — одновременно с ним произнесла Луна. — Я просто хотел поблагодарить тебя за помощь! — неловко сказал мальчик и покраснел. — Рад был помочь! — отозвался Изар и вернулся к чтению. В купе становилось слишком много народа. — Как он мог помочь, если все время сидел здесь? — не выдержала возмущенная Гермиона, вопросительно оглядывая всех. — Можно оказать помощь, не врываясь в каждое купе без разрешения, — ответил ей Изар и вернулся к чтению. Драко молча наблюдал за динамикой общения. Невилл покраснел и нерешительно пробормотал: — Простите, что я так ворвался, я просто очень расстроился и забыл о манерах. Он топтался в двери, не решаясь ни зайти, ни выйти. — Изар не о тебе говорил, Невилл, ведь тебя так зовут? — пропела Луна, и приглашающе махнула рукой, — присаживайся с нами, я буду рада с тобой пообщаться. — Да, — все так же неуверенно засветился мальчик оглянулся на всех, — простите, что забыл представиться, я Невилл Лонгботтом. — А я Полумна Лавгуд, это мой брат Изар Лавгуд, а это Драко Малфой и Гермиона Грейнджер. — А что ты рисуешь? — тихо спросил Невилл, — можно мне посмотреть? — Можно, я рисую ядовитую росянку. — Тентакулу? — уточнил Невилл, рассматривая альбомный лист с рисунком. — Ага, она в Австралии обитает, и Южной Америке, но не везде, а в нескольких регионах. Довольно редкая, — довольно рассказывала девочка. — Да, я знаю. В бабушкиной теплице есть несколько экземпляров. А знаешь, что есть несколько ее видов и они отличаются от места произрастания? — Нет, не знала… Изар хмыкнул. Судя по всему Луна нашла себе товарища по интересам. В дверь постучались. Заглянул Маркус: — Как вы тут? — он огляделся, — вижу освоились? — Да! — радостно прощебетала Луна и обратилась к вошедшему: — Маркус, а можно я тебя попрошу, — девочка немного замялась, — ты не мог бы вернуть старостам то, что утащила Лилу. Они лучше смогут найти владельцев. И высыпала на стол трофеи нюхлера. — Без проблем, — отозвался Маркус и сгреб в карман все, со столика, — как малыш, еще не сбежал? Луна заглянула в накрытую клеточку: — Спит, — довольно произнесла девочка и снова поблагодарила за помощь. — А кто такая Лилу, — оживился Драко. — Это наш питомец, — ответил Изар. — О! А я хотела выбрать книззла, но мне не хватило. Я купила много книг, просто для дополнительного чтения, — включилась будущая гриффиндорка. — А на какой факультет вы хотите попасть? Невилл с Луной тихо переговаривались, мальчик Лавгуд читал. Странно так, в очках, слегка откинув голову на спинку сидения и положив книгу на коленях. А Драко Малфой разглядывал ее, неприятно улыбаясь. По крайней мере девочке казалось именно так. — На Слизерин! — ответил Драко, и гордо вскинул голову. — Но там же темные волшебники? — растерялась Грейнджер, оглядываясь на остальных. — Мариэтта Лавгуд была на Слизерине. — Это наша четыре раза прабабушка, — пояснила Луна и снова повернулась к Невиллу. Мальчик замялся, но взглянув на свою собеседницу, немного заикаясь, тоже решил поделиться информацией. — М-моя тетя три поколения назад тоже училась на Слизерине, как и двоюродный дедушка моей бабушки. — А у меня вся семья на Слизерине, — похвастался Драко, сверкнув глазами. — А я хочу попасть на Гриффиндор, — упрямо опустив подбородок ответила Гермиона. Было бы глупо говорить о том, что его семья вся сплошь темные волшебники, что следовали за Сами-знаете-кем! — Мои родители, оба учились на Гриффиндоре. — А моя бабушка на Когтевране! — Так, а куда вы хотите? — не отступила от темы магглорожденная девочка. — Куда шляпа пошлет! — не выдержал Изар, закрыв книгу. Надежда прочитать больше одной главы растаяла. — А я бы хотела попасть… — не успела закончить мысль Луна, как Драко отозвался: — Где много мышлей, я помню, — его улыбка была широкая и веселая. — Смышлей, если точно. И откуда ты знаешь? — удивилась девочка. — Так мы же мороженое когда ели, ты и рассказала. — Точно, — засветилась Луна и мило улыбнулась блондину. — А кто такие смышли? — прошептал Невилл, и Полумна вполголоса начала рассказывать. Гермиона оглянулась и посмотрела на небольшие наручные часики. — Вам лучше поторопиться, а то не успеете переодеться. Мы скоро должны подъехать, я у машиниста спрашивала. — Спасибо, что напомнила, Гермиона, — солнечно улыбнулась Луна и повернулась к мальчикам: — Мы с Гермионой выйдем, а вы переодевайтесь! — Ой, мои же вещи в другом купе! — воскликнул Невилл и кинулся к двери. — Жабу не забудь, — невозмутимо сказал Изар. Он делал вид, что смотрел в окно. Мальчик прижался виском к прохладному стеклу, от душного купе, разговоров и эмоций начинала болеть голова. — Надо было купить воды, — сказала Луна, глянув на брата. — У меня есть, — сказал Драко, — я переоденусь и загляну к вам. — Договорились, — девочка с благодарностью кивнула мальчику Малфою и вышла вслед за Гермионой.       В купе остался один Изар. Он быстро достал рюкзак и переоделся. Поезд начал сбавлять скорость. «Мы подъезжаем к Хогвартсу через пять минут, — по вагонам разнесся голос машиниста, — пожалуйста, оставьте ваш багаж в поезде, его доставят в школу отдельно». «Кстати о багаже, — Зар хмыкнул, все самые важные и ценные вещи были в рюкзаке, очень вместительном и сильно зачарованном, — пора достать из него сундук». — Луна, — выглянул мальчик за дверь, — переодевайся, и не забудь достать сундук. — О! Конечно, спасибо, что напомнил, — отозвалась девочка, заходя в купе. Гермиона пошла за своими вещами, и Луна ждала снаружи одна. — Кстати, а где Лилу? Изар огляделся, в купе не светилось ничего живого и магического, кроме них. Ядро Луны он видел отчетливо, в отличие от своего. У себя он замечал только магию, проходящую по каналам на руках и пальцах, и то настолько незаметную, что нужно было сильно приглядываться. Клетка была пуста. — Думаю, найдется, не переживай, — уверенно сказал Изар. Маг понимал, что зверек прибежит, но боялся того, из каких неприятностей его придется выручать!

° ° °

      Лодки Зара не впечатлили, так же как и ковер-самолет. Тесно, укачивает, мешает осознавать себя в пространстве. Луна оказалась в лодке с Невиллом, Панси Паркинсон и Гермионой. Изар сел в одну лодку с Крэббом, Гойлом и Драко, успев по колено окунуться в озеро. Скользкий берег… Хорошо еще, что глазастый Малфой успел подхватить. Но неудобно быть таким беспомощным!       Если берег был совсем «безмагический», то лодки были зачарованы неплохо — они не переворачивались, не наполнялись водой, хотя сверкали пробоинами в днище, и сами плыли за главной лодкой, на которой сидел противный ворчливый старик, очень сердитый и очень измученный.       Вместе с ним в лодке сидела кошка-фамилиар, такая же старая и взъерошенная. «Миссис Норрис», — ласково величал он ее, и хмуро зыркал на всех остальных. Тусклые фонари покачивались, прикрепленные к середине каждой лодки на длинном шесте. Дети толкались, тихо переговаривались и оглядывались по сторонам.       Изар засмотрелся на магические защиты замка, особенно хорошо видные в темном ночном небе. На ярком солнце магические нити были видны, но из-за светочувствительности его глаз они не так выделялись, как, например, в сумерках, когда свет отсутствовал.       Мальчик не мог заметить, что одна из лодок, при повороте приблизилась к нему почти вплотную, и младший Уизли не смог удержаться от посетившей его мысли, как насолить надменному блондинчику, что успел ему перейти дорогу. Рыжик потянулся и изо всей силы дернул его за мантию и тут же отвернулся.       Изар не успел отреагировать, как что-то выдернуло его из лодки и он с плеском упал в ледяную воду. От шока он застыл, не двигая ни руками, ни ногами. В груди стало больно, а сознание начало уплывать. В голове бились крики дяди, сжимающие его за горло. Он не мог пошевелиться, не мог вздохнуть. Из открытого рта не вышло ни звука. Драко, услышав плеск, повернулся. — Где он? — резко спросил он у Гойла. Мальчишки, обернувшись на вопрос, пожали плечами. Они удивились, что в лодке их оказалось трое, садилось-то четверо? Засмотрелись на замок… Малфой, скинув ботинки и мантию, прошептал: «Люмос максима» и нырнул с палочкой в зубах в озеро.       Иногда он действовал намного быстрее, чем успевал подумать. За что отец на него сердился, причитая, что не переживет сына-гриффиндурка. Особенно, когда Драко таскал в поместье подраненных птиц и зверушек.       Нырять в темноту мальчик не боялся. Превосходно плавать он научился в раннем детстве, во Франции. И с тех пор регулярно тренировался, поддерживая форму. Да и свет палочки освещал далеко, слегка искажая картину, но бледные раскинувшиеся руки и рубашку Изара, он разглядел хорошо. Как и огромные щупальца на глубине, что тревожно колыхались в тенях. Приложив усилия, он смог дотянуться и ухватить другого мальчика за воротник и потащить за собой наверх. Изар был очень тонким, но в мокрой одежде, даже он весил многовато.       Драко радовало, что плыть до берега было недалеко. Лодки не успели доплыть даже до середины озера, а освещавшие воду огни замка хорошо показывали направление и темнеющий берег.       Малфой греб рукой из последних сил, помогая себе ногами. Рука, которой он держал бессознательного мальчика, затекла. Что-то со дна озера его подтолкнуло, да с такой силой, что Драко чуть не вылетел из воды. «Еще немного, — подумал он, не успев испугаться, — еще метр, еще…»       Обессиленный он вылез на покатый берег, вытащив Изара за собой. Он перевернулся на спину, переводя дыхание. Изар не шевелился. Драко повернул голову, пытаясь услышать дыхание, подтянулся и приложил ухо к губам. — Эй, очнись, придурок, — зарычал он, хлопая его по щекам, тряся его за плечи, — ты живой там? Драко дрожал, он не мог понять, дрожит ли он страха или от холода. «Что же делать-что же делать-что же делать…» — метались мысли в его голове. Он помнил, что мама когда-то заклинанием прочищала горло едва родившемуся абраксанскому жеребенку. Но это было не вчера! Он не помнил движения палочки. «Соберись, ты, фллобер-червяк!» — ругал он себя. — Апа… Анапнео… Анапнео! Анапне-ео! — четко проговаривал он, стараясь не стучать зубами. Блондин выводил полукруг снизу вверх, как запятую, но наоборот. Резко вскидывая палочку вверх и в сторону, словно выгоняя воду из груди мальчика.       Изар закашлялся, исторгнув маленький ручеек воды из приоткрытого рта. Малфой быстро перевернул его на бок и начал стучать по спине. Больше от страха, чем осознанно. Тело волшебника содрогалось, выталкивая остатки воды. Драко, дрожащий не меньше Изара, сполз на песок, уставившись в яркие созвездия над ним. — Ты живой? — через некоторое время спросил он, выстукивая зубами так, что большая часть звуков была им проглочена. — А-ха-а, — выдохнул Лавгуд, приоткрывая глаза, — ссс-с-спас-сс-ибо. Дрожь била обоих мальчиков. Нужно было вставать и двигаться к замку, пока они не замерзли окончательно. Драко огляделся, он вытащил палочку из стиснутых от холода зубов и положил ее где-то рядом. — Ты умеешь накладывать согревающие? — с третьей попытки спросил он у лежащего рядом Лавгуда. — Да-аа, минуту, — невнятно пробормотал он, похлопав себя по запястьям. — Сalidum tempestatum! — произнести с первой попытки не удавалось, как и со второй, и с третьей. — Пойдем, — решил Драко, — может, от ходьбы согреемся и получится…       Изар молча поднялся и попытался оглядеться. Замок, конечно, сверкал, да и защита охватывала большую часть территории вокруг. Он точно понял куда идти не стоит — края защиты медленно опускались на высоту пяти метров и падали к земле вниз, раскинувшись, словно гигантский шатер. Но не через озеро им же двигаться к замку?       Драко так же молча подхватил Изара под руку и потащил наверх, от песчаного берега к виднеющимся деревьям в стороне. Он ориентировался лучше Изара, проводя редкие дни с крестным в этом замке. Но он попадал сюда камином, днем, да и был всего-то пару раз, недалеко от замка.       Они удачно вышли на дорогу, но Изар успел подвернуть ногу на насыпи. Одеревеневшие конечности у обоих ребят двигались с трудом. Конец лета был холодным, как и вода в озере, в котором били подводные ключи.       Очень медленно, придерживая друг друга, они потянулись по дороге вперед. Говорить не хотелось, можно было прикусить язык сведенными от холода челюстями. Изар остался в одной рубашке и брюках, мягкие мокасины осели где-то в глубинах озера. Драко тоже шел в одних мокрых носках. Ветер пробирал почти до костей. А еще Изар потерял очки, хоть трость пряталась, как и палочка, в волшебном чехле!

° ° °

      Все это время, что мальчики провели в воде и на берегу, Крэбб и Гойл пытались добиться внимания старика с кошкой, который не стал их даже слушать, потом высокой седой волшебницы в остроконечной шляпе, но она тоже не стала слушать обоих мальчишек, бросив: «Все после сортировки!» Винс и Грег начали оглядываться, Драко что-то говорил, что у Лавгуда есть сестра… Как же ее звали? — Лавгуд! — громко крикнул Грег, обводя глазами толпу первокурсников. — Луна? А где Изар? — тут же раздался пронзительный голос лохматой девочки. Блондинка рядом с ней завертела головой. Крэбб с Гойлом потянулись к ним. — Вы ищете брата? — спросил у нее Винс. Лавгуды были похожи. — Да, я не знаю, где Изар. Мы с Невиллом слишком заговорились, — смущенно объяснила она и встревоженно вскинула взгляд на мальчиков: — Вы знаете? — Он с нами в лодке ехал, а потом выпал. — В воду выпал, прямо в озеро. — А Драко за ним нырнул, — продолжили они одновременно. — Мы старику кричали, который с кошкой — он не слушает. — Мы этой, в шляпе, говорили. Она не слушает. — А лодки сами плыли… — Мы даже на месте остаться не могли, чтобы помочь! — мальчишки совсем разволновались. Это отражалось не в интонации и голосах, а в резких взмахах и топтании с ноги на ногу.       Девочка с кудрявыми волосами всхлипнула, прижал ладонь ко рту, как и Луна, в глазах которой заблестели слезы.       У самых дверей снова появилась высокая волшебница в черной мантии. И Грейнджер, схватив Луну за руку, побежала вперед, проталкиваясь сквозь гурьбу детей. Винс и Грег шли сразу за ними.       Пока все дети выстроились перед дверью по приказу Макгонагалл, Гермиона успела к ней подбежать и открыть рот, но волшебница всунула ее в строй вместе с Луной. Двери с грохотом распахнулись. И женщина быстрым шагом направилась по широкому проходу, остальные потянулись за ней.       Перед детьми возник огромный зал со множеством людей. Дети других курсов громко хлопали новичкам, приветствуя их в школе. Пока волшебница ставила самый обычный на вид табурет и доставала старую остроконечную шляпу, Гермиона замотав головой по сторонам, выскочила с Луной из толпы и огибая один их столов кинулась к остальным преподавателям. Винс и Грег так же, не отставая шли за ними. — Иди к вон тому, строгому, — шепнул громким голосом ей Винс, показывая на темноволосого мужчину, сидящего почти у самого края стола, — это крестный Драко, он послушает! И ребята бегом кинулись к нему. Луна почти плакала, ощущая, как ускользает время. Она надеялась, что ребята выбрались, ведь Изар умел плавать, как и Драко, так сказали мальчики. — Профессор! — Грейнджер подскочила к Снейпу, который уже заметил приближение беспокойной четверки. — Два мальчика упали из лодки и их с нами здесь нет. — Это Драко! — подтвердили Винс с Грегом, на вопросительный взгляд декана, — Изар упал за борт, Драко нырнул за ним. Лодки уплыли дальше, мы не смогли ее остановить. Луна просто плакала. — Когда это произошло? — Мы только Хогвартс увидели, — сказали мальчишки и опустили головы. Снейп только успел им скомандовать: — Идите на сортировку, я разберусь. И умчался. Макгонагалл продолжала вызывать новые фамилии: — Буллстроуд, Миллисент! — Слизерин! — Забини, Блэйз! — Слизерин! — Корнер, Майкл! — Когтевран! — Крэбб, Винсент! Мальчик как раз пробирался сбоку к табурету, послушно выполняя указания мастера зелий. — Крэбб, Винсент! — Слизерин! Сортировка шла своим ходом.       В это время зельевар мчался к озеру. Аппарировать на территории замка мог только директор, но уведомлять его было бессмысленно. Ради Драко он палочкой не взмахнет.       Северус кинул чары «наведи-меня» и следовал за указаниями магии поиска. С облегчением он осознал, что нить вела не к глубинам озера, а к объездной дороге. Мужчина перекинулся в ворона и полетел, анимагическая форма была удобней. Пару плетущихся детей он увидел еще издалека. Зрение птиц не чета человеческому. Мальчики были мокрые, замерзшие и очень усталые. Северус успел перекинуться и выйти из подлеска. — Крестный! — с радостным возгласом вскинулся Драко. — Вижу, вы успели оценить воду озера, — сердито прокомментировал мужчина, взмахивая палочкой. Он наложил высушивающие, согревающие чары и общую диагностику на обоих потерпельцев. Чары показали существенное переохлаждение и нервное истощение, а также одну трещину в стопе второго ребенка. Зельевар покопался в карманах и выудил несколько пузырьков: — Пей! Драко без возражений опрокинул пузырек и поморщился: — Фу-у, ну и дрянь же ты варишь, на вкус жуть! — Тебе же нравилось варить? — искоса глянул Снейп на мальчика, трансфигурировав из ветки табуретку для второго блондина. — Варить — не пить, — философски ответил Малфой. Он ждал, пока крестный осматривал ногу Изара. — Не дергайся! — приказал брюнет ребенку, который почти вскинулся, стоило ему усадить ребенка на стул и снять грязный носок. Изар замер, сидя на табуретке с вытянутой ногой, сжав тонкие пальцы на краях сидения.       Внутри начала нарастать паника, мальчик не заметил, как начал часто дрожать, покрываясь потом. Чужие очень сильные руки сжимали его ногу, удерживая его. Его изрядно трусило. Мальчик пытался вдохнуть, но горло, пережатое спазмом, не пропускало воздух. — Тихо-тихо… — успокаивающим голосом обратился к взволнованному ребенку мужчина. Чарами он крепко перемотал лодыжку бинтами, но нужно было успокоить обезумевшего ребенка и заставить его выпить лекарства. Он убрал руки и отодвинулся, переведя внимание на крестника: — Драко, как зовут твоего друга? — обратился он к мальчику и дал ему успокоительное. — Выпей, Дракон, тебе тоже полезно. — Изар. Спасибо. Драко послушно выпил новый флакон и сел прямо на дорогу. Согревающие чары пока действовали, а он был и так слишком грязным и неимоверно уставшим. Видел бы его папа! — Изар… Изар… — голос крестного был мягким и приятно глубоким, — слушай мой голос. Дыши. Вдох. Выдох. Слушай, как я дышу. Все хорошо. Уже все в порядке. Вы в безопасности. Дыши. Вдох и выдох.       Изар пытался вдохнуть, но у него легкие ощущались как два чужеродных камня. Они отказывались работать. Он почувствовал, что снова задыхается. Как тогда, на глубине, как вода смыкается над его головой и тускрые фонари затухают из-за толщи воды над ним. Мальчик вернулся к прежнему моменту, Его руки перестали держать и он откинулся назад. Снейп едва успел подхватить его и, отбросив табурет в сторону, усадить прямо на дорогу. Изар почти потерял сознание, ощутив чужие руки так близко, но они тут же ушли, давая пространство.       Он обхватил себя руками и сжался, опустив подбородок. Горло, сведенное спазмом едва пропускало крохи свежего ночного воздуха. Мальчику хотелось забиться в угол, но вокруг было слишком. Слишком просторно, слишком страшно. Слишком незнакомо. В висках стучала кровь, так громко, почти оглушающе. Инстинкты кричали и требовали бежать, но уставшие руки и ноги не слушались. Он свалился в пыль, и попытался отползти дальше, нога сильно болела. Кто-то тихо и размеренно говорил рядом с ним. От человека веяло спокойствием и терпением. Изар попытался прислушаться к размеренным тихим словам: «дыши», «безопасно», «все хорошо», «вдыхай».       Мальчик прикрыв глаза, медленно возвращался к действительности. Он обнаружил себя, сидящим на дороге, по которой она шли с Драко. Мальчик сидел недалеко от него, он сжимал его ладонь, что упиралась в пыль. А перед ним сидел взрослый волшебник, что пришел к ним из Хогвартса. «Крестный Драко», — вспомнил Изар. Этот человек дал им зелья и что-то начал делать с его ноющей ногой, когда Зара охватила паника. «Скорее полновесная паническая атака, — горько хмыкнул Изар. — Давно такого не случалось. Что он про меня подумает…» Мальчик на мгновение опустил лицо в ладони и растер его. — Ты в порядке? — непринужденно спросил Драко, как будто ничего странного только что не происходило. — Да, спасибо, простите, сэр, — обратился мальчик к мужчине, не поднимая глаз. — Мне нужно осмотреть твою лодыжку еще раз, — спокойным голосом попросил взрослый. — Драко, ты пока рассказываешь мне, что произошло, а я сейчас дам твоему другу необходимые ему зелья. Изару в руку ткнулся флакон. Мальчик умело отвинтил крышку и поднес к носу. «Успокоительное», — определил он и выпил, протянув пустой флакон зельевару. Следующим был «Скеле-гроу», за ним бодроперцовое и стандартное укрепляющее. В это время маг еще раз взмахнул палочкой, укрепляя бинты и снова диагностируя травму. Тепло пробежалось по ноге, кожу слегка покалывало. — Теперь, следующее, — проговорил мужчина, — Драко, я тебе отдам свои ботинки и уменьшу их. — А теперь с вами, Изар… — Лавгуд. Изар Лавгуд, сэр, — отозвался мальчик, напряженно прислушиваясь. — Тебе нельзя сейчас тревожить лодыжку, очень там перелом нехороший. Я его зафиксировал, но тебя нужно доставить в Больничное крыло. Помфри тебя быстро подлатает, завтра будешь как новенький, но сейчас проще всего тебя взять на руки и донести. Ты позволишь?       Изар мучительно задумался. Он и так слишком много показал про себя совсем незнакомому человеку. Но какие могут быть варианты? Панику можно списать на «купание» в озере, главное сейчас быть в норме. Он глубоко вздохнул. Успокоительное совсем кстати. — Да, конечно. Вам не будет тяжело? — пробормотал он едва слышно. — Чары облегчения веса простые и не затратные, не переживай. — Тогда идем, крестный, я совсем засыпаю!       И они пошли. Мальчика подхватили очень сильные руки, волшебник нес его с легкостью, размеренно шагая по дороге. Рядом с ним, держа мужчину за край рукава шел уставший и измученный Драко, он то и дело спотыкался, но продолжал что-то рассказывать, все время зевая. Изар заснул под тихий, размеренный разговор, пока Малфой делился своими переживаниями. «Пропустил Сортировку, и Луна будет волноваться…» — с этими мыслями мальчик заснул.       Проснулся он под утро, в новом странном месте. Тут пахло зельями, а под руками хрустели свежие простыни. «Больничное крыло», — вспомнил маг. Он приподнял голову и огляделся. Кроме него в помещении никого не было. Вдоль глухой стены стояли шкафы с зельями, защищенные чарами. Окна тоже были зачарованы. Сама комната напоминала скорее огромный зал. «Очки утонули!» — в панике подумал мальчик, ошупывая себя. Его браслеты, кольцо, палочка и трость были на месте. Волосы в полном беспорядке, а на теле оказалась пижама вместо его школьной формы. «Кто меня переодевал?» — на этот вопрос тоже ответа не было. Медиведьма? Или этот крестный? Он тоже, кажется, с образованием целителя. Драко рассказывал… Двери заскрипели, впуская посетителя. Изар быстро опустил глаза, уткнувшись в сложенные на коленях руки. — Изар, — к нему кинулась сестренка, — ты в порядке? Меня почти съели мозгошмыги. Профессор Флитвик, наш декан, пообещал мне сообщить, когда будут новости про вас с Драко. Он сказал, что с тобой все хорошо, но я утра не могла дождаться… Девочка прижалась к нему, перебирая спутанные волосы. — Я тебе одежду взяла, расческу и запасные очки. Подумала, что ты мог их потерять. И я еще пирог оставила для тебя, ты же любишь пастуший, я помню! От Луны веяло таким теплом и нежностью, что Изар прослезился. Он часто заморгал смахивая слезы и прижал макушку сестры к груди. — Все в порядке Луна, мы с Драко выбрались. Вернее, он меня вытащил, а потом нас подобрал его крестный. Не волнуйся так. Обошлось же… — Меня в Когтевран отправили, — Луна вздрогнула, теснее прижимаясь к брату, — а вас с Драко будут сортировать после завтрака. Мне Гермиона сказала, она вчера у Макгонагалл спрашивала после Приветственного пира. Не делай так больше, — девочка снова всхлипнула, — я не хочу без тебя снова… И она беззвучно заплакала. Изар осторожно поглаживал ее по спине и что-то бормотал ей на ухо. Виноватое и успокаивающее одновременно. Двери снова распахнулись, впустив в этот раз Гермиону и Драко. Последний подбежал и хлопнул Изара по спине: — Рад что ты с нами! Помфри сказала вчера, что утром тебя отпустит. Вот мы и пришли тебя забрать. Мы же вчера сортировку пропустили. Теперь для нас ее отдельно сделают. Спорим, я попаду в Слизерин! Казалось, Драко мог болтать и сам по себе. Иногда, как и Луне, ему не требовалось ответов. Главное, чтобы был слушатель. — Молодые люди, доброе утро! Не было еще такого, чтобы утром после пира здесь толпились первокурсники. Подождите своего друга снаружи. Я его проверю, и если все в норме, отпущу, — медиведьма немного пахла зельями и пустырником. У нее был низкий грудной голос, который ей совершенно не соответствовал. Ребята еще немного потолпились и вышли гуськом за двери. — Что ж, — обратилась она к Изару, — я вижу твоя трещина в стопе зажила, но ты ногу побереги сегодня и завтра. Я тебе выдам трость, ходи бережно. — Спасибо вам, у меня есть трость, бабушкин подарок, — Изар достал из футляра свою черную, с головой ворона. — Отлично. Осталось проверить твои легкие и дать новую дозу бодроперцового. Не годится заболеть после такого купания. Давно Альбусу говорю, чтобы повесил чары на лодки, а то почти каждый год одно и то же… Кто-то обязательно выпадает в воду. А он все, старые лодки, древние, традиции… Новые чары они не выдержат… Вот зачем традиции, если потом мне лечить простуды и ушибы? — женщина ворчала, смешивая новую микстуру, в этот раз для горла. Мальчик по запаху узнал плющ и прополис, два самых известных ингредиента этого зелья. — Все, можешь идти, но если почувствуешь себя нехорошо, обязательно возвращайся. А пока переоденься, я закрою ширму. Послышался звук задвигаемой ткани и мальчик остался один. Помфри ушла, дробно семеня по каменному полу.       Мальчик вздохнул и начал ощупывать то, что принесла ему Луна. Наверное, она позвала Астона из дома и попросила собрать для него одежду. Носки, брюки, рубашка, серый свитер из тонкой шерсти. Изар взял расческу и принялся приводить свои волосы хоть в какое-то подобие порядка. После вечернего купания пряди торчали во все стороны и не хотели поддаваться. Мальчик плюнул на все, забрав их в хвост. В привычных очках и с тростью он направился к выходу. Нога действительно немного побаливала. «Наверное, Помфри специально не дала мне обезболивающее, чтобы я не забывал про травму», — подумал маг, встречая на пороге ребят. — Идем, Зар, я покажу тебе Большой зал, — подхватила его под руку Луна. — Там такой потолок! Волшебный просто, — раздался голос Гермионы, — я читала в «Истории Хогвартса», что его специально зачаровали показывать небо. Такое же, что над самим замком. — И что в нем особенного? — бросил Драко, — обычный зал, у нас в меноре есть и покрасивее. — А тысячи свечей? — не унималась девочка, — выглядит волшебно! — Конечно, это же волшебный замок, — комментировал ее восторги Драко, поправляя мантию. — Мистер Лавгуд, я вижу вы пришли, — раздался строгий голос, — как и вы, мистер Малфой. Проходите вперед, вас нужно отсортировать! — Да, завтрак скоро закончится, — громко прошептала Гермиона, — удачи! Девочка направилась к своему столу, где ей радостно помахал Невилл. — Не задерживайтесь, мистер Лавгуд. Почему вы не в мантии? — Простите, профессор. Мадам Помфри меня только выпустила из Больничного крыла. — Садитесь на табурет, я надену на вас Распределяющую шляпу, — профессор не стала дослушивать его ответ и дернула за плечо, усаживая перед собой и громко для всех произнесла: — Лавгуд, Изарий. «Сколько мыслей! Сколько планов! Не хочешь величия, но столько хитрости! Неплохой ум! Талант тоже в наличии! Не стремишься к подвигам, как я погляжу? Не ценишь храбрость? Но сам ты храбр…» «Только не Гриффиндор!» — уверенно сказал мальчик, отметая любые идеи по этому факультету. «Не Гриффиндор... — весомо повторил он артефакту — и я придумаю, как привести тебя в приличный вид!» «Договорились, юный волшебник, я знаю, куда тебя отправить!» — согласилась Шляпа и выкрикнула: — Слизерин!       Изар снял ее с головы и аккуратно вернул на стул. Драко тоже отправился в Слизерин. Изар подождал его чуть в стороне и они вместе отправились к своему полупустому столу. Некоторые ученики уже успели позавтракать и разойтись. Сегодня была самая обычная, а не торжественная атмосфера. На завтрак было много жирного и жареного. Изар и раньше не любил бекон и яичницу — слишком уж у них была обжигающей совместная история, в буквальном смысле. На руках хватало мелких ожогов. Хотя в те времена сделать хоть один укус или доесть остатки считалось удачей. — Ешь, давай, — пихнул его в бок Малфой.       Мальчик выбрал овсянку с фруктами, пару тостов, вареные яйца, что нашлись на краю стола и стакан воды. Тыквенный сок ему совершенно не понравился. Особенно малая концентрация зелий в нем. Почти не заметная, но если пить каждый день? Что там намешано он не определил. Лишь почувствовал едва уловимый запах любистка. Светилось зелье слабо, похоже на общеукрепляющее и витаминное. Возможно, что администрация просто беспокоилась про детей, попавших в холодные сыроватые стены замка со сквозняками. — Ты такой медленный! — покачал головой Драко, и принялся тоже наполнять тарелку. — Ты меня ждал? — удивился Изар. — Ты слишком худой, поэтому я решил дать тебе выбрать, что ты захочешь есть, тут и так немного осталось. Все равно, таких блюд как дома, тут не готовят. Смысл возмущаться?       Изар медленно жевал, посматривая на преподавательский стол. Преподаватели были не все, некоторые места пустовали. От Дамблдора веяло беспокойством, от еще одного учителя легким безумием. Директор был самый яркий. Он совсем не скрывал свою силу, подавляя всех вокруг себя на несколько метров. Недалеко от него был интересный преподаватель. Его ядро чем-то напоминало ядро Златохвата, но отдаленно. «Полугоблин, декан Полумны», — решил мальчик. Староста выдал им с Драко расписание на день. — У нас с тобой сейчас история магии, — после вдумчивого изучения пергамента выдал мальчик, — потом чары с Флитвиком. А потом трансфигурация с Макгонагалл и Защита у Квирелла, он раньше маггловедение вел. А трансфигурацию преподает декан львятника, это та, что нас сегодня сортировала. Говорят, строгая, просто жуть и только своих гриффов хвалит. Но нам сначала нужно забежать в спальню за учебниками, идешь? Изар поспешно встал, и опираясь на трость, пошел за болтающим обо всем Драко. Иногда его новый друг напоминал Луну своей непосредственностью и манерой разговаривать. Нога немного побаливала. Хотя от зала до подземелий было идти недолго. Зар запоминал дорогу, осматривая «оком» все стены, считая факелы на них и квадратные светящиеся прямоугольники. «Наверное, это живые портреты», — сообразил он. Драко успевал пройти несколько шагов вперед и обернуться, ожидая Изара. — Не переживай, опоздать на историю магии не страшно, мне папа говорил, что ее призрак ведет. Он кроме гоблинских войн и не помнит ничего. Только про них и рассказывает. — Интересно послушать, — вежливо отозвался Изар, ему казалось, что иногда Драко слишком много. Вот как сейчас. Но он тут же устыдился своих мыслей. Этот волшебник не побоялся нырнуть за ним в незнакомые глубины озера и вытащить его, совсем постороннего. Другой бы обернулся и сделал вид, что ничего не заметил. Дадли бы, наверное, еще и ручкой помахал…       Лестницы для ноги оказались испытанием. Одна радость, большая их часть была зачарована. От повреждений, от сырости, на заданное движение??? Даже от излома камня по краям, поэтому каждая ступенька светилась ярко. Правда, на некоторых чары сбоили, и в тех местах ступеньки иногда пропадали.       Так что подниматься по ним и спускаться было в нормальном состоянии вполне комфортно. Даже, если эти забавные лестницы двигались. Проемы дверей тоже светились чарами. Как правило. А еще было море портретов в коридорах и залах, поэтому понимать, какой ширины проход было тоже просто. А вот запомнить наложенные многовековые пласты чар и магии — нереально. Да и волшебные портреты были одинаковыми прямоугольниками разных размеров. Поэтому ориентиры «сверни у Эмеррика Простодушного или сэра Каддогана на коне» для Изара были пустым звуком. Не стоять же у каждого из них с приложенной рукой по полчаса? Чем сложнее нарисованное, тем дольше оно «проявляется» даже с таким удобным артефактом «Леруны», что подарила ему бабушка. Изар следом за Драко зашел в спальню. — Вот наши кровати! Тут спим мы, а вот напротив Крэбб и Гойл, ты их знаешь, вместе в лодке сидели. А вот там в углу у стены кровать Забини и Нотта напротив. Драко жестикулировал, взмахивая тонкими кистями. Изар же замер, уставившись на сундук. — Эй, ты чего? — тут же повернулся к нему блондин. Иногда он очень тонко чувствовал настроение Зара, и это было весьма неудобно. — Рюкзак, — тупо глядя на сундук сказал маг, — я забыл про свой рюкзак, я же не с ним упал? — А-а, твой рюкзак Винс с Грегом забрали, он у тебя под кроватью. Они с ним так и бегали вчера, пытаясь рассказать всем, что с нами случилось. Макгонагалл их даже слушать не стала, а вот крестный сразу к нам помчался, — блондин выдавал всю информацию, что узнал. — Ясно. Спасибо, — на автомате отозвался Зар, делая пометку поблагодарить ребят при случае.       Они с Драко проскользнули на первый урок очень тихо, на всякий случай, и заняли одну из свободных парт в углу. С привидением в роли лектора студенты рассаживались где попало, призрак не придавал внимание условностям. Главное было соблюдать умеренную тишину и не стрелять в самого лектора ни бумажками, ни другим мусором. Такое неуважение даже призраки не потерпели. Обращаться уважительно стоило ко всем, включая портреты. Это Изар запомнил крепко.       Профессор Бинс, как им сообщили, однажды умер, но не забыл прийти на урок, так и повелось. Разве что тематика лекций, что удержалась в его призрачной голове сводилась к периоду войн с гоблинами. Раньше эти лекции занимали один семестр пятого курса, а теперь привидение читало их по кругу. И никого это нимало не смущало. Даже кровавые подробности, что нормально воспринимались в 17 лет, и приводили в дрожь двенадцатилеток.       Изар развлекался тем, что считал в лекции неточности, записывая особенно забавные факты отдельно, чтобы показать при случае их Грокарушу. Тот точно их оценит. Изар, конечно не помнил в каком году Ульрих Безобразный снес голову Витольду Безумному, и чем закончился сбор кланов на территории Бешеных Пауков. Он не углублялся в Садах в историю и не вызубривал все факты тысячелетнего взаимодействия всех со всеми.       Но было смешно слушать о ритуальном поедании ушей врага и моде на набедренные повязки и ожерелья из зубов врагов семьсот лет назад. Да там такая амуниция была, что волшебникам и не снилась! А то, что было записано в истории магов иначе как курьезом не назовешь.       Знатно повеселил на перемене местный полтергейст — одушевленный сгусток сильнейших эмоций. Больше всего он проказничал в начале и в конце года, когда нервы школьников сдавали. Первачки выпускали в эфир тоску по дому, тревогу и страхи больше, чем любой другой курс. А вот конец года Пивза подпитывали эмоции сдающих СОВы и ТРИТОНы.       Сейчас бешеный летающий сгусток обливал всех ледяной водой. Магической силы у твари было достаточно, а где не хватало, он добирал, пакостя напропалую. Дети разбегались от него, прятались в нишах замка или кабинетах, пока Пивз не улетал дальше. Разговоры в коридорах были довольно информативны.       Привидения невозмутимо просачивались сквозь стены, а портреты, по словам возбужденных детей, ходили в гости друг к другу. Под каждым портретом висела позолоченная табличка с названием картины или того, кто был на ней изображен. Так, Изар узнал, что в подземелье, недалеко от гостиной висели портреты Мерлина, Агриппы и Ганхильды из Горсмура. А вход в гостиную Гриффиндора закрывал портрет Полной Дамы. Чего только не услышишь, имея прекрасный слух! К примеру, на второй день он узнал, как пройти на кухню от двух мелких хаффлпаффцев. Стоило «пощекотать грушу» на натюрморте в подземельях, как она, хихикая, превращалась в дверную ручку.       Профессор Флитвик, невысокий полугоблин, вел занятия увлекательно, показывая простейшие чары восхищенным первогодкам. Но к практике их не допустил, заставляя писать правила техники безопасности, основные законы волшебства и взаимодействия с палочкой. Писать под диктовку было не так сложно, как переживал Изар. Он вполне успевал.       А самым прекрасным оказалось то, что уроки чар совмещались для слизеринцев и когтевранцев, поэтому Изар снова встретился с сестрой. Луна была в восторге от школы, от замка, от уроков. А вот что-то воодушевления по поводу одногруппниц Изар не услышал, взяв этот вопрос на заметку. Они сели вместе, тихо переговариваясь и записывая лекцию. Драко недовольно нахмурился, но сел сразу за ними с Панси. Но пора было расставаться: девочка шла на гербологию с хаффлпаффцами, а у ее брата следующим уроком значилась Трансфигурация.       Профессор Макгонагалл добродушием не лучилась, в отличие от Флитвика. Она была чем-то крайне озабочена, и поэтому сурова и безапеляционна. Изар пришел вовремя, занимая свободную парту у окна, Драко плюхнулся рядом. За ними, как уже повелось заняли места Крэбб и Гойл, а недовольная Панси устроилась недалеко от них с флегматичным Ноттом.       На столе сидела кошка-анимаг. «Наверное, профессор», — подумал Зар и принялся раскладывать пергамент, учебники и выбирать перья для лекции. Вряд ли эта дама разрешит писать самопишущим, решил он и выбрал обычное самонаполняющееся перо «без клякс».       Опоздавшим Уизли, Рону и Джиневре, Макгонагалл пригрозила превращением в часы и карту, Драко тихо хихикал, слушая отповедь нелюбимым им рыжикам. И за это заработал минус три балла. Декан Гриффиндора относилась к слизеринцам, как Снейп к ее подопечным. «Внутренние склоки, — вздохнул Зар и решил не попадать на кончик пера проницательной и суровой магичке. — И подставлять Снейпа…» — добавил меркантильный голос в его голове. Он не Драко, чтобы иметь привилегии… — Трансфигурация — один из самых сложных и опасных разделов магии, — вещала Макгонагалл четким размеренным голосом, — любое нарушение дисциплины на моих уроках — и нарушитель выйдет из класса и больше сюда не вернется. Я вас предупредила.       Зар слушал, про себя, развлекаясь и комментируя происходящее. После этих слов, внутренний «ехидный смышль» добавил: «И будут толпы нарушителей слоняться по пустынным коридорам вечно, изгнанные с уроков трансфигурации и посыпая головы пеплом…»       Мальчик не удержал улыбку, пока преподавательница превращала стол в свинью и обратно. Вот зачем это нужно? Превратить свинью в стол и то больше смысла. Представив фермера-мага, что решил предаться мемуарам прямо в свинарнике, он снова заулыбался. Иногда маги такие… маги!       Диктовка Макгонагалл не отличалась от лекции Флитвика, разве что более сухая и скучная. Вернее, запутанная и маловразумительная, пересыпанная терминами и формулами, что она писала на доске. И тут Изар понял, что попал!       Доска была самой обычной, как и мел. Поэтому мальчик только слышал скрип пера и объяснения учителя. Не подходить же прямо к доске, посреди урока и трогать ее ладонью. Он представил, как бы это выглядело со стороны и усмехнулся. Придется что-то придумывать! Точно. У него же есть монокль, подаренный гоблинами. Можно быстро посмотреть при желании.       На память Зар не жаловался, он вообще легко запоминал написанное и услышанное. Выучка с детства. Когда Макгонагалл продиктовала им несколько предложений для заучивания наизусть, раздалось нестройное мычание и тяжелые вздохи. На столы перед ними легли спички, которые нужно превратить в иголки. «Как будто маги каждый день пользуются спичками!» — ехидно прокомментировал внутренний «смышль».       Дети принялись махать палочками, проговаривая слова активации. Нетерпение и азарт нахлынули со всех сторон. Зар скучающе махал палочкой как все, он не старался выполнить задание, просто изображал неудачные усилия. К концу урока слегка превратить спичку в иголку удалось Грейнджер, и девочка победно улыбалась, оглядываясь на всех. Умиленная деканша присудила ей пять баллов. Такую же недотрансформацию у Драко декан предпочла не заметить. Изар же не доводил свое плетение до конца. Уводя взмах палочкой в другую сторону вопреки правильной схеме движения.       Занятия Квирелла скорее напоминали шоу, чем что-то серьезное. Преподаватель сильно заикался, почти потонув в волнах страха и растерянности. У Зара от него разболелась голова, он потер виски, почти распластавшись на столе, выслушивая растянутые фразы Квирелла. Запах чеснока, скорее вонь забивала ему нос. Драко озабоченно наклонился над ним: — Голова болит? — сочувствующе спросил мальчик. — Есть, немного, — стиснув зубы произнес Изар. — Сходим к Помфри, — решил Драко за него.       Изар неопределенно качнул головой. Уж медицинское крыло мальчик планировал избегать как можно дольше. Не в первый же день туда возвращаться. В том же ритме прошло еще несколько дней. Изар успел погулять с Луной у теплиц и в садах, побывать на опушке возле Запретного леса и даже ненароком услышать взволнованные сплетни преподавателей о так и не найденном Мальчике-который… А вот Хагрид нашелся!       На пятый школьный день он ввалился на ужин в помятой одежде, со всколоченной бородой и принялся причитать, обращаясь к директору. Сквозь его рыдания, перемежаемые трубным высмаркиванием в метровый платок, разобрать что-то было сложно. Дамблдор подскочил и сунул вовремя поданную Снейпом успокоительную настойку. Директор скормил полувеликану пятикратную дозу и последний, присев за преподавательский стол, оглушительно захрапел. Тонкая душевная организация Хагрида, получив дозу успокоительного, ушла в бессознательное.       Школьники веселились, глядя бесплатное представление. Дамблдор, по репликам слизеринцев мило улыбался, а внутри, как ощущал Зар, кипел от негодования. После ужина Минерва сорвалась следом за директором, который уводил лесничего из Большого зала. В толпе детей мальчик дошел до развилки на второй этаж, где находился кабинет директора и присел на подоконник, уткнувшись в свой дневничок в одной из укромных арок. Свет для «чтения» ему был не нужен.

° ° °

— Альбус! Ты же говорил, что у Дурслей он будет в безопасности! Ты говорил, что ребенку лучше с родными!!! Я же тебе говорила! Они ужасные магглы! Просто кошмарные! — доносился издалека голос Минервы. Ему вторил плачущий Хагрид. — Минни, дорогая! Конечно, ребенку всегда лучше в семье, даже если она не магическая! Ты помнишь, что Лили всегда говорила с любовью про своих родителей. — Альбус, но ты отдал малыша не ее родителям! Тед и Мэгги были прекрасные люди, я помню их. — Это было невозможно, дорогая, они умерли, как и родители Гарри, осталась только Петунья. — Эта женщина совершенно ужасна! И что теперь? Мальчик пропал! Ты слышишь? Сын Лили исчез! Мальчик-который-выжил! Что скажут волшебники? — Мы никому ничего сообщать не станем, — тут же встрепенулся директор. — И говорить не надо, слухи из школы уже просочились, что мальчик не приехал в школу! — ядовито отозвалась его заместитель. На фоне разговора всхлипывал, слегка завывая Хагрид. — Северус его найдет. — Северус никого не обнаружил. Дом пустой. Эти магглы уехали сразу, как к ним на порог пришел Хагрид! — Минерва шипела, как рассерженная кошка. Хотя почему как? Кошкой она и была. — Я думаю ты напрасно переживаешь, — примирительно бормотал директор, поглаживая бороду, — я думаю, Дурсли вернутся и мальчик вместе с ними. Может, они испугались письма и не хотели отдавать Гарри в магическую школу? А пока я всем объявлю, что Мальчик-который-выжил уехал на обучение за границу. Точно, так и скажем, — обрадовался директор и спрятался в кабинете. Пока его заместитель открывала рот, чтобы выдать новую тираду о его сумасбродстве.       Изар тихонько выскользнул и пока Минерва ободряюще разговаривала с лесником, поднялся по лестнице на этаж выше. «Вот почему сегодня отменили зельеварение», — подумалось ему. Изар направился в библиотеку. Она очень удачно находилась на третьем этаже и занимала целое крыло замка. Думать о разговоре не хотелось, слишком все оказалось мерзко!       Мальчик лениво перебирал корешки книг на полках, рассматривая, что предоставляет сам Хогвартс своим ученикам. В общем разделе магии и справочников он подобрал себе «Бытовые чары: 1000 и 1 заклинание, которое вам необходимо, но вы об этом не догадывались» авторства Миранды Гуссокл и еще одну книженцию с названием «Грязнокровки и как их распознать?», и к ней «Когда магглы атакуют» мистера Баррет Фей в придачу. Нужно же знать, как видят магглорожденных аристократы? Почему они так недолюбливают простецов и магглорожденных?       Все же страхи и стереотипы крайне живучи. Можно и полюбопытствовать. Вернулся мальчик в гостиную перед самым закрытием, проходя мимо очень злого декана. Снейп быстрым шагом несся от центрального входа к кабинету директора. — Изар! Куда ты делся? Я тебя везде искал! — с обвинительным тоном к нему подлетел Драко. «Ну кто бы сомневался!» — подумал про себя мальчик и поморщился. — У тебя снова голова болит? — понял гримасу по своему блондин, и схватил Зара за рукав, — идем к крестному, он тебе обезболивающее даст. — Не нужно, — ответил Изар, осторожно вынимая ткань рукава из цепких пальцев нового друга. Потом, застыдившись своих эмоций, объяснил: — Я в библиотеку заглянул ненадолго. — Как Луна? — обернулся Драко. — Ищет вокруг Хогвартса морщерогих козляков, — отозвался Изар, залезая в кровать. Кроме них с Драко в спальне что-то читал Теодор Нотт, а вот Крэбба с Гойлом не было. Они играли в гостиной в «Gobstones». — Ты что-то бледный… — заметил Драко, вглядываясь в лицо Изара. — Устал, — коротко отозвался мальчик и задвинул полог, оставив разочарованного Драко. — Эй, ты что, спать собрался? Блондин не сдавался, приоткрыв ткань и заглянув к Изару. — Я к тебе на пару минут, можно? — Драко залез внутрь. В таком тесном пространстве наедине с кем-то Изару было неловко. Ага, особенно если он не видел чужих рук, ног и выражения лица. Это только перед Луной он не «держал лицо». — Ты очки даже в кровати не снимаешь? — неуверенным голосом спросил Драко. Мальчик уже два дня как заметил, что его новый друг всегда слегка морщится на все вопросы о его зрении и очках. Трость тоже стала привычной в руках Изара. Хотя после первых трех дней, когда его нога зажила, он ее не спрятал, а иногда пользовался. Гриффы думали, что он выпендривается. Когтевранцы не особо замечали, как и хаффлпаффцы. Но если первые были сосредоточены на новых знаниях, то последние общались между собой, не замечая другие факультеты.       Изар глубоко вздохнул и снял очки, он потер глаза двумя пальцами одной руки. Мальчик откинулся на кровать, подняв лицо к потолку и закинув за голову руки. — Слушай, Изар, — продолжил Драко тем же неуверенным тоном, — я иногда за тобой присматриваю, и заметил некоторые вещи. Ты ничего не хотел бы мне сказать сам? Не подумай, я ни с кем делиться не собираюсь, но мне немного любопытно.       Гарри помолчал, взвешивая варианты. Кроме Луны, как он понял, еще никто не прознал о его слепоте. Иначе бы об этом говорили все. В школе любые слухи распространялись со скоростью пожара в сухом лесу.       Мальчик взмахнул кистью руки с браслетом, перебирая пальцами обеих рук. Он выплетал чары от подслушивания в варианте, где посторонним казалось, что они разговаривают о чем-то совсем незначительном, к примеру, о квиддиче или уроках. Эти чары совмещались с чарами рассеивающими внимание окружающих. — Что ты делаешь? — удивленно спросил Малфой. — Накладываю чары конфиденциальности и отвлечения внимания, — пояснил маг, заканчивая плетение. — Без палочки? — Это нестандартная вариация, — туманно объяснил Зар и повернулся лицом к Драко. Малфой сидел в ногах его кровати, обняв колени обеими руками. — Я не вижу. — Что не видишь? — не понял Драко. — Ничего не вижу, — так же тихо, но четко повторил Изар. — А… как же ты… а что ты… — Малфой растерялся. — Вот так. У меня травма глаз была, и я полностью потерял зрение. Я различаю тень и свет, могу понять, где свет в окно бьет. А еще, но это уже очень важный секрет, под обещание, хорошо? — Хорошо, — немного заторможенно отозвался блондин, — я никому не скажу. Обещаю! — А еще… — повторил Изар, — я немного вижу магию. Видимо, как компенсация за потерю. Но это никто не должен знать. — Поэтому у тебя на дороге глаза светились? — воскликнул блондин, и дождавшись ответного кивка, сказал, — не переживай, я никому не скажу. — А знаешь, ты отлично скрываешь это! Сложно догадаться. — Помфри наверняка узнала, — недовольно поджал губы Зар, — я же у нее в лазарете оказался, едва в замок попал… — Не думаю, — через минуту размышлений сказал Драко, — она тебе лодыжку лечила и от переохлаждения. Чары диагностические разные бывают. Она использует простую диагностику, что определяет что с тобой произошло за час максимум. Да еще и крестный ей рассказал, что с нами случилось. — Как тебе в замке? Сложно ориентироваться? Ты говори, если что я помогу и никому не скажу, — доверительно зашептал Драко. Для себя он решил, что раз принял «под крыло» этого странного тихого мальчика, то и дальше будет за ним присматривать. Наверное, на него так повлияло их «озерная» неприятность. — Мне трудно с эмоциями на лицах, я могу путаться. (Конечно, он не стал объяснять другу, что бывает разница между тем, что люди чувствуют и показывают на лице). Сложно с немагическими предметами — могу запнуться о них, сбить. Сложно, когда учителя требуют писать с доски. У меня есть один очень ценный подарок — маленький монокль, но я не могу его каждый раз вытаскивать, чтобы что-то разглядеть, — признался мальчик, — он не так работает. Проводить вечера с дичайшей головной болью из-за трансфигурации и зелий не хотелось. Казалось, что он разменивает невероятное чудо на какие-то незначительные мелочи. — А как ты читаешь? — тут же оживился Драко. — Мне бабушка артефакт подарила, вот, — Зар протянул руку, — браслет и кольцо, и серьга к ним. Они помогают понимать, но нужно пальцем по строкам водить или руку прикладывать к странице. — Да, на доску руку не положишь! — А я о чем! Волшебники задумались. — Слушай, а если я с тобой сидеть буду, ты сможешь положить ладонь на мой конспект? — Это будет немного неловко, но да. Тогда я буду знать, что ты пишешь, — Изар улыбнулся. — Договорились, завтра попробуем! — Спасибо, Драко. Ты настоящий друг! — очень тепло улыбнулся блондину мальчик. Теперь между ними почти не осталось секретов, и Изару от этого стало намного легче. — Пожалуйста, для друзей не жалко, — отозвался Малфой и, неуверенно пожав руку, перелез к себе, — хорошей ночи! — И тебе! — ответил Изар и откинулся на подушку. Оказалось, признаться было не так уж и сложно. И неловкости не возникло. Эмоции у Драко были искренними, но что самое важное — блондин его не жалел, а принял все как данность. Всякое бывает! Ну и что? Этой ночью мальчику не снилось ничего плохого.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты