No One's Gonna Take My Soul Away.

Фемслэш
R
Завершён
219
автор
Размер:
254 страницы, 32 части
Описание:
Ты всегда хотела путешествовать. Руины древних городов, старые замки, полуразрушенные священные места – всё это манило так сильно. Поэтому ты не раздумывала, когда тебе предложили поездку в Румынию. В мечтах тебе виделся замок Графа Дракулы, в реальности же ты просто заблудилась в ближайшем поселении. Пока, наконец, дорога действительно не вывела тебя к замку. Надеюсь, там нет вампиров, мысленно пошутила ты. И направилась к воротам...
Посвящение:
удивительной Альсине Димитреску и её не менее впечатляющим дочерям.
Примечания автора:
вероятно, стоило бы выставить предупреждениях о триггерах, на случай, если кому-то будет некомфортно читать. но это же Резидент, он всегда был таким.

p.s. нереалистичность – как главная фишка Резидента. не позволим ранам и травмам мешать наслаждаться историей. на самом деле автору немного лень искать тетради по анатомии.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
219 Нравится 457 Отзывы 47 В сборник Скачать

Глава восьмая: Взаперти

Настройки текста
Как ты и ожидаешь, из камеры тоже нет выхода. Пустая комната, к решёткам с внешней стороны привалились камни, закрывая возможность выбраться. Даже если она и была бы, ты бы всё равно не пролезла через прутья. Если высохшие до невозможности фигуры бывших слуг замка не могли, то куда уж тебе. Некоторое время ты бродишь по камере, старательно обходя лежащее тело в центре. Сначала кажется, будто оно ещё способно встать, но чем больше ты находишься в помещении, тем меньше вероятность. Меряя шагами пространство, ты внимательно всматриваешься в стены. Что хочешь найти – не представляешь. Бэла в коридоре сторожит входную дверь, не позволяя тебе приблизиться к ней. Не то, чтобы это так уж нужно, как ты понимаешь. Широкие засовы, забитые гвоздями в косяки, явно не снять так просто. Ну и, если ты попытаешься подцепить хотя бы один, ты ощутишь весь гнев блондинки на себе. Она об этом не упоминала ещё, но по её взгляду видно без слов. Простукивая камни в поисках, быть может, секретных ходов, ты занимаешь себя на ближайший час, а может и два. Глухие звуки, раздающиеся из них, не радуют. Наконец, злясь, ты с силой ударяешь один из нижних, он, как и его собратья, не реагирует. Откинув ногой пару острых осколков, ты обращаешь взгляд к трупу. Подходить не хочется, однако это единственное, что ты ещё не обследовала в комнате. Поэтому, пересиливая себя, ты движешься вперёд, присаживаясь рядом с закутанной фигурой. К счастью, она лежит лицом вниз, тебе, если честно, не хочется видеть посмертную маску, и ты благодарна её отсутствию. Ткань рвётся у тебя в руках, пока ты обшариваешь мёртвую женщину. Она настолько ветхая, что, кажется, достаточно дунуть, чтобы одеяние рассыпалось. Сколько же провела здесь служанка? И почему она до сих пор оставалась живой? Сомнительно, чтобы другие служанки или хозяйки замка заботились о тех, кого отправили в катакомбы. Без еды и воды долго не протянуть, но, тем не менее, в памяти всплывают яркие голубые глаза, таких не бывает у мёртвых. Мёртвые не двигаются, не говорят. Она была жива. На ум приходит Луиза. Что она делала здесь? Возможно, пленниц всё же кормили жалостливые слуги? Слишком много вопросов, на которые нет ответов. Зато ты хотя бы спасла женщину от Бэлы, хоть и не понимала, каким образом. Но исчезновение Луизы натолкнуло на мысли о потайных ходах, поэтому ты и начала исследовать стены. Впрочем, безуспешно. Неожиданно, когда ты доходишь до места на ткани, где по предположению должны быть карманы, тебе в руки выпадает сморщенный лист. Бумага пожелтевшая, видно с первого взгляда её старость. Осторожно беря хрупкие края пальцами, ты тянешь их в стороны, раскладывая. Это записка. Незнакомые буквы удивляют тебя, но, собственно, чего ты ожидала? Естественно, люди, жившие всю жизнь в Румынии, не будут писать записки на английском. Закусывая нижнюю губу, ты смотришь на непонятные слова. В голову приходит мысль попросить Бэлу перевести, с другой стороны, ей вряд ли будут интересны секреты служанки, да и отказать она может просто потому, что это расстроит или взбесит тебя. А что, если, думаешь ты, это что-то, что нельзя показывать кому-то из Димитреску? Вдруг это какая-то тайна или наоборот кляуза на кого-то из других служанок? Представляя характер Леди Альсины, ты не сомневаешься, что даже спустя несколько лет виновные будут наказаны, пусть и не понимая, за что именно. На бумагу падает несколько красных капель, некоторое время ты смотришь на них, пытаясь сообразить, откуда они взялись. Затем солёный привкус во рту подсказывает источник. В последний раз перед обвалом Бэла слишком сильно укусила тебя, а теперь ты своими зубами открыла рану дополнительно. Губа неприятно ноет, когда ты слизываешь кровь с неё. – Могу помочь с этим, – от внезапности звучащего голоса ты теряешь равновесие, шлёпаясь рядом с трупом. Записка в руке мнётся, но Бэлу она не интересует. Девушка перелетает ближе, присаживаясь, и ловит твоё лицо рукой, давя пальцем чуть ниже раны. Больно, вызывает дополнительное кровотечение. Ты ощущаешь, как липкая влажность скользит по твоему подбородку вниз к шее. Кажется, у Бэлы довольно своеобразные способы помогать. Да и на помощь не похоже. Уже собираешься возмутиться, она наклоняется, заставляя замолчать. Из твоего рта не доносится ни слова, когда блондинка склоняет голову и ведёт языком по твоей губе, собирая кровь. Её глаза вспыхивают в неярком свете затухающего факела, который вы вытащили из-под завалов. Ты замираешь, боясь двинуться, сердце же в груди собирается вырваться прочь. Это должно быть отвратительно на самом деле. Ни один нормальный человек не будет пить чужую кровь. Усмехаешься себе насколько это возможно, ты ведь только что поставила сестёр Димитреску и слово «нормальные» в одном предложении. И всё же несмотря на то, что это правда ужасный поступок, ты чувствуешь в своём животе покалывания, спускающиеся от центра ниже. Вероятно, нормальной ты тоже не была, пусть и хотела бы выглядеть. Бэла захватывает твою губу собственными, её язык давит сильнее, больше тревожа рану, чем успокаивая. Одну из рук опускает на твой живот, слегка сгибая пальцы, царапая кожу через футболку. Будто она знает, что ты испытываешь. Вторая не отпускает твоё лицо, стискивая острыми краями перчатки. Вообще, тебе бы нужно отстранить Бэлу, не позволяя продолжать. Но голова всё ещё затуманена произошедшими событиями, да и неожиданность её действий давит на тебя. По крайней мере, именно так ты оправдываешь себя, вспоминая об этом в своей комнате. А сейчас просто протягиваешь ладонь, хватаясь за ожерелье, и тянешь его на себя, она поддаётся, чтобы ты не порвала застёжку. Немного смещаясь, втягиваешь блондинку в поцелуй. Она отвечает тебе почти сразу, её рука с твоего лица опускается на грудь, толкая тебя на пол. Склоняясь над тобой, Бэла снова ловит твои губы, впрочем, она не забывает прикусывать зубами, вновь и вновь грызя рану. Кровь смешивается в поцелуе, ты чувствуешь её в своём рту, не обращая особого внимания. Всё ещё тащишь за ожерелье, приглашая Бэлу опуститься на тебя, она не медлит. Если первый, ну, второй, соглашаешься ты со своим разумом, раз вышел более диким, каким-то звериным, этот похож на что-то тягучее. Вы целуетесь медленно, и это гипнотизирует тебя. Бэла больше не пытается душить или хоть как-то воздействовать на твоё горло, вместо этого она упирается рукой в пол, удерживая себя над тобой. Светлые волосы опускаются на твоё лицо, но ты не закрываешь глаза, видя постепенно темнеющий отблеск золотых радужек. Она тоже смотрит, наблюдая, мухи с её одежды падают на тебя, скользя по футболке, забираясь на шею и руки. Маленькие лапки цепко держатся за кожу, вызывая мурашки. Ну или это не из-за них, ты уже не можешь отличить реальность от своих же ощущений. Всё, о чём ты способна мыслить – ты хочешь её, эту жуткую девушку, пытавшуюся напугать тебя ранее. Её язык скользит по твоим зубам, проникая в рот, ты позволяешь ему. Честно сказать, сейчас ты позволишь ей всё, о чём она пожелает. Быть может, даже убить, если это заставит тебя чувствовать себя лучше, чем в данный момент. Отпустив подвеску, ты дёргаешь застёжку на её платье, и она хватает твоё запястье, отводя его в сторону. Жёлтые глаза насмешливо сужаются. – У тебя не получится, – шепчет она тебе в ухо, прикусывая его зубами. Значение фразы ты не особо понимаешь, выгибаясь, когда острые зубы перемещаются по коже вниз к шее. Совершенно внезапно Бэла впивается в твою шею, боль отрезвляет достаточно, чтобы ты смогла вернуть себе контроль над телом. Твои ладони находят плечи блондинки, ты стараешься отпихнуть её, но она сильнее. Зубы продолжают давить, адский укус врывается в голову одной мыслью: если она продолжит так сильно кусать тебя, то, в конце концов, прокусит кожу, если не вырвет кусок от неё вместе с близлежащими тканями и мышцами. Теперь это страшно, ты снова дёргаешься, и снова ничего не происходит. Дочь Леди Димитреску издаёт рычание, когда твои пальцы тянут её за волосы, она только сильнее сжимает зубы. В момент, когда ты уже прощаешься с частью шеи, она откидывается, возвышаясь над тобой. Её глаза блестят, на губах ты замечаешь размазанную кровь, которую она облизывает языком. Склоняясь, она опять разбивает ваши губы в поцелуе. Ты не понимаешь её, не понимаешь, чего она хочет, не знаешь, как поведёт себя в следующий момент. Пугающая неопределённость. – Бэла… – вдыхаешь ты, как только на мгновение она отстраняется. – Мм? – её пальцы больно нажимают на нижнюю губу, отводя в сторону. Кончик перчатки касается твоих зубов, затем она прижимается к ним своими. Неприятный стук цапает слух, ты морщишься, когда слышишь его. – Нам… – она пытается прервать тебя очередным поцелуем, но ты всё ещё держишь её за волосы, сильно натягивая их, – нам нужно выбраться. Мы не… не можем находиться здесь всё время. – Почему? – она выгибает шею, и ты смотришь на открывшуюся кожу. Белая, ровная, ты уверена, если коснёшься места, где у людей обычно пульс, то не почувствуешь ничего. – Ты же просила меня стать твоим личным монстром? Стань моей личной добычей. – Так ты всё же хочешь победить? – нервно смеёшься ты. – Нет, – она качает головой, светлые волосы мелко подёргиваются. – Тупая игра всё ещё не интересна. Я. Хочу. Тебя. Каждое слово она отделяет быстрым поцелуем, и ты абсолютно потеряна. Ни одна из дочерей Димитреску не выглядит так, будто собирается иметь что-то похожее на отношения с человеком. Поэтому слова Бэлы нужно понимать по-другому. Но сейчас ты не можешь о них думать, просто не получается. Не тогда, когда она прижимает всем телом, сводя с ума. – Я… я не понимаю тебя, – признаёшься ты, стараясь удержать разум на месте. – И не поймёшь. Ты мыслишь узко, только в одну сторону. Смотри шире. Перехватывая одну из твоих рук, девушка отводит её, прижимая над твоей головой. Но делает это очень резко, буквально впечатывая тыльную сторону ладони в пол. Внезапная боль вспыхивает фейерверками перед твоими глазами, ты вскрикиваешь, и это не похоже на голос желания или возбуждения. Бэла непонимающе моргает, хотя продолжает давить на руку. Боль становится сильнее, наконец, блондинка догадывается отпустить тебя, смещаясь так, чтобы у тебя было пространство сесть. В руку вдавлен осколок одного из камней, мелкий и неприятный. Острый краешек втиснут под кожу, ты осторожно берёшь виднеющийся конец и тянешь на себя, морщась от появившихся болезненных ощущений. – Отвратительно хрупкие, – бурчит Бэла, в её голосе разочарование. – Но в кои-то веки это помогает. Ты вопросительно смотришь на неё, она же придвигается ближе, касаясь губами твоего уха. – У меня есть идея, как покинуть это место, не дожидаясь помощи. – Она мне не понравится? – спрашиваешь скорее для приличия, по голосу чувствуется, что ответ «да». – Ты будешь её ненавидеть, – смеётся Бэла. Бэла сама срывает опоры с двери, и ты видишь, насколько она сильна. Запирающая доска отлетает, будто ничего не весит. Ни один гвоздь не удерживает, выдираясь из косяков с жутковатым треском. Заметно, как блондинка нервничает, ей не нравится, что дверь откроется, однако она не произносит ни слова, пока вскрывает её. То, что происходит дальше описывать у тебя желания нет. Хватает ощущений, это мерзко, это больно, это заставляет тебя дрожать. И всё-таки ты позволяешь, понимая, что в иначе девушка не даст тебе выйти. Она целует тебя ещё раз, то ли отвлекая, то ли наслаждаясь моментом. Тысячи ползущих маленьких лапок по твоей коже нельзя перебить прикосновением к губам, а после они… Тебя тошнит только от одной мысли. Когда ты поднимаешься по ступенькам и открываешь входную дверь, в лицо тебе ударяет холодный воздух ночи. Небо тёмное, вокруг ничего не видно, под ногами хрустит выпавший недавно снег. Ты проваливаешься, обхватываешь себя руками, дрожа от ветра. Тонкая ткань футболки не спасает, приходится ускориться, чтобы окончательно не замёрзнуть до того, как ты доберёшься до ворот в замок. Записка шуршит в кармане с каждым шагом, конечно, ты не забываешь её забрать, пока Бэла отвлекается. Несмотря на гадкое ощущение, ты стараешься не думать, продолжая двигаться вперёд. Наконец, откуда-то из темноты выныривает сначала беседка, состоящая из колонн и крыши, вероятно, для летнего времени. Затем фонтан, так ты догадываешься, что это внутренний двор. Зачем только ему иметь вход в катакомбы? Странное проектирование забивает мысли, и ты рада этому. Спеша к виднеющимся широким дверям, ты почти не замечаешь, как налетаешь на очередную обмотанную тряпьём фигуру. Она разворачивается медленно, тянет к тебе руку с зажатой палкой, неосознанно отступая, ты всё же находишь возможность обойти её и толкаешь незапертую дверь, проникая в тёплые объятия замка. Это столовая? Похоже на то, большой стол в центре комнаты не оставляет места сомнениям. Вторая дверь из помещения выводит тебя в центральную комнату с камином и диваном. Здесь невероятно тепло, твоё тело расслабляется, но тут же мышцы напрягаются вновь, едва из-за лестницы неверной походкой выплывает такая же фигура в лохмотьях. У этой в руках меч, она тащит его за собой, скрежеща по полу, словно не может поднять. Лезвие отломано у окончания, трещины и сколы ведут по всему клинку к рукояти. Оружие грязное, его давно не чистили и не заботились о нём. Но, тем не менее, ты понимаешь, что оно всё ещё опасное и тяжёлое. – Я гость замка Димитреску, – произносишь ты, стараясь, чтобы голос не дрожал. Фигура не реагирует, продолжая брести к тебе, покачиваясь при каждом шаге. Кажется, она вот-вот споткнётся и упадёт. Капюшон из ткани, надвинутый на лицо, не позволяет увидеть его. В отличие от служанок из камер, у существа серая кожа на руках абсолютно нечеловеческого вида. Высохшие пальцы крепко стискивают рукоятку меча, грязные босые ноги оставляют следы. – Леди Дими… Оно бьёт с размаха. Изначально ты думала, что существо поднимет меч перед нападением, а может, оно и вовсе не станет нападать, но этого не происходит. Лезвие описывает широкую дугу с того положения, в котором находится. Только эта небольшая задержка между тем, когда меч долетит, и тем, где находится его конечная цель, позволяет тебе отшатнуться в сторону. Из лохмотьев на лице доносится разочарованный стон. Фигура не похожа на того, с кем можно договориться. Она вновь направляется в твою сторону, скрипя обломком конца меча. Ты продолжаешь отступать назад и вбок, предпочитая, чтобы между тобой и этим отвратительным существом находился диван. Неожиданно оно прыгает вперёд, переваливаясь через спинку, падает на пол. Времени, пока оно поднимается, хватает, чтобы ты смогла обойти мебель с другого конца. Эта игра в догонялки начинает надоедать. Твои силы на исходе, бесконечный день должен уже закончиться, с тебя хватит. Ты и так сегодня успела побыть в компании каждой дочери Леди Альсины, затем спуск в катакомбы, их разрушение, Бэла с её странными словами… Ты просто хочешь лечь в кровать и закрыть глаза. Ты устала. Но что-то подсказывает, существо не отстанет, пока видит тебя. И почему-то ты считаешь, что даже если ты спрячешься или убежишь, куда тебе бежать с таким процентом усталости, конечно, оно будет преследовать до самого конца. Придётся всё же выполнить самую неприятную часть. Поэтому ты вытягиваешь руку вперёд и ждёшь, наблюдая, как фигура резво двигается к тебе. Ощущения, когда рвётся кожа – непередаваемы. Сразу в нескольких местах она вспучивается, а затем испещряется маленькими ранами. Будто закалённое стекло взрывается осколками при ударе в определённую точку. От боли ты падаешь на колени, но руку тянешь её дальше, чувствуя, как из-под кожи выбираются маленькие лапки. На красивый ковёр падает твоя собственная кровь, ты смотришь на неё с каким-то удивлением, почти не осознавая, что она принадлежит тебе. Весь день сливается в одно месиво в голове, постепенно стирая границы между действительностью и мыслями. Могло ли быть ещё хуже? Да. Стало ли? Да. У тебя нет сил двинуться, когда бывшая служанка добирается до тебя, она машет рукой с мечом, поднимая его с пола через дугу над головой. Клинок не долетает, громкий звук скрежета металла о металл проносится по твоему телу дрожью, когда меч замирает над тобой, остановленный лезвием серпа. Вроде бы он висел у тебя на джинсах, тебе трудно вспомнить. Удерживать в принципе сознание очень трудно, боль и усталость смешиваются, наваливаясь нескончаемым потоком. И выход из него лишь один. Ты падаешь на ковёр, успевая заметить, как на втором этаже из темноты вспыхивают жёлтые глаза Кассандры.
Примечания:
не самая длинная глава, но этот день, наконец-то, закончился. он был очень долгий.

итак, мухи под кожей. вот для этого и нужен был тег «нереалистичность» по большей части.
человеческая кожа не одежда, под которой есть пространство для нахождения чего-либо. но иногда, в редких случаях, можно отступить от правил, чтобы показать довольно необычную и жутковатую сцену, верно?
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты