Под керосиновым дождем

Гет
R
В процессе
101
автор
Размер:
планируется Миди, написано 175 страниц, 23 части
Описание:
Им нечем дышать, им хотелось бы вспыхнуть, сгореть и рассыпаться пеплом, но получается лишь медленно тонуть в керосиновой луже.
Примечания автора:
Обложка: https://ibb.co/YPmBdqF
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
101 Нравится 106 Отзывы 31 В сборник Скачать

Часть 8

Настройки текста
(четырьмя месяцами ранее)       — Что за ублюдки! — сплюнул Шаган и передал подзорную трубу Инеж. — На сей раз их очень много, капитан!       Инеж вгляделась вдаль, машинально отметила несколько десятков изможденных фигур, двигающихся неровными спотыкающимися движениями, которых как скотину перегоняли из одного фургона в другой. Однако куда больше её заинтересовали их погонщики: высокие земенцы, одетые даже слишком уж хорошо и очень качественно вооруженные. За плечами у них болтались винтовки последних фьерданских образцов, если судить по характерной форме приклада. Кобуры на поясах тоже внушали уважение, к тому же у каждого земенца при себе было как минимум несколько дымовых шашек, а то и фотобомб.       — Я бы сказала, чертовски хорошо вооруженные ублюдки, — пробормотала она себе под нос. — И организованные. Вот уж не думала, что мы встретим такую редкость.       Обычно работорговцы были неплохо сработавшимся, но разношерстным сбродом, не особо вооруженным и надеющимся на скорость кораблей и меткость своих пушек. Инеж использовала разные методы: то пробиралась на их корабли, выводя из строя порох и все, что получалось испортить, а затем настигала в открытом море; то в местах, где работорговля не поощрялась, к примеру на территории Равки, с командой организовывала побег пленников, пользуясь тем, что работорговцы предпочитали действовать скрытно и избегали открытого столкновения. Или же и вовсе поднимала флаг военного морского флота то Равки, то Керчии и брала суда на абордаж, останавливая их именем закона.       Инеж любила работать в Равке. Там ей содействовали на высших уровнях, почти не ограничивая в действиях, и благодушно закрывали глаза на превышение допустимых мер, особенно когда среди освобожденных рабов обнаруживались гриши. А также Инеж могла со спокойной душой отдавать бывших пленников на попечение начальников портов, и не переживать об их дальнейшей судьбе. Благодаря специальным структурам, организованным Женей Сафиной, бывшие рабы отныне могли найти родных, получить на время еду и кров и вернуться к нормальной жизни.       В других местах было сложнее. Там приходилось быть осторожными вдвойне. Слава о легендарном “Кара Теше” неслась далеко, и иногда мешала больше, чем помогала.       Здесь, в Новом Земе, Инеж оказалась почти случайно. Она так спешно отплыла из Каттердама, стараясь забыть и его, и Каза, и тот последний вечер… Она забывалась в свежем морском ветре на самых верхушках качающихся вместе с волнами мачт, омывалась водой, когда случайная волна перехлестывала борт, и тогда соленые капли на ее лице было не отличить от слёз. Здесь, в море, она успокаивалась: тяжелый монотонный труд и однообразный пейзаж быстро залечивали неожиданно глубоко раненную душу.       В порт они зашли пополнить запасы пресной воды и решить, куда двигаться дальше. Инеж предполагала через несколько дней отплыть в Равку. Там, по слухам, подняла голову очередная банда работорговцев, куда более сплоченная, чем раньше. Они похвалялись, что разберутся с Кара Теше и его капитаном быстрее, чем скажут слово “Огонь”, так что Инеж всерьёз намеревалась изрядно охладить их пыл.       Однако короткая вылазка, почти прогулка, в соседний городок, славившийся своими оружейными лавками, закончилась в итоге тем, что они втроем — Инеж, Шаган и Ортега — лежали на скале и наблюдали за переправкой огромной партии рабов, передавая друг другу подзорную трубу.       — Там дети, — скривился Ортега, кивая на совсем маленькие фигурки, обессиленно падающие на землю. — Сволочи…       Инеж тяжело вздохнула: она знала, что Ортега потерял младшую сестру, когда ему было девять. Пятилетнюю девочку похитили работорговцы, и следы ее затерялись где-то в шуханских степях. Ортега так и не смог ничего узнать о ней, и ненавидел работорговцев всей душой. Тех, кто занимался перевозкой детей, он не щадил.       — Капитан? — в голосе Шагана звучала откровенная мольба, так непохожая на здравый цинизм Шпекта, к которому Инеж со временем привыкла и даже полюбила за здравомыслие. Сейчас ей сильно не хватало старого ворчливого мошенника, который боялся и уважал одного только Каза, так что Инеж в свое время пришлось сильно постараться, чтобы доказать, что она тоже чего-то стоит.       Если для Шпекта это всегда было всего лишь очередным незаконным, хоть и благим, делом, которое требовало такой же тщательной подготовки, как, к примеру, ограбление сейфа, то бывшие рабы были склонны поступать совсем иначе — куда более эмоционально и порывисто, как в начале пути рвалась и сама Инеж. Сейчас она научилась трезво смотреть на мир, иногда до дрожи и искренней неприязни напоминая самой себе Каза. Жаль только, что также скрупулёзно просчитывать все до мелочей, она так и не научилась.       — Мы не будем их освобождать, — выдохнув, решительно произнесла она, не обращая внимания на ошарашенное лицо Шагана. — По крайней мере, пока. Нам просто некуда будет их девать. Это не Равка, мы здесь чужие. И если эти ребята, — она кивнула на рослых земенцев, — решат покрошить нас в капусту, у нас не хватит сил дать им отпор. На суше уж точно!       — Вы уже что-то задумали, капитан? — проницательно спросил Ортега.       — Возвращайтесь в порт, и постарайтесь выяснить там что-нибудь о переправе крупной партии рабов, — велела Инеж и отползла назад, проверяя, как ходят в ножнах кинжалы. — Я подберусь ближе и прослежу за ними, к вечеру вернусь с новостями. Если они везут их в порт, то встретим их в открытом море, если вглубь страны, то… — она взглянула на лицо Ортеги и в последнюю секунду смягчила формулировку, — …придумаем что-нибудь ещё.       — Есть, капитан! — Ортега почтительно кивнул.       Команда давно привыкла, что на разведку капитан всегда отправляется одна. На корабле Инеж первое время казалась бесшумной тенью, не раз пугая матросов своим неожиданным появлением с верхушки мачты или пробежкой по качающемуся в ночной тьме борту. Сама Инеж даже не всегда успевала понять, что не так, повадки призрака делали всё за неё.       Где-то вдалеке прогремел выстрел, и один из рабов повалился на землю с простреленной головой. Когда Шаган и Ортега обернулись к тому месту, где только что была Инеж, там уже никого не было. Только качался одиноко стебелек травы, потревоженный резким порывом ветра.

* * *

      Ему странно не чувствовать привычной боли. Это отвлекает, нервирует, заставляет постоянно искать ту точку опоры, тот подвох, при котором все станет по-прежнему. Левая рука болезненно ноет, точно поменялась с ногой местами, и Каз болезненно шипит, застегивая негнущимися пальцами скользкие непослушные пуговицы рубашки.       Молчаливо наблюдающий Джаспер, что стоит рядом, прислонившись к шкафу, настроения не улучшает.       — Помочь? — слишком ровным тоном спрашивает он, когда Каз чертыхается в пятый раз.       Каз смеривает его мрачным взглядом и поправляет воротник перед зеркалом. Он и так слишком ослабел, раз позволяет кому-то видеть его в таком виде. С другой стороны, только длинноногий Фахи и мог подсадить Каза в секретное окно Клепки, иногда использующееся Инеж в качестве черного хода. К тому же, сменная одежда Джаспера хранится тут же, в кабинете. Хранилась, вернее.       — Жилетку поправь, — наконец отвечает Каз, скептически окидывая напарника придирчивым взглядом. — И сними уже, во имя Гезена, этот дурацкий берет!       — Да ты что, мы с ним уже практически сроднились! — шутливо возмущается Джаспер, в притворном ужасе хватаясь за голову, но Каз уже отворачивается.       — Чем дурить, лучше расскажи мне про того фабрикатора на крыше, — бросает он.       — Да что тут говорить: фьерданская дальнобойная винтовка и фабрикатор — убойное сочетание, — отзывается Джаспер и не без досады хмыкает. — Как жаль, что как минимум одна из них пошла на металлолом!       — Лучше бы они оба пошли в известковую яму, — Каз придирчиво проводит рукой по волосам. — Плохо то, что, вернувшись, ты уже не нашел тела. В эту ночь не по плану пошло слишком многое.       — Как и всегда, — Джаспер пожимает плечами. — Что?       — Как он выглядел?       — Кто?       — Фабрикатор.

* * *

      В порту было неспокойно. Джаспер стоял, прислонившись к сырым доскам перил, крутил на пальце револьвер и чутко прислушивался к звукам. Глухой плеск воды и смутные шорохи с кораблей звучали привычно, но в общем шуме как будто чего-то не хватало или, наоборот, было слишком много.       Или он просто был взвинчен до предела. Каз ясно поставил задачу — убрать стрелка с крыши склада. Они четко рассчитали время, и теперь Джаспер считал секунды, то и дело поднося к глазам запястье с часами, чей циферблат едва заметно подсвечивался зеленым. Микроскопические частички фосфора, как объяснял Уайлен, когда застегивал их на запястье Джаспера. Его эта задумка приводила в восторг.       Джаспер же разрывался от смутных чувств: подарок был ему дорог, но нервировал несказанно. Он все время убирал часы циферблатом внутрь под рукав. Почему-то казалось, что вот-вот кто-то различит этот незаметный отблеск и не откажет себе в удовольствии прострелить ему руку. Хотя подобный трюк мог провернуть разве что сам Джаспер, и то с очень удачной позиции.       Кто-то неожиданно похлопал его по плечу, и Джаспер среагировал мгновенно, действуя практически на автомате.       Новый паук Каза, Родер, был слишком, на вкус самого Джаспера, самонадеян и любил лихачить там, где Инеж всегда была предельно сосредоточена. Однако даже скрученный, с приставленным к виску револьвером он, к чести его, остался относительно спокоен, только дышал прерывисто и испуганно.       — Запомни, к своим подкрадываться так же опасно, как и к чужакам, — почти нежно прошептал Джаспер, отпуская паренька и рывком ставя его на ноги. — Сделал?       Родер уверенно кивнул, убирая дрожащие руки за спину.       — Я оставил следы на их корабле. Достоверные. Стрелок уже ушел, когда я закончил.       Джаспер медленно перевел дух и нервно прокрутил на пальце револьвер: пожалуй, он бы побился об заклад, кто из них двоих испугался больше.       — Что ж, теперь мой выход! Пожелай мне удачи, паук! — он приложил два пальца к виску и широко улыбнулся. — Все, иди к первому кораблю!       Родер коротко кивнул и растворился в плещущей и сырой темноте. Он быстро преодолевал расстояния, так что с задачей раскидать по строго определенным Казом кораблям слабые зажигательные шашки должен был управиться к сроку.       Джаспер выдохнул и застегнул кобуру. Перебежал к деревянному складскому забору, подтянулся на руках и перемахнул внутрь. Пригибаясь, хоть в этом и не было нужды — с крыши его все равно было не видно — он пересек узкий участок двора и, наклонившись к приоткрытой двери, с удовлетворением подобрал едва заметно светящийся волосок. Все-таки Уайлен был прав: фосфор — очень полезная вещь.       Тот, кто проходит с тяжелым грузом, вроде фьерданской дальнобойной винтовки, тот может быть бесшумным, как тень, но обязательно заденет хоть краем одежды стену или косяк. Этот стрелок не был исключением.       Джаспер ухмыльнулся и осторожно дюйм за дюймом потянул дверь на себя. Он, конечно, накануне самолично промазывал маслом петли, но едва ли им нужно, чтобы все полетело к черту из-за случайного скрипа. Чуть слышно стукнуло, и дверь наконец встала на место. Аккуратными, почти ласкающими движениями Джаспер пропихнул ключ в замочную скважину и так мягко, будто бы ключ был хрустальным, провернул его, надежно запирая единственный выход со склада.       Остальные они с Роем накрепко заделали еще несколько дней назад, оставив только видимость заброшенности. Иногда нужно дать человеку почувствовать себя умным и ловким. На этом попадаются многие неопытные игроки и шулеры, когда успешно разыгрывают любимый трюк среди таких же прожженных коллег, а потом неожиданно оказываются по уши в долгах.       Сегодня Джаспер был в настроении выбить этот долг тут же, не отходя от игрального стола. Каз, конечно, иногда вел себя не слишком вежливо, а с момента возвращения Инеж в Каттердам и вовсе как с цепи сорвался, но Джаспер все равно не одобрял его убийства. Он завернул за угол, нашарил на стене тонкую леску, дернул, и сверху с легким шуршанием заскользила веревка с завязанными мелкими, но частыми узлами.       — Инеж, ты меня определенно переоцениваешь, — кисло пробормотал Джаспер себе под нос, взглянул в последний раз на часы, решительно повернул ремешок, убирая циферблат, поплевал на ладони, подпрыгнул, ухватился за веревку и медленно, но уверенно полез вверх.       У него было в запасе достаточно времени. Дальнобойность винтовки устанавливать не так быстро, ему ли не знать. Да и Каз не выйдет на палубу раньше назначенного часа.       Джаспер не совсем понимал, почему Каз уверен, что убивать его начнут только на корабле, но расчетам его как всегда доверял.       — Меня будут убивать на её глазах, — сказал Каз, когда они согласовывали план. — Или её — на моих. Что ж, на людских стереотипах тоже можно играть! — он кинул на Инеж непонятный взгляд, Инеж же на него и вовсе не смотрела.       Джаспер заметил, что они стараются держаться как можно дальше друг от друга, в разных концах комнаты. Это было странно. Впрочем, возможно, разгадка крылась в той сцене, что разыгралась на его глазах на лестнице полгода назад, но Джаспер никогда об этом не спрашивал ни Каза, ни Инеж.       Сейчас, болтаясь на тонкой веревке, между далеким небом и более близкой, но весьма твердой землей, Джаспер лениво размышлял, каков шанс, что Инеж вернется насовсем?.. В любом случае, план Каза также включал в себя неоглашенную часть, чтобы задержать Инеж в Каттердаме на как можно более долгий срок. Не то чтобы сложные взаимоотношения между этими двоими его сильно интересовали, но думать о них было всяко приятнее, чем о том, что веревка все сильнее скользит в вспотевших ладонях, а высоты, на которую он уже поднялся, вполне хватит, чтобы расшибиться насмерть.       Наконец он достиг края крыши, с замирающим сердцем перехватился руками за бортик, и, осторожно подтянувшись, приподнял голову, внимательно вглядываясь в темноту. Как и предсказывал Каз, с этой стороны крыши никого не было.       Инеж бы легко перемахнула через борт, приземлившись на ноги, Джаспер предпочел перевалиться через него животом и осторожно сползти на деревянные доски, переводя дух. Не выпрямляясь, он тихо пересек открытое место и привалился спиной к сигнальной вышке. Осторожно выглянул из-за нее и затаил дыхание при виде высокой фигуры, присевшей на одно колено.       Стрелок ничего не заметил, и Джаспер немного успокоился. Теперь нужно было ждать до первого выстрела.       Часы обещали скорую развязку.       Внезапно стрелок выхватил револьвер, прокрутил его почти так же искусно, как и Джаспер, и тот с удивлением успел заметить лишь пороховую вспышку, но выстрела так и не услышал.       Стрелок, тем не менее, остался доволен результатом, сунул револьвер обратно в кобуру и вернулся к винтовке. Джаспер приглядывался, не понимая, что же в его движениях кажется таким знакомым. Руки стрелка скользили по металлу, словно общались с ним, словно понимали его, словно…       Додумать Джаспер не успел, выстрел прозвучал как гром, ровно на две минуты раньше, чем он предполагал. Он успел лишь почувствовать своим особым чутьем, как гулко и тревожно гудит ружье, выпустившее этот кусок металла с силой, превосходящей его возможности. Винтовка была предназначена лишь для одного выстрела. Раскуроченная изнутри, она больше не могла принести пользы.       Что-то было не так. Серьезно не так.       Джаспер терпеть не мог стрелять врагам в спину, однако сейчас чувствовал, что, возможно, это единственно правильное решение, спасительное. Жаль только, что запоздалое…       Револьвер вдруг с силой дернулся из его руки и накалился, обжигая пальцы, и последнее, что успел сделать Джаспер — выстрелить, практически не целясь. А затем доски вздыбились, на глазах меняя форму, и он покатился к скату почти плоской крыши, чувствуя, как впиваются в тело стремительно выскакивающие из дерева гвозди.       Ему определенно не повезло нарваться на сильного прочника-фабрикатора, который с одинаковой легкостью обращался как с деревом, так и с металлом. Однако у Джаспера еще оставался козырь в рукаве, а меткость никогда ещё его не подводила. Бомбочка, столь тщательно сконструированная Уайленом, описала красивую параболу и упала прямиком в открытый люк выхода на крышу.       Фабрикатор отшатнулся от ослепительной вспышки и закрылся рукавом. Джаспер прикрыл глаза ещё раньше, а потому куда быстрее сориентировался во вновь наступившей темноте, метнувшись за ближайшее перекрытие. Внизу внутри с глухим и натужным треском падали и ломались лестничные перекрытия, отрезая фабрикатору последний путь к отступлению.       — А вот теперь можно и поговорить по-мужски! — ухмыльнулся Джаспер и развел руками, будто в приглашении. В следующий момент револьверы будто сами собой оказались в его руках.       Фабрикатор был высок и широк в плечах — чертовски хорошая мишень. Он вскинул руку, и металл начал скрежетать, меняя форму. Джаспер не стал дожидаться развязки — просто выстрелил несколько раз крест-накрест: голова, правое плечо, левое, и обе ноги, слишком быстро, чтобы противник успел осознать хотя бы один выстрел.       Фабрикатор был хорош: он почти ушел, только одна пуля попала плечо. Джаспер видел, как тот схватился за него, уже оказавшись в укрытии. Джаспер чувствовал эту застрявшую пулю, хотя позвать её к себе все ещё не мог.       — Может, расскажешь, на кого работаешь? — начал Джаспер, осторожно приближаясь. — Или, например, кого именно тебя послали убить!       В ответ послышалась отборная ругань на языке, которого Джаспер не знал. Только несколько особенно неприличных выражений, некогда вырвавшихся из уст Нины. Равкианский иногда бывал очень красочен.       — Тебе не уйти отсюда, стрелок! — предупредил Джаспер. — Ты же не думал, что Каза Бреккера можно убить безнаказанно? Однако у тебя ещё есть шанс, я — не любитель убивать даже таких, как ты.       Равкианец замолк, и Джаспер продолжил медленно обходить его по кругу, не спуская его с мушки. Он почти мог разглядеть бледное пятно чужого незнакомого лица.       Внезапно целая стая гвоздей вырвалась из досок и устремилась к нему со всех сторон. Джаспер всем фабрикаторским штучкам предпочел попросту нырнуть вниз, и тут равкианец выстрелил. Джасперу показалось как будто что-то защекотало ему щеку, и он, не успев осознать, что делает, как будто бы с силой оттолкнул это что-то в сторону. В следующий же миг пуля пробила железный брус в двух пальцах от его головы.       В тот же момент равкианец швырнул в Джаспера уже бесполезную винтовку и, рванувшись, подскочил к краю крыши, оглянулся на мгновение и прыгнул вниз.       — Чертов ублюдок! — Джаспер кинулся за ним и успел увидеть скользнувшую по земле вполне живую тень, выстрелил в нее наугад, и уже не задумываясь о высоте, он просто нащупал веревку, одним прыжком перемахнул через бортик и заскользил вниз, с непривычки обдирая ладони в кровь, осознавая, что теперь он и сам стал чудесной мишенью.       Но равкианец отчего-то медлил, то ли от ранения, то ли искал выход. Джаспер вовсе не возражал, если бы тот помедлил еще немного, хотя бы до тех пор, пока он не нащупает ногами твердую, такую родную землю.       С громким свистом пуля перебила веревку, и Джаспер едва успел сгруппироваться, чудом ничего не сломав при излишне жестком приземлении. Равкианец определенно не собирался оставлять свидетелей.       Джаспер заставил себя рывком подняться, и выглядывая из-за кучи с хламом, за которую упал, пытался на слух определить убежище противника. Фабрикатор маскировался хорошо, но пулю из руки так и не извлек, и теперь Джаспер чувствовал её присутствие и точно знал, что равкианец где-то рядом.       Рукав слегка сбился, и Джаспер краем глаза заметил зеленоватое свечение часов. Время поджимало, через несколько минут он уже должен был быть в лодке с Роем, чтобы вывезти Каза. А они с равкианцем прятались друг от друга в темноте, тягостно выжидая момент.       Гениальная идея — спровоцировать земенцев, заставить их напасть и одновременно с этим от их лица инсценировать нападение на порт так, чтобы все улики указывали лишь на них. Сделать земенских пиратов и работорговцев личными врагами всей Керчии — что ж, это было масштабно, мощно и вполне в духе Каза. И он, Джаспер, не должен подвести его. Не в этот раз.       Часы… Джаспер задумчиво посмотрел на них, решительно сунул револьвер обратно в кобуру и принялся неловко, помогая себе зубами, стаскивать их с руки.       Он застегнул ремешок на манер петельки, предусмотрительно положив их циферблатом на землю. Нашарил обломок доски и осторожно продел его через ремешок. Затем оглянулся и, старательно прижимая часы к себе, поднялся на ноги. Он приметил очень удачную позицию.       Стража порта использовала складской двор, как стоянку для арестантского фургончика. Такие делали из очень крепкого дерева и вставляли железную окантовку вокруг зарешеченного окошка. Однако самое прекрасное, что в них было, прочный непробиваемый щит на крыше, с парой бойниц, чтобы стражники могли отстреливаться от бандитов. Честно говоря, Джаспер не мог вспомнить ни одного случая, чтобы стражникам это хоть как-то помогло, но ему этот фургончик сослужил бы хорошую службу.       Осторожно переступая, он перебежал за него, встав за колесом, чтобы в просвете не были видно ног. Сунув часы — рановато он их снял — за пазуху, Джаспер поставил ботинок на подножку, ухватился за перекладину и одним рывком подтянулся, проскальзывая на дощатую площадку. Фургон чуть слышно скрипнул, и это вполне Джаспера устраивало, он даже поерзал, чтобы шума стало побольше. И противник точно не потерял его.       Умоститься здесь можно было лишь лежа, обзор из двух бойниц был сильно ограничен, так что Джаспер начал смутно догадываться, почему стражники никогда не ввязывались в настоящие передряги с эдакой казенной обузой за плечами. Кто бы ни конструировал это чудо оборонной мысли, но добился ровно противоположного.       Светящиеся стрелки были практически незаметны, но если повернуть их под правильным углом, то можно было найти такое положение, когда свет становился виден из другого конца комнаты. Джаспер иногда сигналил Уайлену в темноте условленные между ними кодовые фразы: “Мне скучно”, “Опасность”, “Я жду тебя…”. Пусть читать обычные тексты Уайлен и не мог, эти сигналы он читал всегда безошибочно.       Джаспер вынул часы из-за пазухи, вновь продел в обломок и осторожно поднес к окошку одной из бойниц, одновременно с этим осторожно просунул дуло револьвера в другую. Чуть покачал часами — они висели слегка наискось, так что казалось, что у человека просто спал с запястья рукав. Свет — непростительная оплошность для того, кто прячется во тьме...       Сильный удар с страшным лязгом вынес бойницу и выбил у Джаспера из руки обломок доски вместе с часами. Плечо дернуло резкой болью. Однако он успел засечь далекую пороховую вспышку и темный сгусток за ней и тотчас несколько раз выстрелил в ту сторону. Послышался хрипящий булькающий звук, и что-то упало на землю с тихим шлепком.       Джаспер выждал еще минуту, бдительно вслушиваясь, но кроме воя сигнальных сирен так ничего и не услышал. Он спрыгнул на землю, перевел дух, все ещё чутко прислушиваясь к звукам вокруг, и осторожно приблизился к поверженному врагу.       Равкианец лежал лицом вверх, бессмысленно глядя в небо широко распахнутыми глазами. Светловолосый, белолицый, сейчас он казался почти мальчишкой в несоразмерно большом для него плаще.       Джаспер поморщился. Как бы там ни было, убивать он действительно не любил. Он бы предпочел взять равкианца в плен, а уже после выбить у него парочку зубов. В воспитательных целях, так сказать.       Пусть часов у него уже не было, но Джаспер все равно остро ощущал, как поджимает время, поэтому он лишь нагнулся к мертвецу, привычно осматривая шею и запястья в поисках опознавательных татуировок, затем выпрямился, брезгливо посмотрел в мертвое лицо и махнул рукой.       — Инеж бы сказала “покойся с миром” и прочитала молитву за упокой твоей души, но я мало верю в эту чепуху, так что просто в следующей жизни будь лучшим стрелком!       И с этими словами он поспешил в темноту, к лодке, где его уже должен был ждать Рой.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты